Убийство в Красном амбаре

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Место убийства — Красный амбар, получил своё название из-за крыши, покрытой красной черепицей. Черепица видна на рисунке слева от главной двери. Остальная часть крыши покрыта соломой

Убийство в Красном амбаре — знаменитое преступление, совершённое в 1827 году в Полстеде (en) (графство Суффолк, Англия). Молодая женщина Мария Мартен (англ. Maria Marten) была застрелена своим любовником Уильямом Кордером (англ. William Corder). Они договорились встретиться в Красном амбаре, который служил местным ориентиром, перед тем как бежать в Ипсуич, где собирались тайно пожениться. О Марии так больше никто и никогда не слышал; Кордер пустился в бега. Хотя он посылал семье Мартен письма с утверждениями, что она пребывает в добром здравии, её тело было найдено закопанным в амбаре после того, как её приёмная мать сказала, что у неё было видение убийства.

Кордера выследили в Лондоне, где он женился и начал новую жизнь. Его этапировали обратно в Суффолк; судебный процесс получил большой общественный резонанс. Кордера признали виновным. В 1828 году Кордер был повешен в городе Бери-Сент-Эдмендс на глазах у огромной толпы.

История стала источником вдохновения для написания множества статей в газетах, песен и пьес. Деревня, где произошло преступление, стала туристической достопримечательностью; амбар был ободран охотниками за сувенирами. Пьесы и баллады о событии сохраняли популярность в течение столетия и продолжают исполняться по сей день[1].

Убийство[править | править вики-текст]

Изображение Марии Мартен в отчёте Кёртиса о деле. Моделью для рисунка послужила сестра Марии Энн, говорили, что она была очень на неё похожа

Мария Мартен родилась 24 июля 1801 года. Она была дочерью Томаса Мартена[2], ловца кротов из Полстеда, графство Суффолк. В марте 1826 года в возрасте 24 лет она вступила в связь с 22-летним Уильямом Кордером (1803 года рождения). Мартен была привлекательной женщиной и в результате связей с соседями уже успела родить двух детей. Один, ребёнок Томаса, старшего брата Уильяма, умер в детстве, другой по имени Томас Генри был жив к этому времени. Хотя отец Томаса Генри не желал общаться с Мартен после рождения ребёнка, он время от времени посылал деньги на его содержание[3].

Уильям Кордер был сыном местного фермера и имел репутацию мошенника и ловеласа. В школе за лукавство он получил прозвище «Лисица». Кордер обманным путём продал свиней, принадлежащих его отцу, и хотя отец уладил дело без вмешательства закона, Кордер не изменил своего поведения. Позднее он получил 93 фунта по поддельному чеку и помог местному вору Сэмюэлю «Красавчику» Смиту украсть свинью из соседней деревни. Когда местный констебль допрашивал Смита по поводу кражи, тот сделал заявление о Кордере, оказавшееся пророческим: «Будь я проклят, если его не повесят в один из этих дней». (англ. I'll be damned if he will not be hung some of these days) После мошеннической продажи свиней Кордер был с позором отправлен в Лондон. Уильяма вызвали обратно в Полстед после того, как его брат Томас утонул, пытаясь перейти замёрзший пруд, и нужен был кто-то, кто заменит погибшего[4]. Отец Кордера и трое братьев умерли один за другим в течение 18 месяцев, и Уильям со своей матерью остались управлять фермой.

Хотя Кордер хотел сохранить свои отношения с Марией в секрете, в 1827 году в возрасте 25 лет она родила ребёнка. Мария считала, что они с Кордером должны пожениться. Ребёнок умер (позднее в документах выдвигалось предположение, что он был убит), но Кордер явно собирался жениться на Марии. Летом в присутствии мачехи Марии Энн Мартен он предложил, чтобы Мария встретила его в Красном амбаре, откуда они должны были поехать в Ипсуич. Кордер заявил, что до него дошли слухи, что приходские чиновники собираются начать судебное преследование Марии за её незаконнорожденных детей. Сначала он предложил бежать в среду вечером, но позже решил задержаться до вечера четверга. В четверг он снова задержался, в некоторых источниках упоминается, что причиной стала болезнь его брата, хотя заявлялось, что все его братья к этому времени умерли. На следующий день в пятницу 18 мая 1827 года он пришёл в коттедж Мартенов и, согласно показаниям Энн Мартен, заявил Марии, что они должны бежать немедленно, поскольку он услышал, что местный констебль Джеймс Балам получил ордер на её преследование. Позднее Балам заявил, что никогда не говорил Кордеру об ордерах[2]. Осталось неизвестным: лгал Кордер или просто ошибался.

