Третья династия Ура

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

3-я Династия Ура — царская династия, правившая в древнем шумерском городе Ур (Южное Междуречье) и объединявшая под своей властью всю Месопотамию около 2112 до н. э. — 2003 до н. э. Это был последний период шумерской государственности — так называемый шумерский ренессанс. Царство Шумера и Аккада в правление III династии Ура — это первая в истории тоталитарная держава, для которой были характерны огосударствление большей части хозяйства страны, контроль и регламентация всех аспектов жизни, четкая государственная идеология. Несмотря на подчеркнутый шумерский характер и то, что в официальном употреблении был только шумерский язык, на самом деле царство Шумера и Аккада было результатом синтеза шумерской и аккадской традиций, хотя и за доминированием первой, а в живом общении аккадский продолжал вытеснять шумерский[1].

Возникновение[править | править вики-текст]

После изгнания гутиев правитель Урука Утухенгаль объединил под своей властью весь Шумер и объявил себя по примеру саргонидов царем Шумера и Аккада. Среди его сподвижников был и правитель Ура Ур-Намму. Если сначала он в своих надписях изображает себя верным наместником Утухенгаля, то позже сам начинает претендовать на верховную власть. В борьбу за власть пробовал вмешаться и правитель Лагаша, однако ему мешала репутация Лагаша, который считался прокутийским городом. К счастью для Ур-Намму, прежде чем борьба дошла до вооруженного конфликта, Утухенгаль погиб в результате несчастного случая. Вскоре после этого лугаль Ура завоевал Урук и создал единое государство, известное сейчас как царство Третьей династии Ура.

Социально-исторические условия того времени в значительной степени повлияли на сам характер государства. Во-первых, это было возрождение Шумера после длительного иностранного завоевания — кутийского, а перед тем — аккадского. Среди шумеров были сильны патриотические и националистические[2] настроения, которые требовали возвращения к старым, исконным шумерским порядкам. Во-вторых, страна после длительного господства варваров-завоевателей требовала хозяйственного возрождения — восстановления системы каналов, дорог и т. д. В-третьих, несмотря на желание вернуться к старым шумерским порядкам, огромное влияние на представления о власти составил Аккадский период и его деспотические цари. Можно утверждать, что фактически цари третьей династии Ура, декларируя свою «шумерскость», политически скорее следовали Саргону и Нарам-Суэну. Также следует учитывать, что страну населяли не только шумеры, но и аккадцы и относительно недавние пришельцы амореи, а в живом общении основным языком был именно аккадский, а не шумерский. Поэтому, несмотря на доминирование шумерской культуры, государство Шумера и Аккада было в действительности синтезом двух традиций — шумерской и аккадской[3].

Династия[править | править вики-текст]

Согласно шумерскому «Царскому списку», III династия Ура правила более ста лет и насчитывала 5 царей.

История[править | править вики-текст]

Зиккурат в Уре, построенный Ур-Намму

В состав владений Третьей династии Ура — «Царства Шумера и Аккада», кроме собственно южного Междуречья[4], входили также значительная часть Верхней, или Северной Месопотамии[5], а также некоторые земли за Тигром[6]и в Эламе[1].

Объединение Междуречья в единое государство дало толчок развитию сельского хозяйства. Производились огромные ирригационные работы — чинились старые каналы, запущенные за годы гутийского господства, и строились новые[1]. До нашего времени сохранились их остатки под Уммой[7]. Особенно прославился этим Ур-Намму, на долю которого выпало возрождение хозяйства освобожденной от гут страны — сохранились надписи этого царя, который сообщает об организации восстановления разрушенных дамб и каналов. Но по приказу Ур-Намму производились не только ирригационные работы, например, именно при нем в Уре был построен величественный зиккурат, развалины которого сохранились до нашего времени. Сам Ур-Намму по примеру древних энси хотел изобразить себя строителем, и со времен его правления сохранилось много статуэток царя с корзиной кирпича на голове[8]. По приказу царя строились и перестраивались храмы по всей стране, — на сотнях кирпичей, которые закладывались в фундамент зданий, сохранилось его имя. Кроме строительства, занимался Ур-Намму и другой привычной для древних правителей деятельностью — воевал. Именно он покорил независимый ранее Лагаш и совершил несколько походов на северо-запад вплоть до Средиземного моря.

