Умный Ганс

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Умный Ганс во время уличного представления.

Умный Ганс (нем. Kluge Hans) — лошадь породы орловский рысак, жившая в Германии в начале XX века и получившая известность из-за того, что якобы обладала высочайшим интеллектом и могла производить в уме арифметические операции и решать другие математические (и не только) задачи, давая верные ответы на задаваемые ей людьми вопросы[1]. Представления с её участием проводились при широкой публике.

В результате комплексного методологического расследования, проведённого в 1907 году немецким психологом Оскаром Пфунгстом, было доказано, что лошадь на самом деле не производит в уме никаких подсчётов, а даёт верные ответы, наблюдая за «языком тела» и эмоциями зрителей, в первую очередь — своего хозяина и дрессировщика, который до последнего даже не предполагал наличия у лошади такой способности и искренне верил, что его животное разумно. Результаты исследования Пфунгста были приняты научным сообществом и используются в экспериментах по интеллекту животных и людей, чтобы избежать влияния экспериментатора на испытуемого. Заслуга Пфунгста - в открытом им эффекте, который назван «ожидаемый эффект экспериментатора», или «эффект экспериментатора», также известным как «Эффект Умного Ганса»[1].

История[править | править исходный текст]

Умный Ганс в прессе.
Ганс «отвечает» на вопросы.

Конь по кличке Ганс принадлежал Вильгельму фон Остину, преподавателю математики в одной из гимназий, а также френологу-любителю. В то время — во многом благодаря росту популярности теории Чарльза Дарвина — часть научной и не только общественности была увлечена возможностью существования интеллекта у животных, и именно на почве этих настроений фон Остин однажды решил проверить, насколько умён его конь, что привело к совершенно поразительному результату. Если верить сохранившимся описаниям представлений, то Ганс умел складывать, вычитать, умножать и делить сравнительно большие числа, производить эти же вычисления с дробями, указывать точное время, конкретные даты в календаре и даже читать и воспринимать на слух слова и целые фразы на немецком. На все вопросы Ганс отвечал количеством ударов копытом по земле. Среди вопросов, на которые он давал ответы, были не только такие, как «Сколько будет 12 + 12?», но и, например, «Если восьмой день месяца приходится на вторник, то каким днём по счёту будет следующая пятница?». Причём, что удивительно, вопросы могли задаваться не только фон Остином и не только в устной, но и в письменной форме — Ганс «читал» вопрос и с помощью своего копыта давал на него ответ. Следует отметить, что Ганс давал верные ответы не на абсолютно все вопросы даже своего хозяина, не говоря уже о вопросах других людей, однако процент верных ответов был поразительно высок.

Ганс в 1910 году.
Вильгельм фон Остин, хозяин Ганса.

Вскоре Вильгельм фон Остин уже давал целые уличные представления со своим удивительным конём, причём спустя какое-то время стал ездить с ним по всей Германии, собирая порой настоящие толпы народа на импровизированные спектакли, пользующиеся высокой популярностью — возможно, не в последнюю очередь потому, что никогда не брал с людей деньги за право посмотреть на коня или задать ему вопрос. Через какое-то время статья о Гансе была напечатана в американской газете New York Times, после чего удивительная лошадь получила относительно широкую известность во всём мире и привлекла к себе внимание в том числе учёных. Фон Остин умер в 1909 году, после чего Ганс сменил нескольких владельцев (первым из них был Карл Кралль), которые уже не были заинтересованы в демонстрации его способностей широкой публике. Есть сведения, что во время Первой мировой войны в 1916 году Ганс использовался на фронте в качестве тягловой лошади, но достоверных сведений об этом нет. Дальнейшая судьба его неизвестна.

Расследование способностей Ганса Оскаром Пфунгстом[править | править исходный текст]

Умный Ганс и Вильгельм фон Остин.
Ещё одна фотография Ганса и Остина (около 1908 г.).

Наибольшую известность Ганс, естественно, получил в родной Германии, где научный мир заинтересовался необычным конём ещё до публикации статьи о нём в американской прессе. Совет по образованию Германской империи назначил в 1904 году специальную комиссию, получившую название «Комиссия Ганса», дабы удостовериться в реальности слухов о феноменальном уме лошади. Комиссию возглавил философ и психолог Карл Штумпф, в состав её вошли самые разные люди, чьи профессии были так или иначе связаны с лошадьми, математикой или психологией: врач-ветеринар, владелец цирка, офицер кавалерии, несколько школьных учителей математики и директор Берлинского зоопарка. Проведя в течение достаточно длительного времени различные тесты с лошадью в различных условиях, комиссия в сентябре 1904 года вынесла заключение, что в «деле» Ганса его хозяином или кем бы то ни было ещё не используется, каким бы невероятным это ни казалось, никакого мошенничества.