Призрак Марии указывает на её могилу. Когда Энн Мартен заявила, что месторасположение захоронения ей пригрезилось, дело обрело ещё большую популярность

Мария беспокоилась, что не может бежать средь бела дня, но Кордер сказал ей переодеться в мужскую одежду, чтобы не вызвать подозрений, тогда как он отнесёт её вещи в амбар, где она встретит его и переоденется, после чего они отправятся в Ипсвич[2].

После ухода Кордера Мария отправилась в Красный амбар, расположенный на холме Барнфилд в полумиле от коттеджа Мартенов. Больше живой её никто не видел. Кордер тоже пропал, но позднее вернулся и заявил, что Мария находится в Ипсвиче или в Грейт-Ярмуте, или в другом месте поблизости. Он не может привести её обратно, поскольку она стала его женой, что может вызвать гнев её родственников и друзей. В итоге Кордеру пришлось уехать из-за давления со стороны общества. Кордер писал письма семье Мартен, где заявлялось, что они поженились и живут на острове Уайт. Он приносил извинения, что она сама ничего не пишет: Кордер писал что она болеет, повредила руку или что её письма затерялись[3].

Подозрения продолжали расти, мачеха Марии начала рассказывать о своих снах, в которых она видела, что Мария убита и похоронена в Красном амбаре. 18 апреля 1828 года она убедила мужа пойти в Красный амбар и раскопать один из бункеров. Тот обнаружил останки своей дочери, упакованные в мешок. Тело сильно разложилось, но было всё ещё узнаваемым. Дознание проводилось в трактире Кок (который сохранился до наших дней) в Полстеде, где тело Марии было официально опознано её сестрой Энн. Волосы и некоторые детали одежды Марии были всё ещё узнаваемы, но известная особая примета жертвы - отсутствующий зуб, пропала вместе с челюстной костью. Были найдены доказательства причастности Кордера: его зелёный платок был обмотан вокруг шеи погибшей[3].

Поимка[править | править вики-текст]

Кордера нашли довольно легко. Констебль из Полстеда мистер Эйрс получил его старый адрес от друга и с помощью офицера лондонской полиции с Ламберт-стрит Джеймса Ли (который позднее возглавил расследование по делу Джека пружинки-на-пятах) выследил Кордера, который находился в женском интернате Брентфорда[4]. Кордер управлял интернатом вместе со своей новой женой Мэри Мур, с которой познакомился через объявление, помещённое в газете The Times (на объявление откликнулись более сотни человек)[5][6][К 1]. Ли проник в интернат под предлогом что хочет поместить сюда свою дочь и захватил Кордера врасплох в его кабинете. Английский романист Томас Харди так описал его поимку в репортаже, написанном для Dorset County Chronicle[7]:

…он сидел в кабинете (где завтракали четыре леди) одетый в халат; перед ним лежали часы, на которых он засекал время кипения яиц.

Ли отвёл Кордера в сторону и заявил, что ему предъявлено серьёзное обвинение и он может считать себя арестованным. На дальнейшие вопросы офицера Кордер отвечал, что вообще не знает Марию и ему неизвестно о преступлении[2]. При обыске в доме была найдена пара пистолетов, купленных предположительно в день убийства, письма от мистера Гарденера, содержавшие предупреждения, что преступление раскрыто, и паспорт полученный от французского посла. Это послужило доказательством того, что Кордер, возможно, собирался пуститься в бега[3].

Суд[править | править вики-текст]

Уильям Кордер в ожидании суда

Кордера отвезли обратно в графство Суффолк. Суд над ним проходил в городе Бери-Сент-Эдмендс в здании городской администрации. Суд был отложен несколько дней ввиду всеобщего интереса, вызванного данным делом. Процесс начался 7 августа 1828 года. Городские отели начали заполняться уже 21 июля. Ввиду большого числа желающих присутствовать на заседаниях в суд пропускали только по билетам. Несмотря на это, судье и судебным чиновникам всякий раз приходилось прокладывать дорогу к дверям зала заседаний через толпу желающих попасть в зал суда.