После основателя династии почти полвека правил его сын Шульги. Он не только был самовластным правителем, но и, подражая Нарам-Суэну, был обожествлен при жизни. Шульги относительно много воевал в Эламе, осуществил 9 походов в предгорья Загроса против племен сумуру и лулубеев[7]. Он реформировал войско, заведя отряды лучников[9]. Во второй половине правления Шульга удалось покорить горные районы Элама, Мари, значительные территории в северном Междуречье — как заявлял сам Шульги, всю страну Субарту[7], в том числе и Ашшур. В эламской области Махаши Урскому царю удалось посадить на престол свою дочь. Есть сведения о походах в Сирию и о том, что Библ входил в зону влияния III династии Ура. В это время даже далекая восточная Малая Азия находилась под влиянием Шумера и шумерской культуры[7]. На короткое время царство Шуммера и Аккада почти восстановило прежнюю империю Саргонидов.

От Шульги сохранился древнейший из известных сборников законов[3][1][10]. Сам царь утверждал, что «установил справедливость на земле, изгнал злоупотребления». В законах Ур-Намму интересно то, что главной формой наказания являются разнообразные штрафы, а не действия по принципу талиона. Шульги ввел по всей стране единую систему мер и весов, определение лет по одним и тем же событиям, календарь, согласовывал лунные и солнечные годы благодаря добавлению вставных месяцев в течение тридцатишестилетнего цикла.

Вслед за Шульги правили его сыновья Амар-Суэн и Шу-Суэн, завоевавшие земли среднего течения Евфрата, покорили Мари и Эблу. Однако царству Шумера и Аккада угрожали кочевые племена, поэтому уже Шу-Суэн приказал построить для защиты от них огромную стену. При Шу-Суэне происходит уже заметное ослабление государства. Около 2030 года наместник Эшнуны Итурия перестает подчиняться Урскому царю, примерно тогда же восстает Элам, где возникает собственная новая династия Симаши.

Последним правителем III династии Ура был Ибби-Суэн, который в начале своего правления воевал с Эламом. Однако опасность грозила с другого направления — вторжение кочевников амореев привело к анархии в государстве и ее распаду.

Следует отметить, что по сравнению с Саргонидами цари III династии Ура воевали значительно меньше. Однако, согласно документам тех времен, очень активной была невоенная внешняя политика — по всему региону рыскали урские торговые и дипломатические агенты, которые не только занимались торговлей, но и прославляли своих царей[3].

Именно на времена правления III династии Ура приходится переход Междуречья от медной эпохи к бронзовой, когда орудия из бронзы приобретают распространение и начинают заменять медные.

Порядки[править | править вики-текст]

Образец хозяйственного отчета времен III династии Ура

Следует отметить, что примерно столетняя история III династии Ура является одним из наиболее документированных периодов древней истории. В разных музеях мира хранится не менее 100 тысяч глиняных табличек тех времен, или же добрая треть всех документов, дошедших до нас от всей трехтысячелетней эпохи клинописи[3]. Правда, сохранились главным образом хозяйственные документы, поэтому наши знания о тех временах касаются прежде всего порядков, а не политических событий.

Хозяйство[править | править вики-текст]

Главной чертой хозяйства III династии Ура было огосударствление. Фактически III династия Ура полностью огосударствило ремесло, которое, кроме того, обслуживало самые непосредственные семейные нужды[11], государство полностью контролировало международную торговлю[11], обладало большей частью земли[11], и, соответственно, сельскохозяйственного производства. Такой степени государственного контроля над хозяйством страны Междуречье не знало ни до, ни после. В литературе, особенно советской, III династия Ура часто показывается как образец древневосточной деспотии[12][13], однако в действительности это не образец, а яркое исключение[11][14], ибо в древнем мире никогда больше не использовали как основной метод эксплуатации илотскую работу в государственных хозяйствах за паек[15].

