Теория исхода из Индии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Индоевропейцы

Индоевропейские языки
Анатолийские · Албанский
Армянский · Балтские · Венетский
Германские · Иллирийские
Арийские: Нуристанские, Иранские, Индоарийские, Дардские
Италийские (Романские)
Кельтские · Палеобалканские
Славянские · Тохарские

курсивом выделены мёртвые языковые группы

Индоевропейцы
Албанцы · Армяне · Балты
Венеты · Германцы · Греки
Иллирийцы · Иранцы · Индоарийцы
Италики (Романцы) · Кельты
Киммерийцы · Славяне · Тохары
Фракийцы · Хетты
курсивом выделены ныне не существующие общности
Праиндоевропейцы
Язык · Прародина · Религия
 
Индоевропеистика
п·о·р

Теория исхода из Индии (англ. Out of India theory) — гипотеза о том, что индоевропейская языковая семья возникла на Индийском субконтиненте и распространилась по территории индоевропейского региона посредством ряда миграций.

Теория исхода из Индии появилась в конце XVIII века в попытке объяснить связь, существующую между санскритом и европейскими языками. Известным её ранним сторонником был Фридрих Шлегель (1772—1829). Впоследствии теория была отвергнута лингвистами,[1][2][3] отдавшими предпочтение курганной гипотезе.[4][5][6] Результаты проведённых в 2000-е годы генетических исследований поставили под сомнение гипотезы о доисторической миграции индоевропейцев в Индию.[7][8][9][10][11]

Теория исхода из Индии принимается многими индуистскими националистами и часто является предметом обсуждения в индийской политике.[3][12] Сторонники теории исхода из Индии принимают как факт то, что Индская цивилизация была индоарийской и в своей аргументации преимущественно опираются на доказательства из санскритской литературы. Теория исхода из Индии всегда имела сторонников среди учёных.[13][14] Наиболее известными современными защитниками теории являются фламандский индолог Конрад Эльст, немецко-канадский индолог Клаус Клостермайер, индийский автор и исследователь Шрикант Талагери и индийский археолог Б. Б. Лал.

История[править | править исходный текст]

Открытие связи между индийскими и европейскими языками привело в конце XVIII века к созданию индоевропеистики, и некоторые исследователи предположили, что праиндоевропейским языком должен был быть санскрит. Подобного мнения придерживался Фридрих Шлегель — один из выдающихся индоевропеистов раннего периода.[15] Он, наряду с некоторыми другими учёными, выдвинул гипотезу о том, что Индия была прародиной всех индоевропейских языков. Однако многие учёные, такие как Уильям Джонс, с самого начала полагали, что санскрит и родственные ему языки произошли от общего индоевропейского праязыка.

Развитие сравнительно-исторического языкознания, в особенности закона палатализации и открытие гортанных звуков в хеттском языке, пошатнуло статус санскрита как наиболее древнего языка в воссозданной семье,[16] уделив ему роль одного из дочерних языков индоевропейского праязыка. Это значительно ослабило позицию сторонников гипотезы о том, что Индия являлась прародиной индоевропейцев.

Этнолог и филолог Роберт Гордон Латам был одним их первых учёных, выдвинувших гипотезу о том, что согласно принципам естественной науки местом происхождения языковой семьи скорее всего является район её наибольшего разнообразия, который, в случае с индоевропейскими языками, расположен в центральной и восточной Европе, где находятся италийская, венетская, иллирийская, германская, балтийская, славянская, фракийская и греческая ветви индоевропейской языковой семьи, в противоположность Южной Азии, где существуют только индоарийские языки.[17] Лачхми Дхар Калла аргументирует, что бо́льшее лингвистическое разнообразие индоевропейских языков в Европе является результатом ассимиляции иностранных языковых элементов, а прародину языковой семьи следует искать в районе наименьших языковых изменений, где языковая семья менее всего подверглась субстратным влияниям. Аргументы Лачхми Дхара также применялись и в западных дебатах о индоевропейской прародине,[18] где они использовались в вопросе нахождения индоевропейской прародины около района распространения литовской и анатолийской ветви индоевропейских языков.

Хронология[править | править исходный текст]

Историю Индии неолита и бронзового века принято делить на четыре периода:

  1. Дохараппский (ок. 7000 до 3300 до н. э.)
  2. Раннехараппский (3300 до 2600 до н. э.)
  3. Зрелый хараппский (2600 до 1900 до н. э.)
  4. Позднехараппский (1900 до 1300 до н. э.)

Вариант гипотезы о индийской прародине ариев, предложенный Конрадом Эльстом и названный им «новой невторженческой моделью», заключается в следующем:[19]

Во время VI тысячелетия до н. э., протоиндоевропейцы обитали в североиндийском регионе Пенджаб. В результате демографической экспансии, они заселили Бактрию и Согдиану. Парады двинулись дальше, заселив побережье Каспийского моря и большую часть Центральной Азии, в то время как сины мигрировали на север и поселились в Таримском бассейне в северо-западном Китае, сформировав тохарскую группу индоевропейцев. Эти группы принадлежали к протоанатолийцам и осели в этом регионе к XX веку до н. э. Эти народы говорили на древнейшей форме протоиндоевропейского языка, который, в процессе общения с населением Анатолии и Балканского региона, преобразовался в самостоятельный диалект. Обитая в Центральной Азии, они начали использовать лошадей.[20] В более поздний период, они заселили Западную Европу, принеся, таким образом, индоевропейские языки в этот регион.[20] В течение IV тыс. до н. э., цивилизация на полуострове Индостан эволюционировала в урбаническую Индскую цивилизацию. В этот же период, протоиндоевропейские языки эволюционировали в протоиндоиранский язык.[20] В этот же период индоиранцы, в результате внутренних противостояний и конфликтов, постепенно выделились в отдельную группу и мигрировали на запад в направлении Месопотамии и Персии (где, возможно, обитали пахлавы) и также расселились на части территории Центральной Азии. Когда миграция подошла к концу, в Индии остались протоиндоарии. В конце зрелого хараппского периода, река Сарасвати начала высыхать и оставшиеся индоарийцы разделились на ряд групп. Одни из них мигрировали в западном направлении и к XV веку до н. э. и стали править хурритским царством Митанни (см. Митаннийский арийский язык), другие — мигрировали на восток и заселили Индо-Гангскую равнину, а некоторые — направились на юг и вошли в контакт с дравидами.[20]

