Унгират

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Унгират [1], хонгхират [2], кунгират [3] [4] — исторический монгольский род/племя.

История[править | править исходный текст]

Кунгираты. Джами ат-таварих. Рукопись XV века, Герат

Согласно монгольской генеалогической легенде, приводимой Рашид ад-Дином в Джами ат-таварих [3], унгираты принадлежали к монголам-дарлекин (монголам «вообще»), то есть потомкам неких Нукуза и Кияна, ушедших в местность Эргунэ-кун. Со временем, дарлекины, размножившись, решили выйти из теснины Эргунэ-кун «на простор степи». Для этого развели многочисленные очаги и расплавили горный склон, в котором находилось месторождение железной руды. Средневековые монголы были убеждены, что болезнь ног, которой страдали многие представители рода и их потомки (например, Угэдэй, Бату и Берке, сыновья унгираток), связана с тем обстоятельством, что унгираты «прежде других, без совета и обсуждения, вышли [из ущелья], потоптав ногами очаги других племен», и «грех этого преступления пал им на ноги». В традиционном мировоззрении монгольских народов очаг являлся ядром освоенного, домашнего пространства, и наступать на него считалось непростительным поступком[5].

Разветвлённая структура рода унгират и, в то же время, близость отдельных его ветвей друг другу отображалась в монгольских родословных как происхождение от сыновей человека, называемого Золотой сосуд (перс. баcmy-u заррин, монг. Алтан худуха). Старший его сын , Джурлук-мэргэн, дал начало собственно унгиратам; дети двух других сыновей — Кубай-Ширэ (Инкирас (Ихирэс) и Олкунут) и Тусубу-Дауда (Каранут (Харнуд) и Кунклиут (Хонхлут), а также потомки последнего — Куралас (Горлос) и Элджигин) — стали эпонимами соответствующих родов. Вместе с тем, Рашид ад-Дин отмечает, что унгират и элджигин близки с племенами курлаут и баргут — «их тамга у всех одна; они выполняют требования родства и сохраняют между собою [взятие] зятьев и невесток». В свою очередь близкими к баргутам были роды/племена хори, тулас, тумат.

Т. Д. Скрынникова выявляет наличие дуально-родовой организации, в которой унгираты и близкие к ним роды были брачными партнёрами (анда-куда) борджигинов — Тэмуджина-Чингис-хана и его предков. В условиях соблюдения экзогамии был очень важен договор о регулярном обмене девушками-невестами между борджигинами и унгиратами: «Большинство их и их детей брали девушек из рода Чингиз-хана, а в его (род) давали [своих]» [3]. Из воспеваемых в «Сокровенном сказании» унгираток были жены Хабул-хана (Кара-лику) и Чингис-хана (Бортэ); Оэлун, жена Есугея, происходила из рода олхонут — ветви унгиратов. Дж. Хольмгрен удалось проследить происхождение 69 женщин, становившихся жёнами представителей правящего дома Монгольской империи со времён Чингис-хана до падения династии Юань; унгиратки составляли 33 % от общего их числа (20 % для доюаньского периода и около 50 % — для периода Юань) [6].

В настоящее врямя унгираты (Хонгирад) входят в состав монголов Внутренней Монголии и халха-монголов. Потомки олхонутов (ветвь унгиратов) проживают в западных аймаках Монголии.

Потомки других унгиратских ветвей (Элджигин, Горлос, Ихирэс, Харнуд, Хонхлут) по отдельности встречаются среди разных монгольских народов: Халха-монголов, монголов Южной (Внутренней) Монголии, бурят и ойратов.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Монгольский обыденный изборник // Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. ЮАНЬ ЧАО БИ ШИ. / Перевод С. А. Козина. — С. 86, 94, 116, 133, 150.
  2. Лубсан Данзан. Алтан тобчи («Золотое сказание») / Перевод с монгольского, введение комментарий и приложения Н. П. Шастиной. — М.: Издательство «Наука», ГРВЛ, 1973. — С. 68, 69, 82, 112, 147, 255, 256, 274, 316, 369. — (Памятники письменности Востока). — 6500 экз.
  3. 1 2 3 Рашид ад-Дин. Сборник летописей. — Т. 1, кн. 1. — С. 154, 160-166.
  4. тж. Хунгират, Онггират, Конгират, Онгирад (Владимирцов Б. Я. Общественный строй монголов. Монгольский кочевой феодализм // Владимирцов Б. Я. Работы по истории и этнографии монгольских народов. — С. 551.)
  5. Содномпилова М. М. Мир в традиционном мировоззрении и практической деятельности монгольских народов. — Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2009. — С. 175. — 364 с. — ISBN 9785792503274
  6. Zhao G. Q. Marriage as political strategy and cultural expression: Mongolian royal marriages from world empire to Yuan dynasty. — P. 13.

Источники[править | править исходный текст]

  • Монгольский обыденный изборник // Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. ЮАНЬ ЧАО БИ ШИ. / Перевод С. А. Козина. — М.-Л.: Издательство АН СССР, 1941. — Т. I. — С. 86, 94, 116, 133, 150.
  • Панкратов Б. И. Образцы переводов из «Юань-чао би-ши» // Mongolica: К 750-летию «Сокровенного сказания» / Подготовка к печати и предисловие Ю. Л. Кроля. — М.: Наука. Издательская фирма «Восточная литература», 1993. — С. 112-113.
  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Перевод с персидского Л. А. Хетагурова, редакция и примечания профессора А. А. Семенова. — М., Л.: Издательство АН СССР, 1952. — Т. 1, кн. 1. — С. 154, 160-166.

Литература[править | править исходный текст]