Тоталитаризм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Формы правления, политические режимы и системы
Портал:Политика · править

Тоталитари́зм (от лат. totalis — весь, целый, полный; лат. totalitas — цельность, полнота[1][2]) — политический режим, стремящийся к полному (тотальному) контролю государства над всеми аспектами жизни общества и человека.

Тоталитаризм с точки зрения политологии — форма отношения общества и власти, при которой политическая власть берёт под полный (тотальный) контроль общество, полностью контролируя все аспекты жизни человека[3][4]. Проявления оппозиции в любой форме жестоко и беспощадно подавляются или пресекаются государством. Также важной особенностью тоталитаризма является создание иллюзии полного одобрения народом действий этой власти.

Исторически понятие «тоталитарное государство» (итал. stato totalitario) появилось в начале 1920-х для характеристики режима Бенито Муссолини. Тоталитарному государству были свойственны не ограниченные законом полномочия власти, ликвидация конституционных прав и свобод, репрессии в отношении инакомыслящих, милитаризация общественной жизни[5]. Правоведы итальянского фашизма и немецкого нацизма использовали термин в положительном ключе, а их критики — в отрицательном[6]. На Западе в годы холодной войны была взята на вооружение риторика, которая пыталась использовать любые общие черты сталинизма и фашизма для объединения их под одной вывеской тоталитаризма. Эта модель широко используется в антикоммунистической пропаганде.

Происхождение и употребление термина[править | править вики-текст]

Спектр применимости термина[править | править вики-текст]

При использовании в настоящее время выражения «тоталитаризм», как правило, подразумевается, что режимы Адольфа Гитлера в Германии, Иосифа Сталина в СССР и Бенито Муссолини в Италии были тоталитарными. Различные авторы также относят к тоталитарным режимы Франко в Испании, Салазара в Португалии, Мао в Китае[7], «красных кхмеров» в Кампучии[8], Хомейни в Иране[7], талибов в Афганистане[9], Ахмета Зогу и Энвера Ходжи в Албании[10], Ким Ир Сена и Ким Чен Ира в Северной Корее[8][11], Московское царство[12][13], Пиночета в Чили, Саддама Хусейна в Ираке, Хо Ши Мина во Вьетнаме, Сапармурата Ниязова[14] в Туркменистане, Сомосы в Никарагуа[источник не указан 203 дня], Хорти в Венгрии[источник не указан 203 дня], Иди Амина в Уганде[источник не указан 203 дня], Масиаса Нгемы Бийого в Экваториальной Гвинее[источник не указан 203 дня], аль-Сауда в Саудовской Аравии[15] и др. Иногда термин используется для характеристики отдельных аспектов политики (например, милитаризма США при президенте Буше[16]).

Вместе с тем, подобное применение понятия «тоталитаризм» продолжает вызывать критику[17]. Критики выражают несогласие с приравниванием политических систем сталинизма и фашизма, произвольным употреблением термина политиками, противопоставлением обвиняемых в тоталитаризме режимов демократии. Его смысловое содержание постоянно менялось в угоду политической конъюнктуре[18], и некоторые исследователи считают этот термин клише[19].

Режимы Муссолини и Гитлера; появление термина «тоталитаризм»[править | править вики-текст]

Муссолини и Гитлер. Муссолини и немецкие правоведы Третьего рейха использовали понятие «тоталитарного государства» в положительном смысле[6].

Термин «тоталитаризм», впервые появившийся у Джованни Амендолы в 1923 для критической характеристики режима Муссолини, был впоследствии популяризован самими итальянскими фашистами. В частности, в 1926 его начал использовать философ Джованни Джентиле. В статье Муссолини «Доктрина фашизма» (1931 г.) тоталитаризм понимается как общество, в котором главная государственная идеология обладает решающим влиянием на граждан. Как писал Муссолини, тоталитарный режим означает, что «итал. Tutto nello Stato, niente al di fuori dello Stato, nulla contro lo Stato»[20] — то есть, все аспекты жизни человека подчинены государственной власти. Джентиле и Муссолини полагали, что развитие коммуникационных технологий приводит к непрерывному совершенствованию пропаганды, следствием чего явится неизбежная эволюция общества в сторону тоталитаризма (в их определении). После прихода к власти Гитлера, термин «тоталитаризм» стал использоваться в адрес режимов Италии и Германии, причём сторонники фашизма и нацизма использовали его в положительном ключе, а противники — в отрицательном[21].

Критика СССР[править | править вики-текст]

Сталин. В годы холодной войны понятие «тоталитаризм» было взято на вооружение идеологическими противниками СССР[6].

Параллельно, начиная с середины 1930-х годов на Западе стали звучать аргументы, что определённые черты сходства есть между политическими системами СССР, Италии и Германии. Отмечалось, что во всех трёх странах установились репрессивные однопартийные режимы во главе с сильными лидерами (Сталиным, Муссолини и Гитлером), стремящиеся к всеохватывающему контролю и призывающие порвать со всеми традициями во имя некой высшей цели. Среди первых, кто обратил на это внимание, были анархисты Армандо Борги (1925)[источник не указан 226 дней] и Всеволод Волин (1934)[22], священник Луиджи Стурцо (1926)[источник не указан 226 дней], историк Чарльз Бирд (1930)[источник не указан 226 дней], писатель Арчибальд Маклейш (1932)[источник не указан 226 дней], философ Хорас Каллен (1934)[23]. Характеризуя перерождение советского режима, Лев Троцкий в книге «Преданная революция» (1936) назвал его «тоталитарным»[24]. После показательных процессов 1937 года те же идеи стали выражать в своих работах и выступлениях историки Эли Халеви и Ханс Кон, философ Джон Дьюи, писатели Юджин Лайонс, Элмер Дэвис и Уолтер Липпман, экономист Кельвин Гувер и другие[источник не указан 226 дней].

В 1939 году заключение Пакта Молотова — Риббентропа вызвало глубокую озабоченность на Западе, которая переросла в бурю негодования после вторжения Красной Армии в Польшу, а затем в Финляндию[23]. Американский драматург Роберт Шервуд ответил пьесой «Да сгинет ночь», удостоенной Пулитцеровской премии, в которой он осудил совместную агрессию Германии и СССР. Американский сценарист Фредерик Бреннан для своей повести «Позволь называть тебя товарищем» придумал слово «коммунацизм». В июне 1941 британский премьер-министр Уинстон Черчилль сказал, что нацистский режим неотличим от худших черт коммунизма[23] (что созвучно его же высказыванию, сделанному после войны: «Фашизм был тенью или уродливым детищем коммунизма»[25]).

