Урицкий, Моисей Соломонович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Моисей Соломонович Урицкий
Моисей Урицкий.jpg
Флаг
1-й председатель Петроградской ЧК
10 марта — 30 августа 1918 года
Предшественник: должность учреждена
Преемник: Глеб Бокий
 
Рождение: 2 (14) января 1873({{padleft:1873|4|0}}-{{padleft:1|2|0}}-{{padleft:14|2|0}})
Черкассы, Киевская губерния, Российская империя
Смерть: 30 августа 1918({{padleft:1918|4|0}}-{{padleft:8|2|0}}-{{padleft:30|2|0}}) (45 лет)
Петроград, Петроградская губерния, РСФСР
Образование: Киевский университет
Профессия: юрист

Моисе́й Соломо́нович Ури́цкий (псевдоним Борецкий, 2 [14] января 1873, Черкассы, Киевская губерния — 30 августа 1918, Петроград) — российский революционный и политический деятель, известный прежде всего своей деятельностью на должности председателя Петроградской ЧК.

Биография[править | править вики-текст]

Родился в еврейской купеческой семье, в трёхлетнем возрасте остался без отца, воспитывался матерью. Получил традиционное религиозное образование, изучал талмуд. Под влиянием старшей сестры увлекся русской литературой и смог поступить в гимназию[1] в Черкассах (первая государственная городская гимназия), продолжил обучение в Белой Церкви. В 1897 году окончил юридический факультет Киевского университета.

Участие в революционном движении[править | править вики-текст]

В революционном движении с начала 90-х гг. Член РСДРП с 1898 года. В 1899 году арестован, сослан в Якутскую губернию, город Олёкминск. После 2-го съезда РСДРП (1903) меньшевик. Участник Революции 1905 года в Петербурге, Красноярске. В 1906 году арестован, сослан в Вологду, затем в Архангельскую губернию. В августе 1912 года — участник социал-демократической конференции в Вене.

В 1914 году эмигрировал за границу. В 1916 году жил в Стокгольме. Был корреспондентом парижской газеты «Наше слово»[2], редактировавшейся Троцким. Работал в «Институте изучения социальных последствий войны», созданном Израилем Гельфандом (Парвусом).[источник не указан 1918 дней]

Революции 1917 года[править | править вики-текст]

После Февральской революции 1917 вернулся в Петроград, вошёл в группу «межрайонцев», вместе с которыми был принят в большевистскую партию на VI съезде РСДРП(б), проходившем с 26 июля (8 августа) по 3 (16) августа 1917 года; на том же съезде избран членом ЦК РСДРП(б). В августе 1917 года введён большевиками в комиссию по выборам в Учредительное Собрание, стал гласным Петроградской Думы. В это же время работал в газете «Правда», журнале «Вперёд» и других партийных изданиях.

«Вот пришла великая революция, - говорил Урицкий[3], - и чувствуется, что как ни умён Ленин, а начинает тускнеть рядом с гением Троцкого».

В октябрьские дни 1917 года член Военно-революционного партийного центра по руководству вооружённым восстанием, член Петроградского ВРК. После победы революции комиссар министерства иностранных дел, затем комиссар Всероссийской комиссии по делам созыва Учредительного собрания.

Есть сведения, что в ночь с 5 на 6 января 1918 года в конце ночного заседания Всероссийского учредительного собрания охране был дан подписанный Лениным и Урицким приказ: «Предписываю товарищам солдатам и матросам не допускать насилия по отношению к контрреволюционным членам Учредительного Собрания и свободно выпускать из Таврического дворца. Никого не впускать без особого приказа»; однако П. Е. Дыбенко отдал устное распоряжение распустить Учредительное собрание[4][5]. Поскольку Урицкий как комиссар Всероссийской комиссии по выборам в Учредительное собрание от­вечал за его работу, роспуск собрания в общественном сознании связался с его именем[6].