Большая часть земель принадлежала царю. Царское хозяйство поглотило бывшие храмовые земли[7][16], земли бывших правителей, а также все новозавоеванные территории[17]. Царю принадлежало гораздо больше земли, чем общинам. Царские земли делились на три части. Первую, большую, составляли земли, на которых непосредственно велось централизованное хозяйство. Вторая часть земель давалась в использование храмам[18], а третья, самая маленькая, раздавалась в пользование крупнейшим чиновникам, служащим храмов, воинам[17]. Хотя в целом государство пыталось максимально заменить выдачу участков земли натуральными выплатами[11], но земельные владения вельмож были довольно значительны. Например, согласно документам из Лагаша, главному жрецу выделялось 36 гектаров земли, его помощнику 18, заведующему хозяйством 15, в то время как участки мелких землевладельцев обычно составляли 5/6-1,5 гектара[7].

В целом, государственный сектор держался на использовании труда зависимого населения, фактически илотов, и частично наемных рабочих[7]. Рабочих звали гурушами — молодцы, а работниц нгема — рабынями[3]. Все работники были объединены в бригады по виду деятельности — земледельцы, носильщики, пастухи, ремесленники отдельных мастерских. Ремесленники работали в крупных государственных мастерских, например, известна крупная ткацкая мастерская в Уре, где работало 165 женщин[17]. Однако при этом любую бригаду рабочих могли перебросить на другие работы или даже в другой город. Случаи, когда, например, литейщиков или ткачей отправляли разгружать баржи, собирать урожай или даже бурлачить корабли[1], не были редкостью.

Гуруши работали с утра до вечера без выходных, нгема работали так же за исключением месячных. Рабочим выдавали паек — 1,5 литра ячменя[19] на мужчину и 0,75 литров на женщину[20], немного кунжутного масла и шерсти[1], а в некоторых случаях также пиво[21], рыбу, изредка финики, но никогда мясо. Никаких упоминаний о выдаче пайков на детей нет, поэтому их содержание полностью ложилось на плечи родителей, прежде всего матерей. Также нет никаких упоминаний о семьях гурушев и нгема.

Ряды гурушев и нгема пополнялись за счет пленных. Их сначала пригоняли в Ур, а затем распределяли по всей стране[1]. До приписывания к конкретной бригаде, пленных — в основном женщин и детей[22], держали в специальных лагерях. По порядкам эти лагеря были похожи на концентрационные[3], а смертность временами достигала 20 % в месяц и даже больше. Сохранился, например, документ из Уммы с отчетностью о выдаче продовольствия пленницам и их детям в подобном лагере. В нем из 185 человек в месяц умерло 57[17].

Квалифицированные ремесленники, воины и большая часть чиновников также получали паек, хотя и заметно больше, чем гуруши и нгема — паек выдавался им в расчете на содержание семьи, а не только на собственное прокормление[1]. Привычное для Междуречья выделение земельных участков как источника дохода использовалось значительно реже, чем до и после тех времен, и обычно в отношении лиц, занимавших высокие должности. Рядовым чиновникам участки предоставлялись лишь в исключительных случаях[11], поэтому большинство населения[23] полностью зависели от выдачи пайка из государственных складов [11].

Централизовано было не только земледелие и ремесло, но и скотоводство и торговля. Скот разводили главным образом для жертвоприношений в храмах, и частично на кожу и молоко. Каждый регион должен поочередно поставлять скот в определенный храм. Например, в Ниппур для храма Энлиля сгоняли тысячи голов скота. Фактически эти поставки скота были формой налога. При этом его размер мог зависеть от политических причин. Например все номы государства должны поставлять скот в два главных Урской храмы по месяцу в год, а Лагаш, который, как считалось, провинился сотрудничеством с гутиями, — два месяца. Торговля полностью находилась в руках государства — ею занимались специальные агенты тамкары, которые торговали товарами из государственных складов. В условиях централизованного хозяйства внутренняя торговля пришла в упадок, но зато процветала внешняя.