Через некоторое время после вынесения вердикта с Гансом начал работать известный впоследствии немецкий психолог, а в то время — ещё студент Штумпфа по имени Оскар Пфунгст, организовавший проведение значительно более серьёзного исследования и вынесший собственный вердикт. Его тесты были основаны в том числе на создании следующих ситуаций:

  1. Проводились тесты с изоляцией лошади и задающего вопрос от других людей, дабы исключить возможность подачи каких-либо сигналов-подсказок с их стороны;
  2. Вопросы лошади как до начала тестов, так и во время их задавал отнюдь не только сам Вильгельм фон Остин, но и другие люди, в том числе совершенно точно никогда не видевшие её до этого;
  3. В некоторых случаях Гансу завязывали глаза, чтобы он не мог видеть задающего вопрос;
  4. Иногда намеренно задавался вопрос, ответа на который не знал сам его автор.
Ганс и пишущая машинка.
Ганс «считает».

Число тестов было весьма велико и позволило Пфунгсту выявить определённую статистику. Так, было совершенно точно подтверждено то, что Ганс с высокой вероятностью может правильно ответить на вопрос даже в том случае, если его задаёт не Вильгельм фон Остин (и даже если он или какой-либо другой человек, кроме самого вопрошающего, не находится рядом); таким образом, возможность какого-либо мошенничества (вроде тайных знаков и прочего) была совершенно исключена. Однако было определено также то, что Ганс практически (но не абсолютно) всегда отвечал верно лишь в том случае, если мог видеть задающего вопрос и если задающий вопрос сам знал ответ на него. Например, когда фон Остин задавал Гансу вопрос, на который сам знал ответ, то Ганс отвечал верно в 89 % случаев; когда же хозяин не знал ответа, Ганс отвечал правильно лишь на 6 % вопросов.

Впоследствии Пфунгст в своей работе стал уделять больше внимания изучению поведения человека, задающего вопрос, и пришёл к следующим выводам: во время медленного отстукивания копытом после задавания вопроса Ганс наблюдает за выражением лица и позой вопрошающего; когда число стуков, сделанное Гансом, равнялось правильному ответу на вопрос, абсолютное большинство людей так или иначе выказывали волнение и напряжение (а в момент верного ответа, возможно, — наоборот, определённое расслабление), будучи шокированными этим, или хотя бы просто пристально взглядывали на него, и такое поведение «подсказывало» Гансу, что пора прекратить стучать копытом. Возможно, способы «социальной коммуникации» у лошадей гораздо тоньше, нежели у людей, и позволяют им замечать малейшие эмоциональные реакции, ввиду чего Ганс, отлично изучивший поведение своего хозяина за годы, безошибочно угадывал даже самые незначительные изменения в его поведении при верном ответе, несмотря на то, что тот даже не догадывался о том, что даёт ему своего рода «подсказку».

В своих исследованиях Пфунгст затем пошёл ещё дальше — он предположил, что другие живые существа — в частности, люди — тоже способны к такого рода «коммуникации», пусть, возможно, и не на таком уровне. Он организовал проведение лабораторных исследований, в которых «играл роль лошади», а другие люди задавали ему вопросы (ответы на которые в разных случаях знали или не знали), связанные с математическими вычислениями, которые трудно было провести в уме и ответами на которые были в большинстве случаев числа, которые можно было выразить каким-либо количеством постукиваний. Результат превзошёл его ожидания: в 90 % случаев Пфунгст, даже не пытаясь ничего сосчитать в уме и только лишь наблюдая за движениями и мимикой лиц вопрошающих, давал верные ответы, если задававшие вопросы тоже их знали.

Эксперимент Пфунгста по изучению непроизвольных движений тела при ответе на вопросы.

Таким образом, в каком-то смысле фон Остин всё же подавал «тайные сигналы» Гансу при верном ответе, резко смотря на него или реагируя на его верные ответы иначе, вот только догадывался об этом только сам Ганс, а никак не его честный хозяин. Другими словами, Ганс был действительно феноменально умной лошадью и прекрасно понимал, чего от него хотят, но, конечно, ни математики, ни немецкого языка он не знал и не понимал.