После начала Великой Отечественной войны и в особенности после вступления США во Вторую мировую войну критика СССР пошла на убыль. Более того, начал получать распространение взгляд, что между СССР, США и Великобританией есть много общего. Но в то же время в 1943 году вышла книга публициста Изабел Патерсон «Бог из машины», в которой СССР был вновь назван «тоталитарным обществом».

Подобные критические взгляды на СССР с самого начала вызывали острые споры, однако в годы холодной войны приобрели массовую популярность и были подхвачены антикоммунистической пропагандой. Многие либералы, социал-демократы, христианские демократы, анархисты и другие идеологические противники фашизма, нацизма и сталинизма стали сторонниками теории («тоталитарной модели»), что все три системы являлись разновидностями одной системы — тоталитаризма. Так, 13 мая 1947 президент США Гарри Трумэн сказал: «Нет никакой разницы между тоталитарными государствами. Мне всё равно, как вы их называете: нацистскими, коммунистическими или фашистскими». Наряду со словом «тоталитарный», по отношению к коммунистической идеологии использовалось выражение «красный фашизм». В то время как одни считали подобный подход спорным, другим он казался очевидным. Так, генерал Джон Дин опубликовал книгу «Странный союз»[26], в которой выразил искреннее сожаление, что русский народ не видит сходства между режимами в родной стране и в побеждённой нацистской Германии.

Статус научной концепции за термином «тоталитаризм» утвердил собравшийся в 1952 г. в США политологический симпозиум, где он был определен как «закрытая и неподвижная социокультурная и политическая структура, в которой всякое действие — от воспитания детей до производства и распределения товаров — направляется и контролируется из единого центра»[27]

Тоталитарная модель стала также предметом научных исследований таких специалистов, как Арендт, Фридрих, Линц и др., которые занимались сравнительным анализом советского и нацистского режимов. Согласно модели, целью тоталитарного контроля над экономикой и обществом является их организация по единому плану[28]. Всё население государства мобилизуется для поддержки правительства (правящей партии) и его идеологии, при этом декларируется приоритет общественных интересов над частными. Организации, чья деятельность не поддерживается властью, — например, профсоюзы, церковь, оппозиционные партии — ограничиваются или запрещаются. Роль традиции в определении норм морали отвергается, вместо этого этика рассматривается с чисто рациональных, «научных» позиций. Центральное место в риторике занимает попытка приравнять нацистские преступления в ходе целенаправленного истребления миллионов людей по национальному признаку (геноцида) и пенитенциарную систему в СССР. Сторонники концепции полагали, что тоталитаризм качественно отличался от деспотичных режимов, существовавших до XX века. Однако до сих пор специалисты не пришли к единому мнению, какие именно черты следует считать определяющими для тоталитарных режимов.

После начала хрущёвской «оттепели» теория претерпела серьёзный кризис, поскольку не могла объяснить процесс ослабления режима изнутри. Кроме того, возник вопрос, является ли СССР по-прежнему тоталитарным режимом или сравнение очевидно меняющейся советской системы с поверженными фашистскими режимами неуместно. Возникла потребность в формулировке модели, которая бы объяснила приход диктаторов к власти и её дальнейшую эволюцию.

В 1970-е гг., в силу дальнейшего смягчения режима в СССР, термин «тоталитаризм» стал всё реже употребляться советологами, однако продолжал оставаться популярным среди политиков. В своём эссе «Диктатура и двойные стандарты» (1978 г.) Джин Киркпатрик настаивала, что следует отличать тоталитарные режимы от авторитарных. Согласно Киркпатрик, авторитарные режимы заинтересованы преимущественно в своём собственном выживании и поэтому, в отличие от тоталитаризма, допускают отчасти автономное функционирование элементов гражданского общества, церкви, судов и прессы. Отсюда был сделан вывод, получивший известность при Рейгане как «доктрина Киркпатрик», что во внешней политике США могут оказывать временную поддержку авторитарным режимам ради борьбы с тоталитаризмом и продвижения американских интересов.

Падение коммунистических режимов в странах советского блока и СССР во второй половине 1980-х вызвало повторный кризис в теории. Утверждение, что тоталитарные режимы не способны сами инициировать радикальные реформы, было признано ошибочным. Однако в целом анализ тоталитаризма внёс значительный вклад в сравнительную политологию[29], и употребление этого термина до сих пор достаточно распространено.

В Восточной Европе после вторжения в Чехословакию интеллигенция называла «тоталитаризмом» политику жёсткой цензуры, мракобесия, уничтожения нежелательной (с точки зрения режима) исторической памяти и культуры[30].

В Советском Союзе тоталитаризм официально считался характеристикой исключительно буржуазных государств периода империализма, в особенности фашистской Германии и Италии[31]. Использование термина по отношению к социалистическим государствам называлось клеветой и антикоммунистической пропагандой. В то же время советская пропаганда называла некоторые зарубежные коммунистические режимы фашистскими (например, Тито в Югославии или Пол Пота в Камбодже)[32].

Советские диссиденты и, после начала перестройки, большинство реформаторов (включая Лигачёва) также называли советскую систему тоталитарной[33]. Использование термина было связано главным образом с отсутствием в советской политологии лексикона, необходимого для критического анализа истории СССР. При этом вопросы природы и стабильности тоталитарного режима играли в возникшей дискуссии вторичную роль; на первом плане было подавление гражданских прав, отсутствие общественных институтов, защищающих человека от государственного произвола, монополия КПСС на политическую власть. Это служило одним из оправданий для призывов к радикальным реформам. В начале 1990-х эти тенденции нашли отражение в нормативных актах. Например, преамбула Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» провозглашает, что за годы Советской власти миллионы людей стали жертвами произвола тоталитарного государства[34].

Концепция тоталитарного общества[править | править вики-текст]

Наибольшее распространение среди специалистов по сравнительной политологии получила модель тоталитаризма, которую в 1956 г. предложили Карл Фридрих и Збигнев Бжезинский. Фридрих и Бжезинский отказались от попыток дать краткое абстрактное определение и вместо этого применили эмпирический подход, согласно которому тоталитаризм представляет собой совокупность принципов, общих для фашистских режимов и СССР периода Сталина. Это позволило им выделить целый ряд определяющих признаков, а также ввести в представление о тоталитаризме элемент динамического развития, — но не возможность системных изменений. В новой трактовке тоталитаризм означал не столько полный контроль государства над деятельностью каждого человека (что невозможно практически), сколько принципиальное отсутствие ограничений над таким контролем.

