Терра Нова (экспедиция)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Британская антарктическая экспедиция
1-11terranova.jpg
Экспедиционное судно — барк «Терра Нова»
Страна ВеликобританияFlag of the United Kingdom.svg Великобритания
Дата начала 16 июня 1910 года
Дата окончания 10 февраля 1913 года
Руководитель Роберт Скотт
Состав

65 человек, включая два зимовочных отряда и судовую команду

Маршрут
Antarctic expedition map (Amundsen - Scott)-ru.svg
Пути конкурирующих экспедиций в Антарктиде: маршруты Скотта (зелёный) и Амундсена (красный)
Достижения
  • Впервые в истории полярных исследований совершили зимний исследовательский поход в обстановке полярной ночи (27 июня — 1 августа 1911 года)
  • Вторыми в истории достигли Южного полюса 17 января 1912 года
Открытия
Потери
  • Все пятеро участников достижения Южного полюса, включая начальника экспедиции, погибли на обратном пути
  • Участник зимовки на Земле Виктории Дж. Эббот сошёл с ума от перенесённых лишений
  • Старший матрос Р. Бриссенден утонул после возвращения в Новую Зеландию[1]

Британская антарктическая экспедиция 1910—1913 годов (англ. British Antarctic Expedition 1910—1913) на барке «Терра Нова», возглавляемая Робертом Скоттом, имела политическую цель: «достижение Южного полюса, с тем, чтобы честь этого свершения доставить Британской империи»[2]:397. С самого начала экспедиция оказалась вовлечена в полярную гонку с конкурирующей командой Руаля Амундсена. Скотт с четырьмя спутниками достигли Южного полюса 17 января 1912 года, спустя 34 дня после Амундсена, и погибли на обратном пути, проведя на антарктическом леднике 144 дня. Обнаруженные через 8 месяцев после гибели экспедиции дневники сделали Скотта «архетипическим британским героем» (по выражению Р. Хантфорда), его слава затмила славу Амундсена-первооткрывателя[3]:526. Только в последней четверти XX века опыт экспедиции Скотта привлёк внимание исследователей, высказавших немалое число критических замечаний по поводу личных качеств лидера и снаряжения экспедиции. Дискуссии продолжаются по сей день.

Содержание

Цели и результаты[править | править вики-текст]

Экспедиция на барке «Терра Нова» была частным предприятием с государственной финансовой поддержкой под патронатом Британского Адмиралтейства и Королевского географического общества. В научном плане была прямым продолжением Британской национальной антарктической экспедиции 1901—1904 годов на корабле «Дискавери». Главной целью экспедиции были научные исследования Земли Виктории, а также западных отрогов Трансантарктического хребта и Земли Эдуарда VII. Успех Шеклтона в 1908 году (он не дошёл до Южного полюса всего 180 км)[4]:100—101 и заявления Кука и Пири о покорении ими Северного полюса поставили перед Скоттом в первую очередь политическую задачу — обеспечение первенства Великобритании на крайнем Юге Земли.

План экспедиции[править | править вики-текст]

Роберт Скотт — глава экспедиции

План экспедиции, обнародованный Скоттом 13 сентября 1909 года, предполагал работу в три сезона с двумя зимовками:

1. Декабрь 1910 — апрель 1911 годов

Основание базы для зимовки и научных исследований на острове Росса в проливе Мак-Мёрдо. Отправка автономной исследовательской группы к Земле Эдуарда VII или, по ледовой обстановке, к Земле Виктории. Геологические изыскания в горных отрогах близ базы. Большая часть команды участвует в закладке складов для похода следующей антарктической весной.

2. Октябрь 1911 — апрель 1912 годов

Главная задача второго сезона — поход к Южному полюсу по трассе Шеклтона. В его подготовке участвует весь персонал, непосредственно в поле работают 12 человек, из них четверо достигают полюса и возвращаются обратно, используя промежуточные склады. Комплексные климатические, гляциологические, геологические и географические исследования.

3. Октябрь 1912 — январь 1913 годов

Завершение научных исследований, начатых ранее. В случае неудачного похода к полюсу в предыдущий сезон — повторная попытка его достижения по старому плану. В интервью газете Daily Mail Р. Скотт заявил, что «если мы не достигнем цели при первой попытке, то вернёмся на базу и повторим её на следующий год. <…> Словом, не уйдём оттуда, пока не добьёмся своего»[5]:164.

Основные результаты[править | править вики-текст]

План был выполнен вплоть до деталей (за вычетом цены его реализации). В научном отношении экспедиция провела большое количество метеорологических и гляциологических наблюдений, собрала множество геологических образцов с ледниковых морен и отрогов Трансантарктических гор. Команда Скотта испытала разнообразные виды транспорта, в том числе моторные сани в полярной обстановке, а также воздушные шары-зонды для исследований атмосферы. Научные исследования возглавлялись Эдвардом Адрианом Уилсоном (1872—1912). Он продолжил исследование пингвинов на мысе Крозье, а также выполнил программу геологических, магнитных и метеорологических исследований[2]:397. В частности, метеорологические наблюдения, сделанные экспедицией Скотта, при сопоставлении с данными Шеклтона и Амундсена позволили сделать вывод о наличии у Южного полюса в летний период антарктического антициклона.

Политическая задача экспедиции прямо не была выполнена. Особенно жёстко об этом рассуждали норвежцы, в частности, брат Руаля Амундсена — Леон писал в 1913 году:

«…Экспедиция (Скотта) организовывалась способами, не внушающими доверия. Мне кажется… все должны радоваться, что ты уже побывал на Южном полюсе. Иначе… мгновенно собрали бы новую британскую экспедицию для достижения той же цели, скорее всего ничуть не изменив методику похода. В результате катастрофа следовала бы за катастрофой, как это было в случае с Северо-Западным проходом»[6]:203.

Тем не менее, гибель Скотта и первенство Амундсена внесли много проблем в британо-норвежские отношения, а трагедия Скотта в политическом смысле стала символом героизма истинного джентльмена и представителя Британской империи. Аналогичную роль общественное мнение уготовило и Э. Уилсону, который несмотря ни на что тащил с ледника Бирдмора 14 кг окаменелостей. Присутствие полярных экспедиций, а во второй половине ХХ века — и стационарных баз Британии и субъектов Британского содружества (Австралии, Новой Зеландии) в этом секторе Антарктики стало постоянным.

Подготовка и снаряжение[править | править вики-текст]

Финансирование[править | править вики-текст]

Реклама фирмы пищевых полуфабрикатов Oxo — спонсора экспедиции.

Экспедиция «Терра Нова» поначалу рассматривалась как частная инициатива с весьма ограниченной государственной поддержкой. Скотт заложил бюджет в 40 000 фунтов стерлингов (ф. ст.), что значительно превышало бюджеты аналогичных норвежских экспедиций, но было более чем в два раз меньше бюджета экспедиции 1901—1904 годов. Командир судна — лейтенант Эванс — писал:

Мы никогда не собрали бы средства, необходимые для экспедиции, если бы подчёркивали только научную сторону дела; многие из тех, кто сделал в наш фонд самые крупные взносы, совершенно не интересовались наукой: их увлекала сама идея похода к полюсу.[5]:159.

В результате национальная подписка, несмотря на призыв лондонской «Таймс», дала не более половины необходимых средств. Деньги поступали малыми суммами от 5 до 30 ф. ст.[5]:161 Призыв профинансировать Скотта бросил сэр Артур Конан Дойль, заявивший:

…Остался всего один полюс, который должен стать нашим полюсом. И если Южного полюса вообще можно достичь, то… капитан Скотт как раз тот, кто способен на это.[5]:161.

Тем не менее капитал рос очень медленно: Королевское географическое общество пожертвовало 500 ф. ст., Королевское общество — 250 ф. ст. Дело сдвинулось с мёртвой точки в январе 1910 года, когда правительство решило предоставить Скотту 20 000 ф. ст.[5]:165 Реальная смета расходов экспедиции на февраль 1910 года составила 50 000 ф. ст., из которых Скотт располагал 32 000 ф. ст.[5]:168 Самой крупной статьёй расходов было экспедиционное судно, аренда которого у зверобойной компании обошлась в 12 500 ф. ст.[2]:401 Сбор пожертвований продолжался по мере достижения Южной Африки (правительство только что образованного Южно-Африканского Союза предоставило 500 фунтов, лекции самого Скотта принесли 180 фунтов), Австралии и Новой Зеландии.

Экспедиция началась с отрицательным финансовым балансом, и Скотт был вынужден уже в период зимовки просить участников экспедиции отказаться от жалованья на второй год экспедиции. Сам Скотт передал фонду экспедиции как собственное жалованье, так и любые виды вознаграждения, которые будут ему причитаться[5]:221—222.

В отсутствие Скотта летом 1911 года кампанию по сбору средств в Великобритании возглавил сэр Клемент Маркхэм, бывший глава Королевского географического общества: положение было таково, что к октябрю 1911 года казначей экспедиции, сэр Эдвард Спейер, уже не мог оплачивать счетов, финансовый дефицит достиг 15 тыс. ф. ст. 20 ноября 1911 года было опубликовано воззвание о привлечении в фонд Скотта 15 000 ф.ст., его написал А. Конан Дойль[5]:224. К декабрю было собрано не более 5000 фунтов, а министр финансов Ллойд Джордж категорически отказал в дополнительной субсидии.

«Полярная гонка»[править | править вики-текст]

Руаль Амундсен — главный конкурент Скотта.