По воспоминаниям Пфунгста, характеры что у фон Остина, что у самого Ганса были буйные: фон Остин нередко бил свою лошадь, когда она давала неверные ответы, а сам Ганс не слишком доверчиво относился к учёным, пытавшимся его изучать, и при близком контакте несколько раз сильно лягнул того же Пфунгста. Следует также отметить, что даже после опубликования Пфунгстом своего «разоблачения Умного Ганса» и признания результатов его исследований научным миром сам фон Остин до самой смерти не согласился с этими выводами, продолжал считать свою лошадь разумной и по-прежнему ездил с ней по разным городам Германии, устраивая бесплатные представления, неизменно пользующиеся у населения огромной популярностью и вниманием.

Исследования Карла Кралля[править | править исходный текст]

Помимо хозяина лошади, свято верившего в её мистические способности, нашёлся ещё один человек, который был категорически не согласен с заключением Пфунгста. Им был богатый немецкий купец и ювелир Карл Кралль, ещё при жизни фон Остена заинтересовавшийся Гансом и внимательно изучавший его «общение» с фон Остеном, а после смерти хозяина купивший коня. Впоследствии Кралль купил ещё трёх лошадей: двух арабских жеребцов Магомета и Царифа и абсолютно слепую лошадь по имени Берто. Кралль утверждал, что все они в итоге, пусть и в разной степени, проявили выдающиеся математические и даже лингвистические способности. Опыты Кралля во многом повторяли тесты Пфунгста: разделение вопрошающего и лошади ширмой, завязывание глаз лошади, задавание вопросов в полной темноте; покупка и привлечение к экспериментам слепой лошади Берто было своего рода «крайним средством», так как при тестах с её участием возможность реагирования на какие бы то ни было внешние проявления задающего вопрос исключались на 100 %.

Цариф, Магомет и Ганс в конюшне Кралля.

Большая часть опытов Кралля, по его собственному признанию, закончилась неудачей, однако даже полученные результаты всё равно впечатляют. Так, ещё при жизни фон Остена Кралль научил Умного Ганса определять запахи: конь мог не только отличить, например, мяту от ванилина или карболку от скипидара, но и «ответить» на вопрос «Что это такое»; более того — в меню на специальной доске он мог «выбрать» то или иное блюдо. Другая удивительная способность Ганса, открытая Краллем, — это возможность почти безошибочно узнавать знакомых людей на портретах и фотографиях и «называть» их имена, а также различать монеты по номиналам и игральные карты по мастям (хотя, конечно, последнее может быть объяснено просто хорошей зрительной памятью). Наконец, Кралль познакомил Ганса даже с геометрией: конь научился отличать друг от друга пересекающиеся и параллельные прямые, острые, прямые и тупые углы.

Другие лошади тоже продемонстрировали большие способности к обучению, хотя их талант в целом всё-таки уступал возможностям Ганса (но в отдельных навыках — наоборот, превосходил). Кралль научил всех их различать разряды чисел: единицы и сотни лошади отстукивали правой ногой, десятки и тысячи — левой, а «ноль» и отрицательные числа (с которыми он также их познакомил) они обозначали поворотами голов. Как и Ганс, Магомет и Цариф научились пользоваться календарём и часами, могли назвать дни недели и решать «задачи», связанные с ними. Лошади «выучили» не только немецкий, но и французский и английский языки.

При этом, даже несмотря на то, что занимался с ними только Кралль и по одной и той же программе, склонности и способности у них оказались разные. Магомет был более склонен к математике. Он даже научился извлекать корни третьей, а затем и четвёртой степени; Ганс ни того, ни другого делать не мог. Царифу же лучше удавались «лингвистические» задания — складывание слов и предложений, хотя все лошади умели выстукивать из букв свои имена, складывать из букв другие слова, а из слов — предложения, а впоследствии даже освоили разговоры при помощи выстукивания. Характерно, что каждая лошадь писала рассказы немного по-своему.

Самым удивительным свидетельством реального интеллекта лошадей было, по записям Кралля, то, что иногда они выстукивали слова безо всяких вопросов и побуждений со стороны людей: например, просили сахар или морковку, могли позвать по имени хозяина, или попроситься в конюшню. Но эти сведения недостоверны, так как записаны исключительно со слов самого Кралля и не имеют подтверждений со стороны независимых свидетелей.

