Тезис о превентивной войне Германии против СССР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Тезис о превентивной войне Германии против СССР — теория, согласно которой Германия совершила нападение на СССР в 1941 году для того, чтобы обезопасить себя от потенциальной угрозы со стороны Советского Союза[1][2].

Утверждение о превентивном характере агрессии Германии активно использовалось в гитлеровской пропаганде. Многие историки также считают, что сам Гитлер, как и многие высокопоставленные германские военные, искренне верил в возможность советского нападения. Тезис получил новый импульс развития с начала 1990-х годов после публикации книги Виктора Суворова «Ледокол». По мнению ряда исследователей, угроза нападения СССР на Германию была не потенциальной, а вполне реальной. Суворов приводит возможное условное название этой операции — «Гроза» (план превентивной войны против Германии). Существование плана операции с таким названием не является исторически подтверждённым. В послевоенное время в той или иной степени точку зрения о существовании у Советского Союза планов в 1941 году напасть на Германию высказывали:

В Третьем Рейхе[править | править вики-текст]

Практически сразу после начала войны пропаганда Третьего Рейха стала распространять информацию о том, что вторжение является «превентивной акцией»[20]. Отдельные высокопоставленные деятели Третьего рейха (Гитлер) не оставляли этой идеи и в дальнейшем, что видно, в частности, из воспоминаний фельдмаршала Вермахта Эриха фон Манштейна[21]. В целом фон Манштейн оценивал развертывание Красной армии у границ как «развертывание на любой случай», на 22 июня 1941 советские войска были так глубоко эшелонированы, что были готовы только для ведения стратегической обороны[22]. Немецкие периодические издания на оккупированной территории СССР в годы Великой Отечественной войны утверждали, что в развязывании войны повинна не гитлеровская Германия, а СССР[23].

Современный контекст[править | править вики-текст]

Авторы теории подтверждают свои построения завесой официальной цензуры, якобы встречающейся всем, кто неофициально исследует события, так или иначе связанные с советской историей Второй мировой войны:

…если официальная история не содержит данных о количестве танков, самолётов и боеприпасов в Красной Армии, если в ней нет данных о количестве военных округов, армий и корпусов, значит, эта версия войны вообще версией не является.

Виктор Суворов, "Самоубийство. Зачем Гитлер напал на Советский Союз?", 2000, с. 30 [24]

Жалобы на недоступность большого числа документов этого периода высказываются публицистами, например, Марком Солониным, до сих пор.

Исторический контекст[править | править вики-текст]

На Запад!

На Запад, рабочие и крестьяне!
Против буржуазии и помещиков,
за международную революцию,
за свободу всех народов!
Бойцы рабочей революции!
Устремите свои взоры на Запад.
На Западе решаются судьбы мировой революции.
Через труп белой Польши лежит путь к мировому пожару.
На штыках понесем счастье
и мир трудящемуся человечеству.
На Запад!
К решительным битвам, к громозвучным победам!

«Правда», № 99, 9 мая 1920 г.

Отрывок из речи Сталина на пленуме ЦК РКП(б) 19 января 1925 года:

Это не значит, что мы должны обязательно идти при такой обстановке на активное выступление против кого-нибудь. Это неверно. Если у кого-нибудь такая нотка проскальзывает — то это неправильно. Наше знамя остаётся по-старому знаменем мира. Но если война начнётся, то нам не придётся сидеть сложа руки, — нам придётся выступить, но выступить последними. И мы выступим для того, чтобы бросить решающую гирю на чашку весов, гирю, которая могла бы перевесить.

Отсюда вывод: быть готовыми ко всему, готовить свою армию, обуть и одеть её, обучить, улучшить технику, улучшить химию, авиацию, и вообще поднять нашу Красную Армию на должную высоту. Этого требует от нас международная обстановка.

Вот почему я думаю, что мы должны пойти навстречу, решительно и бесповоротно, требованиям военного ведомства.[25]

Тезис о превентивном нападении Германии употреблялся во время холодной войны, однако не разделялся большинством историков[26]. Официально Советское руководство отрицало даже подлинность такого документа, как Секретный дополнительный протокол к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом. Подлинность речи Сталина на приёме в честь выпускников военных академий 5 мая 1941 года оспаривается до сих пор[27].