В феврале 1918 года возглавил штаб Комитета революционной обороны Петрограда[7]. В вопросе о заключении Брестского мира 1918 примыкал к «левым коммунистам». На 7-м съезде РКП(б) (проходил 6 — 8 марта 1918 года) избран кандидатом в члены ЦК.

Свидетели событий и ряд позднейших исследователей возлагали на М. С. Урицкого ответственность за высылку в Пермь великого князя Михаила Александровича. Когда великого князя, арестованного Гатчинским советом, доставили 7 марта 1918 года в Петроград и сдали в Комитет революционной обороны Петрограда, Урицкий провёл допрос арестованных (в Гатчине кроме Михаила Александровича было арестовано ещё несколько лиц, в чьей лояльности советской власти местный совет сомневался) и в результате направил В. И. Ленину записку[8]:465:

Многоуважаемый Владимир Ильич!
Предлагаю Романова и др. арестованных Гатчинским Советом Рабочих и Солдатских Депутатов — выслать в Пермскую губернию. Проект постановления при сем прилагаю. Если нужны какие-либо объяснения, готов явиться на заседания для дачи их.

— М. Урицкий

В результате 9 марта 1918 года на малом заседании Совнаркома доклад Урицкого по вопросу о высылке арестованных «граждан Гатчины» был заслушан, и было принято решение о высылке их в Пермь «…впредь до особого распоряжения», а Урицкому была поручена организация высылки[8]:465. В. П. Зубов, организатор музея в гатчинских дворцах, — один из задержанных, которых Урицкий допрашивал 7 марта, — так описал свою первую встречу с Урицким[8]:463:

…перед серединой стола сидело существо отталкивающего вида, поднявшееся, когда мы вошли; приземистое, с круглой спиной, с маленькой, вдавленной в плечи головой, бритым лицом и крючковатым носом, оно напоминало толстую жабу. Хриплый голос походил на свист, и, казалось, сейчас изо рта станет течь яд. Это был Урицкий.

Зубов В. П. Страдные годы России (1917—1925) С. 72

На посту председателя Петроградской ЧК[править | править вики-текст]

В связи с переносом большевиками столичных учреждений из Петрограда в Москву в марте 1918 года создавались губернские петроградские советские учреждения, взамен выбывающих всероссийских. 7 марта была образована Петроградская ЧК (ПЧК), 10 марта Урицкий был назначен её председателем, а через несколько дней — дополнительно комиссаром внутренних дел Совета народных комиссаров Петроградской трудовой коммуны (СНК ПТК, или СК ПТК). В апреле — мае и в июле — августе 1918 года совмещал этот пост с должностью комиссара внутренних дел Совета комиссаров Союза коммун Северной области (сокращённо — СК СКСО) — коалиционного большевистско-левоэсеровского петроградского областного правительства (правительство было создано в конце апреля 1918 года, в начале мая в его состав вошли левые эсеры; коалиция с ними сохранялась до июля 1918 года[9][10][6]).

В исторической литературе XX века об Урицком писали как об одном из организаторов красного террора[11]. Молодёжи и противникам большевиков председатель ЧК представлялся олицетворением террора и главным ответственным за его проведение[6][12][неавторитетный источник? 797 дней]. В ряде современных исследований показывается, что Урицкий, будучи противником красного террора, активно и небезуспешно противодействовал внедрению практики взятия заложников и расстрелам, решительно возражал против крайних форм репрессий и насилия по отношению к политическим противникам.

Согласно исследованию американского историка Александра Рабиновича, проанализированные им факты указывают на то, что методы Урицкого были значительно более умеренными по сравнению с действиями Дзержинского во главе московской ВЧК, и что Урицкий резко отрицательно относился к крайностям при осуществлении репрессий[6]. Более того, именно позиция Урицкого, — вместе с позицией Б. П. Позерна, А. А. Иоффе и других, — позволила избежать репрессий в Петрограде после убийства Володарского[13]. 15 марта 1918 года Урицкий издал распоряжение, в котором грозил расстреливать тех, кто будет предлагать взятки или нападать на членов ЧК и её сотрудников. При этом, как показывает в своих исследованиях Рабинович, Урицкий был противником «красного террора», взятия заложников, а также был против предоставления ПЧК права применять расстрелы[14]. Историк считает, что «прояснение мотивации Урицкого будет возможно лишь после открытия соответствующих архивных дел ФСБ»[6].

