Торисвинт

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Торисвинт
лат. Turisindus
Король гепидов
ок. 548 — 560
Предшественник: Гелемунд
Преемник: Кунимунд
 
Рождение: VI век
Смерть: ок. 560
Дети: Кунимунд, Торисмод

Торисвинт (Туризинд; лат. Turisindus) — король гепидов, восточногерманского готского племени, правивший примерно с 548 по 560 год. Он был предпоследним королём гепидов; власть получил, отправив в изгнание сына короля Гелемунда, Устригота. Королевство Торисвинта, известное как Гепидия, было расположено в Центральной Европе. Главным городом был Сирмий, бывшая римская колония на реке Дунай.

Его правление ознаменовалось несколькими войнами с лангобардами, прибывшими в бывшую римскую провинцию Паннония под руководством своего короля Аудоина. Торисвинту также пришлось столкнуться с враждебностью Византийской империи, задетой захватом гепидами Сирмия, стремившейся уменьшить власть гепидов на Паннонской равнине, которая покрывает бо́льшую часть современной Венгрии и, частично, граничащих с ней государств. Планы Византии по сокращению власти гепидов были приведены в исполнение, когда Аудоин нанёс решительное поражение Торисвинту в 551552 годах. Византийский император Юстиниан I уговорил обоих королей подписать мирное соглашение, и равновесие сил на Паннонской равнине осталось прежним.

Торисвинт потерял своего старшего сына, Торисмода, в битве при Асфельде, где принц был убит сыном Аудоина, Альбоином. Примерно в 560 году Торисвинт умер, оставив престол своему сыну Кунимунду, однако тот был убит тем же Альбоином через семь лет после смерти отца. Смерть Кунимунда ознаменовала конец королевства гепидов и начало завоевания их территорий лангобардами, аварами и другими кочевниками.

Исторические источники[править | править вики-текст]

Критическое издание трудов Павла Диакона в Monumenta Germaniae Historica

Из четырёх имеющихся раннесредневековых нарративных источников, упоминающих Торисвинта[1], только один предоставляет независимые доказательства его правления Гепидией, количество войн Юстиниана, а также подробное описание отношений между гепидами и лангобардами и их королями — «Война с готами» (550-е), важнейшая работа Прокопия Кесарийского[2][3]. Прокопий Кесарийский — греческий писатель, родившийся в Кесарии Палестинской в 527 году, он считается величайшим историком VI века[4]. Лангобардо-гепидские войны подробно описаны в работе Прокопия, так как конфликт сыграл важную роль в планах Византии по подготовке к вторжению в Италию[5].

Менее ценным является другой источник — сочинение Иордана «Romana» (VI век). Перед вступлением в католическое духовенство и созданием его двух сохранившихся книг, «Romana» и «Getica», Иордан, гот по происхождению, служил нотарием византийского магистра армии Гунтигиса Базы. Последняя книга является собранием сведений по истории готов, в то время как менее известная книга «Romana» — это сокращённый свод римской истории, написанный в 551 или 552 году. По мнению Джеймса О’Доннелла[en], две эти работы отражают пессимистический взгляд Иордана на человеческую жизнь, в которой все светские достижения незначительны по сравнению с религиозными целями[6][7]. В своей работе Иордан не упоминает Торисвинта явно, но в последних отрывках книги говорит о третьей лангобардо-гепидской войне, в которой участвовал Торисвинт[8].

Павел Диакон является наиболее значительным итальянским писателем VIII века[9]. Родившийся в 720—730-х годах, он происходил из благородной лангобардской семьи из Фриули. Он рано получил духовный сан и в конечном итоге стал монахом монастыря Монте-Кассино. Самая известная его работа — «История лангобардов». Написанная после 787 года, книга является продолжением другой его книги, «Historia Romana», материалы которой базируются на сочинении «Breviarium» Евтропия, состоящем из шести книг, которые описывают исторические события времени перед эпохой Юстиниана[9][10]. Оба произведения упоминают Торисвинта и третью лангобардо-гепидскую войну, частично «Historia Langobardorum» описывает события из «Historia Romana». Обе книги также упоминают битву между сыновьями королей лангобардов и гепидов, которая отсутствует у Прокопия и, как полагают историки, возникла в устной традиции[11]. Кроме того, там же была описана встреча сыновей Торисвинта и Аудоина[12].