По мнению О. В. Вишлева, речей было три. Первые две — ненастоящие, а одна, соответственно, настоящая, но с вырезанным фрагментом про то, что СССР прекратил поставки зерна в Германию, об этом писал генерал Н. Г. Лященко:

Сталин подошел к трибуне. Лицо суровое, жестокое. Говорил минут сорок. Обрисовал международную обстановку, сказал о договоре 1939 года, о том, что СССР осуждает агрессивные действия Германии и прекратил поставки туда стратегического сырья и хлеба. Но, как мы узнали позже, это заявление оказалось неправдой, и в последней декаде мая вагоны с хлебом и металлом ещё шли в Германию. Затем Сталин сказал, что война с Гитлером неизбежна, и если В. М. Молотов и аппарат Наркомата иностранных дел сумеют оттянуть начало войны на два-три месяца — это наше счастье. «Поезжайте в войска, — закончил свою речь Сталин, — принимайте все меры к повышению их боеготовности». Уже после войны у меня появился текст этой речи Сталина, мне прислали его из Института военной истории, но, увы, ни о прекращении стратегических поставок в Германию, ни о войне там нет ни слова. Думаю, над ней кое-кто изрядно поработал[28].

Оспаривается также Речь Сталина 19 августа 1939 года на секретном заседании Политбюро ЦК ВКП(б)[29]. Д. А. Волкогонов специально работал в архивах искал эту речь 19 августа, не нашел, нашел Постановление об отсрочке мобилизации железнодорожников. Опубликованная «речь Сталина 19 августа» является переводом с французского, видимо, речь была опубликована во французской печати в ноябре 1939 года. При этом, однако, её автор показывает незнание содержания Секретного дополнительного протокола к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом. Одним из ляпов «Речи Сталина» является то, что по ней Германия уступала СССР всю Восточную Европу:

Германия предоставляет нам полную свободу действий в Прибалтийских странах и не возражает по поводу возвращения Бессарабии СССР. Она готова уступить нам в качестве зоны влияния Румынию, Болгарию и Венгрию[30].

На деле в Секретных протоколах шёл долгий торг за Литву, Сталину пришлось выкупать литовскую территорию и отдать часть Польши Гитлеру:

1) Правительство Германии отказывается от своих притязаний на часть территории Литвы, указанную в Секретном Дополнительном Протоколе от 28 сентября 1939 г. и обозначенную на приложенной к этому Протоколу карте;
2) Правительство Союза ССР соглашается компенсировать Правительству Германии за территорию, указанную в пункте 1 настоящего Протокола, уплатой Германии 7 500 000 золотых долларов, равной 31 миллиону 500 тысяч германских марок[31].

В целом новая западная государственная граница СССР соответствовала границе Российской империи (за исключением Польши), а также линии Керзона. Румынию, Болгарию и Венгрию Гитлер Сталину не собирался отдавать, но такой вопрос в ходе переговоров и не поднимался.

В качестве «плана удара по Германии» обозначается документ под названием «Соображения к плану стратегического развёртывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками», где, в частности, планируется следующее:

Первой стратегической целью действий войск Красной Армии поставить — разгром главных сил немецкой армии, развёртываемых южнее линии Брест — Демблин и выход к 30 дню операции на фронт Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Крейцбург, Оппельн, Оломоуц. Последующей стратегической целью иметь: наступлением из района Катовице в северном или северо-западном направлении разгромить крупные силы Центра и Северного крыла германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии.

Между тем, указанный документ в первом своём предложении констатирует возможность внезапного нападения Германии на СССР с точки зрения развёртывания вермахта у советских границ и предлагает некоторые мероприятия по срыву этого развёртывания. Не предполагается вторжение на территорию собственно Германии. Подписан документ не был.

В качестве косвенных доказательств также приводят 3 немецких пропагандистских документа: обращение Адольфа Гитлера к немецкому народу в связи с началом войны против Советского Союза 22 июня 1941 года, телеграмму министра иностранных дел Германии И. фон Риббентропа послу в СССР Ф. Шуленбургу 21 июня 1941 года и ноту МИД Германии от 21 июня 1941 года.

22 июня, в 4 часа утра, посол Германии в СССР Ф. Шуленбург вручил В. М. Молотову Народному комиссару иностранных дел СССР Ноту немецкого МИД от 21 июня 1941 года, содержание её сводилось к тому, что советское правительство проводило подрывную политику в Германии и в оккупированных ею странах, проводило внешнюю политику, направленную против Германии, и «сосредоточило на германской границе все свои войска в полной боевой готовности». Нота заканчивалась словами:

…Ненависть большевистской Москвы к национал-социализму оказалась сильнее политического разума. Большевизм — смертельный враг национал-социализма. Большевистская Москва готова нанести удар в спину национал-социалистической Германии, ведущей борьбу за существование.

