Трепашкин, Михаил Иванович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Михаи́л Ива́нович Трепа́шкин (7 апреля 1957 года, д. Мальково, Лиозненский район, Витебская область, БССР) — адвокат, бывший сотрудник КГБ СССР, ФСБ России и Федеральной службы налоговой полиции. Стал известен после того, как 18 ноября 1998 года принял участие в пресс-конференции, на которой бывший сотрудник ФСБ России Александр Литвиненко и его коллеги заявили, что по приказу руководства ФСБ России должны были организовать убийство Бориса Березовского. Был экспертом в общественной комиссии по расследованию взрывов жилых домов в России под председательством депутата Государственной думы Сергея Ковалёва.

Биография[править | править вики-текст]

После окончания средней школы, в 1974 году поступил на 2-ой курс режиссерского отделения ВКПУ (город Витебск).

В 19751978 проходил срочную службу на многоцелевой атомной подводной лодке 671 проекта "К-462" 3 дивизии 1 флотилии Северного флота. В 1975 году прошел обучение в 506 УКОПП (Учебный Краснознаменный отряд подводного плавания) имени С.М.Кирова дважды Краснознаменного Балтийского флота по специальности "гидроакустик" (город Ленинград) и курсы подготовки при ВВМУРЭ им.Попова. В 1977 году окончил отделение журналистики при политотделе 1 флотилии Краснознаменного Северного флота, являлся внештатным корреспондентом газеты "Подводник Заполярья". Участник дальних походов.

С июня 1978 г. по июнь 1979 г. - монтажник связи-кабельщик ССМУ-2 треста "Белсвязьстрой".

С 1979 года — в органах госбезопасности. В 1984 году окончил с отличием следственный факультет Высшей школы КГБ СССР им. Ф. Э. Дзержинского и был направлен в Следственный отдел КГБ СССР в Лефортово. Расследовал дела контрабандистов, переправлявших старинные иконы и антиквариат за границу, а также дела по организованной преступности и получившие широкий общественный резонанс. В 1982 году окончил Университет лекторов при МГК КПСС. После расформирования в декабре 1993 году следственного аппарата в органах госбезопасности участвовал в разработках террористических группировок. В этот период награжден боевыми правительственными наградами, в частности, медалями "За отличие в воинской службе I степени", "За отвагу". В июне 1994 года за пресечение диверсионно-террористической деятельности группы лиц, совершавших подрывы в Баку и на Юге России досрочно присвоено очередное звание "подполковник юстиции". В феврале 1996 года директор ФСБ Михаил Барсуков приказом объявил о его неполном служебном соответствии, но позднее суд признал этот приказ незаконным. Согласно Екатерине Заподинской, г-н Трепашкин был наказан за проведение несанкционированной операции против одной из чеченских банд, намеревавшейся провести крупную вооруженную акцию в Москве в связи с годовщиной событий в Грозном. В мае 1997 года его уволили из ФСБ по сокращению штатов.[1] Ситуация по причинам увольнения отражена в публикациях: "Борца с чеченским бандитизмом заставили уволиться из ФСБ" (газета "Коммерсантъ",  № 61 от 08.04.1998 года, статья Е.Заподинской), "Генштаб помогал дудаевской мафии" (газета "Комсомольская правда, 13.05.1997 г., Москва, статья В.Сокирко), "Приказано молчать" ("Литературная газета", 25 ноября 1998 года, статья И.Андреева), "Вожди-пистолеты" ("Новая газета", 24 мая 2004 года, статья Р.Шлейнова) и др. В июле 1997 года Трепашкин получил удостоверение пенсионера ФСБ РФ и ветерана.

С января 1998 года по сентябрь 2000 года Трепашкин служил в органах Федеральной службы налоговой полиции (ФСНП) России. Полковник налоговой полиции.

Михаил Трепашкин стал широко известен после того, как 17 ноября 1998 года принял участие в пресс-конференции, на которой бывший сотрудник ФСБ Александр Литвиненко и его коллеги заявили, что по приказу руководства ФСБ должны были организовать убийство Бориса Березовского. После пресс-конференции Трепашкина вынудили уволиться из следственного отдела управления федеральной службы налоговой полиции по Московской области, и он стал адвокатом.[1][2]

По словам Михаила Трепашкина, с Литвиненко его сблизила «несправедливость со стороны родного чекистского ведомства». После того как Литвиненко эмигрировал в Великобританию, М. Трепашкин продолжал общаться с ним по телефону и давать юридические консультации.[1]

Трепашкин являлся помощником Бориса Березовского, когда тот был депутатом Госдумы.[3][4]