Биография[править | править вики-текст]

Приход к власти[править | править вики-текст]

     Королевство гепидов     Королевство лангобардов     Византийская империя     Королевство остроготов     Славяне Территории, принадлежавшие гепидам в середине VI века, и близлежащие народы

В VI веке гепиды были доминирующим восточногерманским народом и проживали на территории части современных государств Центральной Европы — восточной Венгрии, западной Румынии и северной Сербии. Хотя детали ранней жизни Торисвинта неизвестны, возможно, он пришёл к власти примерно в 548 году[13]. После смерти предыдущего короля Гелемунда Торисвинт захватил престол путём государственного переворота и заставил Устригота, сына Гелемунда, уйти в изгнание[14]. Устригот ​​и его последователи нашли убежище среди соседей и врагов гепидов, лангобардов, только что поселившихся на Паннонской равнине[15][16]. Гепиды начали селиться по частям бассейна реки в III веке, а другим народам стали известны в V веке, когда при короле Ардарихе они сыграли ключевую роль в уничтожении империи гуннов. Ардарих и его люди извлекли наибольшую выгоду из этой победы, получив бывшую римскую провинцию Дакия[17].

В 504 году влияние гепидов значительно сократилось из-за остготов, которые прекратили их экспансию в область Паннонской равнины. Гепиды ограничились восточной частью Паннонского бассейна; эти территории стали основой владений Торисвинта, как это было при прежних царях гепидов[18][19]. В начале VI века гепидская знать приняла арианскую форму христианства, в то время как большинство простолюдинов оставалось язычниками[20].

По словам историка Иштвана Бона, приход Торисвинта к власти является типичным примером конфликтов между ведущими семьями царства, которые происходили в Гепидии в VI веке и, таким образом, усложнили преемственность королей. Чтобы избежать повторения этого, Торисвинт назначил своего старшего сына Торисмода командующим войском в Сирмии, крупнейшем городе Гепидского королевства. Это сделало Торисмода очевидным наследником престола (в ранних германских королевствах старший сын необязательно мог быть первым в линии наследования). После гибели Торисмода в битве при Асфельде его младший брат Кунимунд стал военачальником в Сирмии и, следовательно, наследником[21].

Первая война с лангобардами[править | править вики-текст]

Границы провинции Паннония во времена Римской империи, II век нашей эры

Став королём в 548 году, Торисвинт сразу же оказался в сложной ситуации. В течение 546[22]—548[23][24][25] годов Византийская империя подговаривала лангобардов под правлением Аудоина переместиться в Паннонию (современная Венгрия) — бывшую римскую провинцию, граничащую с рекой Дунай. Юстиниан надеялся, что это позволит Византии контролировать дороги с Балкан в Италию и одновременно сдержит гепидов, которых он считал серьёзной угрозой византийским интересам на балканской границе. Византийско-готские войны между остготами и византийцами бушевали на Итальянском полуострове с 535 года; Юстиниан хотел быть в состоянии ввести войска в Италию при необходимости[26][27].

Согласно книге Прокопия «De Bello Gothico» (раздел «De Bellis» о готской войне)[28], Юстиниан был огорчён захватом гепидами бывшего римского города Сирмия в 537 году, который, впрочем, возможно, был добровольно сдан остготами для создания трудностей византийцам. Остготы в то время были заняты войной в Италии и стремились сохранить свои владения на полуострове. Захват Сирмия произошёл после кровавого противостояния между гепидами и византийцами, что стоило жизни византийскому военному магистру Каллуку, а гепидам — территорий Dacia ripensis[en] (ныне — Сербия) и Сингидуна (Белград). Из-за этого Юстиниан разорвал союз с гепидами и перестал платить им дань, чтобы гепиды начали искать врага и развязали войну с лангобардами[29][30][31][32].