Правительство Германии не может безучастно относиться к серьезной угрозе на восточной границе.

Поэтому фюрер отдал приказ германским вооружённым силам всеми силами и средствами отвести эту угрозу. Немецкий народ осознаёт, что в предстоящей борьбе он призван не только защищать Родину, но и спасти мировую цивилизацию от смертельной опасности большевизма и расчистить дорогу к подлинному расцвету в Европе.

Обращение Адольфа Гитлера к германскому народу 22/06/1941:

Национал-социалисты, в это время, вы, возможно, чувствовали, что этот шаг был горек и вынужден для меня. Никогда германский народ не вынашивал в себе враждебных чувств по отношению к народам России! Однако уже более 10 лет еврейские большевики пускались в непрерывные провокации поджечь не только Германию, но и всю Европу. В то время как никогда германские националисты не пытались перекинуть свою мировоззрение на Россию, еврейские большевики из Москвы, наоборот, только что и делали, что пытались подмять под себя не только нас, но и другие европейские народы; и не только идеологически, но и грубой военной силой.

Выдвигающиеся теории о планах СССР первым нанести удар построены, как правило, на косвенных доказательствах и логических умозаключениях, а также на вышеописанном документе «Соображения к плану стратегического развёртывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками», написанном рукой Василевского. При этом сознательно игнорируется преамбула документа — Василевский прямо рассматривает в качестве исходника ситуацию подготовки Германии к агрессии против СССР и предлагает лишь план срыва развёртывания немецких войск.

Факты о том, что СССР готовился не к обороне, а к нападению[править | править вики-текст]

В конце февраля мы совместно с наркомом обороны подробно рассмотрели вопрос о ходе строительства укрепленных рубежей вдоль государственной границы, состояние железных, шоссейных и грунтовых дорог и средств связи.

Генералы Н. Ф. Ватутин, Г. К. Маландин и А. М. Василевский обстоятельно доложили о положении дел. Выводы в основном сводились к следующему.
Сеть шоссейных дорог в западных областях Белоруссии и Украины была в плохом состоянии. Многие мосты не выдерживали веса средних танков и артиллерии, а проселочные дороги требовали капитального ремонта.
Мой первый заместитель Н. Ф. Ватутин сделал подробный доклад наркому С. К. Тимошенко о состоянии железных дорог всех приграничных военных округов.

— Приграничные железнодорожные районы мало приспособлены для массовой выгрузки войск, — докладывал Н. Ф. Ватутин. — Об этом свидетельствуют следующие цифры. Железные дороги немцев, идущие к границе Литвы, имеют пропускную способность 220 поездов в сутки, а наша литовская дорога, подходящая к границам Восточной Пруссии, — только 84. Не лучше обстоит дело на территории западных областей Белоруссии и Украины: здесь у нас почти вдвое меньше железнодорожных линий, чем у противника. Железнодорожные войска и строительные организации в течение 1941 года явно не смогут выполнить те работы, которые нужно провести.

Георгий Жуков, Воспоминания и размышления, 1969[32]

В 1995 году генерал Горьков в своей книге «Кремль. Ставка. Генштаб» ввёл в научный оборот оперативный план РККА 1941-го года[33] и обосновал, почему этот план может считаться за аутентичный оперативный план[34]. В плане, в частности, говорится:

Учитывая, что Германия в настоящее время держит свою армию отмобилизованной, с развернутыми тылами, она имеет возможность предупредить (подчеркнуто в тексте — Ю. Г.) нас в развертывании и нанести внезапный удар.