Период, когда Урицкий вступил в должность председателя ПЧК, характеризовался ростом числа краж и убийств, совершаемых уголовными преступниками, нередко под видом чекистов. Частым явлением стали и беспорядочные расстрелы, многие из которых совершались пьяными красноармейцами, а также красногвардейцами и анархистами. Стремясь воспрепятствовать росту насилия, преступлений экономического характера и злоупотреблений властью и избегая при этом методов террора, Урицкий как глава ПЧК не давал санкции на применение расстрелов. 15 марта он издал правила, целью которых было упорядочивание обысков, а также выявление и задержание коррумпированных сотрудников ЧК и лиц, выдававших себя за чекистов. При этом отряды Красной армии были лишены права проведения обысков. Спустя неделю Урицкий издал приказ о том, что граждане должны в трёхдневный срок сдать всё имеющееся у них незарегистрированное оружие и взрывчатые вещества. Отказывающиеся исполнять этот приказ подлежали суду революционного трибунала, однако без угрозы расстрела. Тогда же районные Советы получили указание усилить патрулирование улиц с целью выявления и конфискации оружия у тех, кто не имел на него разрешения.[6][15]

Примерно в те же дни Петроградская ЧК начала проводить аресты по подозрению в контрреволюционной деятельности, воровстве и спекуляции. Многие из подозреваемых вскоре отпускались; в особенности это касалось тех, кто был арестован по политическим мотивам.[15]

В этот период расстрелы заключённых в Петрограде всё же проводились — в основном, за особо тяжкие преступления; однако делалось это не Петроградской ЧК, а другими органами власти. В апреле запрет на расстрелы, ранее установленный ПЧК в отношении себя, был, благодаря инициативе Урицкого, распространён и на эти органы.[6][15]

Спустя два месяца после принятия этого решения, 20 июня 1918 года в Петрограде был убит комиссар по делам печати, агитации и пропаганды СК СКСО В. Володарский. Коллеги Володарского из редакции «Красной газеты» требовали ответить на это убийство немедленным объявлением массового террора. Кроме того, утром 21 июня в Смольный к Зиновьеву пришли рабочие делегации, требовавшие в ответ на убийство Володарского немедленных репрессий, потому что, мол, иначе «наших вождей поодиночке перебьют». Однако накануне ночью руководство ПЧК встретилось с Зиновьевым и другими членами СК СКСО, и при­зывы Урицкого к умеренности оказались успешными.[6][14] Репрессий удалось избежать.

После убийства Володарского аресты подозреваемых, проводившиеся Петроградской ЧК, усилились. Тем не менее, Урицкий смог, несмотря на давление, не санкционировать ни расстрелы, ни установившуюся в Москве практику взятия заложников из числа крупных политических фигур, которые должны были быть казнены в случае дальнейших покушений на лидеров большевиков. Так, 23 июня ПЧК арестовала Н. Н. Кутлера, крупного царского чиновника, видного представителя партии кадетов, депутата III и IV Государственных дум. Судя по информации, опубликованной в газетах, подозрения в отношении него были вызваны его письмами за границу, которые были перехвачены. Урицкий, прочитав их, не нашёл в них ничего преступного и отдал распоряжение немедленно освободить заключённого. Кутлер был освобождён через три дня после задержания.[6]