Языкознание[править | править исходный текст]

Шрикант Талагери[21] и Николас Казанас[22] адаптировали к теории исхода из Индии модель распространения языков Джоханны Николс,[23] переместив предложенную Николс предполагаемую прародину индоевропейцев из Бактрии-Согдианы в Индию. Эти идеи не соответствуют господствующим представлениям в современной лингвистике. Конрад Эльст,[19] в свою очередь утверждает, что вероятнее всего прародина индоевропейцев располагалась в фонетическом ареале сатем. Согласно альтернативному объяснению, которое дают сторонники «индийской прародины», Индия изначально была ареалом кентум. Первые мигрировавшие носители индоевропейских диалектов (хеттского, италийского, кельтского и германского) перенесли группу кентум в границы индоевропейского распространения (Европу, Анатолию, Китай). Такие диалекты, как балтийский, фракийский и фригийский, носители которых мигрировали позднее, находились в процессе формирования. Носители славянского, иранского и армянского диалектов мигрировали последними — эти диалекты, вместе с оставшимися на территории индийского субконтинента индоарийскими языками приняли форму сатем. Подобное объяснение согласуется с так называемой «побочной теорией», согласно которой наиболее консервативные языковые формы располагаются на окраинах ареала, а не в его центре.[24]

Сравнительно-историческое языкознание[править | править исходный текст]

Карта эволюции индоевропейских языков, где ареал сатем показан красным цветом. Центральный ареал сатемизации обозначен тёмно-красным цветом и соответствует археологическим культурам Синташта-Петровка-Аркаим, Абашевской и Срубной.

Существует двенадцать ветвей индоевропейской языковой семьи. Две индоиранские ветви, индийская (индоарийская) и иранская, преобладают на востоке, на территории Скифии, Ирана и Северной Индии. Хотя среди учёных не существует единого мнения относительно точной последовательности, в которой различные семьи разделились и мигрировали из прародины, большинство лингвистов придерживается мнения, что анатолийская была первой ветвью, отделившейся от индоевропейской семьи.

В добавок к этому, греко-арийская изоглосса показывает, что греческий и индоиранский языки, возможно, какое-то время имели общую прародину, перед тем как отделиться от других индоевропейских ветвей. Возможно, эта прародина располагалась в северо-западной Индии (гипотеза, которой отдают предпочтение сторонники теории исхода из Индии) — или в Понто-Каспийской степной области, как полагают сторонники Курганной гипотезы.

Согласно профессору лингвистики и санскрита Иллинойского университета в Урбана-Шампейн Гансу Хоку, если не принимать во внимание такие лингвистические доказательства, как изоглоссы, тогда гипотезу исхода из Индии «сравнительно легко принять».[25]

Субстратные влияния в ведийском санскрите[править | править исходный текст]

Одной из основных причин, по которой Индию не принимают как возможную индоевропейскую прародину, является наличие в Южной Азии доиндоевропейского языкового субстрата.[26]

Томас Барроу составил список из 500 иностранных слов в «Ригведе» которые, как он полагает, были заимствованы из дравидийских языков. Францискус Кёйпер обнаружил 383 ригведийских слова, не имеющих индоарийского происхождения — это составляет около 4 % языкового словаря «Ригведы». По его мнению, они были заимствованы из древнего дравидийского языка, древних языков мунда и ряда других языков. Пауль Тиме, в свою очередь, выступает против дравидийской этимологии слов ведийского санскрита, давая им индоарийские и санскритские этимологии. Он порицает то, что по его мнению является неверно направленным «усердием отыскивать дравидийские заимствования в санскрите». Рахул Петер Дас утверждает, что «не существует даже одного случая, в котором иностранное происхождение как ригведийских, так и, возможно вообще ведийских слов получило всеобщее признание». Кёйпер указывает на наличие большого объёма индоевропейского сравнительного материала, и ограниченный объём дравидийского и мунда. По его мнению, невозможность ясного подтверждения индоевропейской этимологии ведийского слова свидетельствует об отсутствии таковой. Витцель аргументирует, что в самых ранних слоях «Ригведы» заметно влияние древних форм языков мунда, и только в более поздних — дравидийских языков, из чего можно сделать вывод, противоречащий общепринятым за последние два столетия взглядам: изначально Пенджаб населяли носители древней формы языка мунда, а не дравидийцы, с которыми арии вошли в контакт позднее.[27]

Дравидийские и другие южноазиатские языки разделяют с индоарийскими языками ряд синтаксических и морфологических черт, чуждых другим индоевропейским языкам. Фонологически, присутствуют ретрофлексные согласные, которые перемежаются с зубными согласными в индоарийских языках, а морфологически — герундий. Ряд лингвистов-сторонников теории о внешнем происхождении арийских языков склонны к признанию того, что разница в синтаксическом развитии в индоарийских языках является продуктом внутреннего развития,[28] а не результатом субстратных влияний или адстрата.[29][30] Тикканен утверждает, что[31] «принимая во внимание исключительно региональное влияние ретрофлексных согласных и их присутствие во многих ранних заимствованных словах, кажется маловероятной теория, согласно которой индоарийские ретрофлексные согласные появились в регионе, в котором отсутствовал их субстрат».