Планы экспедиции Скотта с комментариями известных полярников были опубликованы в газете Daily Mail 13 сентября 1909 года. Термин «полярная гонка» был введён Робертом Пири в интервью, опубликованном в том же номере. Пири заявил:

Можете мне поверить на слово: гонки к Южному полюсу, которые начнутся между американцами и британцами в ближайшие семь месяцев, будут напряжёнными и перехватывающими дыхание. Таких гонок мир ещё никогда не видел.[7]:189

К этому времени из знаковых географических объектов на Земле непокорённым оставался только Южный полюс: 1 сентября 1909 года Фредерик Кук официально объявил о достижении Северного полюса 21 апреля 1908 года. 7 сентября того же года о достижении Северного полюса объявил и Роберт Пири, по его заявлению, это произошло 6 апреля 1909 года. В прессе упорно муссировались слухи, что следующей целью Пири будет Южный полюс. 3 февраля 1910 года Национальное географическое общество официально объявило, что американская экспедиция отправится в море Уэдделла в декабре[5]:166. Аналогичные экспедиции готовили: во Франции — Жан-Батист Шарко, в Японии — Сирасэ Нобу, в Германии — Вильгельм Фильхнер. Фильхнер планировал переход через весь континент: от моря Уэдделла до полюса, а оттуда по маршруту Шеклтона — к Мак-Мёрдо. Готовились экспедиции в Бельгии и Австралии (Дуглас Моусон совместно с Эрнестом Шеклтоном)[5]:173. Для Скотта, как он полагал, серьёзными конкурентами могли быть только Пири и Шеклтон[5]:173—174, однако Шеклтон в 1910 году предоставил реализацию планов одному Моусону, а Пири отошёл от полярных исследований. Руаль Амундсен в 1908 году объявил о трансарктическом дрейфе от мыса Барроу до Шпицбергена. Во время пасхального визита 1910 года в Норвегию Скотт рассчитывал, что его экспедиция в Антарктиде и арктическая команда Амундсена будут действовать по единому научно-исследовательскому плану. Амундсен не ответил на письма и телеграммы Скотта, а также на его телефонные звонки[6]:120—121.

Команда[править | править вики-текст]

Эдвард Адриан Уилсон — начальник научного отдела

Экспедиция была разделена на два отряда: научный — для зимовки в Антарктике — и судовой. Подбором персонала научного отряда руководили Скотт и Уилсон, подбор судового экипажа был возложен на лейтенанта Эванса. Всего было отобрано 65 человек из более чем восьми тысяч кандидатов[8]. Из них шестеро участвовали в экспедиции Скотта на «Дискавери» и семеро — в экспедиции Шеклтона.

Научный отряд включал двенадцать учёных и специалистов. Научной команды такого типа никогда ещё не было в полярных экспедициях[2]:413—416. Роли распределялись так:

  • Эдвард Уилсон — врач, зоолог и художник.
  • Эпсли Черри-Гаррард — ассистент Уилсона, самый молодой член команды (24 года на 1910 год). Включён в состав экспедиции за пожертвование в 1000 фунтов, после того как его кандидатура была отвергнута на конкурсе.
  • Т. Гриффит-Тейлор (Австралия) — геолог. По контракту срок его пребывания в экспедиции ограничился одним годом.
  • Ф. Дебенхэм (Австралия) — геолог.
  • Р. Пристли — геолог.
  • Дж. Симпсон — метеоролог.
  • Э. Нельсон — биолог.
  • Чарльз Райт (Канада) — физик.
  • Сесил Мирз — специалист по лошадям и ездовым собакам. В марте 1912 года покинул Антарктику.
  • Герберт Понтинг — фотограф и кинооператор. В марте 1912 года покинул Антарктику.
Фотограф и оператор Герберт Понтинг с кинокамерой.

В составе команды было много представителей Королевского военно-морского флота (ВМФ) и Королевской Индийской службы.

  • Виктор Кемпбелл — лейтенант ВМФ в отставке, старший помощник на «Терра Нова», стал руководителем так называемой Северной партии на Земле Виктории.
  • Гарри Пеннел — лейтенант ВМФ, штурман «Терра Нова».
  • Генри Ренник — лейтенант ВМФ, главный гидролог и океанолог.
  • Г. Мюррей Левик — судовой врач в звании лейтенанта.
  • Эдвард Аткинсон — судовой врач в звании лейтенанта, исполнял обязанности командира зимовочной партии с декабря 1911 года. Именно он произвёл освидетельствование найденных останков Скотта и его спутников.

В состав полюсного отряда также вошли:

  • Генри Р. Бауэрс — лейтенант Королевского ВМФ Индии
  • Лоуренс Отс — капитан 6-го Иннискиллингского драгунского полка. Специалист по пони, вошёл в состав экспедиции, внеся в её фонд 1000 фунтов.

Из иностранцев в составе экспедиции Скотта участвовали:

  • Омельченко, Антон Лукич (Россия) — конюх экспедиции. Скотт называет его в дневниках просто «Антон». Прошёл с полюсной командой до середины ледника Росса, по истечении срока контракта вернулся в Новую Зеландию в феврале 1912 года.
  • Гирев, Дмитрий Семёнович (Россия) — каюр (погонщик собак). Скотт писал его фамилию в дневнике как Geroff. Сопровождал экспедицию Скотта до 84° ю. ш., затем с большей частью экспедиции оставался в Антарктиде и участвовал в поисках группы Скотта.
  • Йенс Трюгве Гран (Норвегия) — каюр и специалист-лыжник. Включён в состав команды после визита Скотта в Норвегию по настоянию Фритьофа Нансена. Несмотря на отсутствие взаимопонимания с главой экспедиции, проработал до её окончания.

Снаряжение и транспорт[править | править вики-текст]

Лоуренс Отс в конюшне на борту «Терра Нова».

Скотт решил использовать триаду тягловых средств: моторные сани, маньчжурских лошадей и ездовых собак[2]:432. Пионером использования пони и моторных средств в Антарктике был Шеклтон, который убедился в полной практической бесполезности и того и другого[3]:255. К собакам Скотт относился крайне отрицательно, его дневники полны жалоб на сложности обращения с этими животными[9]:196. Впрочем, Скотт, как и в походе 1902 года, более всего полагался на мускульную силу и силу духа человека[10]:22. Мотосани довольно плохо зарекомендовали себя на испытаниях в Норвегии и Швейцарских Альпах: постоянно ломался двигатель, а собственный вес продавливал снег на глубину не менее фута[5]:171. Тем не менее, Скотт упорно отвергал советы Нансена и взял в экспедицию трое моторных саней.

Уильям Лэшли на фоне гусеничных моторных саней. Ноябрь 1911 года.

Существенной частью снаряжения были 19 низкорослых маньчжурских лошадей (члены команды называли их «пони») белой масти, доставленных к октябрю 1910 года в Крайстчёрч, Новая Зеландия. Собак было доставлено 33, вместе с русскими каюрами[5]:193. Конюшни и собачьи будки были возведены на верхней палубе «Терра Нова». Фураж составляли 45 тонн прессованного сена, 3—4 тонны сена для немедленного употребления, 6 тонн жмыха, 5 тонн отрубей. Для собак было взято 5 тонн собачьих сухарей, при этом Мирз утверждал, что потребление собаками тюленины крайне вредно[11]:30.

Фирма British and Colonial Airplane Company предложила экспедиции самолёт, однако Скотт отказался от этого опыта, заявив, что сомневается в пригодности авиации в полярных исследованиях[5]:174.

Для связи между исследовательскими отрядами в главной базе Мак-Мёрдо и на Земле Эдуарда VII Скотт рассчитывал использовать радиотелеграфию. Изучение этого проекта показало, что на «Терра Нова» радиопередатчики, приёмники, радиомачты и прочее оборудование просто не найдут себе места из-за громоздкости. Тем не менее, National Telephone Company в рекламных целях предоставила Скотту несколько телефонных аппаратов для базы Мак-Мёрдо[5]:174—175.

Основные запасы провианта были приняты в Новой Зеландии и явились подарками местных жителей. Так, было прислано 150 замороженных овечьих туш и 9 бычьих, мясные консервы, сливочное масло, консервированные овощи, сыр и сгущённое молоко. Одна из ткацких фабрик изготовила специальные шапки с эмблемой экспедиции, вручённые каждому её члену вместе с экземпляром Библии[5]:193—194.

Ход экспедиции[править | править вики-текст]

Первый этап: 1910—1911 годы[править | править вики-текст]

Плавание от Великобритании к Антарктиде[править | править вики-текст]

«Терра Нова» в декабре 1910 года. Фото Г. Понтинга.

«Терра Нова» отплыла из Кардиффа 15 июля 1910 года. Скотта на борту не было: отчаянно борясь за финансирование экспедиции, а также с бюрократическими препонами (барк пришлось регистрировать как яхту), он взошёл на борт своего судна только в Южной Африке[2]:411. Барк прибыл в Мельбурн 12 октября 1910 года, там была получена телеграмма брата Руаля Амундсена — Леона: «Имею честь сообщить „Фрам“ направляется Антарктику. Амундсен». Сообщение оказало на Скотта самое тягостное действие. Утром 13-го он направил телеграмму Нансену с просьбой о разъяснениях, Нансен ответил: «Не в курсе дела»[7]:212. На пресс-конференции Скотт заявил, что не позволит жертвовать научными результатами ради полярной гонки[4]:128—131. Местные газеты писали:

В отличие от некоторых исследователей, словно сгибающихся под бременем того, что их ждёт, он держится весело и бодро. В Антарктику он отправляется с таким настроением, словно человек, которому предстоит приятное свидание.[5]:189.