Признаки тоталитарного общества по версии К. Фридриха и З. Бжезинского[править | править вики-текст]

В своей работе «Тоталитарная диктатура и автократия» (1956 г.) Карл Фридрих и Збигнев Бжезинский, на основе эмпирического сравнения сталинского СССР, нацистской Германии и фашистской Италии, сформулировали ряд определяющих признаков тоталитарного общества[35]. Исходный перечень состоял из шести признаков, но во втором издании книги авторы добавили ещё два, а впоследствии другие исследователи также вносили уточнения:

  1. Наличие одной всеобъемлющей идеологии, на которой построена политическая система общества.
  2. Наличие единственной партии, как правило, руководимой диктатором, которая сливается с государственным аппаратом и тайной полицией.
  3. Крайне высокая роль государственного аппарата, проникновение государства практически во все сферы жизни общества.
  4. Отсутствие плюрализма в средствах массовой информации.
  5. Жёсткая идеологическая цензура всех легальных каналов поступления информации, а также программ среднего и высшего образования. Уголовное наказание за распространение независимой информации.
  6. Большая роль государственной пропаганды, манипуляция массовым сознанием населения.
  7. Отрицание традиций, в том числе традиционной морали, и полное подчинение выбора средств поставленным целям (построить «новое общество»).
  8. Массовые репрессии и террор со стороны силовых структур.
  9. Уничтожение индивидуальных гражданских прав и свобод.
  10. Централизованное планирование экономики.
  11. Почти всеобъемлющий контроль правящей партии над вооружёнными силами[36] и распространением оружия среди населения.
  12. Приверженность экспансионизму.
  13. Административный контроль над отправлением правосудия.
  14. Стремление стереть все границы между государством, гражданским обществом и личностью[37].

Приведённый перечень не означает, что всякий режим, которому присуща хотя бы одна из указанных черт, следует относить к тоталитарным. В частности, некоторые из перечисленных черт в разное время были также свойственны демократическим режимам. Аналогично, отсутствие какого-то одного признака не является основанием для классификации режима как нетоталитарного. Однако первые два признака, по мнению исследователей тоталитарной модели, являются её наиболее яркими характеристиками[21].

Основные выводы анализа тоталитарной модели[править | править вики-текст]

Молох тоталитаризма — памятник жертвам репрессий тоталитарных режимов, Левашово, Санкт-Петербург.

Отправной точкой тоталитарной модели является декларация некой высшей цели, во имя которой режим призывает общество расстаться со всеми политическими, правовыми и общественными традициями[37][38]. Изучение модели показало, что после подавления традиционных общественных институтов, людей легче сплотить в единое целое и убедить пожертвовать любыми другими целями ради достижения главной[39]. Доминирующая в этих странах идеология объясняла выбор средств, трудности, опасности и т. п. в терминах всё той же цели и обосновывала, почему государству нужны практически неограниченные полномочия. Пропаганда сочеталась с использованием передовых технологий политического сыска для подавления любого инакомыслия. Результатом было обеспечение массовой мобилизации в поддержку режима[40].

Концентрация власти выражалась в монополизации процесса принятия окончательных решений во всех сферах деятельности, а также принципиальном отсутствии ограничений на масштаб этих решений и на масштаб санкций. Всё большее проникновение государства означало всё большее сужение автономного пространства, вплоть до его полной ликвидации. Это приводило с одной стороны к атомизации общества, а с другой стороны, к слиянию всех политических сфер, в нём существовавших, в одно единое целое[37].

В отличие от полицейского государства, в котором меры по поддержанию порядка проводятся согласно установленным процедурам, в тоталитарных режимах у правоохранительных органов была широкая свобода действий, что обеспечивало их непредсказуемость и подконтрольность руководству страны. Поскольку, согласно тоталитарной модели, стремление к высшей цели было идеологической основой всей политической системы, о её достижении никогда не могло быть объявлено. Это означало, что идеология занимала подчинённое положение по отношению к лидеру страны и могла им произвольно трактоваться по ситуации[39].

Другим выводом теории является обоснование организованного и масштабного насилия против определённой многочисленной группы (например, евреев в нацистской Германии или кулаков в сталинском СССР)[30][39]. Эта группа обвинялась во враждебных действиях против государства и в возникших трудностях.

Мнение К. Поппера[править | править вики-текст]

Тоталитарная модель была долгое время предметом изучения со стороны историков и политологов и при этом оказала влияние на другие современные ей концепции. В частности, в своём труде «Открытое общество и его враги» (1945 г.) Карл Поппер противопоставил тоталитаризм либеральной демократии. Поппер утверждал, что поскольку процесс накопления человеческого знания непредсказуем, то теории идеального государственного управления (которая, по его мнению, лежит в фундаменте тоталитаризма) принципиально не существует. Следовательно, политическая система должна быть достаточно гибкой, чтобы правительство могло плавно менять свою политику и чтобы политическая элита могла быть отстранена от власти без кровопролития. Такой системой Поппер полагал «открытое общество» — общество, открытое для множества точек зрения и субкультур.

Мнение Ханны Арендт[править | править вики-текст]

Массовое распространение теория тоталитаризма получила после выхода в свет книги философа Ханны Арендт «Истоки тоталитаризма» (1951 г.). Центром внимания стали масштабный террор и беспрецедентное насилие, связанные с Холокостом и ГУЛАГом. Основой режима Арендт считала официальную идеологию, которая заявляла о своей способности объяснить все аспекты человеческой деятельности. По её мнению, идеология становилась связующим звеном между отдельными людьми и делала их беззащитными перед государством, в том числе, перед произволом диктатора.

Арендт полагала, что хотя итальянский фашизм представлял собой классический образец диктатуры, нацизм и сталинизм существенно отличались от него. В этих странах государство было полностью подчинено контролю одной партии, представляющей либо нацию[41], либо пролетариат. Напротив, по мнению Арендт, фашизм Муссолини ставил государство над партией. Арендт также подчёркивала роль пангерманизма нацистского режима и панславизма сталинского режима как частных случаев «континентального империализма» и свойственного ему расизма.