Озабоченность также вызывает большой временной промежуток между сравниваемыми источниками, который может рассматриваться как серьёзный методологический недостаток. Синтаксис «Ригведы» сравнивается с воссозданным протодравидским языком. Первыми полностью читаемыми, поддающимися датировке, и достаточно объёмными для использования в лингвистическом анализе являются тамильские надписи династии Паллава середины VI века н. э.,[32] появившиеся через целых два тысячелетия после «Ригведы». Подобным же образом, существует крайне скудный материал для сравнительного анализа языков мунда — временной промежуток, в этом случае, составляет целых 3,5 тыс. лет.[33]

Конрад Эльст[19] утверждает, что присутствие дравидийских элементов в санскрите вполне можно объяснить в рамках теории исхода из Индии. Используя гипотезу Дэвида Макальпина о эламо-дравидийских языках, Эльст предполагает, что Месопотамия была их древней прародиной, откуда языки распространились по побережью к Синду и далее в Южную Индию, где они присутствуют и по сей день.[34] Согласно Эльсту, данная теория поддерживает идею о том, что раннехараппская культура, возможно, была двух или многоязычной. Эльст[19] утверждает, что присутствие языка брауи, сходство между эламскими и хараппскими надписями, а также сходство индоарийского и дравидийского языков указывает на то, что носители этих языков взаимодействовали до прихода индоарийцев на юг и последовавшего за этим смешения рас.

Эльфенбайн[35] аргументирует, что присутствие брауи в Балочистане объясняется поздней миграцией, произошедшей в течение последнего тысячелетия.

Согласно Эльсту, существуют лингвистические доказательства того, что следы дравидийского влияния в Махараштре и Гуджарате постепенно исчезли. Некоторые элементы в тамильском Сангам, представляющем древнюю форму тамильского языка, указывают на его сходство с санскритом или пракритом. Так как древнейшая узнаваемая форма тамильского языка имеет следы индоарийского влияния, можно предположить, что это санскритское влияние явилось результатом миграции через прибрежные регионы Западной Индии.[36]

Терренс Кауфман и Сара Томасон, специфически описывая феномен языкового контакта,[37] утверждают, что существуют веские доказательства дравидийского влияния на индоарийские языки, произошедшего в результате перенимания индоарийских языков носителями дравидийских языков. Несмотря на то, что многие новые черты в индоарийских языках можно объяснить внутренними влияниями, все они поддаются объяснению только ранним влиянием дравидийских языков. Таким образом, это вопрос принципа достаточного основания — раннее дравидийское влияние объясняет ряд новых чёрт в индоарийских языках гораздо лучше, чем любое из предложенных «внутренних» объяснений.[38]

По мнению Джорджа Эрдоси,[39] присутствие дравидийских элементов в древних индоарийских языках наиболее правдоподобно можно объяснить тем, что для большинства древних носителей индоарийских языков дравидийский был родным языком, который они постепенно оставили.

Гидротопонимика[править | править исходный текст]

Индоарийские языки являются древнейшим источником топонимов и гидронимов в Северной Индии. Шрикант Талагери считает это доказательством того, что индоарийцы были самым древним документированным населением региона.[40]

Согласно Витцелю «в Северной Индии, название рек имеют санскритские имена раннего ведийского периода и имена производные от дочерних языков санскрита, которые появились позднее».[41] Талагери рассматривает это как доказательство теории исхода из Индии,[40] хотя сам Витцель не принимает подобные выводы,[41] указывая на то, что несанскритские имена часто встречаются в регионе Сарасвати (Гхаггар).

По мнению Казанаса, это является свидетельством того, что Хараппская цивилизация находилась под контролем носителей индоарийских языков, из чего можно сделать вывод, что прибытие индоарийских мигрантов в район Индской цивилизации в поздний хараппский период не могло привести к радикальному изменению всей местной гидронимии.[42] Однако, согласно Витцелю: «Неспособность сохранить древние гидронимы даже в долине реки Инда (за небольшими исключениями) указывает на размах социального и политического обвала, постигшего местное население».[41]

Франсиско Виллар, параллельно Витцелю[43] характеризует название мест как глубочайший этнический и лингвистический слой, и утверждает, что первая сеть топонимов и гидронимов в Испании была создана очень древним индоевропейским населением. Эта сеть была настолько густой, что смогла выстоять множество языковых перемен на протяжении истории. Согласно Виллару,[43] даже в тех районах, которые исторически являются частью Страны Басков (то есть не являются индоевропейскими), древние названия мест и имена людей имеют преобладающий индоевропейский характер, а только небольшое количество имён имеет документированную в древних источниках неиндоевропейскую баскскую этимологию. Марио Алинеи[44] цитирует это в поддержку теории палеолитической непрерывности.

Положение санскрита[править | править исходный текст]

В ведийском санскрите сохранилось множество архаических аспектов, говоря словами Томаса Барроу: «Ведийский санскрит — это язык, который во многом более архаичен и менее отличен от изначального индоевропейского, чем какой-либо другой член индоевропейской языковой семьи».[45]

По мнению Казанаса, эта языковая стабильность соотносится с географической стабильностью: «если бы индоарийцы мигрировали многие тысячи километров (из российских степей, Европы и/или Анатолии) в течение очень длительного, многовекового периода, встречая на своём пути множество других культур, их язык должен был бы претерпеть гораздо более быстрые и значительные изменения».[46]

Эдвин Брайант[47] утверждает, что в качестве контраргумента подобным рассуждениям можно привести альтернативное объяснение наличия в ведийском санскрите индоевропейского акцента: будучи священным языком, санскрит искусственным образом сохранил формы, которые иначе эволюционировали бы и превратились бы в обычный разговорный язык. Ведийский санскрит, также как и другие священные языки, является мёртвым языком, развившимся в классический санскрит к VI веку до н. э. и установившимся спустя много веков после того, как Северная Индия была заселена индоариями.