Главный судья Суда казначейства шеф-барон Александер (англ. Alexander) высказал недовольство освещением дела в печати, «нанёсшим очевидный ущерб подсудимому» (англ. to the manifest detriment of the prisoner at the bar)[8]. Тем не менее, The Times поблагодарила общественность за проявленный ею здравый смысл, выразившийся в единодушном признании Кордера убийцей Мартен[9].

Иллюстрации из «грошового романа» издания 1833 года: Уильям Кордер, зарывающий тело Марии Мартен; арест Кордера офицерами полиции Эйрсом и Ли

На суде Кордер заявил о своей невиновности. Точную причину смерти Мартен установить не удалось. Считалось, что глазница убитой была пронзена острым предметом — возможно, короткой шпагой или кинжалом Кордера, — но эта же рана могла быть нанесена лопатой отца Мартен при извлечении тела из земли. Носовой платок Кордера, обмотанный вокруг шеи Мартен, не исключал возможности удушения, тогда как характер ран на теле жертвы заставлял предположить, что она была застрелена. В обвинительном заключении Кордеру вменялось в вину «…убийство Марии Мартен путём преступного и умышленного простреливания её тела из пистолета, а также закалывания оной кинжалом» (англ. …murdering Maria Marten, by feloniously and wilfully shooting her with a pistol through the body, and likewise stabbing her with a dagger)[2]. Во избежание вынесения судьёй постановления о «неправильном судебном разбирательстве»[К 2]. Кордеру были предъявлены обвинения сразу по девяти статьям, включая подделку ценных бумаг. (Согласно Джону Смиту - по десяти статьям[2].)

Энн Мартен вызвали в суд для дачи показаний о событиях дня исчезновения Марии и для рассказа о её дальнейших снах. Затем Томас Мартен рассказал суду, как откопал тело дочери. 10-летний брат Марии сказал, что видел Кордера с заряженным пистолетом перед предполагаемым убийством, а позднее видел, как тот прогуливался у амбара с киркомотыгой. Офицер Ли дал показания по поводу ареста Кордера и предметов, найденных при обыске его дома[10]. Обвинение заявило, что Кордер никогда не желал вступить в брак с Марией, но она знала о некоторых его преступных сделках и между ними были трения, поскольку ранее он крал деньги, которые посылал Марии отец её ребёнка[11].

Кордер рассказал свою версию событий. Он согласился с тем, что находился в амбаре вместе с Марией, но при этом заявил, что покинул амбар после разговора с ней. Он сказал что уходя из амбара слышал пистолетный выстрел и, прибежав в амбар, нашёл убитую Марию, рядом с её телом лежал пистолет. Он просил присяжных трактовать сомнения в его пользу, но те посовещавшись только 35 минут, вернулись с обвинительным вердиктом[10]. Судья Александер приговорил Кордера к повешению и к последующей диссекции.

Вас отведут обратно в тюрьму откуда привели, в следующий понедельник вас выведут оттуда, [приведут] на место казни и там вы будете повешены за шею и [будете висеть] пока не умрёте, затем ваше тело будет вскрыто и анатомировано и пусть всемилостивый бог в своей бесконечной доброте помилует вашу душу!

Следующие три дня Кордер провёл в тюрьме, мучаясь над вопросом, не сознаться ли в преступлении и своих грехах перед Богом. После нескольких встреч с тюремным капелланом, просьб его жены и разговоров со своим тюремщиком и начальником тюрьмы Джоном Отриджем он сознался в преступлении[12]. Кордер решительно отрицал, что заколол Марию и заявил, что нечаянно выстрелил ей в глаз когда они спорили о её маскировке[3].