Вероятность начала войны с участием лангобардов, гепидов и византийцев возникла, вероятно, в 548-м или 549-м году[22], когда были отправлены посольства Аудоина и Торисвинта на суд Юстиниана в Константинополь, чтобы получить военную помощь от него или, в случае с Торисвинтом, добиться нейтралитета в будущей войне. Для получения поддержки Юстиниана посланники Торисвинта напомнили ему о давней традиции сотрудничества и пообещали бороться против врагов Византии. Тем не менее, император встал на сторону лангобардов, сделав их формальными союзниками и пообещав предоставить войска для войны против гепидов. С точки зрения Юстиниана, эта война имела важное значение в более широком контексте византийско-готских войн, потому что владение Паннонией было стратегически необходимо для поддержки открытой сухопутной коммуникации Италии с Балканами[33].

Историки спорят относительно того, когда начался конфликт. Предполагаемыми датами проведения первой войны являются 547[34] и 549[24][33] годы. В то же время, когда гепиды и лангобарды взялись за меч, десятитысячная византийская армия под командованием Иоанна Виталиануса, магистра армии Иллирии, выступила против гепидов. До приезда Виталиануса Торисвинт предложил перемирие Аудоину, которое было им принято. В результате, когда византийцы прибыли, война была уже закончена, однако это произошло не раньше, чем они столкнулись с союзниками гепидов, герулами[24][35][36]. Ради того чтобы заключить перемирие, Аудоин потребовал отказа Торисвинта от поддержки Хильдигиса, претендента на лангобардскую корону, жившего в качестве гостя при его дворе. Торисвинт отказался, однако силой заставил Хильдигиса покинуть гепидов и искать себе другое пристанище[34][36].

Вторая война с лангобардами, напряжённость с Юстинианом[править | править вики-текст]

De Bello Gothico, Book IV, Ch. 18

«Таким образом, гепиды и лангобарды настроились друг против друга в полную силу, и обе нации были полностью готовы к войне. Были и командиры — на стороне гепидов Торисин, у лангобардов — Аудуин … Но испуг, называющийся паникой, внезапно появился у обеих армий, и люди пошли домой, не имея за этим реальной причины; только командиры остались там, где они были вместе с небольшим количеством людей".

Примерно в 549[34] или 550[22][36] году гепиды и лангобарды снова начали войну, однако, по словам Прокопия Кесарийского, обе армии запаниковали, и сражения не произошло. В результате новой войны удалось избежать, и Торисвинт принял двухлетнее перемирие от Аудоина[34][36][37]. По словам Иштвана Бона, паника могла быть связана с природным явлением: 25/26 июня 549 года произошло лунное затмение[35].

Столкнувшись с открытой враждебностью Византийской империи, а также с неожиданным известием о том, что лангобарды возобновят войну ​​по истечении перемирия, Торисвинт начал искать новых союзников для давления на Юстиниана. Он получил ответ со стороны кутригуров, которых он переправил через Дунай в византийскую Иллирию в 550[38] или 551[39] году, до истечения срока перемирия и, вероятно, до того как гепиды были готовы начать новый конфликт[39][40]. Возможно, они прибыли слишком поздно вместо того, чтобы прибыть рано, если соглашение было заключено с расчётом на вторую лангобардо-гепидскую войну[35].

После вторжения кутригуров Юстиниан направил против них свой союз[en], мобилизовав утигуров, которые в свою очередь обратились к своим союзникам — крымским готам. Последние вторглись на родину кутригуров, пользуясь тем что многие воины были заняты в тот момент на Балканах. Узнав о нападении, кутригуры были вынуждены покинуть Балканы и вернуться на северо-западное побережье Чёрного моря ради защиты своей родины[39][40][41].

В то же время Торисвинт дал защиту другому врагу Византии, склавинам. Как и в случае с кутригурами, Торисвинт использовал свой ​​контроль над Дунаем, чтобы переправить славянских разорителей на византийскую территорию[38][39].

Третья война с лангобардами[править | править вики-текст]

Планам Юстиниана послать экспедиционные войска против остготов неоднократно препятствовали инициативы Торисвинта. Например, армия Нарсеса покинула Константинополь в апреле 551 года для взятия Салоны с надеждой, наконец, победить остготов, однако им в Филиппополе (ныне — Пловдив) преградили путь кутригуры[42][43].