Чтобы предупредить это, считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы действий Германскому Командованию, упредить (подчеркнуто в тексте — Ю. Г.) противника в развертывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания и не успеет ещё организовать фронт и взаимодействие родов войск. [305]

Первой стратегической целью действий войск Красной Армии поставить — разгром главных сил немецкой армии, развертываемых южнее линии Брест, Демблин, и выход к 30 дню операции на фронт Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Крейцбург, Оппельн, Оломоуц, последующей стратегической целью иметь наступлением из района Катовице в Северном или Северо-Западном направлении разгромить крупные силы центра и северного крыла германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии (след, предложение неразборчиво — ред.), для чего:
а) главный удар силами Юго-Западного фронта нанести в направлении Краков, Катовице, отрезая Германию от её южных союзников;
б) вспомогательный удар левым крылом Западного фронта нанести в направлении Седлец, Демблин с целью сковывания Варшавской группировки и овладения Варшава (так в тексте — ред.), а также содействия Юго-Западному фронту в разгроме Люблинской группировки противника;
в) вести активную оборону против Финляндии, Восточной Пруссии, Венгрии и Румынии и быть готовым к нанесению удара против Румынии при благоприятной обстановке.
Таким образом Красная Армия начнет наступательные действия с фронта Чижов, Лютовисно силами 152 дивизий против 100 германских. На остальном участке госграницы предусматривается активная оборона.

Для того, чтобы обеспечить выполнение изложенного выше замысла, необходимо заблаговременно провести следующие мероприятия, без которых невозможно нанесение внезапного удара по противнику как с воздуха, так и на земле:
1. произвести скрытое отмобилизование войск под видом учебных сборов запаса;
2. под видом выхода в лагеря произвести скрытое сосредоточение войск ближе к западной границе, в первую очередь сосредоточить все армии резерва Главного Командования;
3. скрытно сосредоточить авиацию на полевые аэродромы из отдельных округов и теперь же начать развертывать авиационный тыл.

4. постепенно под видом учебных сборов и тыловых учений развертывать тыл и госпитальную базу. [308]

Сторонники и критики[править | править вики-текст]

Сторонники[править | править вики-текст]

Сторонником тезиса в Германии является Иоахим Хоффман[35], Вернер Мазер (нем. Werner Maser), Вальтер Пост (нем. Walter Post) и Штефан Шайл (нем. Stefan Scheil), в Австрии — Хайнц Магенхаймер (нем. Heinz Magenheimer) и Эрнст Топич (нем. Ernst Topitsch)[36], в Великобритании — В. Резун (литературный псевдоним — Виктор Суворов; детали концепций этого автора и их критика освещены в статье «Концепция Виктора Суворова»). Концепцию Суворова поддерживает бывший ст. научный сотрудник Института истории СО РАН И. В. Павлова, эта тема отражена в её диссертации на степень доктора исторических наук. По её мнению, «в книге [Суворова] имеется немало ошибок, но в целом его концепция представляется правильной»[37].

Также тезис о том, что СССР летом 1941 года готовился к нападению на Германию, в России поддерживают историки В. А. Невежин, М. И. Мельтюхов, К. М. Александров и другие.

Критики[править | править вики-текст]

В Германии — Бьянка Пьетров-Эннкер (нем. Bianka Pietrow-Ennker) (Университет Констанца), Герд Юбершер (нем. Gerd R. Ueberschär)[26] и Вольфрам Ветте (Wolfram Wette), оба сотрудники военного института исторических исследований. На международной арене — Габриэль Городецкий (Gabriel Gorodetsky) и Дэвид Гланц (англ. David M. Glantz). В России — Рой Медведев[38], Ю. Н. Жуков[39], Г. А. Куманёв[40] и др.

Как считает доктор исторических наук, старший научный сотрудник ВНИИ документоведения и архивного дела М. И. Мельтюхов, «в результате сторонник тезиса о „превентивной войне“ Германии против СССР <Суворов> попадает в глупое положение, пытаясь доказать, что Гитлер решил сорвать советское нападение, о подготовке которого он на деле ничего не знал. Собственно, на этом спор относительно лживой версии о „превентивной войне“ Германии против Советского Союза можно считать законченным».[41]

М. Мельтюхов считает что СССР после 15 июля 1941 года готовился к нападению на Германию,[3] но одновременно отвергает версию «о превентивной войне» Гитлера. По его мнению,

…Разгром Германии и советизация Европы позволяли Москве использовать её научно-технический потенциал, открывали дорогу к «справедливому социальному переустройству» европейских колоний в Азии и Африке. Созданный в рамках Старого света социалистический лагерь контролировал бы большую часть ресурсов Земли. Соответственно даже если бы Новый свет и не был захвачен, он, скорее всего, вряд ли смог бы значительно превзойти Старый по уровню жизни. В результате там сохранялось бы значительное количество недовольных, с надеждой смотревших на помощь из-за океана. В случае же полного охвата Земли социалистической системой была бы полностью реализована сформулированная в либеральной европейской традиции задача создания единого государства Человечества. Это, в свою очередь, позволяло создать достаточно стабильную социальную систему и давало бы большие возможности для развития.