Для сравнения, литовский язык является современным, национальным языком, в котором по сегодняшний день сохранились индоевропейские архаизмы, на тысячи лет дольше чем в ведийском санскрите.[48][49]

Филология[править | править исходный текст]

Определение эпохи, в которую появилась и расцвела ведийская литература, имеет важное значение в индоарийском вопросе. В древнейшем ведийском тексте, «Ригведе», содержится множество ссылок на места и естественные феномены на территории нынешних Пенджаба и Харьяны, где, предположительно, она и была написана. Дата составления «Ригведы» соответствует периоду самого раннего присутствия ведийских ариев в Индии. Согласно общепринятому научному мнению, «Ригведа» была составлена в середине II тысячелетия до н. э. в поздний хараппский период.[50] Сторонники теории исхода из Индии полагают, что текст «Ригведы» гораздо более древний и был составлен в ранний хараппский период. Связывая археологические и астрономические свидетельства с данными, содержащимися в ведийских текстах, приверженцы теории полагают, что бо́льшая часть «Ригведы» была составлена до периода индской цивилизации.

Река Сарасвати[править | править исходный текст]

Во многих гимнах всех десяти мандал «Ригведы» (за исключением 4-ой) прославляется или упоминается могучая река Сарасвати,[51] протекающая «от гор к Индийскому океану».[46][52][53] Шрикант Талагери утверждает, что «Сарасвати упоминается гораздо чаще, чем Инд и играет настолько важную роль во всей „Ригведе“, что ей поклоняются как одной из трёх великих богинь».[54][55]

Согласно учёным, занимающимся изучением окружающей среды в доисторические времена, река Сарасвати высохла после того, как по крайней мере два из её притоков, Сатледж и Ямуна, изменили своё русло. «Цепь тектонических событий отвела русло Сатледжа на запад (в Инд), а Ямуну на восток (в Ганг)… этим объясняется исчезновение такой могучей реки как Сарасвати».[56][57] Процесс завершился около 1750 года до н. э., но начался он гораздо ранее, возможно со смещения пластов и огромного наводнения в период между 1900 и 2100 годами до н. э.[58][59] П. Х. Франкфорт, используя изображения, полученные с французского спутника SPOT обнаружил,[60] что огромная река Сарасвати существовала в дохараппский период и начала высыхать в середине IV тысячелетия до н. э. Во время хараппского периода, сложная сеть ирригационных каналов использовалась только в южной части долины реки Инд. Согласно этим исследованиям, датой составления «Ригведы» можно считать начало IV тысячелетия до н. э.

Однако, в 10-й мандале «Ригведы»,[61] даётся список названий рек, в котором Сарасвати просто упоминается, а превозносится в основном Инд.[62] Это можно объяснить тем, что гимн из последней, 10-й мандалы «Ригведы», возможно, датируется периодом, когда Сарасвати начала высыхать (середина IV тысячелетия до н. э.) и потеряла своё превосходство.[46] Большинство учёных сходятся на том, что 10-я мандала «Ригведы» была составлена позднее.[46][63]

Вдоль русла Сарасвати было обнаружено 414 археологических мест, тогда как в долине реки Инд — только около сорока. Около 80 % обнаруженных мест раскопок датируются IV или III тысячелетием до н. э., из чего можно предположить, что культура в долине реки Сарасвати в это время находилась в периоде своего расцвета.[64] Если принять, что ригведийские гимны были составлены в этот период, то индоарийская миграция логически не могла иметь места, так как индоевропейцы должны были обитать в Индии уже в IV тысячелетии до н. э.

Элементы, не упоминаемые в «Ригведе»[править | править исходный текст]

Индская цивилизация была достаточно урбанизированной и развитой для своей эпохи. Согласно теории индоарийской миграции, мигрирующие арии, написавшие «Ригведу», перед тем как обосноваться в своих землях должны были войти в контакт с Хараппской цивилизацией и начать использовать некоторые ресурсы, находившиеся там в употреблении; отсутствие упоминания этих элементов в «Ригведе» свидетельствует о том, что она была составлена до того, как они появились в Индии.[46]

  • В «Ригведе» ничего не говорится о серебре. Там упоминается айас (металл или медь/бронза) и чандра или хиранья (золото). Серебро обозначается термином раджатам хираньям, что в буквальном переводе означает «белое золото», и упоминается только в послеригведийских текстах. Принято считать, что серебро начали использовать в IV тысячелетии до н. э. и археологически доказано, что этот металл применялся в Хараппской цивилизации.[46][65][66][67]
  • Хараппская культура не упоминается в «Ригведе». К её характерным чертам можно отнести городскую жизнь, монументальные здания и алтари, построенные из кирпича. Кирпичи не упоминаются в «Ригведе» и слово исуттака (кирпич) впервые встречается только в послеригведийских текстах.[68] Описываемый в «Ригведе» алтарь представляет собой небольшое углубление в земле покрытое травой.[69] Кирпичные алтари типичны для более поздних ведийских текстов.[70]
  • В «Ригведе» ничего не говорится о рисе и хлопке. Встречается сложное слово, которое в более поздних текстах упоминается для обозначения рисовых пирогов, используемых в ведийских яджнах, на само слово врихи (рис) не встречается ни разу. Следы использования риса были найдены по крайней мере в трёх местах раскопок Индской цивилизации: Рангпур (2000 год до н. э. — 1500 год до н. э.), Лотхал (около 2000 года до н. э.) и Мохенджо-Даро (около 2500 года до н. э.)[71][72][73] Несмотря на огромную роль, которую рис играл в ведийских ритуалах более позднего периода, он даже не упоминается в «Ригведе». Существуют свидетельства того, что хлопок впервые начал культивироваться в период Хараппской цивилизации. Следы его культивации были также найдены во многих местах раскопок, относящихся к более позднему периоду.[46][74][75][76]
  • Понятие «накшатры» развилось около 2400 года до н. э. Накшатры имели важное религиозное значение, однако «Ригведа» ничего не упоминает об этом, из чего можно заключить, что она была составлена до этого периода. В самой поздней, 10-й мандале «Ригведы», упоминаются созвездия,[77] — концепция, которая была известна практически всем древним культурам. Однако, там не даётся определения накшатр как «лунных стоянок».[78]
  • С другой стороны, утверждается, что в «Ригведе» не упоминается термин «меч», хотя в бронзовом веке мечи широко использовались в Бактрии и Пираке. Ральф Гриффит в своём переводе «Ригведы» использует слово «меч» 12 раз, включая такие древние мандалы как 5-ю и 7-ю, однако, в большинстве случаев, в буквальном переводе санскритский термин ваши (vāśī IAST) имеет более общее значение и переводится как «острое орудие». Принято считать, что переход от кинжалов к мечам в бронзовом веке был постепенным.