Это привело Юстиниана к поиску поддержки Торисвинта для того, чтобы остановить набеги с противоположной стороны Дуная, а последний был счастлив принять предложение о мире. Посланники Торисвинта попросили союза, подобного тому, который связывал византийцев и лангобардов. В дополнение к укреплению альянса они потребовали и получили клятвы 12 сенаторов о соблюдении договора[43]. После этого, в 551-м году, 400 гепидов были направлены воевать в армии Нарсеса, посланной в Италию: эта армия была скромной по сравнению с 5500 лангобардами, присланными Аудоином, и тысячей герулов[44][45].

В 552 году, когда перемирие истекло, Торисвинт и Аудоин снова «вышли на поле», и на этот раз их столкновение было неизбежным. Аудоин заключил соглашение с Юстинианом, по которому византийцы должны были прислать военную помощь в обмен на 5500 лангобардских воинов, которых Аудоин, в свою очередь, должен был послать в помощь византийскому военачальнику Нарсесу, сражавшемуся в Италии[37][44].

Раскрашенная ксилогравюра из Нюрмбергской хроники, изображающая Альбоина, убившего сына Торисвинта, Торисмода

Двухлетнее перемирие было близко к завершению, и лангобарды попросили византийцев уважать союз, установленный меж ними. Император нашёл повод разорвать новый союз с гепидами, утверждая, что последние снова помогли переправиться славянским налётчикам. Он собрал армию, которую возглавили известные командиры того времени: сыновья Германа Юстин и Юстиниан[en], Аратиус[en], герул Суартуа и Амалафрид, шурин Аудоина. Восстания, вспыхнувшие в Ульпиане, отвлекли бо́льшую часть армии, и поэтому только войска под руководством Амалафрида достигли поля боя[46].

Точки зрения учёных разделились по вопросу о времени начала третьей войны с лангобардами; в целом поддерживается мнение, что это произошло через два года после конца второй войны. Возможными датами являются 551[34][47] и 552[22][44] годы. Точку зрения о 551 годе поддержали историки, утверждающие, что поскольку в 552 году Аудоин уже направил 5500 своих воинов для помощи Нарсесу в его итальянской кампании, третья война ломбардов с гепидами должна была быть уже закончена к тому времени; против этого высказался Уолтер Пол, аргументы которого и его сторонников заключаются в том, что данное известие находится в противоречии с упрёками Аудоина к Юстиниану насчёт немногочисленных войск, посланных в помощь против гепидов, хотя Аудоин всячески поддерживал поход Нарсеса[33].

Когда действие перемирия истекло, Аудоин напал на гепидов, и Торисвинт был разгромлен в решающей битве при Асфельде, состоявшейся на западе Сирмия. Битва была упомянута Иорданом в «Romana» как одна из наиболее кровавых в истории войн региона, в которой богибло более чем 60 000 воинов[48]. Сын короля Торисмод также погиб, пав в поединке с сыном Аудоина Альбоином. Этот поединок Павел Диакон отнёс к описываемому сражению и войне в целом. После этой битвы гепиды никогда более не могли играть важную роль в развитии событий в регионе[22][37][44][49][50].

Мир[править | править вики-текст]

Поражение гепидов повлекло за собой геополитический сдвиг на Паннонской равнине, так как исчезла угроза, которую это племя представляло для Византийской империи[26]. Разгром гепидов означал бы конец их королевства и его завоевание лангобардами, но Юстиниан, желая сохранить равновесие в регионе, ввёл «вечный мир», спасший гепидов; в нём было отмечено, что в течение десяти лет должны были выжить и Торисвинт, и Аудоин. Возможно, лангобарды и гепиды послали войско в помощь Нарсесу именно тогда, а не перед войной. В этой интерпретации небольшое количество посланных в помощь Византии гепидских воинов можно объяснить большими потерями, которые принесла третья война, и обидой на Юстиниана[13][44][47][51][52]. Император также заставил Торисвинта пойти на некоторые территориальные уступки, обязав его вернуть Dacia ripensis и территории Сингидунума[53].