Следует отметить, что в отличие от других политических теоретиков, которые пытались изобразить сталинский тоталитаризм следствием коллективистской коммунистической идеологии как таковой, Арендт главной причиной тоталитаризма считала атомизацию, разобщенность масс, в результате чего они не способны к самоорганизации и поэтому нуждаются во внешней мобилизации. При этом Арендт подчеркивала, что ленинский режим ещё не был тоталитарным.[42]

Схожих с Арендт взглядов придерживались впоследствии и другие философы и историки, в частности, Эрнст Нольте, который рассматривал нацизм как зеркальное отражение большевизма[43]. Фридрих, Линц и другие историки склоняются к точке зрения, что нацизм всё-таки был ближе к итальянскому фашизму, чем к сталинизму.

Мнение Дж. Талмона[править | править вики-текст]

В 1952 г. Дж. Талмон ввёл термин «тоталитарная демократия» для обозначения режима, основанного на принуждении, в котором граждане, формально обладая избирательным правом, на практике лишены возможности оказывать влияние на процесс принятия государственных решений.

Мнение Карлтона Хейса[править | править вики-текст]

В ноябре 1939 года, на первом научном симпозиуме, посвящённом природе тоталитарного государства, американский исследователь Карлтон Хейс (Carlton Hayes) объяснил, что тоталитаризм — это феномен рыночной экономики, феномен буржуазной цивилизации и за её пределами он не работает. К тоталитарным режимам Карлтон Хейс отнёс Италию Муссолини и гитлеровскую Германию. Сталинский Советский Союз, по его убеждению, — совершенно иной тип государства.

Мнение Карла Фридриха[править | править вики-текст]

Карл Фридрих опубликовал ряд работ по тоталитаризму, включая «Тоталитарная диктатура и автократия» (1956 г., в соавторстве с Бжезинским) и «Развитие теории и практики тоталитарных режимов» (1969). В первой из них он сформулировал ряд признаков тоталитаризма, приведённые выше. Во второй он провёл анализ роли общественного согласия и мобилизации в поддержку режима. Согласно Фридриху, террор не исчез в СССР после смерти Сталина. Массовая поддержка режима по-прежнему обеспечивалась за счёт использования передовых технологий тайного сыска, пропаганды и манипуляции психикой. Центральным тезисом Фридриха является утверждение, что в тоталитарном СССР «страх и согласие стали сиамскими близнецами».

Мнение Хуана Линца[править | править вики-текст]

В своём эссе «Тоталитарные и авторитарные режимы» (1975) Хуан Линц утверждал, что главной чертой тоталитаризма является не террор сам по себе, а стремление государства к надзору за всеми аспектами жизни людей: общественным порядком, экономикой, религией, культурой и отдыхом. Однако Линц выделил ряд особенностей тоталитарного террора: системность, идеологический характер, беспрецедентный масштаб и отсутствие правовой основы. В этом плане террор в авторитарных режимах отличается тем, что он обычно вызван объективной чрезвычайной ситуацией, не определяет врагов по идеологическому признаку и ограничен рамками закона (впрочем, довольно широкими). В более поздних работах Линц стал называть советский режим после смерти Сталина «пост-тоталитарным», чтобы подчеркнуть уменьшение роли террора при сохранении других тоталитарных тенденций.

Тоталитаризм и социализм[править | править вики-текст]

Группа зарубежных историков и экономистов (Людвиг фон Мизес и др.) полагает, что одним из общих элементов тоталитарных режимов является социализм. В то время, как СССР безусловно относился к социалистической системе, подобная классификация для нацистской Германии и тем более фашистской Италии не столь очевидна. Мизес утверждал[44], что хотя подавляющая часть средств производства в Германии номинально оставалась в частных руках, фактически государство обладало всей полнотой контроля над ними, то есть, было их реальным владельцем. С точки зрения Мизеса, крайний коллективизм всегда означает социализм, поскольку у человека, всё существование которого подчинено целям государства, вся собственность также подчинена этим целям. Этим Мизес объяснял, почему тоталитарные правительства осуществляют контроль над ценами, зарплатами, распределением товаров и, в конечном итоге, центральное планирование экономики.

Согласно общепринятому взгляду, корнями нацизма являются крайний национализм и расизм, а не эгалитаризм. Экономическую систему в нацистской Германии и фашистской Италии обычно классифицируют как государственно-корпоративный капитализм.

Истоки тоталитаризма[править | править вики-текст]

Стремление к полному контролю над обществом было свойственно многим деспотичным правителям. Поэтому в некоторых источниках к тоталитарным режимам причисляются династия Маурья в Индии (321—185 гг. до н. э.), династия Цинь в Китае (221—206 гг. до н. э.), правление Чака над зулу (1816—1828) и др.[39] Следует особо выделить легизм в Цинь, который являлся полноценной идеологией и имел философско-теоретическое обоснование необходимости тотального контроля[источник не указан 1920 дней]. При этом легизм был официальной идеологией Цинь более 150 лет, вплоть до её падения в ходе народного восстания.

Однако приведённые выше тирании в целом оставались в русле традиции и не пользовались массовой народной поддержкой. Практическое осуществление абсолютного контроля государства над всей общественной жизнью и производством стало возможным только в XX веке благодаря экономическому развитию, распространению телекоммуникационных технологий и появлению эффективных методов манипуляции обществом (в первую очередь, пропаганды). Эти технологии способны обеспечить гарантированную массовую поддержку руководства страны, в особенности если во главе стоит харизматичный лидер. Несмотря на эти объективные тенденции, тоталитаризм возник лишь в отдельных странах.

Макс Вебер полагал, что возникновению тоталитаризма предшествует глубокий кризис, выражающийся в обострении конфликта между стремлением к самореализации и преобладанием внешнего мира. Начиная с XIX века, этот конфликт проявляет себя на ряде уровней: социальном (личность против народа), экономическом (капитализм против социализма), идеологическом (либерализм против демократии) и т. д. Либеральная демократия представляет собой компромисс, который достигается за счёт дифференциации сфер влияния — благодаря правовым ограничениям на власть общества и защите автономного пространства. Тоталитаризм предлагает другое решение, состоящее в ликвидации как либеральных (рыночных), так и демократических институтов. Согласно идеологам режима, тем самым исчезают предпосылки для системных конфликтов, а всё общество объединяется в единое целое.