Существуют и мнения немецких военных — очевидцев событий. К примеру, немецкий генерал Курт фон Типпельскирх в капитальном труде по Второй мировой войне также отмечал, что нападение на Германию со стороны СССР во время начала ВОВ представлялось невероятным с военной и политической точки зрения[42]. В то же время капитальное исследование Типпельскирха содержит тезисы, обнаруживающие его глубокую неосведомлённость о вооружённых силах Советского Союза: так, он утверждал, что полки в РККА не имели номеров из-за режима секретности, что «определить хотя бы приблизительно военную мощь Советского Союза было почти невозможно», равно как и о начальном периоде ВОВ в целом: «Советский Союз подготовился к вооружённому конфликту, насколько это было в его силах. На стратегическую внезапность германское командование не могло рассчитывать»[43].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Bernd Wegner: Präventivkrieg 1941? Zur Kontroverse um eine militärhistorisches Scheinproblem. In: Jürgen Elvert, Susanne Krauß (Hg.): Historische Debatten und Kontroversen im 19. und 20. Jahrhundert. Franz Steiner Verlag, Wiesbaden 2003. S. 219.
  2. Verfassungsschutzbericht 2001 [1] Verfassungsschutzbericht 2001., S. 120
  3. 1 2 ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Исследования ]- Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941
  4. V. A. Nevezhin: The Pact with Germany and the Idea of an «Offensive War (1939—1941)». In: The Journal of Slavic Military Studies Bd. 8 (1995), H. 4, S. 809—843. V. A. Nevežin: Reč' Stalina 5 maja 1941 goda i apologija nastupatel’noj vojny. In: Otečestvennaja istorija Jg. 1995, H. 2, S. 54-69. V. A. Nevežin: Stalinskij vybor 1941 goda: oborona ili…"lozung nastupatel’noj vojny"? Po povodu knigi G. Gorodeckogo «Mif Ledokola». In: Otečestvennaja istorija Jg. 1996, H. 3, S. 55-73.
  5. В. А. Невежин: Синдром наступательной войны. Советская пропаганда в преддверии «священных боев», 1939—1941 гг. М., 1997.
  6. Werner Maser. Der Wortbruch Hitler, Stalin und der Zweite Weltkrieg.
  7. Данилов В. Д., Сталинская стратегия начала войны: планы и реальность. Отечественная история, 1995, № 3, с.33-44.[2]
  8. Данилов Валерий. Забывчивость или обман? О некоторых нестыковках в освещении преддверия Великой Отечественной войны. Независимое военное обозрение, No.22 (244) 22.06.2001 [3]
  9. Walerij D. Danilow: Hat der Generalstab der Roten Armee einen Präventivschlag gegen Deutschland vorbereitet? In: Österreichische Militärische Zeitschrift Nr. 1, 1993, S. 41-51.
  10. B. V. Sokolov: World War II Revisited: Did Stalin Intend to Attack Hitler? In: Journal of Slavic Military Studies Bd. 11 (1998), H. 2, S. 113—141, Б. В. Соколов: Правда о Великой Отечественной войне (Сборник статей). — СПб.: Алетейя, 1999.
  11. Адам Ногай (Adam Nogaj). Превентивная война Сталина. «Wprost», Польша, 23 июня 2005 [4][5]
  12. Ричард. Ч. Раак. «Если завтра война»: Сталинский сценарий Второй империалистический войны[6]
  13. Ури Мильштейн. Добровольные помощники Сталина[7]
  14. Рыбаков С. В. Накануне гитлеровской агрессии. К вопросу о «Большой игре» // Обозреватель : журнал. — 2011. — № 5.
  15. Ernst Topitsch, Stalin’s War: A Radical New Theory of the Origins of the Second World War. New York: Palgrave Macmillan, 1987 (ISBN 0-312-00989-5)
  16. Weeks, Albert L. Stalin’s Other War: Soviet Grand Strategy, 1939—1941. Lanham, MD: Rowman & Littlefield, 2002 (hardcover; ISBN 0-7425-2191-5);
  17. Hoffmann, Joachim. Stalin’s War of Extermination. Capshaw, AL: Theses & Dissertations Press, 2001 (ISBN 0-9679856-8-4)