Для достижения полного мира Торисвинт должен был сначала разобраться с Хильдигисом, нашедшим приют при его дворе. Аудоин снова потребовал его изгнания из двора короля гепидов, и к этому требованию присоединился Юстиниан. Торисвинт, несмотря на нежелание возобновлять войну с византийцами и лангобардами, не хотел явно нарушать правила гостеприимства и пытался избежать выполнения этой просьбы, требуя, в свою очередь, возвращения остготов​​, переданных Аудоину; в конце концов, чтобы избежать открытой передачи и, в то же время, возобновления войны, оба короля тайно убили своих гостей[15][22][54][55].

Торисвинт занимает заметное место в истории, написанной Павлом Диаконом, действие в которой датируется 552 годом — концом войны, прямо после смерти сына короля Торисмода[56]. История, по общему мнению, появилась в эпической поэме об Альбоине[57], её сюжет вращается вокруг персонажей Альбоина и Торисвинта: в соответствии с обычаями лангобардов, дабы получить право сидеть за столом отца, Альбоин должен просить гостеприимства иностранного короля и убедить последнего вооружить его. Для того чтобы выполнить этот обычай, Альбоин пришёл с 40 спутниками ко двору Торисвинта[58][59].

Торисвинт, соблюдая законы гостеприимства, принял у себя Альбоина и его соратников и организовал банкет в их честь, предлагая Альбоину место, где ранее сидел его на тот момент уже умерший сын. После издевательств брата Торисмода, Кунимунда, и ответных от Альбоина столкновение было бы неизбежным, если бы не вмешательство Торисвинта, который восстановил мир и отослал Альбоина обратно с оружием Торисмода[58][60]. Согласно Иштвану Бона, верящему в правдивость этой истории, события могли иметь место так, как описано у Павла Диакона, однако это также могло отражать условие тайного соглашения о мире, составленного Аудоином для Торисвинта, в соответствии с которым король гепидов должен был вооружить убийцу его сына[57].

Торисвинт умер примерно в 560-м году, оставив наследником своего сына Кунимунда, который стал последним королём гепидов; под его командованием люди Торисвинта были уничтожены в 567-м году совместной коалицией лангобардов и аваров, тюркских кочевников, мигрировавших в Центральную Европу в 558-м году[61]. Кунимунд был убит на поле боя новым лангобардским королём Альбоином, а его дочь Розамунда[en] была взята в плен[13][62].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Martindale 1992, s.v. Turisindus, pp. 1345—1346
  2. Baldwin 1991, p. 1732
  3. Bullough 1991, p. 109
  4. Tate 2004, pp. 857—858
  5. Pohl 2000, p. 143
  6. Martindale 1992, s.v. Iordanes (1), pp. 713—714
  7. O’Donnell 1982, pp. 223—240
  8. Bullough 1991, pp. 108—109
  9. 1 2 Goffart 1988, p. 329
  10. Pizarro 2003, p. 70
  11. Bullough 1991, p. 108
  12. Goffart 1988, p. 387
  13. 1 2 3 Boná 1976, p. 19
  14. Martindale 1992, s.v. Elemundus, p. 435
  15. 1 2 Amory 2003, p. 431
  16. Boná 2001, p. 214
  17. Capo 1992, p. 396
  18. Curta 2001, p. 191
  19. Todd 1995, pp. 235—236
  20. Christie 1998, p. 57
  21. Boná 1976, p. 70
  22. 1 2 3 4 5 6 Martindale 1992, s.v. Audoin, pp. 152—153
  23. Jarnut 1995, p. 19
  24. 1 2 3 Wolfram 1997, p. 283
  25. Schutz 2001, p. 79
  26. 1 2 Sarantis 2006, pp. 17—18
  27. Jarnut 1995, pp. 18—19
  28. Procopius, De Bello Gothico, III:34, quoted in Pohl 1997, pp. 89—90
  29. Pohl 1997, p. 90
  30. Boná 1976, pp. 17—18
  31. Martindale 1992, s.v. Calluc, p. 266
  32. Boná 2001, p. 187
  33. 1 2 3 Pohl 1997, pp. 90—91
  34. 1 2 3 4 5 Jarnut 1995, p. 20
  35. 1 2 3 Boná 1976, p. 18
  36. 1 2 3 4 Pohl 1997, pp. 91—92
  37. 1 2 3 Wolfram 1997, pp. 283—284
  38. 1 2 Boná 2001, p. 188
  39. 1 2 3 4 Pohl 1997, p. 93
  40. 1 2 Mitchell 2006, p. 404
  41. Pohl 2005, p. 470
  42. Curta 2001, p. 86
  43. 1 2 Pohl 1997, pp. 93—94
  44. 1 2 3 4 5 Christie 1998, p. 36
  45. Goffart 2006, p. 203
  46. Pohl 1997, p. 94
  47. 1 2 Schutz 2001, p. 80
  48. Jordanes, Romana, 386—387, quoted in Maenchen-Helfen 1973, p. 148
  49. Paul, Historia Langobardorum, I:23, quoted in Boná 1976, p. 7
  50. Todd 1995, p. 236
  51. Jarnut 1995, pp. 20—21
  52. Curta 2001, p. 87
  53. Boná 2001, p. 189
  54. Jarnut 1995, p. 21
  55. Pohl 1997, pp. 95—96
  56. Paul, Historia Langobardorum, I:24, quoted in Boná 1976, pp. 7—8
  57. 1 2 Boná 1976, p. 12
  58. 1 2 Boná 1976, pp. 7—8
  59. Ausenda 1998, p. 433
  60. Martindale 1992, s.v. Alboin, pp. 38—40
  61. Pritsak 1983, pp. 364—365
  62. Martindale 1992, s.v. Cunimundus, p. 364