Ряд исследователей тоталитаризма (Ф. фон Хайек, А. Рэнд, Л. фон Мизес и др.) рассматривают его как крайнюю форму коллективизма и обращают внимание на то, что все три тоталитарные системы объединяет государственная поддержка коллективных интересов (нации — нацизм, государства — фашизм или трудящихся — коммунизм) в ущерб частным интересам и целям отдельного гражданина. Отсюда, по их мнению, вытекают свойства тоталитарных режимов: наличие системы подавления недовольных, всепроникающий контроль государства над частной жизнью граждан, отсутствие свободы слова и т. д.

Социал-демократы объясняют рост тоталитаризма тем, что в период упадка люди ищут решение в диктатуре. Поэтому долгом государства должна быть защита экономического благополучия граждан, балансирование экономики. Как сказал Исайя Берлин: «Свобода для волков означает смерть для овец». Схожих взглядов придерживаются сторонники социал-либерализма, которые полагают, что лучшей защитой от тоталитаризма является экономически благополучное и образованное население, обладающее широкими гражданскими правами.

Неолибералы придерживаются отчасти противоположной точки зрения. В своём труде «Дорога к рабству» (1944 г.) Ф. фон Хайек утверждал, что тоталитаризм возник в результате чрезмерного регулирования рынка, которое привело к потере политических и гражданских свобод. Он предупреждал об опасности плановой экономики и полагал, что залогом сохранения либеральной демократии является экономическая свобода.

Социолог Борис Кагарлицкий подчеркивает связь тоталитаризма и массового общества:

Приход масс в политику может быть осуществлен двумя методами — либо радикальные формы демократии, либо тоталитаризм. Тоталитаризм — это авторитарный режим, использующий те же методы мобилизации у масс, какие применяются в демократии. Если его что-то отличает от авторитаризма «традиционного типа», то только это.

Авторитарные режимы прошлого были созданы на основе традиционной иерархии, элиты привилегий. Их задача состояла в том, чтобы сдержать напор масс на политическую и социальную систему. Авторитаризм XX века, переходящий в тоталитаризм, имеет совершенно другие задачи. Ом поднимает людей снизу вверх. Он должен обеспечить перераспределение, продвинуть выходцев из низов, вытеснить или потеснить старые элиты. Он обеспечит организацию масс, для того чтобы авторитарно управлять самими массами и одновременно подавлять традиционное привилегированное меньшинство, несогласное с тем, что делает новая власть. Другое дело, что массами при тоталитаризме манипулируют. Но ведь и при демократии манипулируют![42]

Американский политолог Джеймс Скотт выделяет четыре необходимых условия для «апокалипсиса в отдельно взятом государстве»:[45]

  • модернистские идеи переделки мира;
  • наличие достаточно сильного аппарата для проведения этих идей в жизнь;
  • жестокий кризис общества;
  • неспособность общества сопротивляться.

Социолог Г. М. Дерлугьян, профессор макроисторической социологии в Северо-Западном университете отмечает, что:[45]

Массовый террор ХХ века был результатом сложного и нередко случайного сочетания геополитических и экономических провалов, унаследованного от значительно более мирного XIX века восторженно-наивной веры в технический прогресс и пророческие схемы, и, главное, многократно возросших возможностей координировать общественные силы.

Бюрократия есть социальная машина, создающая устойчивую и дальнодействующую координацию. Отлаженная бюрократия передает и исполняет команды. Это не зло и не добро, а сложное и мощное орудие двойного применения — как мирно пашущий трактор есть, в сущности, разоруженный танк. Вводится программа — и миллионы детей получают прививки или строится город. Вводится другая программа — и из общества изымаются миллионы идеологически заданных не-людей, а города сжигаются в бомбёжке.

Тоталитарные тенденции в демократических странах[править | править вики-текст]

Теория тоталитарного общества Франкфуртской школы[править | править вики-текст]

Франкфуртская школа — критическая теория современного (индустриального) общества. Основные представители: Т. Адорно, М. Хоркхаймер, Г. Маркузе, Э. Фромм, В. Беньямин. Представители данной школы считали, что буржуазное классовое общество в XX веке превратилось в бесклассовую систему, в которой предприниматели более не руководствуются законами рынка, а к революционным преобразованиям стремятся маргинальные течения[46]. Согласно философам франкфуртской школы, современное общество технократично и существует за счет навязываемого культа потребления. По их мнению, культурная унификация, снижение критического мышления и дальнейшее стирание грани между приватным и публичным существованием влекут за собой тоталитаризм.

«Тоталитарные тенденции» в США[править | править вики-текст]

Социальная и экономическая политика США в 1930-е гг. имела черты, схожие с политикой СССР, Германии и Италии того периода. Так, следуя «Новому курсу», президент Франклин Рузвельт ввёл субсидии сельскому хозяйству, установил минимальный размер оплаты труда, учредил систему социального обеспечения и внёс элементы централизации и планирования в экономику[47]. В связи с подготовкой к войне, делались попытки сместить акцент в экономике от получения прибыли на «реальное» производство. В то же время специальные условия в социальных программах фактически сделали их доступными только для белого населения, исключив из них большинство афро-американцев и латино-американцев[48]. Во время войны свыше ста тысяч американцев японского происхождения были направлены в концентрационные зоны. Эстетический антураж режима, в частности, культ образа мускулистого рабочего, шестерёнок на плакатах и т. д., был также вполне характерен для США 1930-х гг.

Как пишет историк Дмитрий Шляпентох, в послевоенные годы государство продолжало активно участвовать в управлении экономикой, при этом акцент по-прежнему делался на «реальное» производство и постоянное планируемое повышение качества товаров. Это сочеталось с репрессиями: «маккартизм» не сильно отличался от так называемой «борьбы с космополитизмом» в послевоенном СССР[49]. По мнению Шляпентоха, эти тоталитарные черты американской экономики и политики обеспечили правящей верхушке массовую поддержку среди населения и способствовали борьбе США с Советским Союзом на ранней стадии «холодной войны»[50].

Современные США по мнению некоторых авторов также склонны к тоталитаризму. Например, А. Д. Богатуров ставит диагноз политической системе США как «Тоталитарная демократия по Бушу»[51]. Бывший член Итальянской коммунистической партии, а ныне социалист Джульетто Кьеза высказывается жёстче: «американское общество уже находится вне рамок демократии, там установилась тоталитарная система, особенно в области информации, которая не позволяет гражданам Америки выслушивать разные точки зрения на те или иные проблемы»[52].