Обвинение в разглашении государственной тайны[править | править вики-текст]

Согласно Екатерине Заподинской, телефонные разговоры с Литвиненко стали поводом для обыска 22 января 2002 года в его квартире. Заподинская ссылается на постановление Главной военной прокуратуры РФ, где целью обыска названы «предметы и документы, указывающие о местонахождении находящегося в розыске Литвиненко».[1] Следователи обнаружили копии материалов ФСБ, КГБ, ФСК и Министерства безопасности, которые прокуратура посчитала секретными. Согласно прокуратуре, следователи нашли около 20 незарегистрированных патронов. Главная военная прокуратура возбудила уголовное дело по обвинению в незаконном хранении патронов и разглашении государственной тайны. Трепашкин обвинялся в том, что будучи сотрудником КГБ и ФСБ, он копировал и незаконно хранил дома служебные документы, многие из которых были секретными.[5]

Две сестры, мать которых погибла в одном из взорванных домов, обратились к Михаилу Трепашкину для защиты в суде над Ю. Крымшамхаловым и А. Деккушевым, обвинёнными в осуществлении взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске. По утверждению г-на Трепашкина, готовясь к процессу, он обнаружил фоторобот неизвестного подозреваемого, чьё описание было изъято из досье. Этот человек, согласно имярек, оказался одним из его бывших коллег по ФСБ. По словам г-на Трепашкина, он также нашёл свидетеля, который подтвердил, что показания были искажены, чтобы увести следствие от обвинения ФСБ. Г-н Трепашкин утверждал, что так и не смог рассказать о своих находках на суде, но успел сообщить о своём расследовании одному из московских журналистов.[6][7]

Трепашкин расследовал письмо, чьё авторство Александр Литвиненко приписывал Ачемезу Гочияеву, подозреваемому в организации взрывов жилых домов в Москве. По утверждению Трепашкина, он обнаружил, что под инициалом «К.» предполагаемого заместителя Гочияева, который организовал завоз мешков, может иметься в виду заместитель генерального директора Капстрой-2000, «некий Кормишин из города Вязьма».[8]

22 октября 2003, за неделю до начала судебных слушаний, Михаил Трепашкин был задержан инспекторами ДПС на контрольном посту милиции на 47-м километре Дмитровского шоссе. Согласно прокуратуре, при обыске его машины был обнаружен незарегистрированный пистолет, но это сведение было успешно оспорено в суде. Прокуратурой Дмитрова было возбуждено ещё одно уголовное дело по обвинению в незаконном приобретении и хранении оружия. С санкции Дмитровского городского суда Трепашкин был заключён под стражу.

Суд отказался заслушать свидетельницу Марию Вратских, утверждавшую, что она видела, как вызванный сантехник заходил в домашний кабинет Трепашкина. По утверждению М. Трепашкина, в те дни, когда он находился под стражей, Мария Вратских была обнаружена мёртвой.[9]

19 мая 2004 года Московский окружной военный суд приговорил г-на Трепашкина к 4 годам лишения свободы за разглашение государственной тайны и незаконное хранение патронов.[10] Адвокатами была подана кассационная жалоба. 13 сентября 2004 года Военная коллегия Верховного суда оставила приговор в силе.[11][12]

15 апреля 2005 года Дмитровский городской суд добавил г-ну Трепашкину 1 год лишения свободы за незаконное хранение оружия. 1 июля 2005 Московский областной суд отменил этот приговор. Однако основной приговор (за разглашение государственной тайны и незаконное хранение патронов) остался в силе.[13]

30 августа 2005 года г-н Трепашкин был условно-досрочно освобождён, однако прокуратура Нижнего Тагила, где он отбывал наказание, опротестовала это судебное решение уже после того, как прошло 10 суток и Трепашкин находился дома в Москве. Поводом для отмены являлось письмо Главного военного прокурора Савенкова А.Н. о том, что Трепашкина как "адвоката Березовского" необходимо содержать в колонии. 16 сентября 2005 года Свердловский областной суд удовлетворил кассационное представление прокуратуры Нижнего Тагила и отменил постановление об условно-досрочном освобождении Трепашкина.[5][14]

24 ноября 2005 года Тагилстроевский суд Нижнего Тагила отказал в удовлетворении заявления г-на Трепашкина об условно-досрочном освобождении и оставил его в колонии-поселении. Адвокаты обжаловали это постановление. 15 марта 2006 года Свердловский областной суд оставил его в силе.[15]