Продукцию с государственных полей, стад и мастерских свозили на огромные склады и уже оттуда распределяли на места. С одной стороны, это усиливало власть государства и его аппарата, а с другой, делало систему крайне уязвимой к нарушению снабжения. Хотя в целом хозяйство в силу примитивности и централизации было натуральным, но в торговле все больше использовались деньги в виде весового металла, главным образом, серебра[7].

Административная система[править | править вики-текст]

Руины Ура — современное состояние

Страна была разделена на округа[17], которые порой совпадали, но иногда не совпадали с традиционными территориями[1], принадлежавшими определенным городам, ибо границы теперь опирались не на историческую принадлежность, а проходили по ирригационным сооружениям[3]. По-прежнему во главе таких округов стояли энси, но теперь это были не выборные или наследственные должностные общины, а царские чиновники, во всем покорные верховной власти[7]. По приказу сверху их нередко перебрасывали с места на место, чтобы они не могли закрепиться в определенном округе. Лишь в некоторых приграничных регионах сохранились традиционные энси. Хотя эти должностные лица были полностью подчинены центральной власти, энси все же имели незаурядные доходы и много рабов, которых, правда, при необходимости могли мобилизовать для работы в царском хозяйстве, например, на сбор урожая. Также в каждый округ, кроме энсов, предназначался специальный чиновник и военачальник, которые следили за работой энсов и его аппарата и регулярно отправляли в столицу отчеты царю[3].

Власти энси подчинялось, вероятно, все население определенного округа, а не только государственные служащие, гуруши и Нгема.

Вся система государственного хозяйства требовала учета и надзора и была насквозь бюрократизированной . Все фиксировалось в письменном виде — даже такие факты, как выдача двух голубей на кухню для обеда царицы[3]. При этом каждую операцию должны были утвердить своими печатями два человека — человек, ответственный за операцию, и контролер. Для взаимоконтроля различные аспекты одного и того же учитывались по-разному, например, отдельно существовал учет рабочей силы и отдельно выполненной работы. Поля делились на полосы вдоль и поперек для перекрестного контроля одни чиновники следили за полями вдоль, а другие поперек. Первичной отчетностью не ограничивались и возводили ее в отчеты по отрядам, городах, за определенные периоды и т. д.

Огромная бюрократическая система требовала огромного количества чиновников — писарей, надзирателей, контролеров и т. д. Все эти должности, где издавался гарантированный повышенный паек, были весьма привлекательны как в свое время для разоренных гутиями общинников, так и позже для замученных работой гурушей. Именно масса этих административных работников и была социальной опорой режима[1]. Из документов той эпохи видно, что численность частных рабов значительно возросла даже у представителей низших слоев администрации, то есть у них были средства как для покупки рабов, так и для их содержания. Из этого можно сделать вывод, что административные должности были достаточно доходными[1]. Исходя из исторического опыта, можно предположить, что источником значительной части доходов чиновничества были разнообразные злоупотребления и воровство[24]. Другой опорой власти были воинство и жречество. Армия набиралась из воинов, которые получали в награду натуральное содержание[1] или же государственные наделы, использовались также наемники преимущественно из воинственных кочевников-амореев[17].

Следует отметить, что в условиях жестко регламентированного жизни времен III династии Ура впервые в Междуречье воцарился длительный период мира и относительного порядка. Из-за этого впервые в истории региона возникают многочисленные поселения за пределами городов. Ранее в условиях частых войн и набегов люди постоянно жили только под защитой городских стен[11].