Казнь[править | править вики-текст]

Казнь Уильяма Кордера

11 августа 1828 года Кордера отвели на виселицу города Бери-Сент-Эдмендс, он был, по-видимому, слишком слаб, чтобы стоять без посторонней помощи[13]. Его незамедлительно повесили перед огромной толпой. По заявлению одной из газет, присутствовало 7 тыс. зрителей, по оценкам другой — 20 тыс.[14] По настоянию начальника тюрьмы, перед тем, как на него надели колпак, он произнёс слабым голосом: "я считаю себя виновным, наказание справедливо, я заслужил свою судьбу и да помилует Бог мою душу».[15] (англ. I am guilty; my sentence is just; I deserve my fate; and, may God have mercy on my soul')

Через час его тело было снято с виселицы палачом Джоном Фокстоном (en). Согласно своим правам он потребовал брюки и чулки казнённого. Тело отнесли обратно в зал суда в здании городской администрации, где было проведено вскрытие брюшной полости с тем, чтобы выставить на обозрение мускулы. Людям было позволено находиться в зале суда до закрытия дверей в шесть часов. Согласно «Norwich and Bury Post» свыше 5 тыс. чел. встало в очередь, чтобы посмотреть на тело.[16]

На следующий день было проведено вскрытие и расчленение тела в присутствии врачей и студентов Кембриджа. Чтобы продемонстрировать сокращение мышц, к конечностям Кордера была подключена батарея. Была вскрыта грудина и исследованы внутренние органы. Возникла полемика, стало ли удушение причиной смерти — согласно докладам, грудь Кордера продолжала подниматься и опускаться в течение нескольких минут после повешения. Сдавление спинного мозга считалась вероятной причиной смерти. Поскольку скелет Кордера должен был быть собран после вскрытия исследовать мозг было невозможно, вместо этого хирурги согласились провести френологическое исследование черепа. Исследователи утверждали, что череп Кордера был сильно развит в областях «скрытности, стяжательства, разрушительности, плодовитости и подражательств» с некоторыми свидетельствами «доброжелательства или почитания». Бюст Кордера, сделанный Чайлдом из г. Банги, Суффолк, в качестве пособия по френологическому исследованию Кордера был помещён в Moyse’s Hall Museum города Бери-Сент-Эдмендс. Скелет был собран и использовался как учебное пособие в West Suffolk Hospital[17]. Было сделано несколько посмертных масок, копия одной из них находится в Moyse’s Hall Museum[18]. Там также находятся предметы суда и некоторые личные вещи Кордера. Кожа Кордера была выдублена хирургом Джорджем Кридом и использована в качестве материала для переплёта отчёта об убийстве[К 3].

Скелет Кордера был выставлен на обозрение в Хантеровском музее Английского королевского хирургического колледжа рядом со скелетом Джонатана Уайлда. В 2004 году кости Кордера были убраны с выставки и кремированы[19].

Слухи[править | править вики-текст]

После завершения судебного процесса начали расти сомнения в правдивости рассказа и снов мачехи и судьбе ребёнка Марии и Уильяма. Мачеха была всего лишь на год старше Марии, и ходили слухи о том, что Энн Мартен и Кордер были в связи, и они планировали убить Марию, чтобы продолжать встречаться без помех. Говорили, что ревность мачехи стала мотивом для обнаружения тела и её видения были просто обманом, поскольку она начала видеть сны спустя несколько дней после женитьбы Кордера на Марии[3].

Ходили слухи и о смерти ребёнка Кордера и Марии. Оба они говорили, что похоронили умершего ребёнка в городке Садбури (en) графства Суффолк, но никаких записей и следов могилы ребёнка не было обнаружено [3]. В своём письменном признании Кордер указал, что в день убийства Марии они спорили, будет ли обнаружено место погребения.

В ХХ веке после того как исследователь и писатель Дональд МакКормик (en) выпустил книгу «The Red Barn Mystery» поднялась новая волна слухов. Автор упомянул о некоторых интересных фактах, включая доселе неизвестное знакомство между Кордером и Томасом Гриффитсом (en), фальшивомонетчиком и отравителем, в то время когда Кордер находился в Лондоне и актрисой Кэролайн Палмер, часто игравшей в мелодраме, поставленной по мотивам этого дела. МакКормик пришёл к выводу, что возможно Кордер не убивал Марию, а убийцей могла быть местная цыганка. Тем не менее, исследования МакКормика полицейских и криминальных историй остаются под вопросом, и этот вывод не был принят большей частью исследователей.