3 апреля 2006 Михаил Трепашкин объявил о начале бессрочной голодовки протеста. Он заявил, что голодовка будет закончена, если будут выполнены следующие требования: его немедленное освобождение от незаконного содержания под стражей, предоставление полноценного лечения в гражданской больнице, соответствующей профилю его заболевания, а также создание международной медицинской комиссии для решения вопроса о возможности его дальнейшего отбывания наказания по состоянию здоровья.[16] Решение о голодовке Трепашкин принял после ряда, с его точки зрения, грубых нарушений уголовно-процессуального законодательства судебной коллегии Свердловского областного суда. Его адвокат Сергей Кузнецов заявил, что все эти факты явно свидетельствуют о заказном характере «Дела Трепашкина», и что это дело сфабриковано по политическим мотивам Главной военной прокуратурой РФ.

30 ноября 2007 вышел на свободу.

Освещение в СМИ[править | править вики-текст]

Дело Михаила Трепашкина освещалось западной прессой[17] и вызвало международную кампанию в его защиту.[18] Михаил Трепашкин — один из главных героев документального фильма Андрея Некрасова «Недоверие».

Реакция Совета Европы[править | править вики-текст]

В сентябре 2006 года в своём рабочем докладе председатель комитета по законодательству и правам человека Христос Пургуридес (Кипр, группа Партии Европейского Народа) высветил следующие несовершенства судебной системы в России.[19]

  • ФСБ до сих пор владеет собственными центрами задержания, включая Лефортово.
  • Отдельно от нормальных для службы государственной безопасности обязанностей, статья 10 Закона об органах ФСБ позволяет ей заниматься следствием по широкому кругу нарушений, включая шпионаж.
  • Существуют признаки зависимости прокуратуры России от ФСБ. Председатель процитировал письмо российского общественного комитета в защиту учёных, где говорится, что «целые абзацы из заявлений генералов ФСБ оказываются в приговорах суда».
  • На примере г-на Трепашкина председатель показал, что ФСБ, чьей обязанностью является защита секретов, не может участвовать в следствии по их разглашению, поскольку является пострадавшей стороной.
  • Председатель сообщил, что получил обтекаемые ответы от российской стороны на свой упорный вопрос, почему арест по отзыву досрочного освобождения Трепашкина был выполнен сотрудниками ФСБ, а не внутренних дел, как это обычно бывает.

Председатель упомянул множество несоответствий в делах Михаила Трепашкина, Игоря Сутягина, Анатолия Бабкина, Валентина Данилова, Григория Пасько, Валентина Моисеева, Александра Никитина, Оскара Кайбышева, Владимира Сойфера, Владимира Щурова, Юрия Хворостова.[20][21][22] Председатель напомнил, что его письменная просьба к российским властям в начале 2006-го года о встрече с Трепашкиным осталась без ответа.

19 апреля 2007 года Парламентская Ассамблея Совета Европы приняла резолюцию, касающуюся «довольно неясных либо чрезмерно широких» законов об официальных секретах. В резолюции ассамблея обнаружила явные признаки неуважения к принципам честного суда в серии шпионских дел в России. Ассамблея призвала к немедленному освобождению учёных Игоря Сутягина, Валентина Данилова, а также бывшего сотрудника КГБ Михаила Трепашкина.[23]

В своём отчёте комитет по законодательству и правам человека Совета Европы высказал опасения, что законы о государственных секретах во многих странах-членах Совета Европы довольно размытые и могут быть истолкованы, чтобы затронуть широкий диапазон легальных занятий журналистов, учёных, адвокатов или других защитников прав человека. Комитет предложил, чтобы следующие виды информации никогда не подлежали пересмотру в качестве государственного секрета:

  • Информация в общественном достоянии.
  • Информация, совместно используемая в международном научном сотрудничестве.
  • Информация бьющих тревогу при раскрытии коррупции или нарушений прав человека.[24]

Реакция правозащитных организаций[править | править вики-текст]

«Международная амнистия» неоднократно призывала к повторному рассмотрению дела Михаила Трепашкина и выражала озабоченность об отсутствии необходимого медицинского ухода за серьёзным случаем астмы у осуждённого.[25]

Ряд российских правозащитников считали Михаила Трепашкина политическим заключённым в силу, по их мнению, явного политического мотива преследования Трепашкина [1].

Деятельность после выхода на свободу[править | править вики-текст]

Михаил Трепашкин продолжает заниматься адвокатской и правозащитной деятельностью.