1—2 августа в Смольном прошёл II съезд Советов Северной области. На нём делегаты, возбуждённые речами приехавших из Москвы Свердлова и Троцкого, одобрили резолюцию, подразумевавшую возрождение бессудных расстрелов. 18 августа на заседании СК СКСО был принят декрет, который уполномочивал ПЧК (и только её) рас­стреливать контрреволюционеров собственной властью. Принятие этого декрета Рабинович связывает с ослаблением влияния Урицкого. 19 августа решение применять расстрелы было утверждено на заседании коллегии ПЧК. «Нет сомнений, — пишет А. Рабинович, — что Урицкий горячо и настойчиво выступал против него». По воспоминаниям одного из петроградских чекистов, Урицкий был единственным, кто выступал против данного решения даже после утверждения его коллегией. Он говорил о бесполезности расстрелов, однако коллегия отвергла его аргументацию. При голосовании по вопросу о судьбе 21 заключённого Урицкий воздержался. 21 августа они были расстреляны (девять из них — за уголовные преступления).[6][14]

Убийство Урицкого и начало красного террора[править | править вики-текст]

Следы вандализма на могиле Урицкого, неизвестными написано «Палач».

Утром 30 августа 1918 года убит в вестибюле Народного Комиссариата внутренних дел Петрокоммуны (на Дворцовой площади) Леонидом Каннегисером.

Каннегисер, по-видимому, состоял в партии народных социалистов. В числе расстрелянных 21 августа был его друг Владимир Перельцвейг. В газетах в приказе о расстреле была фамилия Урицкого. Каннегисер не знал ни о том, что Урицкий был противником расстрелов вообще, ни о том, что он пытался предотвратить данный расстрел. «Гибель друга сделала его террористом», — написал о Каннегисере знавший его Марк Алданов.[6][14]

«Красная газета» (официальный орган Петросовета), комментируя убийство М. С. Урицкого, писала[16]:

Убит Урицкий. На единичный террор наших врагов мы должны ответить массовым террором… За смерть одного нашего борца должны поплатиться жизнью тысячи врагов.[16]

2 сентября 1918 года Я. Свердловым в обращении ВЦИК был объявлен Красный террор как ответ на покушение на Ленина 30 августа и убийство в тот же день председателя Петроградской ЧК Урицкого (решение было подтверждено постановлением Совнаркома от 5 сентября 1918 года, подписанным наркомом юстиции Д. И. Курским, наркомом внутренних дел Г. И. Петровским и управляющим делами СНК В. Д. Бонч-Бруевичем). В первый день красного террора в связи с убийством М. С. Урицкого в Петрограде было расстреляно 900 заложников, в Кронштадте — ещё 512[17][18][19][20].

Похоронен на Марсовом поле.

Иные версии убийства[править | править вики-текст]

В 1926 году в эмигрантском сборнике «Голос минувшего на чужой стороне» вышли мемуары некоего капитана лейб-гвардии Преображенского полка НН «Белые террористы» о том, что Л. Канегиссер, традиционно считающийся мстителем-одиночкой, на самом деле был активным членом террористической группы М. М. Филоненко (его двоюродного брата), ставившей целью «истребление видных большевистских деятелей»[21]. Этой же версии придерживался российский историк В. Ж. Цветков. По данным этого историка, Филоненко поддерживал тесную связь с Б. В. Савинковым, который и отдал приказ о ликвидации М. С. Урицкого[22].

Память[править | править вики-текст]

Моисей Соломонович Урицкий. Почтовая марка СССР. Выпуск 1933 г.

Адреса в Петрограде[править | править вики-текст]

  • 1917 — 30.08.1918 года — доходный дом — 8-я линия, 9, кв. 7. В 1928 г. на его фасаде была установлена мемориальная доска в память Урицкого. В 1965 г. была реконструирована. В июне 2012 г. была демонтирована и увезена неизвестными[24].
  • Петроградская ЧК располагалась на Гороховой ул., д. 2 (ныне Музей политической полиции России).