Общественный интерес[править | править вики-текст]

Листовка издательства Джеймса Катнача, извещающая об «исповеди и казни» Уильяма Кордера (1828). Разошлась тиражом свыше 1 млн копий

В деле об убийстве Марии Мартен присутствовали все составляющие, необходимые для возбуждения пристального общественного интереса: преступный сквайр и несчастная девушка, живописное место убийства, сверхъестественный элемент в виде вещих снов мачехи убитой, сыскная деятельность Эйрса и Ли (который стал прототипом детектива Фароса Ли — собирательного образа из анонимной пьесы «Мария Мартен, или Убийство в Красном амбаре»), новая жизнь Кордера, начавшаяся с объявления о поисках спутницы жизни. Ажиотаж вокруг преступления породил целую небольшую промышленность по производству сувениров и бульварных сочинений, так или иначе связанных с историей убийства.

Пьесы уже ставились, когда Кордер ожидал суда. После казни неизвестный автор опубликовал мелодраму по мотивам убийства (ставшую предшественницей сборника Newgate novels (en)). Мелодрама быстро стала бестселлером. Тема убийства в красном амбаре вместе с рассказами о Джеке Шеппарде и о других разбойниках с большой дороги, ворах и убийцах стала популярным сюжетом дешёвых пьес (en) исполняемых для развлечения низших классов в пропитанных джином кабаках[20]. После казни издатель Джеймс Катнач (en) продал свыше миллиона экземпляров газет-листовок[21][К 4]. Катнач описал детали признания Кордера и казни и включил в газету сентиментальную балладу предположительно написанную самим Кордером. Более вероятно, что автором баллады был сам Катнач или кто-то из его служащих[23][24]. Баллада стала одной по меньшей мере из пяти баллад появившихся прямо во время казни[25].

Благодаря атмосфере волнения в ходе судебного процесса и общественного спроса на произведения, созданные по мотивам убийства, были написаны и распространены множество произведений содержащих различные версии убийства, что создало сложности при разделении действительно имевших место фактов и мелодраматических украшений для читателей того времени. На основе официальных документов были созданы хорошие судебные отчёты . Лучшим судебным отчётом признаётся работа журналиста Джеймса Кёртиса (en), который провел время с Кордером и две недели прожил в Полстеде, опрашивая жителей, которых это убийство касалось[3]. Кёртис по-видимому уже настолько ассоциировался с делом, что художник одной из газет выполняя требование нарисовать обвиняемого изобразил его больше похожим на Кёртиса чем на Кордера[26].

Куски верёвки, на которой был повешен Кордер, продавались по гинее за штуку[27]. Кусок скальпа Кордера вместе с ухом был выставлен в магазине на Оксфорд-стрит. Прядь волос Марии была продана за две гинеи. Полстед стал туристической достопримечательностью, туристы приезжали даже из Ирландии[28]. По оценке Кёртиса только в 1828 году Полстед посетили 200 тыс. чел.[3] особый интерес вызывали Красный амбар и коттедж Мартен[28]. Амбар был ободран на сувениры, со стен были содраны доски, которые были проданы на зубочистки[29]. Амбар планировалось снести после суда, однако он простоял до 1842 пока не сгорел дотла[3][К 5]. Даже могильный камень Марии на кладбище церкви Св. Марии был в итоге совершенно разбит и уничтожен охотниками за сувенирами. Продавались керамические модели и наброски. Сочинялись песни, одна из них была исполнена в операх Ральфа Воан-Уильямса Hugh the Drover (en) и Five Variants of Dives and Lazarus (en).

Скелет Кордера был выставлен на обозрение в стеклянном шкафу в West Suffolk Hospital и снабжён особым механизмом: когда кто-либо подходил достаточно близко, скелет указывал на коробочку для сборов. Череп забрал доктор Килнер, желавший добавить его к своей обширной коллекции памятных вещей события в Красном амбаре. После постигшей его серии неудач Килнер пришёл к убеждению, что над черепом тяготеет проклятие и передал его своему другу Хопкинсу. Тем не менее, несчастья продолжали преследовать обоих друзей и в итоге они оплатили погребение черепа по христианским обычаям в надежде избегнуть предполагаемого проклятия[31].