Если в Австралии и Новой Зеландии пресса и публика с пристальным вниманием следили за ходом экспедиции, то в Лондоне планы Скотта были совершенно перечёркнуты ажиотажем вокруг дела доктора Криппена[5]:196.

16 октября «Терра Нова» отплыла в Новую Зеландию, Скотт остался с женой в Австралии улаживать дела, отплыв из Мельбурна 22 октября. В Веллингтоне его встречали 27-го. К тому времени «Терра Нова» принимала запасы в Порт-Чалмерсе. С цивилизацией экспедиция распрощалась 29 ноября 1910 года.

1 декабря «Терра Нова» попала в зону сильнейшего шквала, приведшего к большим разрушениям на судне: плохо закреплённые на палубе мешки с углём и баки с бензином действовали как тараны. Пришлось сбросить с палубы 10 тонн угля[5]:197. Судно легло в дрейф, однако оказалось, что трюмные помпы засорены и не в состоянии справиться с непрерывно черпаемой судном водой. В результате шторма издохли два пони, одна собака захлебнулась в потоках воды, пришлось слить в море 65 галлонов бензина. 9 декабря начали встречать паковые льды, 10 декабря пересекли Южный полярный круг[5]:198. Для прохождения 400-мильной полосы пакового льда потребовалось 30 суток (в 1901 году на это понадобилось 4 суток). Было истрачено много угля (61 тонну из 342, имевшихся на борту) и провианта[5]:200. 1 января 1911 года увидели сушу: это была гора Сабин в 110 милях от Земли Виктории. Острова Росса экспедиция Скотта достигла 4 января 1911 года. Место зимовки было названо мысом Эванса в честь командира судна.

Высадка[править | править вики-текст]

Интерьер офицерского отсека хижины Скотта. Фото Герберта Понтинга. Слева направо: Черри-Гаррард, Бауэрс, Отс, Мирз, Аткинсон

Первым делом на берег были высажены 17 уцелевших лошадей и сгружены двое моторных саней, на них возили провиант и оборудование[9]:104—105. После четырёх дней разгрузочных работ, 8 января, было решено включить в работу третьи моторные сани, которые провалились сквозь непрочный лёд бухты под собственной тяжестью[9]:116—117.

К 18 января был подведён под крышу экспедиционный дом размерами 15 × 7,7 м. Скотт писал:

Наш дом — самое комфортабельное помещение, какое только можно себе представить. Мы создали для себя чрезвычайно привлекательное убежище, в стенах которого царит мир, спокойствие и комфорт. К такому прекрасному жилищу не подходит название «хижины» (англ. hut), но мы остановились на нём, потому что не могли придумать другого[9]:132—133.

Дом был деревянным, между двумя слоями дощатой обшивки была изоляция из сушёных морских водорослей. Крыша — из двойного рубероида, также изолированная морской травой. Двойной деревянный пол был покрыт войлоком и линолеумом. Освещался дом ацетиленовыми горелками, газ для которых вырабатывался из карбида (освещением заведовал Дэй). Для уменьшения потерь тепла печные трубы были протянуты через всё помещение, однако полярной зимой в доме поддерживалась температура не выше +50 °F (+9 °C)[9]:303. Единое внутреннее пространство было поделено на два отсека провиантскими ящиками, в которых хранились припасы, не переносящие морозов, например, вино[12]:131-132.

Близ дома находился холм, где располагались метеорологические приборы, а рядом в снежном сугробе были выкопаны два грота: для свежего мяса (мороженая баранина из Новой Зеландии покрылась плесенью, поэтому команда питалась консервами или пингвинами), во втором была устроена магнитная обсерватория[12]:133. Конюшни и помещения для собак располагались по соседству, со временем, когда галька, на которой был построен дом, слежалась, через щели в дом стали просачиваться испарения из конюшни, борьба с которыми не имела ни малейшего успеха.

Деятельность Восточного отряда в феврале 1911 года[править | править вики-текст]

«Фрам» и «Терра Нова» в Китовой бухте.

План Скотта включал деятельность двух отрядов. Отряд под командованием Виктора Кемпбелла должен был пройти вдоль Великого Ледяного барьера до Земли Эдуарда VII. 26 января «Терра Нова» отправилась на восток, предполагаемым местом её базирования была Китовая бухта, которой Кемпбелл достиг 4 февраля. К великому изумлению британцев, в бухте стоял «Фрам» — судно снабжения экспедиции Руаля Амундсена. Командир Торвальд Нильсен не стал встречать гостей, но «Фрам» посетили сам Кемпбелл и лейтенант Пеннелл. Позднее Кемпбелл, Пеннелл и доктор Левик по приглашению Амундсена посетили базу норвежцев «Фрамхейм». Амундсен предложил англичанам располагаться поблизости, подчеркнув, что Антарктика открыта для всех[7]:219. Однако результаты ледовой разведки показали Кемпбеллу, что Земля Эдуарда VII недоступна для исследования с моря. Амундсен, Нильсен и лейтенант Престрюд были приглашены на ланч в кают-компании «Терра Нова». Амундсен стремился разузнать побольше о моторных санях Скотта. Через полчаса после их ухода Кемпбелл поспешно покинул Китовую бухту[7]:220.

Кемпбелл не застал в Мак-Мёрдо экспедиции Скотта — к тому времени начались разведочные походы на юг. Он оставил сведения об Амундсене в письме Скотту. Отряд Кемпбелла высадили на Земле Виктории, где шесть его членов проработали до начала 1912 года. «Терра Нова» после этого взяла курс на Новую Зеландию, откуда 28 марта новости о полярной гонке распространились по миру[7]:220. Получив новости, Скотт писал в дневнике 22 февраля:

Это сообщение вызвало только одну мысль в моём уме, а именно: всего разумнее и корректнее будет поступать так, как намечено мною, — будто и не было вовсе этого сообщения; идти своим путём и трудиться по мере сил, не выказывая ни страха, ни сомнения.[9]:178

Закладка складов[править | править вики-текст]

Члены экспедиции «Терра Нова» тащат припасы на санях. Фотография ноября — декабря 1912 года.

Скотт во главе двенадцати человек 27 января выступил к 80° ю. ш. с целью закладки продовольственных складов для весеннего похода. В команду входили 26 собак и 8 пони послабее — остальных берегли для весны[5]:204. После десятидневного похода был разбит лагерь, получивший название Corner Camp (Угловой), ибо он располагался на меридиане мыса Крозе, и отсюда открывался удобный путь на ледник Бирдмора. Переждав трёхсуточный шторм (погибли два пони), Скотт решил отправить трёх наиболее пострадавших животных на базу с лейтенантом Эвансом и тремя матросами.

16 февраля 1911 года на 79° 29' ю. ш. в 150 милях от мыса Эванса был заложен склад Одной Тонны, названный по весу снаряжения, оставленного там. Он был обозначен чёрным флагом и светоотражателем из металлических сухарных ящиков[9]:167—168. Температура на обратном пути упала. Скотт, Уилсон, Мирз и Черри-Гаррард решили вернуться на собачьих упряжках, поручив пятерых оставшихся пони Бауэрсу, Отсу и Грану. 21 февраля едва не произошло катастрофы, когда собаки провалились сквозь снежный мост над пропастью, причём Скотту пришлось спускаться в ледниковую трещину, чтобы вытащить двух собак — 11 повисли на постромках[9]:172—174. Из восьми взятых в путь пони на базу вернулись только двое. 1 марта Скотт записал в дневнике:

Ясно, что эти пурги бедным животным не под силу. <…> Между тем нельзя допустить, чтобы они приходили в скверное состояние в самом начале работ экспедиции. Получается, что в следующем году необходимо будет выступить позднее. Что же делать! Мы поступали по мере своего понимания и опыт купили дорогой ценой.[9]:182

Снаряжение складов продолжалось до начала апреля. 23 апреля на широте Мак-Мёрдо начиналась полярная ночь.

Зимовка апреля — октября 1911 года[править | править вики-текст]

Зима 1911 года. Скотт делает записи в экспедиционный журнал. Фотограф Герберт Понтинг.

Зимний дом был разделён на два отсека: офицерский и нижних чинов, учёные были приравнены к офицерам[9]:188—189. Жизнь была размеренной: Скотт рассчитывал пайки и график весеннего похода, учёные занимались изучением атмосферного электричества и паразитов у пингвинов и рыб. Члены научной группы регулярно читали лекции по своим предметам — три раза в неделю, что было частью развлечений зимовщиков[9]:289—291. Важным занятием были регулярные выгулы лошадей и собак, а также футбольные матчи на льду[5]:213.

22—23 мая Скотт и Уилсон обследовали зимовье Шеклтона на мысе Ройдс, обнаружив там запасы провианта, достаточные для команды Скотта примерно на восемь месяцев. Единственное, что оттуда Скотт забрал — пять экземпляров англиканского молитвенника: почти все церковные книги по недосмотру остались на «Терра Нова»![9]:259—261.

Зимний поход группы Уилсона[править | править вики-текст]

27 июня — 1 августа в разгар антарктической зимы Уилсон, Бауэрс и Черри-Гаррард совершили 60-мильный (97 км) поход на мыс Крозье для сбора яиц императорских пингвинов и испытания полярного снаряжения и рациона. Инициатором экспедиции был Уилсон: он хотел изучить особенности зимнего высиживания потомства пингвинами. Это был первый в истории полярных исследований зимний исследовательский поход в обстановке полярной ночи[12]:243.