Образование[править | править вики-текст]

Как уже указывалось выше, огромный административный аппарат и страшная бюрократия требовали, соответственно, огромного количества квалифицированных чиновников. Поэтому за III династии Ура достаточно большое внимание уделяли образованию, например, царь Шульги по личному распоряжению приказал принимать в школы как можно больше детей, причем позволил в качестве исключения принимать и детей из незнатных и нечиновничьих семей[3]. Существовала целая система достаточно хорошо организованных школ, которые назывались эдубы. Часть выпускников оставалась при школах и, кроме административной работы и преподавания, занимались созданием учебников, заключением сборников легенд и поэм, составлением хроники и законов[3]. Фактически, наука и литература того времени в большинстве своем выросли из школьного образования[11].

Свободные и рабы[править | править вики-текст]

Хотя иногда в литературе описывается, как при III династии Ура государственный сектор охватывал вообще все хозяйство, но сейчас известно, что это не так[11]. Вне государственного хозяйства существовали свободные общинники со своими полями и остатками общественного самоуправления[25]. Известно, что они нанимались на отдельные работы (например, сбор урожая) в царские хозяйства, где работали не за паёк, а за плату, которая была рассчитана на содержание семьи. Впрочем, плата эта была незначительна — паёк был втрое больше, чем в гурушей, то есть состоял из 4,5 литров ячменя[11]. Это, а также сам факт того, что эти люди нанимались на сезонные работы, когда следовало работать в собственных хозяйствах, свидетельствует об их бедности[1]. Известно, что свободные общинники должны были выполнять трудовую повинность в качестве гурушей и нгем, но не постоянно, а временно — несколько месяцев (обычно один) в год[24][11]. Рабочим, которых администрация задерживала в трудовых лагерях сверх установленного срока, платили как наемным[11] — выдавали паек втрое больше, чем гурушам.

Как именно жили «вольные» общества, неизвестно, поскольку таблички освещают лишь государственное хозяйство. Сделок купли и продажи земли, характерных документов как до, так и после этого периода, для III династии Ура нет — похоже, подобные операции с землей были запрещены[1].

В рамках старых номов народные собрания, похоже, не сохранились, но продолжал существовать общественный суд[1][26].

Свободные общинники жили очень тяжело, они массово разорялись. Хотя торговля землей запрещалась, но этот запрет нередко обходили, оформляя продажу как подарок[17]. Документы сообщают также о случаях продажи бедняками в рабство своих детей, особенно дочерей[17]. Должники, которые не могли вернуть ссуду, попадали во временное рабство к заемщику, а их дети, родившиеся во время него, уже считались наследственными рабами[17]. О том, какие были отношения тех времен между «свободными» людьми и владетельными чиновниками, свидетельствует уже вступление к законам Шульги «Сироту богатому человеку он ни за что не отдавал, вдову чиновнику он ни за что не отдавал, шекеля человека, мину человека он … не отдавал»[17]. Здесь следует подчеркнуть, что богатым во времена III династии Ура мог быть только человек, который занимал видное место в государственной иерархии, то есть фактически царь хвалится тем, что защитил простонародье не от каких частных ростовщиков, а от собственных подчиненных — иными словами, урские цари пробовали ограничить последствия своей же политики.

Хотя гуруши и нгемы в документах противопоставляются собственно рабам — «урду» по-шумерски (по-аккадски — «вардум»)[24], но похоже, что жизнь последних была легче[24][3][1]. Частные рабы жили на правах младших и неполноправных членов семей, за ними признавались определенные права. Например, они были частично правоспособными, могли подавать в суд даже против своих владельцев, требовать привести их к присяге, отводить свидетелей и т. д. Известны судебные рабов, в которых те требовали своего освобождения, правда, во всех известных случаях проигрывали[1]. Фактически эксплуатация рабов, которые принадлежали состоятельным людям, была менее жесткой, чем государственная эксплуатация гурушей. Кроме того, крупные чиновники, которые были основными владельцами рабов, имели значительные служебные наделы, из которых выделяли небольшие лоскуты рабам. Поэтому те работали в доме господ и на своих полях. Известно, что рабы имели собственное имущество, семью, могли делать подарки и даже выкупаться на волю.