В массовой культуре[править | править вики-текст]

Интерес общества к делу не угасал ещё долго. Пьеса «Мария Мартен, или Убийство в Красном амбаре» (англ. Maria Marten; or The Murder in the Red Barn), существовавшая в различных анонимных версиях, стала сенсацией в середине XIX столетия и могла быть наиболее часто исполняемой пьесой в то время. Хозяевам пип-шоу (en) существовавших в викторианскую эпоху пришлось снабдить свои ящики, демонстрирующие сцены убийства дополнительными отверстиями, чтобы справиться с возросшим спросом[4]. В пьесах викторианской эпохи наблюдается тенденция изображения Кордера в виде хладнокровного чудовища, охотившегося за Марией и другими невинными жертвами, её собственная репутация, как и репутация её детей от других отцов, была замарана[32]. Кордер изображался стариком[33]. Чарльз Диккенс опубликовал отчёт об убийстве в своём журнале «Круглый год (en)» (англ. All the Year Round), хотя сначала он ответил отказом, полагая, что история приобрела слишком большую известность, а рассказ мачехи о её снах скорее выдуман[34].

В ХХ веке история несколько утратила популярность; тем не менее, по её мотивам было снято пять фильмов. Среди них можно отметить фильм «Мария Мартен, или Убийство в Красном амбаре (en)» (англ. Maria Marten or Murder in the Red Barn; 1935)[33] с Тодом Слотером[en] в роли Кордера, показанный в США в несколько урезанном виде[К 6], и фильм-драму канала Би-би-си «Мария Мартен» (англ. Maria Marten) с Пиппой Гард[en] в одноимённой роли. Рассказ в художественной обработке был выпущен в радиосериале Crime Classics канала CBS[36]. В 1991 году британский драматург Кристофер Бонд[en] выпустил мелодраматическую сценическую версию с элементами политики и народной сказки.

Оригинальный диалог для сценария был взят из мелодраматического рассказа викторианской эры "The Murder in the Red Barn" послужил основой для постановки театральной аудиокомпании Wireless Theatre Company (en) The Legend Of Springheel'd Jack,[37], которую исполнили Мэтью Вудкок (англ. Matthew Woodcock) и Нейл Фрост (англ. Neil Frost). Постановка вышла в конце 2013 года[38].

Преступление послужило источником вдохновения для создания таких произведений как альбом No Roses[en] группы The Albion Band[en] (1971), содержащий народную песню «Murder of Maria Martin»; более современную песню Тома Уэйтса «Murder in the Red Barn» (написанную вместе с женой Кэтлин Бреннан (en)), вошедшую в альбом 1992 года Bone Machine[39], и песню Кэтрин Робертс (en) и Шона Лейкмана «The Red Barn», вошедшую в альбом 2004 года. В двух песни альбома упоминается убийство. Песня «Maria Martin» из альбома народной музыки White Swans Black Ravens была записана вживую в Moyse’s Hall Museum. В декабре 2011 года фолк-группа из Эссекса The Owl Service (en) выпустила песню «Red Barn»[40].

В 2013 события убийства стали темой второй серии сериала телеканала BBC One A Very British Murder: A National Obsession, представленной Люси Уорсли (en)[41] Также была опубликована сопроводительная книга[42].