Поход оказался чрезвычайно тяжёлым: чтобы преодолеть 97 км в почти полной темноте и на экстремальном холоде, потребовалось 19 дней. 5 июля температура упала до −60 °C (−77 °F)[12]:255. Зачастую не удавалось пройти больше одной мили в сутки. Из-за постоянного обледенения установка палатки требовала нескольких часов, чрезвычайно трудно было открывать мешки для провианта, керосин представлял собой некое подобие студня[12]:253—254.

Эпсли Черри-Гаррард. Фото Герберта Понтинга. Обращает на себя внимание пальто, сшитое из шерстяного одеяла

Прибыв на мыс Крозье, экспедиционеры построили иглу из каменных глыб, сверху изолированных снегом, с брезентовой крышей, коньком для которой послужили сани[12]:266. Им удалось подобраться к колонии пингвинов, в результате Уилсон добыл три яйца. Вскоре ураганом было разрушено иглу, и Уилсон принял решение о возвращении. На обратном пути во время 11-балльного шторма 22 июля ветром была унесена палатка, и трое людей провели около полутора суток в спальных мешках под открытым небом[12]:277. Палатку удалось отыскать более чем в миле от места катастрофы: по счастью, во время урагана температура поднялась до −18 °C[12]:281. Яйца пингвинов удалось сохранить, и они были впоследствии доставлены в Музей естественной истории в Южном Кенсингтоне[12]:295—299.

Остатки иглу, построенного членами команды, были найдены в 1958 году участниками экспедиции Э. Хиллари во время первой трансантарктической экспедиции. Остатки были перевезены в Новую Зеландию для музейной экспозиции[13].

Ассистент Уилсона — Эпсли Черри-Гаррард назвал зимний поход «самым ужасным путешествием на свете» (англ. worst journey in the world; потом это выражение стало заглавием его мемуаров, вышедших в 1922 году.). Скотт писал после их возвращения:

В течение пяти недель они перенесли невероятные невзгоды. Никогда я не видел таких измученных, можно сказать, истрёпанных непогодой людей. Лица их были все в морщинах, скорее даже как бы в шрамах, глаза тусклые, руки побелели. Кожа на руках от постоянного холода и сырости была в каких-то складках, но следов обморожения немного.[9]:325

Второй этап: поход Скотта к полюсу. 1911—1912 годы[править | править вики-текст]

Начало весны[править | править вики-текст]

13 сентября 1911 года Скотт объявил команде свои планы: к полюсу отправляются двенадцать человек, но непосредственно на Полюс должны были прибыть четверо, остальные — оказывать им поддержку по пути. В составе полярной группы должны были быть два навигатора (Скотт и Отс), врач (Уилсон) и опытный моряк (Эдгар Эванс). Скотт писал:

Составленный план, по-видимому, снискал общее доверие. Остаётся испытать его на деле.[9]:367

С 15 по 28 сентября Скотт предпринял экскурсию к западным горам, пройдя до мыса Батлер. Всего он преодолел 175 сухопутных миль. За время его отсутствия Мирз нашёл применение телефонам, соединив проводной связью хижину-склад на мысе Хат и основное зимовье (15 миль), а также астрономическую обсерваторию[5]:221. Это позволило астрономам получать данные о точном времени, не используя посыльных и не вынося хронометры на мороз. Температура воздуха всё это время держалась около −40 °C.

Выход[править | править вики-текст]

Пони Скотта на привале под защитой снежного вала.

Полюсный отряд был разделён на три группы. Группа на мотосанях (лейтенант Эванс, Дэй, Лэшли и Хупер) стартовала 24 октября и должна была привезти три тонны припасов на 80°30' ю. ш. Передвижение осуществлялось со скоростью 0,8 км/ч, первые сани окончательно вышли из строя 1 ноября, вторые — через 87 км от Углового склада. Основной причиной аварий был постоянный перегрев двигателей воздушного охлаждения и неприспособленность трансмиссии к условиям холодного климата. После этого люди были вынуждены впрячься в упряжку сами и тащить её 241 км до условленного места, имея нагрузку на каждого свыше 2 центнеров[5]:227.

Скотт выступил на пони 1 ноября, достигнув лагеря Корнер 5 ноября. Дневные переходы пришлось ограничить 15 милями, чтобы не перегружать пони. Именно в этот период Скотт раздражённо назвал свой транспорт «клячами» и указал, что они стали очень прихотливы в еде[9]:402.

7 ноября Скотта догнал Мирз, возглавлявший третий отряд, шедший на собаках. Склада Одной Тонны достигли 15 ноября, дав команде сутки отдыха. В тот же день команда лейтенанта Эванса обустраивала склад 80°30' ю. ш. В сутки они проходили до семнадцати миль.

Ледник Бирдмора. Выход к полюсу[править | править вики-текст]

Вид на ледник Бирдмора с птичьего полёта. Фото 1956 года.

Первую лошадь пришлось застрелить 24 ноября[9]:418. После этого Дэй и Хупер были отправлены на базу, а в сани впряглись Аткинсон, лейтенант Эванс и Лэшли. В группе Скотта до 28 ноября оставалось восемь пони. 4 декабря экспедиция достигла «Ворот» (англ. Gateway) ледника Бирдмора. 5 декабря началась сильнейшая пурга, продолжавшаяся четверо суток, и положение экпедиции было отчаянным. Путешественники смогли двинутся только 9 декабря, ненастье сбило экспедицию с запланнированного графика на 5-6 дней. У подножья ледника пришлось пристрелить всех лошадей. Подъём на ледник был разведан Шеклтоном и имел длину 120 миль. Оставшиеся без тягловых средств двенадцать человек были разделены на три «упряжки». Подъём был крайне тяжёл: из-за рыхлого снега удавалось пройти не более четырёх миль в сутки. 17 декабря был устроен склад Середины Ледника. Далее переходы составили по 17 миль, но группа на пять дней отставала от графика Шеклтона. 20 декабря на базу были отправлены Аткинсон, Райт, Черри-Гаррард и Кеохэйн[9]:451.

Последняя вспомогательная группа должны была уйти 4 января, однако Скотт решил взять к полюсу пятого члена команды — Бауэрса[9]:466. Это решение Скотта более других критиковали современники и потомки. Проблема заключалась в том, что провиант и снаряжение были рассчитаны на четырёх человек, включая место в палатке и число лыж (без них пришлось обходиться Л. Отсу). Решение Скотта крайне негативно сказалось на судьбе и его полюсной группы, и группы лейтенанта Эванса: сократив её до трёх человек, Скотт уменьшил их шансы благополучного возвращения[5]:282—283.

Скотт и Эванс расстались на Полярном плато. По дороге к Складу Одной Тонны лейтенант Эванс уже был не в силах стоять на ногах. Тогда Лэшли и Крин насильно привязали его к саням (он требовал, чтобы ему оставили провиант и спальный мешок и бросили на леднике). Эванс пришёл в себя на базе усилиями доктора Аткинсона. Не излечившийся от цинги до конца, Эванс был доставлен в Англию, где был удостоен королевской аудиенции и повышен в звании до капитана 2-го ранга. 30 августа 1912 года он вновь вступил в командование барком «Терра Нова»[5]:259.

Достижение Южного полюса[править | править вики-текст]

Команда Скотта у «Пульхейма». Слева направо: Скотт, Бауэрс, Уилсон и Э. Эванс. Фотограф Л. Отс.

5 января полюсная группа достигла 88° ю. ш., до полюса оставалось 120 миль. Переходы всё усложнялись: снег напоминал песок, скольжение почти отсутствовало. 15 января был заложен Последний склад, до полюса оставалось 74 мили. К этому времени члены команды были уже сильно истощены, а у Эдгара Эванса проявились признаки цинги. В последний рывок к полюсу было решено идти налегке, оставив на складе запас провианта на 9 дней. Скотт испытывал беспокойство по поводу того, что норвежцы их опередили. 16 января, заметив множество собачьих следов (их по неизвестной причине не занесло снегом за 33 дня), Скотт записал в дневнике:

Сбылись наши худшие или почти худшие опасения. <…> Вся история как на ладони: норвежцы нас опередили! Они первые достигли полюса. Ужасное разочарование! Мне больно за моих верных товарищей. <…> Конец всем нашим мечтам. Печальное будет возвращение.[9]:479

17 января англичане достигли полюса (по расчётам Скотта они находились в 3½ милях от его географической точки) через 34 дня после команды Амундсена. Для «окружения» полюса команда прошла одну милю прямо и три мили в правую сторону[9]:481.

Команда Скотта на Южном полюсе 18 января 1912 года. Стоят: Уилсон, Скотт, Отс. Сидят: Бауэрс, Э. Эванс. Это последняя фотография, сделанная группой Скотта.

18 января Бауэрс обнаружил палатку Амундсена «Пульхейм» в двух милях от лагеря Скотта. Скотт поначалу считал, что норвежцев было двое, но в палатке были письма к Скотту и норвежскому королю, а также записка с отчётом норвежской команды, из которой выяснилось, что экспедиционеров было пятеро. Резко ухудшилась погода: снежный буран, заносивший следы при −30 °C.

Мы воздвигли гурий, водрузили наш бедный обиженный английский флаг и сфотографировали себя. На таком морозе сделать всё это было нелегко.[9]:482

Обратный путь. Гибель[править | править вики-текст]

21 января началась сильная пурга, удалось пройти только 6 миль. 23 января Э. Эванс обморозил нос и сильно повредил руки. Из экспедиционеров он был в самой скверной физической форме. Очередного промежуточного склада удалось достигнуть только 25 января (в этот день Амундсен вернулся на базу). К 4 февраля помимо обмороженного Эванса, был ещё один больной: Уилсон растянул связки на ноге. Состояние духа команды непрерывно ухудшалось[9]:493.