Стоили рабы дешево — 9-10 шекелей серебра мужчины, и женщины в 2-3 раза дешевле[17]. Рабов часто имели даже представители низового чиновничества и квалифицированные ремесленники[17]. Частных рабов свободно покупали и продавали, за исключением того, что жителей Шумера и Аккада, попавших в рабство, запрещалось продавать за пределы государства[17].

Идеология[править | править вики-текст]

Барельеф со сценой адорации Ур-Намму

Характерное для III династии Ура благоустройство задело даже религию и историю[1]. Культы разных богов были сведены в единую систему, был создан единый пантеон во главе с ниппурским богом-царем Энлилем, второе место занимало главное божество Ура Нанна[27]. Также большую роль отводили богу Эриду Энки. Похоже, династия подчеркивала свое шумерское происхождение и особенно чтила собственно шумерских богов, а вот храмы на семитском севере жаловались на неуважение к своим богам. Следует заметить, что в целом пантеон богов в том виде, как он был сформирован за III династии Ура, просуществовал без больших изменений вплоть до времен, когда древнюю религию Междуречья вытеснили авраамические религии.

Распространялось учение о том, что люди созданы богами специально, чтобы их обслуживать, поэтому они должны строить храмы, приносить жертвы и т. п., поскольку это их святая врожденная обязанность [1]. Начиная с Шульги, цари получают статус богов, поэтому, соответственно, люди должны служить им так же, как и другим богам. Правда, среди исследователей не существует четкого согласия относительно того, когда именно была признана божественность Шульги. Одни предполагают, что это произошло на тридцатом году его правления, другие же считают, что все документы, где упоминается о его божественности, прежде всего, гимны но его честь, появились уже после смерти царя [3]. Однако в любом случае в честь обожествленного Шульги существовали специальные ритуалы, в его честь назвали звезду в небе и изменили название одного из месяцев, чтобы тот был связан с праздником в честь бога Шульги[3].

Именно во времена III династии Ура был создан так называемый «Царский список», в котором мифические герои, полулегендарные правители и исторические деятели, правившие в разное время в разных местах, были выстроены в единую систему династий, заслоняли друг друга по мере перехода лугалства[28] от одного города к другому[1]. Картина реального древнего Шумера с его независимыми городами-государствами подменялась образом единственной страны, в которой время от времени меняется столица. Идеологические выводы из списка очевидны — государство III династии Ура якобы было не чем-то новым, а лишь продолжением искренне шумерских традиций.

Гибель[править | править вики-текст]

Царству Шумера и Аккада угрожали вторжениями племена амореев, которые со своих выжженных солнцем сирийских степей стремились попасть на орошенные поля Южного Междуречья. Для защиты от них была построена двухсоткилометровая стена[3] от Тигра до Евфрата по краю так называемой гипсовой пустыни. Эта стена защищала государство с севера и частично с запада, но амореи, не имея возможности идти прямо на юг, шли на восток, переправлялись через Тигр, спускались восточным берегом южнее, снова переходили реку и попадали в царство III династии Ура уже с востока.

Между тем царь Ибби-Суэн воевал в Эламе. Правления царей Ура в Эламе всегда было непрочным — им то удавалось покорить значительные территории, то эламиты восставали, войны менялись соглашениями и союзами. Поэтому Ибби-Суэн погряз в эламских делах и, похоже, просто пропустил опасность. Между тем многочисленные аморейские племена со своими стадами врывались в Южное Междуречье. Их сил было недостаточно, чтобы покорить страну, но они грабили население, перерезали дороги, пасли своих овец на ячменных полях и заставляли шумеров и аккадцев прятаться за стенами городов. В местностях, пострадавших от амореев, хозяйственная жизнь начала разрушаться, отряды гурушей распадались и разбредались кто куда, чтобы как-то прокормиться, поскольку централизованное снабжение из складов было нарушено. Толпы голодных людей грабили страну не хуже пришельцев. Царство Шумера и Аккада погружалось в анархию, энси на окраинах государства начали отделяться. Хотя Ибби-Суэну удалось отвоевать у эламитов Сузы и даже захватить в плен эламского царя Энпилуххана, но уже вскоре его власть перестали признавать в Лагаше и Умме. На 6 году правления враги захватили священный город Ниппур, сильно подорвав престиж династии. В Ларсе вождь аморейского племени Амнаум Напланум[29] основал собственную династию.

