Трепов, Дмитрий Фёдорович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Дмитрий Фёдорович Трепов
Dmitry Fyodorovich Trepov, 1905.jpg
Флаг
Товарищ министра внутренних дел, заведующий полицией
24 мая (6 июня1905 — 26 октября (8 ноября1905
Предшественник: Рыдзевский, Константин Николаевич
Санкт-Петербургский генерал-губернатор
11 (24) января 1905 — 26 октября (8 ноября1905
 
Вероисповедание: православное
Рождение: 2 (14) декабря 1855({{padleft:1855|4|0}}-{{padleft:12|2|0}}-{{padleft:14|2|0}})
Смерть: 2 (15) сентября 1906({{padleft:1906|4|0}}-{{padleft:9|2|0}}-{{padleft:15|2|0}}) (50 лет)
Место погребения: 1. Собор Петра и Павла, Петергоф, Российская империя

2. в конце 30-х тело перенесли в неизвестном направлении

Отец: Фёдор Фёдорович Трепов
 
Награды:
Орден Святого Владимира III степени
Орден Святого Владимира IV степени
Орден Святой Анны I степени
Орден Святой Анны II степени
Орден Святой Анны III степени
Орден Святой Анны IV степени
Орден Святого Станислава I степени
Орден Святого Станислава II степени
Орден Святого Станислава III степени

Иностранные:

Орден Льва и Солнца 3 степени
Орден Железной короны 3-й степени
Офицер ордена Почётного легиона
Орден Короны Румынии II степени
Офицер ордена Альбрехта D-SAX Sachsen-Ernestinischer Hausorden BAR.svg
Баварский орден «За военные заслуги»
Рыцарь-командор ордена Белого слона Великий офицер ордена «Святой Александр»
Орден Князя Даниила I 3-й степени

Дми́трий Фёдорович Тре́пов (18551906) — генерал-майор (9 апреля 1900), генерал-майор Свиты (6 апреля 1903), сын петербургского градоначальника генерала Трепова.

Биография[править | править вики-текст]

По окончании курса в Пажеском корпусе Трепов служил в лейб-гвардии конном полку; в 1877 году принимал деятельное участие в делах с турками, находясь в отряде генерала Гурко, и в сражении под Телишем был ранен в ногу.

Московский обер-полицмейстер[править | править вики-текст]

В 1896 году назначен исправляющим должность Московского обер-полицмейстера вместо уволенного в отставку без прошения полковника Власовского, обвинённого в катастрофе на Ходынском поле в 1896 во время коронационных торжеств в Москве; 9 апреля 1900 года с производством в генерал-майоры утверждён в должности.

Применял прямолинейные административно-полицейские меры для подавления революционного движения в Москве, являясь ближайшим помощником московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича; в частности, им последовательно преследовалось политическое движение среди студенчества.

Был защитником и проводником зубатовской политики среди рабочих. Впоследствии, в разговоре с английским публицистом Стэдом, переданном самим Стэдом в «Review of Reviews», он говорил:

« Система, которую проводил Зубатов вместе со мной и в сущности по моей инициативе, была попыткой поднять социальное положение рабочего класса в Москве. Мы шли к нашей цели тремя путями: 1) мы поощряли устройство рабочими профессиональных союзов для самозащиты и отстаивания их экономических интересов; 2) мы устроили серию лекций по экономическим вопросам с привлечением знающих лекторов; 3) мы организовали широкое распространение дешёвой и здоровой литературы, старались поощрять самодеятельность и способствовать умственному развитию и побуждать к бережливости. Результаты были самые лучшие. До введения системы Зубатова Москва клокотала от недовольства; при моём режиме рабочий увидел, что симпатии правительства на его стороне и что он может рассчитывать на нашу помощь против притеснений предпринимателя. Раньше Москва была рассадником недовольства, теперь там — мир, благоденствие и довольство. »

В действительности, эта система замедлила на некоторое время развитие революционных стремлений в рабочем классе в Москве, но в конце концов оказалась выгодной для революционеров; она вызвала сильное недовольство крупной московской буржуазии.

Генерал-губернатор Петербурга[править | править вики-текст]

1 января (ст. ст.) 1905 года, с уходом Сергея Александровича с поста московского генерал-губернатора, был назначен в распоряжение Главнокомандующего войсками, действовавшими против Японии, но не успел отправиться на войну.