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. Иногда указывалось другое имя: Мария Мур однако надпись в журнале Кордера и последовавшие отчёты подтвердили тот факт, что её звали Мэри. В первых газетных заметках сообщалось, что она увидела объявление Кордера в витрине кондитерской. Неизвестно, является ли это правдой, однако не вызывает сомнений тот факт, что Кордер получал ответы на объявление в «Таймс», часть которых содержится в записях Кёртиса.
  2. Судья может аннулировать судебный процесс до вынесения вердикта, на юридическом языке это обозначается как неправильное судебное разбирательство Судья может объявить о неправильном судебном разбирательстве по следующим причинам:
    • Суд определяет, что данное дело не попадает под его юрисдикцию
    • Доказательства представлены неправильно
    • Должностное преступление одной из сторон процесса, присяжного или постороннего лица если это препятствует надлежащей правовой процедуре.
    • Коллегия присяжных не может вынести вердикт с требуемой степенью единодушия
    • Дисквалификация присяжного заседателя если нет дополнительного присяжного и истцы не согласны чтобы процесс продолжался с оставшимися присяжными.
    Объявление о неправильном судебном разбирательстве обычно означает что суд проведёт новый судебный процесс над тем же обвиняемым.
  • На обратной стороне отчёта по делу, привязанного к выдубленной коже Кордера, написана от руки острота: в ночь казни в театре Друри-Лейн ставили «Макбета». После строки «Казнён ли Кавдор?» мужчина с галёрки выкрикнул: «Да! Он был повешен утром в Бери».
  • Записи о количестве проданных экземпляров варьируются, но чаще упоминаются числа 1 160 000 или 1 600 000. Катнач утверждал, что продал более 1 650 000 экземпляров[22].
  • В ноябре 2007 года на первой странице издания «Ист-Англиан Дейли Таймс» появилось сообщение о пожаре, который едва не уничтожил коттедж Мартен. Очевидцы заметили в дымоходе здания огонь, угрожавший «знаковому суффолкскому коттеджу», ныне используемому в качестве bed and breakfast. Впрочем, пожарные сумели спасти около 80 % соломенной крыши[30].
  • В Британии сценарий прошёл через фильтр национального совета киноцензоров, который был готов утвердить его лишь при условии исключения сцены казни. Сцена всё же была снята, однако члены совета настояли на своём требовании[33]. В американской версии были вырезаны сцены, акцентировавшие внимание на беременности Мэри, а также эпизоды, в которых употреблялись слова «шлюха» (англ. slut) и «девка» (англ. wench). Была укорочена и сцена её погребения. В штатах Виргиния и Огайо фильм был подвержен более строгой цензуре[35].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Maria Martin. The Crushed Tragedian. Проверено 17 августа 2013.
  2. 1 2 3 4 5 6 Smith, John Hay. Celebrated Trials of All Countries, and Remarkable Cases of Criminal Jurisprudence. — J. Harding, 1847.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 The Red Barn Murder. St Edmundsbury Council. Проверено 17 августа 2013.
  4. 1 2 3 Donaldson, 2004, pp. 168—169
  5. Maclaren, 1997, p. 250
  6. Urban, Sylvanus. Obituary // The Gentleman’s Magazine. — L. : John Henry and James Parker, 1857. — № 203. — Vol. 3.
  7. Hardy, 2004, p. 131, Note 85.b
  8. The Times. — 1828. — 9 августа. — P. 3. — Цит. в: Wiener, 2004, p. 138.
  9. The Times. — 1828. — 12 августа. — P. 3. — Цит. в: Wiener, 2004, p. 138.
  10. 1 2 Urban, Sylvanus. Domestic Occurrences // The Gentleman’s Magazine. — L. : J. B. Nichols, 1828. — № 21. — Vol. 98.
  11. Cairns, 1999, p. 40
  12. Langbein, 2003, p. 270
  13. Gatrell, 1996, p. 13
  14. Gatrell, 1996, p. 32
  15. Cairns, 1999, p. 18
  16. Curtis, 1828, p. 210
  17. Gatrell, 1996, pp. 256—257
  18. Local History of Moyse’s Hall. St. Edmundsbury Borough Council. Проверено 17 августа 2013.
  19. Killer cremated after 180 years. BBC News (17 августа 2004). Проверено 17 августа 2013.
  20. Picard, 2006, p. 198
  21. Gatrell, 1996, p. 159
  22. Broadside Ballads and the Oral Tradition. University of Glasgow. Проверено 17 августа 2013. Архивировано из первоисточника 10 октября 2006.
  23. Neuburg, 1977, p. 138
  24. Hindley, 1969, p. 79
  25. Pettitt, Tom. The Murdered Sweetheart: Child of Print and Panic? (PDF). Massachusetts Institute of Technology (май 2005). Проверено 17 августа 2013.
  26. Caulfield, 2005, p. 55
  27. Gatrell, 1996, p. 258
  28. 1 2 Mackay, 1995, p. 700
  29. Gatrell, 1996, p. 43
  30. Claydon, Russell. Blaze at home of famous murder victim. East Anglian Daily Times (27 ноября 2007). Проверено 17 августа 2013.
  31. Storey, 1980, p. 118
  32. Wiener, 2004, pp. 138—139
  33. 1 2 3 The Unknown 1930s, 2001, p. 136
  34. The Letters of Charles Dickens, 1999, p. 371
  35. Slide, 1998, p. 103
  36. Premier Collections: Crime Classics. First Generation Radio Archives (2007). Проверено 17 августа 2013.
  37. Woodcock, Matthew SPRINGHEEL’D JACK AND THE RED BARN MURDER. Yes. Matthew Woodcock Blog. Проверено 16 марта 2014.
  38. The Springheel Saga: The Legend of Springheel'd Jack - The Terror of London. Yes. Wireless Theatre Company. Проверено 16 марта 2014.
  39. ask lyrics. asklyrics.com (2008). Проверено 17 августа 2013.
  40. The Owl Service: All Things Being Silent. normanrecords.com. Проверено 17 августа 2013.
  41. A Very British Murder, BBC Four, review. Telegraph. Проверено 11 июня 2014.
  42. History Book Reviews. A Very British Murder by Lucy Worsley, review. Telegraph. Проверено 11 июня 2014.