4 февраля Скотт и Эванс провалились в ледниковые трещины. Скотт повредил плечо, а Э. Эванс, очевидно, получил сильное сотрясение мозга. Он больше был не в состоянии тянуть сани, а сил его хватало только чтобы не отставать от остальных.

Особенное опасение вызывает состояние Эванса. Он как-то тупеет и вследствие сотрясения, полученного утром при падении, ни к чему не способен.[9]:496

Спуск по леднику продолжался с 7 по 17 февраля, причём последние три дня экспедиционеры голодали: выбившись из графика, они не могли дойти до склада. Уилсон собрал за это время 14 кг горных пород, в том числе с отпечатками доисторических растений, но был так слаб, что даже не смог описать находки в своём журнале[9]:500.

17 февраля скоропостижно скончался Эдгар Эванс. Скотт описывал это так:

Вид бедняги меня немало испугал. Эванс стоял на коленях. Одежда его была в беспорядке, руки обнажены и обморожены, глаза дикие. На вопрос, что с ним, Эванс ответил, запинаясь, что не знает, но думает, что это был обморок. Мы подняли его на ноги. Через каждые два—три шага он снова падал. Все признаки полного изнеможения. Уилсон, Бауэрс и я побежали назад за санями, Отс остался при нём. Вернувшись, мы нашли Эванса почти без сознания. Когда же доставили его в палатку, он был в беспамятстве и в 12 ч. 30 мин. тихо скончался.[9]:506—507

Эванс был похоронен в леднике. До базы оставалось 420 миль.

В лагере у подножья ледника Бирдмора экспедиционеры сменили сани и отправились в дальнейший путь 19 февраля. В дневниковых записях становится всё больше жалоб на погоду и условия, Скотт начинает путать даты: и 19, и 20 февраля у него обозначены как «понедельник». Им удалось немного подкрепиться кониной, здесь были захоронены убитые пони. Снег по-прежнему напоминал песок пустыни и мешал скольжению. Члены команды страдали от снежной слепоты, особенно поразившей Уилсона. До Южного ледникового склада группа Скотта дошла только 24 февраля, обнаружив, что осталось мало керосина: он испарялся из негерметичных бидонов (по другой версии — вытекал из бидонов, поскольку оловянная пайка рассыпалась от мороза; постоянные проблемы с пайкой испытывала и команда Амундсена). Дневные переходы составляли 13 миль. Температура ночью опускалась до −40 °C[9]:512—513.

К 1 марта экспедиционеры достигли склада «Середина ледника», вновь обнаружив катастрофическую нехватку керосина: его не хватало до следующего склада. К тому времени только Скотт продолжал вести дневник и отсчитывать время. Дневные переходы составляли не больше 1 мили, участники экспедиции катастрофически теряли силы. Отс получил сильное обморожение обеих ног, началась гангрена. Всего в 72 милях к северу от них находилась группа Черри-Гаррарда и Д. Гирева, с 4 по 10 марта они заложили новые запасы в Склад Одной Тонны, но из-за быстро наступавшей зимы вынуждены были вернуться на базу[5]:250—251.

Картина Дж. Ч. Доллмэна, изображающая смерть Отса.

16 марта, Отс, не в силах идти дальше, покинул палатку в снежный буран:

Отс проспал предыдущую ночь, надеясь не проснуться, однако утром проснулся. Это было вчера. Была пурга. Он сказал: «Пойду пройдусь. Может быть, не скоро вернусь.» Он вышел в метель, и мы его больше не видели.[9]:524

К этому времени экспедицию отделяли от склада 26 миль. 20 марта сильно обморозил ногу Скотт, у него началась гангрена. Топливо закончилось 23 марта, пищи оставалось на два дня. Уилсон и Бауэрс из-за сильнейшей пурги при −35 °C не могли пройти 11 миль (17 км) до склада. От основной базы их отделяли 264 км. После этого в записях Скотта следует шестидневный перерыв.

Последняя страница дневника Скотта. 29 марта 1912 года.

Члены команды понимали, что это конец. Скотт в дневнике указывал, что хотел было выдать спутникам смертельные дозы опиума (не обошлось без конфликта с Уилсоном — хранителем аптечки), но потом было решено дожидаться естественной смерти. Это произошло ещё до гибели Отса — 11 марта[9]:522.

Последняя запись в дневнике Скотта датирована 29 марта 1912 года. По заявлениям Аткинсона — командира поисковой партии ноября 1912 года, Скотт умер последним: тела Уилсона и Бауэрса были аккуратно завязаны в спальные мешки, а сам командир отбросил отвороты спального мешка и раскрыл куртку. Под плечом у него находилась сумка с дневниками членов экспедиции, а руку он положил на тело Уилсона[9]:527.

Деятельность экспедиции после гибели Скотта в 1912—1913 годы. Возвращение[править | править вики-текст]

4 марта девять человек, включая тяжело больного лейтенанта Эванса, отплыли на барке «Терра Нова» в Новую Зеландию. Судно забросило в Мак-Мёрдо семь индийских мулов, 14 собак (три вскоре издохли) и необходимый провиант.

Крайнее физическое истощение Д. Гирева и Черри-Гаррарда заставило их, не дожидаясь команды Скотта, возвращаться на базу. 16 марта 1912 года они добрались до мыса Хат, где застали Аткинсона и унтер-офицера Кеохэйна: от мыса Эванс их отрезала полынья. Тем не менее, 26 марта Аткинсон предпринял последнюю попытку узнать новости о группе Скотта. 30 марта его группа заложила склад в 8 милях от Углового лагеря, оставив там недельный запас провианта. На вторую зимовку на мысе Эванса остались 13 человек, группа Кемпбелла (6 человек) находилась в полной изоляции на Земле Виктории. Зимовка на базе Скотта была крайне тягостной в психологическом отношении, ибо все понимали, что произошла катастрофа[5]:258—259, 263. Научные работы, тем не менее, продолжались в полном объёме, особенно астрономические исследования и наблюдения за полярными сияниями.

Исполнявшему обязанности командира Аткинсону, принимая во внимание малочисленность команды, пришлось выбирать из двух маршрутов: либо идти на юг, пытаясь найти останки Скотта, либо к Земле Виктории по побережью для спасения лейтенанта Кемпбелла. Было решено искать Скотта. 29 октября 1912 года выступила группа мулов, Аткинсон, Черри-Гаррард и Д. Гирев следовали за ними на собаках. 10 ноября обе группы достигли Склада Одной Тонны и двинулись на юг, предполагая идти до ледника Бирдмора (Аткинсон полагал, что несчастье случилось на перевале). Однако уже 12 ноября они обнаружили палатку Скотта, почти занесённую снегом[5]:264—265.

Могила Скотта, Уилсона и Бауэрса. 12 ноября 1912 года.

Аткинсон составил описание увиденного и забрал дневники членов экспедиции и непроявленные фотопластинки, которые хорошо сохранились за 8 месяцев полярной ночи. В старом ботинке Скотта было найдено письмо Амундсена, которое англичане забрали с собой. Были также найдены горные породы, собранные на леднике Бирдмора.

Тела не тронули, только убрали подпорки палатки, её полог послужил саваном погибшим. После этого над останками была построена снежная пирамида, увенчанная временным крестом из лыж. В снегу оставили отчёт о походе. Аткинсон хотел разыскать и тело Отса, которое должно было находиться не более чем в 20 милях (о его судьбе он знал из записей Скотта). Был найден его спальный мешок (у старого вала для защиты пони), но тела не обнаружили, вероятно, оно было занесено снегом[5]:265.

Вернувшись на базу, Аткинсон застал там в полном составе группу Кемпбелла, самостоятельно вышедшую после ледовой зимовки. «Терра Нова» под командованием Эванса прибыла 18 января 1913 года. Капитан Эванс писал в дневнике:

Я ощутил комок в горле при мысли о том, что я должен буду приветствовать полярников, зная, что их опередил Амундсен. Это всё равно как поздравлять близкого друга с тем, что он пришёл вторым в отчаянной изнурительной гонке. Именно так оно и было.[5]:267

О гибели командира Эвансу сообщил Кемпбелл. На судне был сделан большой крест из красного дерева, на котором была вырезана посвятительная надпись и финальная фраза из «Улисса» А. Теннисона — To strive, to seek, to find, and not to yield («Бороться и искать, найти и не сдаваться»). Крест установили на вершине холма Обсервер, откуда открывался вид и на первую базу Скотта 1901 года и на шельфовый ледник Росса[4]:229. 22 января 1913 года «Терра Нова» покинула пролив Мак-Мёрдо. 10 февраля экспедиция вернулась в порт Оамару (Новая Зеландия), откуда были посланы известия в Лондон и Нью-Йорк.

Деятельность отряда Кемпбелла (Северной партии) в 1911—1913 годах[править | править вики-текст]

Зимовье Карстена Борхгревинка на мысе Адэр. Складское помещение имеет плоскую крышу. Рядом в 1911 году располагался дом отряда Кемпбелла. Современная фотография

В отряд под командованием лейтенанта Кемпбелла входили: Эббот, Дикасон, Браунинг, геолог Пристли и врач-паразитолог Левик. После неудачи с высадкой на Землю Эдуарда VII, было решено перенести деятельность группы на север — на Землю Виктории, при этом отпадала необходимость в использовании лошадей, которые были возвращены Скотту. Местом зимовки был определён мыс Адэр[14]:41.