Перечисленные выше элементы упоминаются в более поздних ведийских текстах — самхитах, Брахманах и сутрах. Например, кирпичные алтари описываются в «Шатапатха-брахмане» 7.1.1.37 и 10.2.3.1; рис (врихи) — в «Атхарва-веде» 6.140.2; 7.1.20; хлопок (карпаса) — в «Дхарма-сутрах». Факт конвергенции послеригведийских текстов с хараппской культурой уже давно был замечен археологами. Бриджит Аллчин и Ф. Рэймонд Аллчин утверждают, что вне всякого сомнения, эти элементы «детально описаны в более поздних ведийских текстах».[79]

Основываясь на вышеизложенных данных, сторонники теории исхода из Индии полагают, что практически вся «Ригведа» (за исключением нескольких отрывков, добавленных позднее) была составлена в период, предшествовавший Индской цивилизации.[46][76]

Воспоминания прародины[править | править исходный текст]

Другим аргументом в поддержку теории исхода из Индии является тот факт, что Веды[80] ничего не говорят о миграции ариев в Индию и не упоминают их возможную прародину. Подобная аргументация вполне приемлема, так как описания миграций содержатся во многих ранних мифологических и религиозных текстах. Классическим примером может служить библейская книга Исход, в которой описывается миграция израильтян из Египта в Ханаан.

Конрад Эльст и другие сторонники теории исхода из Индии утверждают, что если бы арии прибыли в Индию всего за несколько веков до составления ранних ригведийских гимнов, то миграция и прародина ариев должны были бы быть упомянуты в «Ригведе». Сторонники теории указывают на то, что другие миграционные истории других индоевропейских народов были исторически или археологически документированы, и что вполне логично было бы ожидать встретить подобные же подтверждения, если бы индоарии на самом деле пришли в Индию извне.[76][81]

Среди учёных озабоченность вызывает степень исторической точности данных, почерпнутых из «Ригведы», которая представляет собой сборник гимнов, а не повествование по истории племён и народов. Наиболее древние гимны, предположительно написанные всего несколько столетий спустя после прибытия ариев в Гандхару, составляют только небольшую часть текста «Ригведы».[82]

В отношении миграции индоариев и Хараппской цивилизации, Николас Казанас отмечает:

« Арии могли дать другие названия рекам только в случае, если бы они были завоевателями, обладавшими силой навязать это. И, конечно же, то же можно сказать о их ведийском языке: местное население взяло бы на себя труд добровольного изучения очень трудного иностранного языка только в случае, если бы для него в этом была какая-либо значительная выгода, а так как арийские мигранты адаптировались к «культуре и образу жизни» местного хараппского населения[83] и практически ничего не могли им предложить, последние приняли бы язык только под угрозой силы. Таким образом, здесь мы снова открываем, что подобная субстратная аргументация подразумевает вторжение и завоевание. Вторжение представляет собой субстрат всех подобных теорий, даже если в них используются такие термины как «миграция». Арийской иммиграции быть не могло не только по причине отсутствия археологических свидетельств таковой, но и потому, что конечный результат был бы другим. Иммигранты не диктуют свои условия и не навязывают свои желания коренному населению новой страны: они благодарны за то что их приняли и позволили пользоваться землёй и реками для земледелия и животноводства, также как и за любую помощь со стороны местных жителей; со временем, именно пришельцы перенимают язык (и может быть и религию) коренного населения. Невозможно в результате миграции исторически получить эффект вторжения.[84] »

Археология[править | править исходный текст]

Хауслер[85] утверждает, что археологические находки в Европе свидетельствуют о постоянном линейном историческом процессе, без заметного внешнего влияния. Брайант[86] говорит, что «существует, по крайней мере серия археологических культур, приближение которых к индийскому субконтиненту можно отследить, даже если оно и не было непрерывным. Того же нельзя сказать о любой гипотетической миграции с востока на запад».

Физическая антропология[править | править исходный текст]

Ареал распространения R1a (фиолетовый) и R1b (красный)

Не существует явных генетических свидетельств доисторической миграции из Индии, также как и не имеется свидетельств общего генетического смещения в Европе после эпохи палеолита.[87][88] Хемфилл[89] не находит «поддержки для любой модели, в которой необходимо было бы признать изначальное население северного бактрийского оазиса Аму-Дарьи выходцами из долины реки Инд».

Практически полное отсутствие за пределами Индии специфически индийской митохондриальной гаплогруппы ДНК исключает переселение из Индии в большом масштабе.[90] Таким образом, исследования по нахождению следов возможной миграции из Индии в основном сфокусированы на Y-хромосом гаплогруппах.

Y-хромосом гаплогруппа R2 характеризуется ДНК-маркером M124 и редко встречается за пределами Индии, Пакистана, Ирана, и южной Центральной Азии. За пределами южной Евразии, M124 с необыкновенно высокой чистотой 0,440 был обнаружен среди грузинских курманджи, и с гораздо более низкой чистотой 0,080 среди курманджи Туркменистана. M124 с чистотой 0,158 обнаруженный среди чеченцев не может являться примером, так был получен в результате анализа всего лишь 19 людей. За исключением этих народностей и цыган, M124 не встречается в Восточной Европе.[91]

Распространение индоевропейских языков ассоциируется с Y-хромосом гаплогруппой R1a1, которая отождествляется с ДНК-маркером M17. Кивисилд[92] «полагает, что источником данной гаплогруппы является южная и западная Азия». Тогда как генографический проект[93] Национального географического общества определил, что M17 появился «в регионе современной Украины или южной России». Генетик и антрополог Спенсер Уэллс утверждает, что «прародина ариев находится за пределами Индии. Мы действительно имеем генетические доказательства этого — явные генетические свидетельства от ДНК-маркера, который появился в южных степях России и Украины в период с 5000 до 10 000 лет назад. Впоследствии он распространился на восток и юг и проник в Индию через Центральную Азию». M17 «показывает, что в течение последних 10 000 лет произошёл массивный генетический наплыв из степей в Индию. Если сопоставить эти данные с археологическими свидетельствами, то старая гипотеза о вторжении степных народов (а не только их языка) становится похожей на правду».[94]