Критика правомерности понятия «тоталитаризм»[править | править вики-текст]

Фашизм и марксизм-ленинизм имеют ряд существенных отличий и во многом враждебны и противоречивы друг для друга. Главной целью общества, согласно марксистско-ленинской теории, является социальная и экономическая справедливость, ради чего упраздняется частная собственность на средства производства. Эта идеология исходит из фундаментального равенства, в том числе, по культурным и этническим признакам, и стремится к равенству в уровне жизни. Напротив, фашизм провозглашает доктрину корпоративного государства категорически отрицает равенство и «чужеродные» влияния, утверждая, что сильная личность («сверхчеловек») обладает преимущественным правом. Более того, нацизм призывал к поражению в правах и уничтожению «низших» и «неполноценных» рас, в то время как марксизм делал основной упор на создании условий для ликвидации деления общества на экономические классы. В силу этих обстоятельств, существует точка зрения, что эти идеологии являются в корне различными и, следовательно, употребление термина «тоталитаризм» лишено объективных оснований.

Другим доводом против использования термина «тоталитаризм» является его целесообразность. Критики утверждают, что кроме очевидной конъюнктурной цели приравнять советский режим к нацизму, этот термин не несёт никакой пользы, поскольку не объясняет реальное функционирование СССР, как революционная диктатура сменилась тоталитарной или почему в послевоенное время марксизм продолжал пользоваться в мире большой популярностью[53]. Тоталитаризм обычно подаётся как стабильный режим, который не способен ни взорваться изнутри, ни быть уничтоженным извне[54]. Между тем, сталинская диктатура сменилась более умеренным режимом, который окончательно рухнул в 1991 г. Следовательно, по мнению критиков, необходимо принять во внимание другие обстоятельства, например, что и тоталитарным, и либеральным режимам была присуща модернизация[55] или конкретные исторические причины и цели террора[56]. Другие историки и экономисты полагают, что напротив, концепция тоталитаризма объясняет функционирование Германии и СССР в 1930-е годы, например, нагнетание страха через систему ГУЛАГа или концентрационных лагерей, или экстенсивность экономики, подрывающую режим после исчерпания её возможностей[29].

Ряд специалистов утверждают, что наличие внутрипартийных фракций и появление диссидентского движения в СССР и странах соцблока после смерти Сталина ставит под сомнение корректность классификации этих режимов как тоталитарных[57]. Они полагают, что после смерти тоталитарного лидера режим вступает в фазу, для которой характерен конфликт между интересами различных политических группировок и элементы политического плюрализма. Сторонники теории тоталитаризма возражают, что понятие «политический плюрализм» применимо только по отношению к общественным институтам, которые обеспечивают распределение власти и совместное использование её ресурсов конкурирующими группами[58].

Тоталитаризм в древней истории[править | править вики-текст]

Термин «тоталитаризм» в современном его понимании сформулирован лишь в XX веке, и выражает всеобщее, или «тотальное» огосударствление всех сторон жизни, выраженное, в частности, лозунгом Муссолини «всё в рамках государства, ничего вне государства, ничего против государства». Тем не менее, принцип всеобщего огосударствления общества отнюдь не является прерогативой новейшей истории, и известен человечеству с самых древнейших времён. Тоталитарные идеи появляются, в частности, в работах древнегреческих философов; несомненно тоталитарный характер носит знаменитый трактат Платона «Государство», доходящий даже до запрета семьи, и централизации деторождения в евгенических целях.


Первой в известной истории тоталитарной державой являлась шумерская Третья династия Ура, правившая в древней Месопотамии около четырёх тысяч лет назад (2112 до н. э. — 2003 до н. э.). Во время правления этой династии было осуществлено тотальное огосударствление ремесёл, введена государственная монополия на внешнюю торговлю, и проведена национализация бо́льшей части земли. Свободная купля-продажа земли, по всей видимости, была запрещена.

Экономика Ура в период Третьей династии основывалась на принудительном труде государственных рабов, работавших за фиксированный паёк, и произвольно перебрасываемых на другие работы, или даже в другие города. Для контроля над ними существовал обширный класс чиновников, была создана сложная система бюрократической отчётности и перекрёстного контроля[59]. Власть опиравшегося на чиновников царя стала неограниченной, было покончено с самостоятельностью общин, аристократов, и традиционных для Древней Месопотамии городов-государств[60]. Сложная бюрократическая система потребовала организации школьного образования, создания одного из первых в человеческой истории кодексов законов (законы Шульги), унификации системы мер и весов. Всё хозяйство страны управлялось чиновниками, были созданы централизованные государственные склады. Доктор исторических наук Зайцев А. И. называет подобную систему предшественником «той государственно-монополистической экономической системы, которую создал в нашей стране Сталин и которую он именовал социалистической»[61]. Д. В. Прокудин и Б. М. Меерсон определяют государственный строй 3-й династии Ура, как «тоталитарный», замечая, что он является одной из «аналогий», которые «на первый взгляд опровергают» «мысль о тоталитаризме как явлении исключительно XX века»[62]. А. Магдушевский высказывает мнение, что этот строй являлся «эксплуататорским социализмом»[63]. В работах других авторов встречаются такие оценки, как «идейный предшественник ГУЛАГа», или «казарменно-командная система».

Преобразования 3-ей династии Ура затронули также религию и историю. Традиционный пантеон месопотамских богов был, в соответствии с устройством государства, также унифицирован и централизован. Изучаемая история была сфальсифицирована с целью устранить из шумерского прошлого борьбу исторических городов-государств.

Вторым крупным примером тоталитаризма в древней истории является древнекитайская философская школа «фацзя», существовавшая в IV в. до н. э., и известная в европейской традиции как «легизм» («школа законников»). Основные положения легизма были разработаны философом Шан Яном. Его взгляды были изложены в наиболее полном виде в трактате «Книга правителя области Шан» («Шаньцзюншу»). Легистская система ценностей требовала цензуры и преследования инакомыслящих, беспрецедентного поощрения доносительства, полного отказа государства от любой деятельности, кроме войны и сельского хозяйства. Философия Шан Яна требовала от правителя относиться к собственному народу, как к бессловесному сырью, утверждая, что интересы государства и народа по сути своей антагонистичны, и предоставленный сам себе народ, безусловно, будет предаваться лишь лености и увеселениям. Согласно принципу «В стране, добившейся гегемонии, на 9 наказаний приходится 1 награда, в стране, подвергшейся расчленению, на 9 наград приходится 1 наказание» делался упор главным образом на крайне жестокие наказания карательного характера (в частности, недоносительство каралось разрубанием надвое).