Литература[править | править вики-текст]

  • Cairns, David. Advocacy and the Making of the Adversarial Criminal Trial 1800–1865. — Clarendon Press, 1999. — 230 p. — (Oxford Studies in Modern Legal History). — ISBN 0-19-826284-1.
  • Caulfield, Catherine. The Man Who Ate Bluebottles: And Other Great British Eccentrics. — Icon Books Ltd., 2005. — 224 p. — ISBN 1-84046-697-9.
  • Church, Robert. More murders in East Anglia. — Robert Hale, 1990. — P. 11—28. — ISBN 0-7090-4031-8.
  • Curtis, James. The Mysterious Murder of Maria Marten. — L. : William Clowes, 1828.
  • Donaldson, Willie. Brewer’s Rogues, Villains and Eccentrics: An A–Z of Roguish Britons Through the Ages. — Phoenix House, 2004. — 686 p. — ISBN 0-7538-1791-8.
  • Gatrell, V. A. C. The Hanging Tree: Execution and the English People, 1770–1868. — Oxford Paperbacks, 1996. — 654 p. — ISBN 0-19-285332-5.
  • Hardy, Thomas. Thomas Hardy’s ‘Facts’ Notebook / William Greenslade. — Ashgate Publishing, Ltd., 2004. — 365 p. — ISBN 1-84014-235-9.
  • Hindley, Charles. The History of the Catnach Press. — Detroit : Singing Tree Press, 1969. — Ориг. изд. 1869.
  • Langbein, John H. The Origins of Adversary Criminal Trial (Oxford Studies in Modern Legal History). — Oxford University Press, 2003. — 376 p. — ISBN 0-19-925888-0.
  • Mackay, Charles. Extraordinary Popular Delusions and the Madness of Crowds. — Wordsworth Editions Ltd., 1995. — 748 p. — ISBN 1-85326-349-4.
  • Maclaren, Angus. The Trials of Masculinity: policing sexual boundaries, 1870–1930. — University of Chicago Press, 1997. — 307 p. — ISBN 0-226-50067-5.
  • McCormick, Donald. The Red Barn Mystery: some new evidence on an old murder. — A. S. Barnes and Co., 1968. — 206 p.
  • Neuburg, Victor E. Popular Literature: A History and Guide. — Routledge, 1977. — 302 p. — ISBN 0-7130-0158-5.
  • Picard, Liza. Victorian London: The Tale of a City 1840–1870. — St. Martin’s Press, 2006. — 384 p. — ISBN 0-312-32567-3.
  • Slide, Anthony. Banned in the U.S.A.: British Films in the United States and their Censorship, 1933–1966. — I. B. Tauris, 1998. — 232 p. — ISBN 1-86064-254-3.
  • Storey, Neil R. A Grim Almanac of Suffolk. — Sutton Publishing, 1980. — 192 p. — ISBN 0-7509-3498-0.
  • Wiener, Martin J. Men of Blood: Violence, Manliness, and Criminal Justice in Victorian England. — Cambridge University Press, 2004. — 312 p. — ISBN 0-521-83198-9.
  • The Letters of Charles Dickens: 1865–1867 / Graham Storey, Margaret Brown, Kathleen Tillotson (eds.). — Clarendon Press, 1999. — Vol. 11. — 598 p. — ISBN 0-19-812295-0.
  • The Unknown 1930s: An Alternative History of the British Cinema 1929–1939 / Jeffrey Richards (ed.). — I. B. Tauris & Co Ltd., 2001. — 287 p. — ISBN 1-86064-628-X.

Ссылки[править | править вики-текст]