Опубликованные в 2007 году исследования С. Шармы[95] поддерживают индийское происхождение линии R1a1 среди брахманов. Автор указывает на широко распространённое присутствие R1a*, наследственной группы, произошедшей от R1a1, среди кашмирских брахманов и аборигенов индийского племени сахария. Сенгупта[96] утверждает, что «миграции в период раннего голоцена из северо-западной Индии (включая долину реки Инд) передали R1a1-M17 хромосом как центральноазиатским, так и южноазиатским племенам».[97]

О древней миграции населения с Y-гаплогруппой R1a1a (M17) из Южной Азии в Европу говорят исследования Питера Андерхилла, что косвенно подтверждает теорию об исходе предков части современных европейцев из Индии.[98]

Критика[править | править исходный текст]

  • Согласно принципу центра языкового притяжения, наиболее вероятная прародина языковой семьи должна находиться в ареале её наибольшего разнообразия. В Индии присутствует только одна ветвь индоевропейских языков, индоарийская, тогда как италийская, венетская, иллирийская, германская, балтийская, славянская, фракийская и греческая ветви расположены в Центральной и Восточной Европе. Теория о индийской прародине кажется маловероятной по причине того, что если принять, что прародина индоевропейцев располагалась в Индии, а не в регионе, находящимся вблизи центра наибольшего языкового разнообразия в Европе, то для этого потребовался бы ряд гораздо более длительных миграций.[17][99][100]
  • В индоарийских языках присутствуют следы влияния дравидийских языков и языков мунда, — влияние, которое не наблюдается во всех других индоевропейских ветвях. Если бы индоевропейская прародина располагалась в Индии, то индоевропейские языки должны были бы иметь следы влияния этих языковых семей.[101][102]
  • Для подтверждения теории миграции носителей праиндоевропейского языка из Индии, необходимо принять гораздо более раннюю датировку «Ригведы» чем та, которая принята в научных кругах. Это необходимо для того, чтобы выделить достаточно долгий период времени, необходимый для завершения более длительных миграций.[103]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Erdosy (1995:x)
  2. Witzel Michael Rama's realm: Indocentric rewritings of early South Asian archaeology and history // Archaeological Fantasies: How Pseudoarchaeology Misrepresents the Past and Misleads the Public / Fagan, Garrett G.. — Routledge, 2006. — P. 203-232.
  3. 1 2 Chetan Bhatt Hindu Nationalism: Origins, Ideologies and Modern Myths. — Berg Publishers, 2001. — P. 205. — ISBN 1859733484
  4. Mallory (1989:185).
  5. Cavalli-Sforza (2000:152)
  6. Mallory 1989
  7. Sanghamitra Sengupta, Lev A. Zhivotovsky, Roy King, S. Q. Mehdi, Christopher A. Edmonds, Cheryl-Emiliane T. Chow, Alice A. Lin, Mitashree Mitra, Samir K. Sil, A. Ramesh, M. V. Usha Rani, Chitra M. Thakur, L. Luca Cavalli-Sforza, Partha P. Majumder, and Peter A. Underhill Polarity and Temporality of High-Resolution Y-Chromosome Distributions in India Identify Both Indigenous and Exogenous Expansions and Reveal Minor Genetic Influence of Central Asian Pastoralists (англ.) // American Journal of Human Genetics. — The American Society of Human Genetics, 2006. — В. 78. — Т. 2. — С. 202–221.
  8. Sanghamitra Sahoo, Anamika Singh, G. Himabindu, Jheelam Banerjee, T. Sitalaximi, Sonali Gaikwad, R. Trivedi, Phillip Endicott, Toomas Kivisild, Mait Metspalu, Richard Villems, and V. K. Kashyap A prehistory of Indian Y chromosomes: Evaluating demic diffusion scenarios (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America. — 2006. — В. 103. — Т. 4. — С. 843–848.
  9. Swarkar Sharma, Ekta Rai, Prithviraj Sharma, Mamata Jena, Shweta Singh, Katayoon Darvishi, Audesh K Bhat, A J S Bhanwer, Pramod Kumar Tiwari and Rameshwar N K Bamezai The Indian origin of paternal haplogroup R1a1* substantiates the autochthonous origin of Brahmins and the caste system (англ.) // Journal of Human Genetics. — 2009. — В. 54. — С. 47–55. — DOI:10.1038/jhg.2008.2
  10. Peter A Underhill, Natalie M Myres, Siiri Rootsi, Mait Metspalu, Lev A Zhivotovsky, Roy J King,1 Alice A Lin, Cheryl-Emiliane T Chow, Ornella Semino, Vincenza Battaglia, Ildus Kutuev, Mari Järve, Gyaneshwer Chaubey, Qasim Ayub, Aisha Mohyuddin, S Qasim Mehdi, Sanghamitra Sengupta, Evgeny I Rogaev, Elza K Khusnutdinova, Andrey Pshenichnov, Oleg Balanovsky, Elena Balanovska, Nina Jeran, Dubravka Havas Augustin, Marian Baldovic, Rene J Herrera, Kumarasamy Thangaraj, Vijay Singh, Lalji Singh, Partha Majumder, Pavao Rudan, Dragan Primorac, Richard Villems, and Toomas Kivisild Separating the post-Glacial coancestry of European and Asian Y chromosomes within haplogroup R1a (англ.) // European Journal of Human Genetics. — Macmillan Publishers, 2009. — В. 18. — С. 479–484. — DOI:10.1038/ejhg.2009.194