Литература[править | править вики-текст]

  • Amory Patrick. People and Identity in Ostrogothic Italy, 489—554. — Cambridge: Cambridge University Press, 2003. — ISBN 0-521-52635-3  (англ.)
  • Ausenda Giorgio. Current issues and future directions in the study of Franks and Alamanni in the Merovingian period // Franks and Alamanni in the Merovingian Period: An Ethnographic Perspective / Ian Wood (ed.). — Woodbridge: Boydell, 1998. — P. 371—455. — ISBN 1-84383-035-3  (англ.)
  • Baldwin Barry. Prokopios of Caesarea // Oxford Dictionary of Byzantium / Alexander Kazhdan (ed.).. — Oxford: Oxford University Press, 1991. — 1732 p. — ISBN 0-19-504652-8  (англ.)
  • Boná István. From Dacia to Erdöelve: Transylvania in the period of the great migrations (271—896) // History of Transylvania / Béla Köpeczi (ed.). — Highland Lakes: Atlantic Research and Publications, 2001. — Vol. 1. — P. 137—331. — ISBN 0-88033-479-7  (англ.)
  • Boná István. A l’aube du Moyen Age: Gépides et Lombards dans le bassin des Carpates. — Budapest: Corvina Press, 1974 [1976]. — ISBN 963-13-4494-0  (фр.)
  • Bullough Donald A. Carolingian Renewal: Sources and Heritage. — Manchester: Manchester University Press, 1991. — ISBN 0-7190-3354-3  (англ.)
  • Capo Lidia. Commento» in Paul the Deacon // Storia dei Longobardi / Lidia Capo (ed.). — Milan: Mondadori, 1992. — P. 369—612. — ISBN 88-04-33010-4  (итал.)
  • Christie Neil. The Lombards: The Ancient Longobards. — Oxford: Wiley-Blackwell, 1995 [1998]. — ISBN 0-631-21197-7  (англ.)
  • Curta Florin. The Making of the Slavs: History and Archaeology of the Lower Danube Region, c. 500—700. — Cambridge: Cambridge University Press, 2001. — ISBN 0-521-80202-4 (англ.)
  • Goffart Walter. The Narrators of Barbarian History (A.D. 550—800): Jordanes, Gregory of Tours, Bede, and Paul the Deacon. — Princeton: Princeton University Press, 1988. — ISBN 0-691-05514-9  (англ.)
  • Goffart Walter. Barbarian Tides: The Migration Age and the Later Roman Empire. — Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 2006. — ISBN 978-0-8122-3939-3  (англ.)
  • Jarnut Jörg. Storia dei Longobardi. — Turin: Einaudi, 1982 [1995]. — ISBN 88-06-13658-5  (итал.)
  • Maenchen-Helfen Otto J.. The World of the Huns — Studies in Their History and Culture. — Berkeley: University of California Press, 1973. — ISBN 0-520-01596-7  (англ.)
  • Martindale John R. (ed.). Prosopography of the Later Roman Empire . — Cambridge: Cambridge University Press, 1992. — Vol. III: A.D. 527—641. — ISBN 978-0-521-20160-5  (англ.)
  • Mitchell Stephen. A History of the Later Roman Empire, AD 284—641: The Transformation of the Ancient World. — Oxford: Wiley-Blackwell, 2006. — ISBN 978-1-4051-0856-0  (англ.)