Когда Ибби-Суэн наконец вернулся из Элама в Ур, то в столице назревал голод. Огромную армию рабочих и чиновников следовало кормить, а из-за амореев централизованное хозяйство во многих местах развалилось, а самое главное — были перерезаны связи многих регионов со столицей, и продовольствие поступало лишь из половины провинций. В этой ситуации царь приказал чиновнику по имени Ишби-Эрра поехать в незатронутые вторжением западные области и закупить зерно в хозяйствах свободных общинников[30]. Ишби-Эрра справился с этой задачей и собрал огромные запасы хлеба в маленьком городке Иссин на рукаве Евфрата рядом с Ниппуром. После этого он сообщил Ишби-Суэну о выполнении задания и о том, что для перевозки зерна надо 600 кораблей. Однако такого количества у царя не было, и он посоветовал Ишби-Эрри попросить баржи у городского энси, а сам пообещал заплатить двойную цену за привезенное зерно, чем, похоже, показал свою слабость и неспособность управлять страной. Но Ишби-Эрра попросил у энси не корабли, а создание союза против центральной власти[3], а себя объявил царем — сначала осторожно «царем своей страны», а затем и царем «Шумера и Аккада». Чуть позже он захватил соседний Ниппур. К тому времени уже многие энси на окраинах государства фактически отпали от Ура, теперь те из них, кто оставался ему верным, в большинстве своем признали царем Ишби-Эрру, у которого был хлеб и который контролировал культовый центр Шумера — храм Энлиля в Ниппуре[31], а некоторые и сами провозгласили себя царями. Например, энси Эшнуны провозгласил себя «царем сильным, царем страны Вариум[32]».

Ибби-Суэн еще несколько лет правил Уром, но бывшая столица могущественного государства страдала от голода. Затем на ослабленный Шумер напали эламиты — в 2003 году до нашей эры амореи пропустили через захваченные ими земли войска эламского царя Хутран-Темпи[33]. Эламиты захватили Ур, а самого Ибби-Суэна отвели в плен в Аншан. Несколько лет (2003—1996 годах до нашей эры[11]) завоеватели держали в Уре гарнизон, но затем покинули разграбленный город и его голодные окраины. В Шумере царем остался Ишби-Эрра, в Аккаде возникло несколько мелких царств.

Гибель царства Шумера и Аккада стала темой плачей, ставших целым направлением в тогдашней литературе. Вот отрывок из «Плача о гибели Ура», речь ведется от имени богини Нингалу, считавшейся женой покровителя города Нанни[11]:

«

Вола моего из хлева не гонят пастись — его погонщик ушел,

Барана моего из хлева не гонят пастись — его пастырь ушел.

В каналах моего города воистину набрался песок,

Воистину они обращены в жилище лисиц,

Не текут в них проточные воды — заботившийся о них ушел,

На полях моего города нет ячменя — надзиратель ушел.

... Мое добро тот, кто пришел снизу, вниз внес за рекой (мое добро, - говорю я)

Мое добро пришедший сверху, вверх внес за рекой (мое добро, - говорю я)

Мое серебро и камни разобраны (мое добро, - говорю я)

Мои сокровища разорены (мое добро, - говорю я)

Моим серебром, кто не знал серебра, то наполнил руки

Моими камнями, кто не знал камни, то украсил шею

»