  11. Mait Metspalu, Irene Gallego Romero, Bayazit Yunusbayev, Gyaneshwer Chaubey, Chandana Basu Mallick, Georgi Hudjashov, Mari Nelis, Reedik Mägi, Ene Metspalu, Maido Remm, Ramasamy Pitchappan, Lalji Singh, Kumarasamy Thangaraj, Richard Villems and Toomas Kivisild Shared and Unique Components of Human Population Structure and Genome-Wide Signals of Positive Selection in South Asia (англ.) // The American Journal of Human Genetics. — The American Society of Human Genetics, 9 December 2011. — В. 6. — Т. 89. — С. 731-744. — DOI:10.1016/j.ajhg.2011.11.010
  12. Trautmann, The Aryan Debate p. xviii (2005) «Часто вешаются нелестные ярлыки, типа „индуса-националиста“ или „хиндутвы“ и рассматриваются как аргументы того, что мнение исследователей-оппонентов не является верным».
  13. Trautmann, The Aryan Debate p. xiii (2005) «Теория о том, что арийцы являются коренным населением индийского субконтинента не является новой, всегда существовали учёные, которые её поддерживали».
  14. Trautmann, The Aryan Debate pxii (2005) «Другие учёные принимают теорию о том, что арийцы являются коренным населением Индийского субконтинента. В их число входят квалифицированные и уважаемые специалисты с большим опытом, чьё мнение заслуживает внимания».
  15. Friedrich von Schlegel: Ueber die Sprache und Weisheit der Indier (1808)
  16. Bryant 2001, С. 69
  17. 1 2 Mallory (1989:152–153)
  18. e.g. Feist 1932 and Pissani 1974 as cited in Bryant 2001, С. 142-143
  19. 1 2 3 4 Elst 1999
  20. 1 2 3 4 The Aryan Non-Invasionist Model by Koenraad Elst
  21. Talageri 2000
  22. Kazanas 2002
  23. Blench & Spriggs 1997
  24. Elst 1999:"3.2 Origin of the Linguistic Argument"
  25. Hock, H.H. (1996), "Out of India? The linguistic evidence", in Bronkhorst, J. & Deshpande, M.M., «Aryan and Non-Aryan in South Asia: Evidence, Interpretation, and Ideology», Harvard Oriental Series, 1999, ISBN 1888789042 . On p 14 is Fig 1, the cladistic tree of the IE branches. On p 15 is Fig 2, the diagram of isoglosses. On p 16 he states that if only the model in Fig 1 is accepted, then the hypothesis of an Out-of-India migration would be «relatively easy to maintain», i.e. provided the evidence of Fig 2 were ignored.
  26. Bryant (2001:76)
  27. Thieme, Burrow, and Das, as cited in Bryant (2001:86–88)
    Kuiper, as cited in Witzel (1999) and Bryant (2001:87)
  28. Hamp 1996 and Jamison 1989, as cited in Bryant 2001:81–82
  29. Hock 1975/1984/1996 and Tikkanen 1987, as cited in Bryant 2001:80–82
  30. Bryant (2001:78–82)
  31. Tikkanen (1999)
  32. Zvelebil 1990
  33. Bryant 2001, С. 82
  34. D. McAlpin Linguistic Prehistory: The Dravidian Situation 1979
  35. as cited in Witzel 2000
  36. Elst (1999); «Influence of Sanskrit or Prakrit on Sangam Tamil can be seen in some particular terms. For example, AkAyam (meaning sky) is thought to be derived from AkAsha, while Ayutham (meaning weapon) is thought to be derived from Ayudha».
  37. Thomason & Kaufman (1988)
  38. Thomason & Kaufman (1988:141–144)
  39. Erdosy (1995:18)
  40. 1 2 Talageri 2000:"Chapter 7: The Indo-European Homeland"
  41. 1 2 3 Witzel. «Early Indian history: Linguistic and textual parametres», in Erdosy 1995
  42. Kazanas, Nicholas 2001b — Indigenous Indoaryans and the Rgveda — Journal of Indo-European Studies, volume 29, pages 257-93
  43. 1 2 Villar 2000
  44. Alinei 2003
  45. T Burrow — The Sanskrit Language (1973): «Vedic is a language which in most respects is more archaic and less altered from original Indo-European than any other member of the family» (34: emphasis added); he also states that root nouns, «very much in decline in the earliest recorded Indo-European languages», are preserved better in Sanskrit, and later adds, «Chiefly owing to its antiquity the Sanskrit language is more readily analysable, and its roots more easily separable from accretionary elements than… any other IE language» (123, 289); see also Beekes, R.S.P., 1990: Vergelijkende Taalwetenschap cited by K Elst 2005. Tussen Sanskrit en Neder­lands, Het Spectrum, Utrecht, «The distribution [of the two stems as/s for „to be“] in Sanskrit is the oldest one» (Beekes 1990:37); «PIE had 8 cases, which Sanskrit still has» (Beekes 1990:122); «PIE had no definite article. That is also true for Sanskrit and Latin, and still for Russian. Other languages developed one» (Beekes 1990:125); «[For the declensions] we ought to reconstr­uct the Proto-Indo-Iranian first,… But we will do with the Sanskrit because we know that it has preserved the essential information of the Proto-Indo-Iranian» (Beekes 1990:148); «While the accentuation systems of the other languages indicate a total rupture, Sanskrit, and to a lesser extent Greek, seem to continue the original IE situation» (Beekes 1990:187); «The root aorist… is still frequent in Indo-Iranian, appears sporadically in Greek and Armenian, and has disappeared elsewhe­re» (Beekes 1990:279)
  46. 1 2 3 4 5 6 7 8 A new date for the Rgveda by N Kazanas published in Philosophy and Chronology, 2000, ed G C Pande & D Krishna, special issue of Journal of Indian Council of Philosophical Research (June, 2001)
  47. Bryant (2001:144)
  48. Bryant (2001:239–240) «Lithuanian, for example, preserves archaic Indo-European features to this very day.»
  49. Meillet A. Introduction à l'étude comparative des langues indo-européennes. — 2ème corrigé et augmentée. — Paris: Hachette, 1908. — P. 46.