  • O’Donnell James J. The aims of Jordanes. — Historia 31, 1982. — P. 223—240.  (англ.)
  • Paul the Deacon. History of the Langobards / William Dudley Foulke (translator). — Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1907.  (англ.) (русскоязычное издание: Павел Диакон. История лангобардов = Historia Langobardorum. — М.: Азбука-классика, 2008. — 320 с. — 5 000 экз. — ISBN 978-5-91181-861-6)
  • Pizarro Joaquin Martinez. Ethnic and National History ca. 500—1000 // Historiography in the Middle Ages / Deborah Mauskopf Deliyannis (ed.). — Leiden: Brill, 2003. — P. 43—87. — ISBN 90-04-11881-0  (англ.)
  • Pohl Walter. I Longobardi in Pannonia e la guerra gotica di Giustiniano // Le origini etniche dell’Europa: Barbari e Romani tra antichità e medioevo. — Rome: Viella, 1996 (2000). — P. 137—148. — ISBN 88-8334-015-9  (итал.)
  • Pohl Walter. The Empire and the Lombards: treaties and negotiations in the sixth century // Kingdoms of the Empire: the integraton of barbarians in late Antiquity / Walter Pohl (ed.). — Leiden: Brill, 1997. — P. 75—134. — ISBN 90-04-10845-9 (англ.)
  • Pohl Walter. Justinian and the Barbarian Kingdoms // The Cambridge Companion to the Age of Justinian / Michael Maas (ed). — Cambridge: Cambridge University Press, 2005. — P. 448—476. — ISBN 0-521-81746-3  (англ.)
  • Pritsak Omeljan. The Slavs and the Avars // Gli Slavi occidentali e meridionali nell’alto medioevo. — Spoleto: CISAM, 1983. — P. 353—435. — ISBN 88-7988-029-2  (англ.)
  • Procopius. History of the Wars, Books VII (continued) and VIII / Henry Bronson Dewing (translator). — London: Heinemann, 1928 [1962].  (англ.) (русскоязычное издание: Прокопий Кесарийский. Война с готами // Прокопий Кесарийский. Война с готами. О постройках / Пер. П. С. Кондратьев. — М.: Арктос, 1996. — 167 с. — ISBN 5-85551-143-X)
  • Sarantis Alexander. War and Diplomacy in the Justinianic Balkans: the Gepid threat and imperial responses // Proceedings of the 21st International Congress of Byzantine Studies London, 21 — 26 August 2006. — Farnham: Ashgate, 2006. — ISBN 978-0-7546-5740-8  (англ.)
  • Schutz Herbert. Tools, Weapons and Ornaments: Germanic Material Culture in Pre-Carolingian Central Europe, 400—750. — Leiden: Brill, 2001. — ISBN 90-04-12298-2 (англ.)
  • Tate Georges. Justinien: l'épopée de l’Empire d’Orient (527—565). — Paris: Fayard, 2004. — ISBN 978-2-213-61516-5  (фр.)
  • Todd Malcolm. The Early Germans. — Oxford: Wiley-Blackwell, 1992 [1995]. — ISBN 0-631-19904-7  (англ.)
  • Wolfram Herwig. The Roman Empire and Its Germanic Peoples. — Berkeley: University of California Press, 1990 [1997]. — ISBN 0-520-24490-7  (англ.)