  18. Операция «Гроза». Кровавые игры диктаторов.
  19. "И Гитлер, и Сталин готовились к наступательной войне" [8] К какой войне готовился Сталин? [9]
  20. Barton Whaley, Codeword Barbarossa Cambridge, Massachusetts 1974, S. 174.
  21. Эрих фон Манштейн. Утерянные победы. Воспоминания фельдмаршала. — Москва: АСТ, 2007. — c. 183 (Manstein E. von. Verlorene Siege. — Bonn, 1955)[10] Издание 1999 г.[11]
  22. Эрих фон Манштейн. Утерянные победы. Воспоминания фельдмаршала. — Москва: АСТ, 2007. — c.192-193 (Manstein E. von. Verlorene Siege. — Bonn, 1955) Издание 1999 г.[12]
  23. Книга «История отечественной журналистики (1917—2000)», ISBN 5-89349-369-9; 2012 г., Иван Кузнецов: «На временно оккупированной территории фашисты издавали десятки газет, со страниц которых утверждалось, что в развязывании небывалой в истории человечества войны повинна не гитлеровская Германия, а Советское государство».
  24. Виктор Суворов Самоубийство. Зачем Гитлер напал на Советский Союз? // Отечественная история, 2000, с. 30.
  25. Сталин И. В. Сочинения. — Т. 7. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1952. — С. 11-14.
  26. 1 2 Юбершер Г. 22 июня 1941 г. в современной историографии ФРГ. К вопросу о «превентивной войне». Новая и новейшая история, 1999, № 6, с. 59-67. [13](Siehe z.B. Gerd R. Ueberschär, Lev A. Bezymenskij (Hrsg.) Der deutsche Angriff auf die Sowjetunion 1941. Die Kontroverse um die Präventivkriegsthese. — Besprechung: von Joachim Hösler in: Jahrbücher für Geschichte Osteuropas Bd. 47 (1999) 602-­603)
  27. Ю.Веремеев. Красная армия и Вторая мировая война. 1.РЦХИДНИ. Фонд 558, опись 1, дело 3808, листы 1-12;[14]
  28. Лященко Н. Г. «С огнём и кровью пополам…» // Военно-исторический журнал. 1995. № 2.
  29. С. З. Случ. РЕЧЬ СТАЛИНА, КОТОРОЙ НЕ БЫЛО. Отечественная история, № 1, 2004 г. [15]
  30. Бушуева Т. …Проклиная, попробуйте понять. //Новый мир 1994 № 12 http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1994/12/knoboz03.html
  31. [Секретный протокол № 7. От 10 января 1941 г. http://www.agitclub.ru/spezhran/spezprotokol.htm]
  32. Георгий Жуков Воспоминания и размышления, 1969, Глава девятая. Накануне Великой Отечественной войны
  33. Оперативный план «Кремль. Ставка. Генштаб»
  34. Стратегическое планирование войны «Кремль. Ставка. Генштаб.»
  35. Отечественная история, 1993, № 4. Хоффман И. Подготовка Советского Союза к наступательной войне. 1941 год. [16]
  36. E. Topitsch, Stalins Krieg. Die sowjetische Langzeitstrategie gegen den Westen als rationale Machtpolitik, Muenchen, 1985, перевод на английский язык: Stalin’s War: A Radical New Theory of the Origins of the Second World War, New York, 1987.
  37. Н. В. ГЛАДКИХ. Защита Павловой: субъективные заметки об одной исторической защите, всероссийский экономический журнал «ЭКО» (№ 1, 2003 г.). Проверено 5 мая 2011.
  38. Медведев Р. А. Сталин в первые дни Великой Отечественной войны
  39. Жуков Ю. Н. Не надо вешать всех собак на Сталина
  40. Куманёв Г. А. Советско-германский пакт о ненападении и его последствия
  41. Мельтюхов, Михаил Иванович. Главная ложь Виктора Суворова. В сборнике «Неправда Виктора Суворова-2» — Яуза, Эксмо, 2008. — ISBN 978-5-699-26288-5
  42. Типпельскирх К. История Второй мировой войны. — Москва: АСТ, 2003. — c.239 [17]
  43. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Военная история ]- Типпельскирх К., История Второй мировой войны

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Противники тезиса[править | править вики-текст]