  50. But Indo-Aryan presence may predate the Rigveda by several centuries even in the immigrationist view; according to Asko Parpola's scenario, the Rigvedic Aryans were not the first wave to reach India; his Indo-Aryan «Indian Dasa» were the bearers of the Cemetery H culture from around 1900 BC; Asko Parpola, 'The formation of the Aryan branch of Indo-European', in Blench and Spriggs (eds), Archaeology and Language III, London and New York (1999).
  51. BBC India’s miracle river
  52. Rig Veda VII, 95, 2. giríbhya aaZ samudraZat
  53. Kazanas 2000:4
  54. Talageri, 2000: Ch 4: The Rigvedic Rivers
  55. The RigVeda — A Historical Analysis by Shrikant G. Talageri
  56. Rao 1991: 77-9
  57. Feuerstein et al 1995: 87-90
  58. Elst 1993: 70
  59. Allchins 1997: 117
  60. Francfort 1992
  61. Rig Veda, Hymn X, 75
  62. Rig Veda, Hymn X, verses 2-4 and 7-9
  63. (Kazanas 2000:4, 5)
  64. Bryant 2001, С. 167
  65. Allchins 1969: 285
  66. Rao 1991: 171
  67. Allchins et. all cited by Kazanas 2000:1
  68. Kazanas 2000:13 A new date for the Rgveda by N Kazanas published in Philosophy and Chronology, 2000, ed G C Pande & D Krishna, special issue of Journal of Indian Council of Philosophical Research (June, 2001)
  69. RV 5.11.2, 7.43.2-3; Parpola 1988: 225
  70. Rig-Veda is pre-Harappan by N Kazanas
  71. Piggott 1961: 259
  72. Grist 1965
  73. Rao 1991: 24, 101, 150 etc
  74. Piggott et. all cited by Kazanas 2000:13
  75. Elst 1999: Ch 5.3.10
  76. 1 2 3 Update on the Aryan Invasion Debate by Koenraad Elst
  77. RV 10:85:2
  78. Bernard Sergent: Genèse de l’Inde, 1997 p.118 cited by Elst 1999: Ch 5.5) Update on the Aryan Invasion Debate by Koenraad Elst
  79. Rig-Veda is pre-Harappan Pg.6 by N. Kazanas
  80. Cardona 2002: 33-35; Cardona, George. The Indo-Aryan languages, RoutledgeCurzon; 2002 ISBN 0-7007-1130-9
  81. Elst 1999: Ch 4.6
  82. e.g. Thomas Oberlies, Die Religion des Rgveda, Wien 1998, p. 188.
  83. Allchins 1997: 223
  84. `The AIT and scholarship' by Kazanas July 2001 Page 2,3
  85. as cited in Bryant 2001:141
  86. Bryant (2001:236)
  87. Richards et al. (1996), "«Paleolithic and neolithic lineages in the European mitochondrial gene pool»", American journal of human genetics Т. 59 (1): 185-203 .
  88. Semino et al. (2000), "«The Genetic Legacy of Paleolithic Homo sapiens sapiens in Extant Europeans: A Y Chromosome Perspective»", Science Т. 290 (5494): 1155 - 1159 .
  89. Hemphill 1998
  90. Chaubey et al. 2007
  91. Kivisild (2003)
    Nasidze et al. (2005), "«»", Annals of Human Genetics Т. 69: 401–412 .
    Nasidze et al. (2003), "«»", Hum Genet Т. 112: 255–261 .
    Wells et al. (2001)
  92. Kivisild et al. (2003)
  93. the Genographic Project
  94. Wells (2002:167)
  95. published in the ASHG Abstracts 2007
  96. et al in their 2006 paper in the American Journal of Human Genetics
  97. Polarity and Temporality of High-Resolution Y-Chromosome Distributions in India Identify Both Indigenous and Exogenous Expansions and Reveal Minor Genetic Influence of Central Asian Pastoralists, by Sanghamitra Sengupta,1 Lev A. Zhivotovsky,2 Roy King,3 S. Q. Mehdi,4 Christopher A. Edmonds,3 Cheryl-Emiliane T. Chow,3 Alice A. Lin,3 Mitashree Mitra,5 Samir K. Sil,6 A. Ramesh,7 M. V. Usha Rani,8 Chitra M. Thakur,9 L. Luca Cavalli-Sforza,3 Partha P. Majumder,1 and Peter A. Underhill3, 1Human Genetics Unit, Indian Statistical Institute, Kolkata, India; 2N. I. Vavilov Institute of General Genetics, Russian Academy of Sciences, Moscow; 3Department of Genetics, Stanford University, Stanford; 4Biomedical and Genetic Engineering Division, Dr. A. Q. Khan Research Laboratories, Islamabad; 5School of Studies in Anthropology, Pandit Ravishankar Shukla University, Raipur, India; 6University of Tripura, Tripura, India; 7Department of Genetics, University of Madras, Chennai, India; 8Department of Environmental Sciences, Bharathiar University, Coimbatore, India; and 9B. J. Wadia Hospital for Children, Mumbai, India[1]
  98. Underhill et al. (2009), «Separating the post-Glacial coancestry of European and Asian Y chromosomes within haplogroup R1a», European Journal of Human Genetics, doi:doi:10.1038/ejhg.2009.194
  99. Sapir (1949:455)
  100. Dyen (1965), as quoted in Bryant 2001, С. 142
  101. Parpola 2005, С. 48. «…numerous loanwords and even structural borrowings from Dravidian have been identified in Sanskrit texts composed in northwestern India at the end of the second and first half of the first millennium BCE, before any intensive contact between North and South India. External evidence thus suggests that the Harappans most probably spoke a Dravidian language.»
  102. Mallory 1989, С. 44. «The most obvious explanation of this situation is that the Dravidian languages once occupied nearly all of the Indian subcontinent and it is the intrusion of Indo-Aryans that engulfed them in north India leaving but a few isolated enclaves.»
  103. (Mallory 1989)

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]