Одним из ключевых понятий легизма являлась «унификация народа», в изложении Шан Яна означавшая всеобщее единомыслие, отказ от путешествий, изысканной одежды, музыки, поэзии, занятия историей и всякого рода учёности. Трактаты легизма объявляют поход вообще против культуры как таковой, считая её паразитическим занятием, отвлекающим народ от того, чем он только и должен заниматься — земледелием и войной.

Принятие царством Цинь легизма в качестве государственной идеологии превратило его в хорошо отлаженную, и крайне агрессивную военную машину, успешно объединившую под своей властью весь Китай ( см. династия Цинь). Однако, оборотной стороной легизма являлась его крайняя, даже по меркам того времени, жестокость. Так, легисты практиковали принцип круговой поруки, в соответствии с которым за совершение преступления карались также все родственники осуждённого по трём линиям — отца, матери и жены. Широко практиковалась смертная казнь, а в юриспруденции господствовала презумпция виновности обвиняемого, в соответствии с которой он сам должен был доказывать свою невиновность. Поощрялся также курс на крайнюю военную агрессию, а заслуги командиров и солдат измерялись буквально в головах убитых противников.

Объединение Китая под властью легистов привело к унификации иероглифов, транспорта, денежной системы, массовым общественным работам, в частности — к началу строительства Великой стены. Вместе с тем, легисты у власти также «прославились» рядом одиозных мер, к числу которых относились массовые сжигания «бесполезных» книг, и закапывание живьём в землю конфуцианских учёных. Откровенно карательный и антикультурный уклон легизма привёл к тому, что единая общекитайская держава под его управлением продержалась всего лишь около 15 лет, начав рассыпаться немедленно после смерти основателя империи Цинь Шихуанди.

К числу более поздних примеров относится уникальное для своего времени иезуитское государство в Парагвае (XVIII в.), построившее общественную жизнь на коммунистических началах[64] (см. Иезуитские редукции). Исследователь Хорос В. Г. характеризует этот строй, как «тоталитарный»[65]

Тоталитарные общества в литературе и искусстве[править | править вики-текст]

Тоталитаризм нередко выводится в антиутопиях. Изображения тоталитарного общества в литературе, кино и музыке представлены в произведениях:

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Большой юридический словарь. 3-е изд., доп. и перераб. / Под ред. проф. А. Я. Сухарева. — М.: ИНФРА-М, 2007. — VI, 858 с.
  2. Социология: Энциклопедия / Сост. А. А. Грицанов, В. Л. Абушенко, Г. М. Евелькин, Г. Н. Соколова, О. В. Терещенко. — Мн.: Книжный Дом, 2003. — 1312 с.
  3. Тоталитаризм. В кн.: Бутенко А. П., Миронов А. В. Сравнительная политология в терминах и понятиях. Учеб, пособие. М.: НОУ, 1998.
  4. Характеристика основных типов политического режима В кн.: Синяков Л. К., Никитин В. П., Кравченко В. И. Политология: Конспект лекций, 2004.
  5. Тоталитарное государство — статья из Большой советской энциклопедии
  6. 1 2 3 Ингерфлом К. Тоталитаризм
  7. 1 2 Громыко А. Л. Генезис политического режима России. Аннотация. Вестник МГИУ. Серия «Гуманитарные науки». № 2. — М. : МГИУ, 2002. — С. 178—184.
  8. 1 2 Культурология. XX век. Энциклопедия в двух томах / Гл. ред. и составитель С. Я. Левит.
  9. Dalpino C. E. Authoritarian regimes // Encyclopedia of Government and Politics / By M. E. Hawkesworth and M. Kogan. Routledge, 2004. ISBN 0-415-27623-3
  10. Lubonja F. Privacy in a Totalitarian Regime // Social Research. 2001. Vol. 68, No. 1. P. 237.
  11. Ланьков А. Н. Глава 8. Репрессивный аппарат и контроль над населением в Северной Корее // КНДР вчера и сегодня. Неформальная история Северной Кореи. — Восток-Запад, 2005. — 448 с. — 3000 экз. — ISBN 5-478-00060-4
  12. «тоталитарный режим Московского царства» — Бердяев Н. А. Русская идея. — М.: АСТ, 2007. Гл. 1. ISBN 978-5-17-040590-9
  13. Босхолов С. С. Основы уголовной политики. — М., 2004. С. 11—12.
  14. «Ниязов был образцом советского политика, носителем советской политической культуры, притом что общество, которым он управлял, являлось квинтэссенцией традиционности. Это превратило постсоветскую Туркмению в симбиоз восточной деспотии и тоталитаризма. Термин „тоталитаризм“ на постсоветском пространстве приемлем только для Туркмении при правлении Сапармурата Ниязова.» — Малашенко А. В. Туркмения: была ли оттепель? // Брифинг. — Т. 14. — вып. 4. — М.: Московский центр Карнеги, 2012. — С. 2
  15. John R. Bradley House of Saud re-embraces totalitarianism // Asia Times Online. — 2005.
  16. Чомски Н. Тоталитарные технологии. Вторжения Буша не имеют ничего общего с демократизацией // Freitag. 10 июня 2005.
  17. См. раздел Критика правомочности понятия «тоталитаризм»
  18. Гьячче Вл. Тоталитаризм: позорная история дутой концепции / Пер. Ю. Жиловца
  19. Christopher Hitchens Hitch-22: A Memoir. — Twelve, 2010. — 448 с.
  20. «Всё внутри государства, ничего вне государства, никого против государства»
  21. 1 2 Bracher K. D. Totalitarism. // Wiener, Philip P. (ed.) The Dictionary of the History of Ideas,1974 (сохранённая копия(англ.)
  22. Дамье В. Леворадикальная критика тоталитаризма // Bakunista! 28.11.2008
  23. 1 2 3 Adler L. K. and Paterson T. G. Red Fascism: The Merger of Nazi Germany and Soviet Russia in the American Image of Totalitariansim, 1930’s-1050’s // The American Historical Review. 1970. Vol. 75, No. 4. P. 1046. DOI:10.2307/1852269 (англ.). Авторы ссылаются на монографии и научные сборники, изданные ещё до Пакта Молотова — Риббентропа, в которых обсуждалось сходство политических систем СССР, Германии и Италии:
    • Hoover C. B. Dictators and Democracies. New York, 1937
    • Lyons E. Assignment in Utopia. New York, 1937
    • Halévy É. L'Ère des tyrannies. Paris: Gallimard, 1938.
    • Kohn H. Fascism and Communism — A Comparative Study / Revolutions and Dictatorships: Essays in Contemporary History. Cambridge, Mass.: 1939.
  24. Троцкий Л. Д. Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет?
  25. Черчилль У. Вторая мировая война. Книга 1. — М.: Воениздат, 1991. ISBN 5-203-00705-5
  26. Дин, Дж. Р. Странный союз. — М: Олма-Пресс, 2005. ISBN 5-94850-452-2
  27. В.Чаликова. Комментарии к роману «1984»
  28. См. раздел Теория тоталитарного общества
  29. 1 2 Tucker R. Towards a Comparative Politics of Movement-Regimes // The American Political Science Review. 1961. — Vol. 55. — No. 2. — P. 281.
  30. 1 2 Holmes L. Totalitarianism. International Encyclopedia of the Social & Behavioral Sciences / Ed. N. J. Smelser, P. B. Baltes. Oxford: Elsevier, 2001.
  31. См. статьи Тоталитарное государство — статья из Большой советской энциклопедиии Тоталитаризм — статья из Большой советской энциклопедии
  32. Восленский М. Номенклатура. 2005. Гл. 9
  33. Bergman J. Was the Soviet Union totalitarian? The view of Soviet dissidents and the reformers of the Gorbachev era // Studies in East European Thought. 1998. Vol.50, No. 4. P. 247. DOI:10.1023/A:1008690818176
  34. Закон РФ от 18 октября 1991 г. N 1761-I «О реабилитации жертв политических репрессий»[1]
  35. Бжезинский известен антисоветскими публикациями, и к данному перечню следует относиться с осторожностью.
  36. По собственному признанию Фридриха и Бжезинского, все современные государства держат вооружённые силы под контролем.
  37. 1 2 3 Арендт Х. Истоки тоталитаризма. — М.: ЦентрКом, 1996. ISBN 5-87129-006-X
  38. Kirkpatrick J. Dictatorships and Double Standards. New York: Simon and Schuster, 1982.
  39. 1 2 3 4 См. ст. Totalitarianism. Энциклопедия Британника  (англ.)
  40. Totalitarianism in Perspective: Three Views / C. J. Friedrich, M. Curtis, B. R. Barber. Praeger, 1969.
  41. Под нацией в гитлеровской Германии понималась «национальная общность» (нем. Volksgemeinschaft), которая достигается путём тотального контроля над всеми аспектами культурной и общественной жизни (нем. Gleichschaltung).
  42. 1 2 Демократия в марксистской и либеральной теории // Кагарлицкий Б. Ю. Марксизм: не рекомендовано для обучения. — М.: Алгоритм:Эксмо, 2006. — 480 с. ISBN 5-699-13846-3
  43. Nolte E. Vergangenheit, die nicht vergehen will // «Historikerstreit» — Die Dokumentation der Kontroversr urn die Einzigartigkeit der nazionalsozialistischen Judenvernichtung. Munchen, 1987.
  44. Мизес, Л. фон. Социализм. Экономический и социологический анализ / Пер. Б. Пинскер. М.: Catallaxy, 1994.
  45. 1 2 Дерлугьян Г. М. Индустриализация власти // «Эксперт» — № 30 (619)/28 июль 2008
  46. Хоркхаймер М., Адорно Т. Диалектика Просвещения: Филос. фрагменты. — М.: Медиум, 1997. — 310 с. — ISBN 5-85691-051-6
  47. «When the Supreme Court Stopped Economic Fascism in America». By Richard Ebeling, president of Foundation for Economic Education. Oct. 2005.
  48. Pollack A. Myth of Benevolent Roosevelt Democrats: The Real Deal on the «New Deal»  (англ.)
  49. Shlapentokh D. The totalitarian streak in the US // Asia Times. 1-III-2007.  (англ.)
  50. Shlapentokh D. East Against West: The First Encounter: The Life of Themistocles. PublishAmerica, 2005. ISBN 978-1-4137-5691-3
  51. Богатуров А. Тоталитарная демократия по-Бушу. Новый вид транснациональной угрозы // Независимая газета, 01.04.2003 г.(копия)
  52. Кьеза Д. Тоталитарная диктатура Америки
  53. Rostow W. W. The Dynamics of Soviet Society. London: Secker & Warburg, 1953.
  54. Wolfe B. W. Communist Totalitarianism: Keys to the Soviet System / Boston: Beacon Press, 1961.
  55. Müller K. East European Studies, Neo-Totalitarianism and Social Science Theory // Trent International Political Economy Center Working Paper 03-7. 2003.  (англ.)
  56. Журавский Д. Террор // Вопросы философии. — 1993. — № 7. — С. 125.
  57. Skilling G. The Party, Opposition and Interest Groups: Fifty Years of Continuity and Change // International Journal. 1967. Vol 22, No. 4. P. 618.
  58. Odom W. E. Soviet Politics and After: Old and New Concepts // World Politics. 1992. Vol. 45, No. 1. P. 66.
  59. Ранняя Древность/ Ранние деспотии в Месопотамии
  60. Образование государства Аккада и III династии Ура / Месопотамия
  61. Дискуссии о социализме в античности // Зайцев А. И. Избранные статьи. Т. 2. — СПб.: Филол. ф-т СПбГУ, 2003. — С. 338—341
  62. Лекция 8. Тоталитаризм в полный рост — германский национал-социализм // Меерсон Б. М., Прокудин Д. В. Лекции по истории Западной цивилизации ХХ века.
  63. Формационный подход к истории
  64. Сомин Н. В. Государство иезуитов в Парагвае
  65. § 8. «Красный» тоталитаризм // Хорос В. Г. Русская история в сравнительном освещении : Пособие для учащихся ст.кл.с углубл. изучением истории, гимназий и лицеев / Владимир Георгиевич Хорос. — М. : Центр гуманитар.образования, 1996 . — С. 132. — (Гуманитарное образование в России). — ISBN 5-7662-0026-9
  66. Ципко А. С. Идентификация тоталитаризма // Независимая газета. 2009-11-03

Литература[править | править вики-текст]

Логотип Викисловаря
В Викисловаре есть статья «тоталитаризм»
Wikiquote-logo.svg
В Викицитатнике есть страница по теме
Тоталитаризм

Ссылки[править | править вики-текст]