2 января произошло покушение на жизнь Трепова. Стрелял воспитанник торговой школы Полторацкий (19 лет). После первого выстрела, которым было прострелено пальто Трепова, Полторацкий был схвачен жандармами и во время борьбы выпустил ещё несколько пуль, но безрезультатно.[1]

После Событий 9 января 1905 года, высочайшим приказом от 11 января 1905 года[2], назначен Санкт-Петербургским генерал-губернатором (должность была учреждена[3] для него в условиях начавшейся революционной смуты, как свидетельствует граф С. Ю. Витте[4], по протекции его сослуживца по кавалерии министра Двора барона Фредерикса)[5], с весьма широкими полномочиями; поселился на первое время в одном из отделений Зимнего дворца — по личному распоряжению императора[6]. Высочайшим повелением от 13 января того же года[7] ему как Санкт-Петербургскому генерал-губернатору были также подчинены полиция и состоящие в ведении Министерства Императорского Двора учреждения в Царском Селе, Петергофе, Гатчине и Павловске. («Фактический диктатор России в начале революции 1905 г.», — такую оценку его тогдашнего положения дал проф. Г. М. Дейч[8].)

Кроме прямых обязанностей генерал-губернатора, власть которого распространялась на всю Санкт-Петербургскую губернию, пользуясь расположением императора Николая II и состоя (впоследствии) также товарищем министра внутренних дел, брал на себя много функций министра внутренних дел, оттесняя Булыгина на задний план. Одним из первых шагов его был приказ открыть все высшие учебные заведения к 15 февраля; однако достигнуть этого ему не удалось.

Затем направил свою бдительность на печать, которая при прежнем министре внутренних дел, Святополк-Мирском, говорила несколько свободнее, чем раньше. Последовали предостережения, конфискации и другие кары. 5 февраля были запрещены две наиболее крайние петербургские газеты: «Наша Жизнь» и «Сын Отечества» — обе на три месяца, с отдачей после возобновления под предварительную цензуру. В редакции газет, не подчиненных цензуре, поступали от главного управления по делам печати циркуляр за циркуляром с запрещением касаться то одного, то другого вопроса, и инициатором этих циркуляров почти всегда в то время был Трепов. Цензора получали инструкции непосредственно от генерал-губернатора.

Когда в первых числах февраля 1905 года в Царском Селе начались заседания по вопросу о дальнейшей политике правительства, приглашался туда наряду с министрами, и вместе с Победоносцевым был главным противником проводившейся тогда А. С. Ермоловым идеи созыва земского собора. Им приписывали проведение манифеста 18 февраля, за которым, под влиянием других министров, последовал в тот же день совершенно иной по духу рескрипт на имя А. Г. Булыгина. Несмотря на это, положение Трепова вовсе не было поколеблено.

Товарищ министра внутренних дел[править | править вики-текст]

В мае 1905 года был назначен товарищем министра внутренних дел, заведующим полицией, и командующим отдельным корпусом жандармов, с оставлением в должности Санкт-Петербургского генерал-губернатора. После этого вся политика правительства направлялась в значительной степени именно Треповым. В противоречии с политикой репрессий стоит допущение на Высочайшую аудиенцию депутации от съезда земцев и городских деятелей, с князем С. Н. Трубецким во главе.

Когда в октябре 1905 года началась Всероссийская стачка, грозившая уличными волнениями, Трепов приказал расклеить по улицам Петербурга приказ по войскам, в котором заключалась знаменитая фраза: «холостых залпов не давать и патронов не жалеть».

26 октября 1905 года был перемещён на должность Дворцового коменданта; значение его и на этом посту осталось немалым.

По воспоминанием А. В. Герасимова, в 1905 году Трепов по своим политическим взглядам был близок к С. Ю. Витте[9]:

« Он неоднократно мне говорил, что, по его мнению, Витте крупнейший наш государственный человек. Если он сейчас не у дел, то скоро обязательно выплывет. Вскоре Трепов сообщил мне, что при докладе Государю он высказал мнение о Витте как о единственном человеке, который может улучшить отношения между властью и обществом. <...> Сущность мыслей Витте сводилась к тому, что необходимо договориться с интеллигенцией и торгово-промышленными кругами и привлечь лучших представителей этих слоёв на сторону правительства для совместной борьбы против подымающейся анархии. »

Трепов возлагал большие надежды на издание Манифеста 17 октября. Прибывшему к нему на доклад Герасимову он сообщил о подписании манифеста в следующих словах: «Простите, что заставил вас ждать. Только что звонил Сергей Юльевич. Слава Богу, манифест подписан. Даны свободы. Вводится народное представительство. Начинается новая жизнь.»

В начале 1906 года стал неожиданно высказывать мнение о необходимости уступок обществу. Когда собралась Государственная дума, и звёздная палата стала добиваться её роспуска, Трепов высказывался против роспуска как меры, могущей оказаться крайне опасной.

1 июля 1906 года на музыке в Петергофском саду был убит по ошибке вместо Трепова похожий на него по наружности генерал-майор С. В. Козлов; убийца Васильев был казнён.