Результаты своих экспериментов Карл Кралль подробно изложил в монографии «Мыслящие животные», вышедшей в Германии в 1912 году. В ней, описав свои методы обучения лошадей, он утверждал, что данные животные фактически разумны — могут мыслить и пользоваться абстрактными понятиями. Наиболее же удивительной частью книги была её концовка: «Для того чтобы обеспечить свой приоритет, я привожу ниже некоторые выводы, которые являются основой для моих будущих опытов». Причём дальнейший фрагмент текста, завершающий книгу, был зашифрован, и шифр этот не разгадан до сих пор; что имел в виду Кралль — так и осталось загадкой.

«Эффект Умного Ганса»[править | править исходный текст]

Несмотря на формальное «разоблачение», Пфунгсту на деле удалось сделать открытие в психологии животных и людей, получившее название «Эффект Умного Ганса». После всех проведённых им исследований, в которых он был как задающим Гансу вопросы, так и затем сам «в роли лошади», и выделив впоследствии «характерные признаки правильно ответа» в виде «сигналов» жестов, мимики и так далее, он сделал вывод о том, что человек, задавая вопрос и зная на него правильный ответ, будет невольно «подавать» эти «сигналы» отвечающему — независимо от того, хочет он того или нет; разница может быть лишь в степени проявления этих «сигналов» в поведении: их можно заглушить, сделав почти незаметными, но подавить полностью нельзя.

Признание истинности этой теории существенно изменило процесс организации различных экспериментов по изучению поведения животных и даже людей. В частности, с того времени специалисты, изучающие сравнительную психологию животных, как правило, помещают подопытных животных в полностью изолированное пространство, дабы исключить визуальный контакт с ними. С другой стороны, в целом ряде случаев животное может не дать правильного ответа или не проявить какие-либо интересные свойства своего поведения как раз из-за невозможности видеть вопрошающего и связанных с этим различных негативных реакций; кроме того, некоторые животные могут демонстрировать свои способности только в случае предварительного длительного формирования социальной коммуникации с конкретным человеком, необходимости построить с ним некие «социальные» отношения. Этой точки зрения придерживались Ирэн Пепперберг в своих экспериментах по обучению языку попугая по имени Алекс и Аллен и Беатрикс Гарднеры в попытках обучения шимпанзе Уошо языку глухонемых. Таким образом, для достижения всеобщего признания и одобрения со стороны учёных эксперименты по изучению интеллекта животных следует проводить в таких условиях, в которых «риск» от возможного «эффекта Умного Ганса» был бы сведён к минимуму, ибо случаи, когда «устранение» дрессировщика от животного приводит к эмоциям, препятствующим проявлению истинных способностей, не так уж редки. Своего рода «компромиссом» в этом случае может быть ситуация, когда задающий вопрос человек (и вообще ни один из участвующих в эксперименте людей) не знает на него правильного ответа.

«Эффект Умного Ганса» также наблюдался у собак-ищеек, специализирующихся на обнаружении наркотиков, во время исследований в американском университете Дэвиса в Калифорнии. Эти исследования показали, что собаки при поиске способны воспринимать те или иные эмоции своих дрессировщиков, что может в итоге привести к ложным результатам розыскной процедуры.

В настоящее время «эффект Умного Ганса» применяется в психологических экспериментах не только с животными, но и с людьми: в области восприятия, познавательной и социальной психологии. Дабы избежать его, применяется так называемый слепой метод, когда спрашивающий не обладает информацией о предмете вопроса, и, таким образом, влияние данного эффекта сводится к нулю. Другой способ избежать при тестированиях «эффекта Умного Ганса» — замена спрашивающего компьютером, который, естественно, не может иметь каких-либо эмоций и лишь даёт стандартизированную информацию вопроса и фиксирует ответы.

Интересные факты[править | править исходный текст]

Германский офицер Третьего Рейха (а впоследствии — генерал-фельдмаршал) Гюнтер фон Клюге, участник заговора 20 июля 1944 года против Гитлера, носил прозвище «Умный Ганс» в честь этой лошади.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 Умный Ганс / Оксфордский толковый словарь по психологии. Под ред. А.Ребера, 2002 г.

Ссылки[править | править исходный текст]