18 февраля 1911 года была произведена высадка, причём малочисленный отряд за 22½ часа перенёс на сушу 30 тонн необходимого снаряжения[14]:43. Обнаружилось, что баранина из Новой Зеландии испортилась, её выбросили в море, и отряд был вынужден питаться пингвинами Адели. Во время зимовки постоянно велись метеорологические наблюдения и биологические исследования, уже с середины зимы началась подготовка к санным походам. Рацион команды был основан на опыте Шеклтона, исходя из дневной нормы в 34,1 унций (967 г) твёрдой пищи, включая сыр и изюм. Сухарей в рационе было больше, чем пеммикана[14]:104.

Кемпбелл спешил с выходом, было решено начинать санные походы с 29 июля — начала полярного дня. Первый поход проходил в тяжёлых условиях: температура иногда доходила до −48 °C, поэтому Кемпбелл 2 августа предпочёл вернуться на базу[14]:122. 15 августа разразился сильный ураган, в доме поддерживалась температура −20 °F (−29 °C); припай, отделившись от берега, унёс значительную часть научных приборов, в частности, мареограф для измерения высоты прилива.

В сентябре начались походы для закладки складов, в них участвовали Кемпбелл, Левик, Эббот и Дикасон: на четверых приходилось 1140 фунтов груза (517 кг), при этом лыжники, впряжённые в сани, развивали скорость до 2 миль/час[14]:141. В результате похода был открыт ряд бухт на побережье Земли Виктории. Второй поход начался 4 октября, в ходе него было проведено картографирование залива Релиф. В ноябре — декабре было совершено две кратких экскурсии во льдах. 3 января 1912 года увидели экспедиционное судно — «Терра Нова», но из-за сильных льдов барк не мог приблизиться к суше. С 4 по 8 января Северная партия была переброшена на новое место базирования, позднее названное «Вратами ада» (близ ледника Дригальского). В феврале отряд должен был быть эвакуирован. 27 января, страдая от снежной слепоты, Кемпбелл и Пристли совершили замечательное открытие: обнаружили залежи каменного угля, а 31 января были найдены также стволы древовидных папоротников до 30—45 см в диаметре[14]:201, 354. Это свидетельствовало, что древнейший климат Антарктиды был, по крайней мере, умеренным, а оледенение отсутствовало. 7 февраля был обнаружен остров, названный Неописуемым (англ. Inexpressible). На острове имелось множество окаменелых скелетов тюленей, в том числе гигантов длиной 144 дюйма (3,6 м). На леднике на высоте 3000 футов (915 м) был найден мумифицированный тюлень[14]:213.

Вид на побережье острова Неописуемый. Близ этих мест проходила вторая зимовка Северного отряда. Современная фотография

Сильные февральские штормы обрекали Северный отряд на вынужденную зимовку: команда «Терра Новы» трижды делала попытку приблизиться к берегу, но всякий раз не могла подойти ближе чем на 27 миль (43 км). С 1 марта 1912 года началась подготовка к зимовке, в первый же день было убито 2 тюленя и 18 пингвинов[14]:221. Пришлось наполовину урезать рацион, жить приходилось в походных палатках, отапливаемых жировыми лампами. 19 марта Северная партия переселилась в ледяную пещеру, выкопанную в ближайшем леднике. Зимовка происходила в тяжелейших условиях: истощённые организмы полярников не переваривали мясо и жир тюленей, крайне угнетённым было психическое состояние членов команды[14]:241. В результате унтер-офицер Джордж Эббот сошёл с ума от перенесённых лишений (он больше всех страдал от несогласованного рациона питания и проч.)[5]:275.

Представьте себе партию людей в лёгкой, изорванной летней одежде, в грязных носках и рукавицах. Соедините эти два представления воедино — и вот перед вами обстановка, которая доводит участников партии до исступления.[14]:245

К 24 сентября 1912 года у команды осталось провианта на 28 дней (исходя из половинного рациона)[14]:312. Было принято решение не дожидаться спасения, а идти самим к основной базе Мак-Мёрдо, от которой их отделяли 320 км. 30 сентября шестеро человек двинулись в последний поход. Голод к тому времени заставил людей есть убитых пингвинов сырыми:

Мороженое мясо оказалось очень нежным, оно буквально таяло во рту. Не стану утверждать, что мне эти ленчи очень нравились, — я так и не смог преодолеть отвращения ко вкусу крови, хотя время от времени и приходилось употреблять сырое мясо, и притом в изрядных количествах, но такая еда сберегала нам керосин и была, наверное, не менее питательной и сытной, чем любая другая.[14]:317

Основная часть перехода осуществлялась по морскому льду. 3 декабря команда Кемпбелла прибыла на мыс Батлер, на базе никого не нашли: к тому времени Аткинсон отправился искать Скотта. В хижине на мысе Эванса были оставлены Дебенхэм и Арчер. Группа Кемпбелла была сильно истощена: Пристли писал, что весил по прибытии на базу 10 стоунов (63 кг)[14]:338. Несмотря на плохое физическое состояние, Пристли возглавил восхождение на Эребус, в котором участвовали 6 человек. Этот поход завершился 2 января 1913 года.

После экспедиции[править | править вики-текст]

1912 год[править | править вики-текст]

7 марта 1912 года лондонская газета Daily Chronicle опубликовала первое сообщение об успехе Амундсена. Эта весть вызвала недоумение в Британии, поскольку с начала марта циркулировали слухи об успехе Скотта[5]:257. Кэтлин Скотт писала в дневнике, что Амундсен, якобы, подтвердил первенство Скотта[5]:257. Первая достоверная информация об экспедиции «Терра Нова» появилась 1 апреля, когда из Новой Зеландии были переданы по телеграфу дневники Скотта годичной давности.

В сентябре 1912 года вышел в свет роман английского политика А. Мэсона «Штурвал», характер героя которого был списан со Скотта. Герой романа начинает с политической карьеры, но затем отказывается от кресла в Парламенте ради достижения Южного полюса. Интересно, что герою романа не удаётся достичь полюса, хотя автор не предполагал трагического конца главного героя. В предисловии особо оговаривалось, что «роман был начат в 1909 году»[5]:260—261.

Кинооператор Герберт Понтинг вернулся в Британию в ноябре 1912 года с массой фотографий и несколькими фильмами об экспедиции. В интервью он опроверг слухи, что на крайнем Юге Земли имела место полярная гонка, и заявил, что покорение Южного полюса было только частью программы Скотта. Он добавил:

Среди поздравлений, поступающих в адрес капитана Амундсена, самым сердечным будет то, которое он получит от капитана Скотта. Ибо именно Скотт больше, чем кто-либо иной, способен понять, что значит добиться успеха в подобном предприятии.[5]:262

После гибели Скотта[править | править вики-текст]

Вечером 10 февраля 1913 года в Лондоне стало известно, что «Терра Нова» вернулась на месяц ранее оговорённых сроков в связи с серьёзной бедой. Тогда же было опубликовано «Воззвание к общественности» самого Скотта, написанное им перед смертью. Там анализировались причины провала экспедиции, причём особо оговаривались тяжёлые погодные условия. Завершалось послание так:

Если бы мы остались в живых, то какую бы я поведал повесть о твёрдости, выносливости и отваге наших товарищей! Мои неровные строки и наши мёртвые тела должны поведать эту повесть, но, конечно же, наша великая и богатая страна позаботится о том, чтобы наши близкие были как следует обеспечены.[9]:539

Премьер-министр Г. Асквит заверил Палату общин, что призыв Скотта будет услышан. Первый лорд Адмиралтейства У. Черчилль заявил, что вдова Скотта получит ту же пенсию, которая полагалась, если бы её муж погиб на действительной службе и стал кавалером ордена Бани. То же касалось вдовы Эдгара Эванса[5]:271—272.

Центральные английские газеты учредили фонды имени Скотта. Первой была газета Daily Chronicle, чей владелец внёс в фонд 2000 фунтов. Газеты Австралии учредили «шиллинговые фонды» для оказания помощи иждивенцам погибших.

В Лондоне 15 февраля 1913 года был объявлен траур, причём король Георг V участвовал в панихиде как простой военнослужащий, без полагающихся королевских почестей.

Кэтлин Скотт получила известия о гибели мужа только 19 февраля, находясь на полпути между Таити и Новой Зеландией, куда направлялась встречать экспедицию[5]:273.

Председатель Королевского географического общества лорд Н. Кёрзон заявил 15 февраля, что долг экспедиции Скотта составлял на тот момент 30 тыс. фунтов. В тот же день фонды Скотта были слиты в единый фонд, и требуемая сумма была собрана за три дня. К 8 июля фонд собрал 75 000 фунтов. После погашения долгов и выплаты пенсий 17 500 фунтов были выделены на публикацию научных результатов экспедиции; полку, где служил Л. Отс, была предоставлена субсидия для установки ему памятника. Оставшаяся сумма в 18 000 фунтов была разделена на три части: на сооружение памятника погибшим, на установку мемориальной доски в соборе Святого Павла в Лондоне и на учреждение фонда для финансирования полярных экспедиций. Фонд был ликвидирован в 1926 году, все его средства были использованы по назначению[5]:273—276.

Награды. Увековечивание памяти[править | править вики-текст]

Памятник Э. Уилсону в Челтнеме.

Отчёт о полярной трагедии был прочитан в Королевском Альберт-холле 21 мая 1913 года капитаном 2-го ранга Эвансом. На докладе присутствовали около 10 тыс. человек. Все участники экспедиции были награждены полярными медалями Королевского географического общества и короля, а Крин и Лэшли — удостоены медали Альберта за спасение капитана Эванса. Офицеры и матросы получили денежную премию[5]:275.