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 История Востока
  2. В широком смысле этого понятия, а не в смысле современного политического национализма.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Емельянов В. В. Древний Шумер
  4. Шумер — это южная часть южного Междуречья, Аккад, соответственно, северная.
  5. Например, цари III династии Ура присылали свои наместников в Ассирию.
  6. Тобто к востоку от Тигра.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Всемирная история Том 1. под ред. Ю. П. Францева
  8. Традиционное шумерское изображение основателя определенного сооружения в виде строителя.
  9. 15 год правления Шульги даже назвали «годом, когда у шумеров набрали лучников». Поэтому можно сделать вывод о неординарности и осознанной важности события.
  10. Ранее его ошибочно приписывали Ур-Намму.
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 И. М. Дьяконов, Люди города Ура
  12. История Древнего Востока «…Государственное устройство Шумеро-Аккадского царства в эпоху III династии Ура имело законченную форму древневосточной деспотии…»
  13. История Востока «…классическое, наиболее типичное древневосточное бюрократическое государство…»
  14. Похожие порядки, хотя и не в такой ярко выраженной форме, существовали примерно в ту же эпоху в IV династии в Египте, но, опять же, ни до, ни после там такого не встречалось.
  15. в общественном строе произошел переворот: крупные централизованные хозяйства, эксплуатирующие бригадный подневольный труд, исчезли навсегда
  16. В Шумере храмовые владения традиционно составляли около половины земельного фонда.
  17. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 История Древнего Востока
  18. Поскольку храмовое хозяйство подконтрольно царю то фактически эта земля только числилась за другим ведомством.
  19. Ячмень был основной сельскохозяйственной культурой в Междуречье тех времен.
  20. Это означает, что из мужского пайка немного оставалось, а вот женский потреблялся полностью на сколько-нибудь тяжелых работах.
  21. Пиво во многих земледельческих культурах — это привычная часть рациона, а не праздничный напиток.
  22. Именно они составляли большинство, потому что значительная часть мужчин погибала в бою или убегала.
  23. Гуруши, ремесленники, воины, низовое чиновничество и жрецы.
  24. 1 2 3 4 Крыжановский О. П., История Древнего Востока
  25. Такого мнения придерживается, например, Дьяконов.
  26. В судебных документах упоминается чиновник, титул которого фактически означает общественного старосту. Одни исследователи видят в этом доказательство, что минимальное самоуправление общины всё-таки сохранили, другие считают, что никакое самоуправление с бюрократической системой III династии Ура несовместимо.
  27. Аккадский Син.
  28. Нам-лугаль по-шумерски — буквально «судьба великого человека». Следует отметить, что полисное сознание было настолько сильным, что даже в деспотической стране нам-лугаль переходит в первую очередь не от царя к царю или от династии к династии, а от города к городу.
  29. Амнаум это название племени, а Наплум — имя вождя.
  30. Заключение о свободных общинниках делается из того факта, что зерно следовало покупать, а государственные хозяйства поставляли его бесплатно.
  31. Потеря этого храма Ибби-Суэном по тогдашним понятиям свидетельствовала об утрате им предоставленной богами власти, а захват города Ишби-Эрром о переходе власти к нему.
  32. Долина реки Диялы.
  33. Правил в 2005—1985 годах до нашей эры

Источники[править | править вики-текст]

  • История Востока. Том 1. Восток в древности, под редакцией Якобсона В. А., Восточная литература, 1997
  • История Древнего Востока, под редакцией В. И. Кузищина, издание второе, переработанное и дополненное, Издательство «Высшая школа», 1988
  • Крыжановский О. П., История Древнего Востока, Учебное пособие / К.: Лыбидь, 2002 .- 590 c
  • Емельянов В. В. Древний Шумер. Очерки культуры. СПб; 2001
  • Всемирная история Том 1. под ред. Ю. П. Францева (отв. ред.), И. М. Дьяконова, Г. Ф. Ильина и др. — м.: Соцэкгиз, 1955. — 747
  • И. М. Дьяконов, Люди города Ура, Наука, Москва, 1990
  • А. В. Волков, Голуби, хранимые вечно (стаття)

Литература[править | править вики-текст]

  • История Древнего Востока. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. Часть 1. Месопотамия / Под редакцией И. М. Дьяконова. — М.: Наука, 1983. — 534 с

Ссылки[править | править вики-текст]