Иск к службе исполнения наказаний[править | править вики-текст]

В марте—апреле 2008 года Замоскворецкий районный суд города Москвы рассматривал иск Михаила Трепашкина против Федеральной службы исполнения наказаний и начальника её пресс-службы Александра Сидорова.[26] Согласно агентству «Новости», г-н Сидоров связал статью обвинения с изменой Родине.[27] Представитель г-на Сидорова в суде заявил о непричастности своего клиента и об искажении его высказывания агентством «Новости».

Дело Юлии Приведенной[править | править вики-текст]

В 2008—2010 годы Трепашкин занимался защитой Юлии Приведённой, активистки объединения «Ф.А.К.Э.Л.-П.О.Р.Т.О.С.», которую власти обвиняли в создании незаконного вооруженного формирования, а затем решили поместить в стационар для психического обследования[28][29].

Михаил Трепашкин часто участвует в правозащитных и оппозиционных митингах. В марте 2010 г. он подписал обращение российской оппозиции «Путин должен уйти».

Источники[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 Адвокат выдал гостайну чекисту, Екатерина Заподинская, КоммерсантЪ, № 45 от 18 марта 2003 г.
  2. Кто такой Михаил Трепашкин, и за что власти преследуют бывшего следователя ФСБ, «Дело адвоката Трепашкина», общественный комитет в защиту Михаила Трепашкина, 10 октября 2007 г.
  3. Дело Трепашкина: военный суд готовит приговор // hro.org, 5 мая 2004
  4. Экс-полковник ФСБ осужден на пять лет // BBC, 15 апреля 2005
  5. 1 2 Бывший полковник ФСБ Михаил Трепашкин вновь арестован
  6. Chicago Tribune прошла по следу Трепашкина
  7.  (англ.)For Trepashkin, Bomb Trail Leads to Jail
  8. Десятилетие «черной» осени в России, Владимир Кара-Мурза интервьюирует Михаила Трепашкина и других, Радио Свобода, 4 сентября 2009 г.
  9. «Все, кто видел „сантехников“, приходивших ко мне в квартиру перед обыском, убиты или исчезли», письмо Михаила Трепашкина, 19 сентября 2007 года.
  10. Московский окружной военный суд огласит приговор по делу Михаила Трепашкина
  11. Военная коллегия Верховного суда РФ вынесла определение
  12. http://coranet.radicalparty.org/pressreview/print_right.php?func=detail&par=10113
  13. http://eng.trepashkin.ru/court/95342.html
  14. http://eng.trepashkin.ru/press/95348.html
  15. Вопрос о переводе Трепашкина в колонию общего режима решат в этом году
  16. http://www.zaprava.ru/hronica/l57.pdf
  17. http://www.eng.terror99.ru/publications/
  18. http://eng.terror99.ru/publications/151.htm
  19. Вопросы честного суда в уголовных делах о шпионаже или разглашении государственных секретов, Отчёт председателя Комитета ПАСЕ по законодательству и правам человека Христоса Пургуридеса, 25 сентября 2006 года, на английском. Машинный перевод.
  20. «Шпионы» рождаются на Лубянке, Эрнст Исаакович Чёрный, Права человека в России, 19 декабря 2003 года.
  21. Шпиономания требует жертв, часть 2-я, интервью Николая Донскова с Анатолием Пышкиным и Александром Ткаченко, Новая Газета, № 16, 7 марта 2002 г.
  22. «Мне звонили и говорили: Мы вас закопаем», интервью Дарьи Пыльновой, Дмитрия Шкрылёва с Оскаром Кайбышевым, Новая Газета, № 30, 25 апреля 2005 г.
  23. Законы, касающиеся охраны государственной тайны, сформулированы чересчур неопределенно, считают парламентарии, Совет Европы, 19 апреля 2007 года.
  24. Бюллетень «Сессия ПАСЕ», Весенняя сессия ПАСЕ, 16-20 апреля 2007 года, на английском.
  25. Российская Федерация: Озабоченность о преследовании учёных, журналистов и адвокатов по уголовным делам о предательстве и разглашении государственных секретов, общественное заявление «Международной амнистии», 19 января 2007 года, на английском. Машинный перевод.
  26. Судебная арифметика Михаила Трепашкина, Дмитрий Беломестнов, Prima-News, 2 апреля 2008 г.
  27. Британскую полицию не пустят в колонию к экс-сотруднику ФСБ Трепашкину, РИА Новости, 5 декабря 2006 г.
  28. Юлия Приведенная на сайте Политзеки
  29. Россия должна гарантировать справедливое судебное разбирательство по делу активистки. Amnesty International. 23 марта 2010 года

Ссылки[править | править вики-текст]