Памятник Скотту, сооружённый на средства фонда его имени, был открыт в 1925 году в Девонпорте. Мраморный памятник работы Кэтлин Скотт воздвигнут в Крайстчёрче (Новая Зеландия), ещё один поставлен в Порт-Чалмерсе, откуда Скотт отбыл в свою последнюю экспедицию. Памятники Скотту сооружены в Кейптауне и Портсмуте (последний — также работы К. Скотт). Кэтлин Скотт была и автором памятника шефу научной группы — Эдварду Уилсону в Челтнеме, открытого в 1914 году.

По инициативе французского полярника Жана-Батиста Шарко в Швейцарских Альпах, где испытывались моторные сани Скотта, был сооружён мемориальный гурий, воспроизводящий могилу Скотта на шельфовом леднике Росса. Обелиск установлен и в Норвегии — у подножья ледника Хардангер[5]:278—279.

В 1921 году на средства Фонда Скотта был учреждён, а в 1926 году был открыт Институт полярных исследований им. Р. Скотта (Кембридж).

Книги[править | править вики-текст]

Выдержки из дневников Р. Скотта за первый год экспедиции публиковались сразу после их получения в 1912 году разными периодическими изданиями. После гибели начальника экспедиции, его дневники, которые он вёл до последнего дня, а также выдержки из личных писем и вспомогальные документы других членов экспедиции, были опубликованы в двух томах в 1913 году под названием «Scott’s Last Expedition» («Последняя экспедиция Скотта»). На русском языке эти материалы впервые были изданы в сокращённом виде в 1917 году и несколько дополненными переизданы в 1934 году. Новый перевод вышел в свет в 1955 году и был переиздан в 2007 году[9]:541.

В 1913 году бывший ассистент Э. Уилсона Э. Черри-Гаррард взялся за написание официального отчёта о ходе экспедиции, но в результате начала Первой мировой войны, он так и не увидел свет. Черри-Гаррард в 1922 году выпустил мемуары об экспедиции под названием «Самое ужасное путешествие на свете» (русский перевод 1991 года), которые выдержали только в Великобритании 17 изданий, и по популярности превзошли все другие материалы об этой экспедиции[12]:6-7, 57.

В 1915 году выпустил свою книгу «Антарктическая одиссея» Р. Пристли — геолог отряда Кемпбелла, которая до сих пор служит главным источником сведений о работе Северного отряда экспедиции Скотта. На русский язык её впервые перевели в 1985 году и переиздали четыре года спустя.

Научная деятельность экспедиции была специально отражена в книге Г. Тейлора «Со Скоттом — светлая сторона», которая описывала географические походы первого сезона экспедиции. Популярную книгу «Пингвины Антарктики» опубликовал и доктор Левик — также участник отряда Кемпбелла. Дневники Э. Уилсона частично были опубликованы только в 1982 году (South Pole Odissey). Эти материалы до сих пор на русский язык не переводились.

Дискуссии о причинах гибели экспедиции[править | править вики-текст]

Ранние версии[править | править вики-текст]

Долгое время причины неудачи экспедиции Скотта рассматривались сквозь призму его мученической смерти. Главная причина была сформулирована самим Р. Скоттом в его предсмертном послании: неожиданные холода на шельфовом леднике Росса в феврале — марте 1912 года. Холодные ночи и противные ветра завершились снежной бурей, которая помешала экспедиционерам достигнуть продовольственного склада.

Исключительность погодных условий в сезон 1911—1912 годов была подтверждена как наблюдениями сэра Дж. Симпсона — метеоролога Британской Антарктической экспедиции, так и наблюдениями команды Амундсена. Однако, из-за ограниченного срока экспедиции (99 дней) самая низкая температура, испытанная командой Амундсена между 20 октября 1911 года и 25 января 1912 года, составила −24 °С[15]:281[16].

Ассистент Э. Уилсона — Э. Черри-Гаррард ещё в 1922 году (в книге «Самое ужасное путешествие на свете») обвинил своего бывшего командира в неправильном снаряжении экспедиции, в частности, отказе от методов Нансена, ошибочном выборе пони как транспорта и сознательном занижении пищевого пайка[17]:554, 574—575. Ссылаясь на исследования доктора Аткинсона, он писал, что для нормальной работоспособности человека при −10 °F (−12 °C) требуется 8500 килокалорий, в то время как рацион команды Скотта при подъёме на ледник Бирдмора фактически составлял 4003 килокалории[12]:554.

Вскоре его поддержал доктор Эрмитедж — спутник Скотта в экспедиции на «Дискавери»: он заявил, что проблемы со здоровьем у спутников Скотта, начавшиеся ещё до достижения полюса, объяснялись цингой. Рацион команды Скотта совершенно не содержал витамина С: 450 г сухарей (16 унций), 340 г пеммикана (12 унций), 85 г сахара (3 унции), 57 г сливочного масла (2 унции), 20 г чайной заварки и 16 граммов какао в день[5]:281. Черри-Гаррард вспоминал, что доктор Актинсон безуспешно пытался убедить Скотта включить в рацион команды зелёный лук, искусственно проращиваемый при свете[12]:557.

Негативную роль в судьбе полюсной команды могло сыграть и употребление наркотиков для снятия стресса и усталости. Черри-Гаррард вспоминал, что вернувшись из апрельского похода 1912 года — последнего перед зимовкой, он четыре дня прожил в одиночестве на мысе Хат, и от слабости мог передвигаться только на четвереньках, и писал:

«Не будь среди запасов… немного морфия, не знаю, что бы со мною сталось»[12]:406.

Дискуссии второй половины ХХ века[править | править вики-текст]

В 1962 году Уолтер Сэлливан опубликовал статью, в которой попытался свести воедино известные данные и предлагал следующие причины гибели группы Скотта[18]:

  1. Ставка на пони как на главную тягловую силу. Из доставленных в Антарктику 19 животных 9 погибли ещё до начала полюсного похода. Их чувствительность к холодам определила более поздние сроки начала похода к Южному полюсу, а необходимость тащить объёмный корм (сено и жмых) — и массу снаряжения, которая могла быть заложена в склады.
  2. Склад Одной Тонны предполагалось заложить на 80° ю.ш. Из-за того, что лейтенанту Эвансу пришлось тащить всё снаряжение на себе, он был заложен в 31 миле от предполагаемого заранее места. Команда Скотта в марте 1912 года не смогла преодолеть 18 км. (11 миль) до склада.
  3. В последний момент полюсная команда из 4 человек была дополнена пятым (Генри Бауэрсом), причём количество провианта и прочего снаряжения было рассчитано только на четверых.
  4. Рацион питания был сильно занижен в плане калорийности, и не содержал витамина С. Члены полюсной группы заболели цингой ещё до достижения полюса.
  5. Бидоны для керосина были негерметичными, в результате топливо вытекало или испарялось, команда Скотта в последние месяцы похода была ограничена в возможности растапливать лёд для питья и готовить горячую пищу.
  6. Погода в сезон 1911—1912 годов была аномально холодной, ранняя зима ускорила гибель членов экспедиции.
  7. Сложность транспортной системы. Скотт предполагал использовать пони, мотосани и собак. В результате три четверти пути люди тащили всё снаряжение на себе.

В 1979 году историк полярных экспедиций Роланд Хантфорд опубликовал книгу Scott and Amundsen («Скотт и Амундсен»), переизданную в 1985 году под названием The Last Place On Earth («Последнее место на Земле»), по материалам которой был сделан телесериал с тем же названием. Хантфорд подверг резкой критике все действия Скотта, включая его авторитарный стиль управления, неправильный подбор снаряжения и т. д.

Аргументы Хантфорда были подвергнуты критике в исследованиях известного полярника сэра Ранульфа Файнса (в 1979—1982 годах проведшего Трансглобальную экспедицию через Северный и Южный полюсы, с пересечением на мотосанях всей Арктики и Антарктического континента[19]), а также метеоролога Сьюзан Соломон. Тем не менее, никто из перечисленных не отрицал, что метод, использованный Амундсеном, — ездовые собаки принимают на себя всю тяжесть перевозок и скармливаются своим собратьям и людям, — членам экспедиции, оказался намного эффективнее пеших переходов Скотта. Хантфорд, по сути, довёл до конца аргументацию Черри-Гаррарда, заявившего в своё время, что Скотт не предусмотрел всего, что следовало, до начала экспедиции[12]:574—575.

Только в 2006 году была предпринята попытка проверить эти суждения экспериментально.

Моделирование экспедиций Скотта и Амундсена в 2006 году[править | править вики-текст]

В 2006 году телеканал BBC Two финансировал эксперимент, в котором моделировались экспедиции Скотта и Амундсена. Использовалось только снаряжение и рационы, имитирующие условия 1911 года. Моделирование проводилось в Гренландии, поскольку в 1991 году был принят Протокол по охране окружающей среды Антарктиды, запретивший ввоз любых представителей инородной флоры и фауны южнее 60° ю. ш.[20] Эти меры, направленные на охрану эндемичного биоразнообразия Антарктики, не позволили провести полярную гонку в условиях, максимально приближённых к оригиналу. В Гренландии была избрана трасса, проходящая как по леднику, так и в горах. Консультантами проекта выступили известные исследователи Арктики и деятельности Скотта и Амундсена: биограф Роланд Хантфорд (Великобритания), метеоролог Сьюзан Соломон (США), полярник сэр Ранульф Файнс (Великобритания) и другие. Экспедиция представляла собой разновидность реалити-шоу: вся повседневная жизнь фиксировалась командой операторов.