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Шикман А. П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.
  2. Газета стояла на антивоенных — «интернационалистских» позициях. «Интернационалисты» во время Первой мировой войны выступали за заключение всеобщего демократического мира, выдвигая лозунг «Ни побед, ни поражений». — См.: Коргунюк Ю. Г., Заславский С. Е. Российская многопартийность: становление, функционирование, развитие. М.: Фонд ИНДЕМ, 1996. —Глава 2. Исторические предпосылки возникновения современной российской многопартийности. Интернационалистов часто называли также «пораженцами» (см. Катков Г. М. Глава 2. Революция и рабочее движение. Оборонцы. - Пораженцы // Февральская революция = Russia 1917: The Februaty Revolution / Пер. с англ. Н. Артамоновой, Н. Яценко. — 1-е. — Москва: Русский путь, 1997. — 432 с. — (Исследования новейшей русской истории). — ISBN 5-85887-026-0.)
  3. Библиотека газеты "Революция". Клушин В.И. Малоизвестное о Троцком
  4. Б. Я. Хазанов. Урицкий Моисей Соломонович. // Политический словарь.
  5. Вишняк Марк. Дань прошлому. С. 429—431. [1].
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Рабинович А. Е. Моисей Урицкий: Робеспьер революционного Петрограда? (рус.) // Отечественная история : Журнал. — 2003. — № 1. — С. 3—23.
  7. Урицкий Моисей Соломонович // Санкт-Петербург. Петроград. Ленинград: Энциклопедический справочник / Ред. коллегия: Белова Л. Н., Булдаков Г. Н., Дегтярев А. Я. и др. — М.: Большая Российская Энциклопедия, 1992.
  8. 1 2 3 Хрусталёв В. М. Великий князь Михаил Александрович. — М.: Вече, 2008. — 544 с. — (Царский дом). — 3000 экз. — ISBN 978-5-9533-3598-0.
  9. А. Рабинович. БОЛЬШЕВИКИ У ВЛАСТИ. Первый год советской эпохи в Петрограде — Глава 10. Северная коммуна.
  10. А. Рабинович. БОЛЬШЕВИКИ У ВЛАСТИ. Первый год советской эпохи в Петрограде — Глава 11. САМОУБИЙСТВО ЛЕВЫХ ЭСЕРОВ
  11. Урицкий. Энциклопедия «Отечество»
  12. Криминал: Зенькович Н. А. Покушения и инсценировки: от Ленина до Ельцина. lib.rtg.su. Проверено 3 августа 2012. Архивировано из первоисточника 17 августа 2012.
  13. Ратьковский И. С. Красный террор и деятельность ВЧК в 1918 году. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. — с. 119
  14. 1 2 3 4 Рабинович А. Е. Большевики у власти. Первый год советской эпохи в Петрограде: Пер. с англ. И. С. Давидян. — М.: АИРО-XXI; М.: Новый хронограф, 2008. — 624 с. ISBN 978-5-91022-072-4, ISBN 978-5-94881-051-5 — Гл. 12.
  15. 1 2 3 А. Рабинович. БОЛЬШЕВИКИ У ВЛАСТИ. Первый год советской эпохи в Петрограде — Глава 8 ТРУДНАЯ ВЕСНА
  16. 1 2 1. Литвин Л. А. Красный и белый террор в России 1918—1922 гг. Казань, 1995, стр. 63.
    2. Г. С. Померанц, действительный член РАЕН, «Переписка из двух кварталов» // «Новый Мир» 2001, № 8, Москва [2]
  17. Федюкин С. А. Великий Октябрь и интеллигенция. М., 1972. С. 96.
  18. Ильин-Женевский А. Большевики у власти. Л., 1929. С. 133
  19. Смильг-Бенарио М. На советской службе. Архив русской революции. Берлин, 1921. Т. 3. С. 150.
  20. Арансон Г. На заре красного террора, Берлин, 1929. С. 54.
  21. «Белые террористы» В. Л. Бурцев// «Голос минувшего на чужой стороне» — 1926. — № 1. — С. 148—155.
  22. Цветков В. Ж. Белое дело в России. 1919 г. (формирование и эволюция политических структур Белого движения в России). — 1-е. — Москва: Посев, 2009. — 636 с. — 250 экз. — ISBN 978-5-85824-184-3.
  23. Федеральная информационная адресная система
  24. С Урицким обошлись по-чекистки. Росбалт, 18.06.2012. [3]

Литература[править | править вики-текст]