2 сентября 1906 года Трепов неожиданно скончался от перерождения сердца. Возникшие было слухи о самоубийстве были опровергнуты вскрытием тела.

Воспоминания и отзывы современников[править | править вики-текст]

Задняя сторона обложки запрещённого журнала «Пулемёт», № 1, 1905 год. Изображён текст «Манифеста 17 октября». Подпись под рисунком гласит: «К сему листу свиты его величества генерал-майор Трепов руку приложил».

Бывший начальник Московского охранного отделения Сергей Зубатов в переписке с В. Л. Бурцевым вспоминал о Трепове так: «Что меня особенно поразило, это внимательное чтение им прокламаций, нелегальных брошюр и пр., чего я ранее не замечал ни за кем из начальствующих лиц. Второе моё открытие состояло в том, что (он) придавал им веру, требовал проверки сообщавшихся в них фактов (обыкновенно думали: „Что может быть хорошего из Назарета?“) и в официальных донесениях приставов по рабочим недоразумениям держался принципа „По совести и по справедливости“, накладывая нередко правильные, но резкие резолюции на бумагах в таком, напр., роде: „Опять хозяева виноваты!“ Впоследствии я убедился, что возражение ему: „Это не по совести, это несправедливо“, — сбивало его, как быка, с ног, и он шёл на всё. Заметя это, я всегда приберегал этот аргумент, как неотразимый, на самые важные случаи. Словом, он был чудной души человек, щепетильно блюдущий свою честь и совесть»[10].

Генерал А. А. Мосолов, который был женат на сестре Трепова, в своих воспоминаниях (начало 1930-х) говорит о нём: «<…> Трепов, призванный в разгар народных волнений 11-го января[11], — их усмирил, не пролив ни одной капли крови, и это исполнил при полной растерянности в верхах»[12]. О ставшей широко известной фразе из приказа Трепова войскам гарнизона «Патронов не жалеть!» Мосолов, который читал черновик приказа накануне, пишет, что эти слова вызвали его недоумение и вопрос Трепову: «В своём ли ты уме?» В ответ Трепов сказал: «Да, в своём. И эта фраза вполне мною обдумана. <…> Иначе поступить, по совести, не могу. Войск перестали бояться, и они стали сами киснуть. Завтра же, вероятно, придётся стрелять. А до сих пор я крови не проливал. Единственный способ отвратить это несчастие и состоит в этой фразе. <…>» Мосолов замечает: «Он оказался прав, толпа побоялась войск после этого энергичного приказа, и ни одного выстрела за этот день дано не было. Трепов, безусловно, знал психологию толпы и имел гражданское мужество действовать согласно своим убеждениям»[13].

Касаясь вопроса о политических воззрениях Трепова в период смуты, Мосолов пишет: «Основная мысль Трепова была та, что раз император дал известные свободы и их узаконил, всякое с его стороны отступление от них явилось бы опасностью для династии. При этом он мне пояснил, что был таким противником манифеста Витте только потому, что предчувстовал, что государь не будет в силах исполнить всё, дарованное им в этом манифесте»[14].

Награды[править | править вики-текст]

Иностранные:

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Историко-революционный альманах издательства «Шиповник». 1907 / под общ. ред. В. Л. Бурцева. — [Санкт-Петербург : Шиповник, 1907].
  2. «Правительственный вестник». 12 (25) января 1905, № 8, стр. 1.
  3. Именной высочайший указ Правительствующему сенату. // «Правительственный вестник», 12 (25) января 1905, № 8, стр. 1.
  4. Граф С. Ю. Витте. Воспоминания. Царствование Николая I. М.-Пг., 1923, Т. I, стр. 282, 285—286.
  5. Генерал А. Мосолов пишет, что кандидатура Трепова была подсказана Фредериксу им 11 января (Ген. А. Мосолов. При дворе императора. Рига, [1938], стр. 121.) — несмотря на выраженное накануне Треповым нежелание оставаться в Петербурге (Ibid., 119).
  6. Ген. А. Мосолов. При дворе императора. Рига, [1938], стр. 122.
  7. «Правительственный вестник». 20 января (2 февраля) 1905, № 15, стр. 1.
  8. Jewish Heritage Society: Monograph Series - monograph 1 (Russian)
  9. Герасимов А. В. На лезвии с террористами. Глава 6.
  10. Б. П. Козьмин. С. В. Зубатов и его корреспонденты. — М.-Л.: Госиздат, 1928. — 144 с.
  11. Имеется в виду январь 1905 года.
  12. Ген. А. Мосолов. При дворе императора. Рига, [1938], стр. 123.
  13. Ibid., 124—125 (особенности написания и пунктуация — по источнику).
  14. Ibid., 128.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]