Были подобраны две команды из британцев и норвежцев. Им предстояло пройти около 2500 км за 99 дней, используя технику и снаряжение, аналогичные имевшимся у Амундсена и Скотта. Обе команды сопровождали съёмочные группы и бригады медиков на снегоходах, в случае необходимости можно было вызывать самолёт. В обеих командах были профессиональные путешественники и альпинисты. Британскую группу возглавил бывший спецназовец Брюс Парри, норвежскую — Рюне Эльднес, лейтенант в отставке ВМФ Норвегии (на 2010 год единственный человек, в одиночку достигший и Северного, и Южного полюса без сопровождения извне[21]). В составе британской команды был и Артур Джеффс — внук Кэтлин Скотт (в её втором браке).

Норвежская команда имела 48 собак и включала 5 человек. Им удалось пройти всю дистанцию в 2500 км (через горы к условному полюсу и обратно) за 75 суток, причём «полюса» они достигли на 48 день. Британская группа сначала выступила в составе 8 человек и 20 собак (лошадей не использовали), которыми можно было пользоваться до 40-го дня. Члены группы и собаки снимались с дистанции в примерном соответствии с графиком Скотта 1911 года. Из-за травмы одного из участников в горы и к условному полюсу британская команда двинулась в составе 4 человек. Из-за критической потери веса тела (от 15 до 25 %) и резкого ухудшения самочувствия членов команды продюсеры приняли решение снять британскую команду с маршрута на 91-й день экспедиции (команда Скотта провела на леднике 144 дня). Британская команда 2006 года испытывала в точности те же проблемы, что были описаны в дневниках Скотта, это показывало недостатки в методе передвижения и планировании экспедиции. Рационы Скотта не содержали витаминов С и В12. Это приводило к снижению интеллектуальных качеств человека и оказывало угнетающее действие на психику. В то же время продувка норвежских и английских костюмов в аэродинамической трубе и их испытания в поле показали, что их свойства были примерно одинаковы.

Участники экспедиции считают доказанным, что снаряжение и тактика экспедиции Р. Скотта не соответствовали взятым на себя задачам и гибель его и спутников была неизбежна даже при более мягких погодных условиях, нежели бывших в 1911—1912 годах в Антарктике. Выяснилось, что при выпавших на их долю физических нагрузках члены команды Скотта расходовали энергии в 3—4 раза больше, чем получали из своих рационов, причём в условиях полярных стран организм начинал «сжигать» мышечную массу. В результате было выяснено, что Амундсен принял наиболее оптимальную стратегию и тактику, стремясь максимально сократить время пребывания членов экспедиции в экстремальных условиях, пока человеческий организм не начинает «сдавать».

Шестисерийный фильм об экспедиции, получивший название Blizzard: Race to the Pole («Буран: Гонка к полюсу»), неоднократно демонстрировался на разных телеканалах, в том числе и в России. Выпущена книга[22].

Экспедиции по маршруту Скотта[править | править вики-текст]

В 1984—1987 годах проходила экспедиция «По следам Скотта» британца Роберта Свона. В Новой Зеландии члены экспедиции посетили 96-летнего Билла Бартона, — единственного на тот момент живого участника экспедиции Скотта. Члены команды Свона прошли 900 миль (1400 км), достигнув Южного полюса 11 января 1986 года, на 70-й день похода, без использования радиосвязи и какой-либо поддержки извне. В экспедиции было много рискованных эпизодов, включая гибель экспедиционного суда, раздавленного льдами. После успешного завершения похода, Р. Свон вернулся в Антарктиду в 1987 году, чтобы убрать следы своего пребывания на материке, включая мусор, и недоиспользованные припасы[23].

В январе-феврале 2012 года успешно прошла Экспедиция британской армии в память столетия похода Скотта. Антарктическая часть экспедиции включала переход на 75-футовой (23 м.) яхте, и предполагала исследование прежде малоизученных областей Антарктического полуострова[24]

В октябре 2013 года стартовала автономная лыжная «Экспедиция Скотта» — попытка повторить и завершить его 1800-мильный маршрут от Мак-Мёрдо до Южного полюса и обратно. В экспедиции участвовали Бен Сандерс, — самый молодой из покоривших Северный полюс своим ходом, и Тарка л’Эрпиньер, имеющий за плечами ряд полярных и горных экспедиций. К декабрю 2013 года путешественники достигли ледника Бирдмора. Следить за ходом экспедиции можно на её сайте[25], а также в твиттере и инстаграме.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Huxley, Leonard (ed.) Scott’s Last Expedition. London: Smith, Elder & Co, 1913. Vol. II. p. 389
  2. 1 2 3 4 5 6 Crane, David. Scott of the Antarctic. — London: Harper-Collins, 2002. — ISBN 978-0-00-715068-7
  3. 1 2 Huntford, Roland. The Last Place On Earth. — London: Pan Books, 1985. — ISBN 0-330-28816-4
  4. 1 2 3 Preston, Diana. A First Rate Tragedy. — London: Constable, 1999. — ISBN 0-09-479530-4
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 Ладлэм, Г. Капитан Скотт / Пер. В. Я. Голанта. — Л.: Гидрометеоиздат, 1989.
  6. 1 2 Буланн-Ларсен, Тур. Амундсен / Пер. Т. В. Доброницкой, Н. Н. Фёдоровой. — М.: Молодая Гвардия, 2005. — ISBN 5-235-02860-0
  7. 1 2 3 4 5 Саннес Т. Б. «Фрам»: приключения полярных экспедиций / Пер. с нем. А. Л. Маковкина. — Л.: Судостроение, 1991. — ISBN 5-7355-0120-8
  8. Huxley, Leonard (ed.) Scott’s Last Expedition. London: Smith, Elder & Co, 1913. Vol. II. p. 498
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 Скотт, Роберт Фолкон. Экспедиция к Южному полюсу. — М.: Дрофа, 2007. — ISBN 978-5-358-02109-9
  10. Solomon, Susan. The Coldest March: Scott's Fatal Antarctic Expedition. — New Haven: Yale University Press, 2001. — ISBN 0-300-09921-5
  11. Скотт, Роберт Фолкон Экспедиция к Южному полюсу. — М.: Дрофа, 2007. — ISBN 978-5-358-02109-9
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Черри-Гаррард, Эпсли. Самое ужасное путешествие / Пер. Р. М. Солодовник. — Л.: Гидрометеоиздат, 1991. — ISBN 5-286-00326-5
  13. 1970 Penguin edition of The Worst Journey in the World 1970 p.21
  14. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Пристли, Реймонд. Антарктическая одиссея: Северная партия экспедиции Р. Скотта / Пер. Р. М. Солодовник. — Л.: Гидрометеоиздат, 1989. — ISBN 5-286-00405-9
  15. Ладлэм, Г. Капитан Скотт / Пер. В. Я. Голанта. — Л.: Гидрометеоиздат, 1989. — Т. II.
  16. The Antarctic Climate (англ.). Antarctic Connection. Проверено 17 января 2010. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  17. Cherry-Garrard, Apsley. The Worst Journey in the World. — London: Constable and Company LTD., 1922.
  18. Sullivan, Walter (1962). «The South Pole Fifty Years After». Arctic 15: 175—178.
  19. Путь от Южного полюса к Мак-Мёрдо проходил по трассе Шеклтона и Скотта.
  20. В. Лукин, начальник Российской антарктической экспедиции. Зачем России Антарктида? // Записал Н. Крупеник. Наука и жизнь : журнал. — 2006. — № 10.
  21. BBC Press Office Blizzard: Race To The Pole
  22. BBC Press Office Blizzard: Race To The Pole Introduction
  23. Mear R. In the footsteps of Scott / Roger Mear & Robert Swan; with research and additional material by Lindsay Fulcher. — London: Grafton, 1989. — 330 р.
  24. British Services Antarctic Expedition 2012
  25. Scott expedition

Литература[править | править вики-текст]

  • Буланн-Ларсен, Тур. Амундсен / Пер. Т. В. Доброницкой, Н. Н. Фёдоровой. — М.: Молодая гвардия, 2005. — (Жизнь замечательных людей). — ISBN 5-235-02860-0
  • Ладлэм, Г. Капитан Скотт / Пер. В. Я. Голанта. — 2-е изд. — Л.: Гидрометеоиздат, 1989.
  • Пристли, Реймонд. Антарктическая одиссея: Северная партия экспедиции Р. Скотта / Пер. Р. М. Солодовник. — Л.: Гидрометеоиздат, 1989. — ISBN 5-286-00405-9
  • Саннес Т. Б. «Фрам»: приключения полярных экспедиций / Пер. с нем. А. Л. Маковкина. — Л.: Судостроение, 1991. — ISBN 5-7355-0120-8
  • Скотт, Роберт Фолкон. Экспедиция к Южному полюсу / Пер. В. А. Островского. — М.: Дрофа, 2007. — ISBN 978-5-358-02109-9
  • Черри-Гаррард, Эпсли. Самое ужасное путешествие / Пер. Р. М. Солодовник. — Л.: Гидрометеоиздат, 1991. — ISBN 5-286-00326-5
  • Cherry-Garrard, Apsley. The Worst Journey in the World. Antarctic, 1910—1913. — London: Constable and Company Limited, 1922. — Т. II.
  • Crane, David. Scott of the Antarctic. — London: Harper-Collins, 2002. — ISBN 978-0-00-715068-7
  • Huntford, Roland. The Last Place On Earth. — London: Pan Books, 1985. — ISBN 0-330-28816-4
  • Preston, Diana. A First Rate Tragedy. — London: Constable, 1999. — ISBN 0-09-479530-4
  • Solomon, Susan. The Coldest March: Scott's Fatal Antarctic Expedition. — New Haven: Yale University Press, 2001. — ISBN 0-300-09921-5

Ссылки[править | править вики-текст]