Финляндия в Северной войне

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Финляндия, великое княжество в составе Швеции, была занята русскими войсками в ходе Великой Северной войны с 1713 по 1721 год. По результатам войны, большая часть Финляндии была возвращена Швеции, однако Карельский перешеек с Выборгом остались за Россией. В шведско-финской историографии с конца XVIII века для обозначения этих лет укоренился термин «великое лихолетье» (фин. isoviha, швед. stora ofreden), пришедший на смену прежнему понятию «время русского господства»-[1] Альтернативные варианты перевода: «большая ненависть», «большой гнев», «большая злоба». «Малым лихолетьем» в Финляндии называют русско-шведскую войну 1741—1743 годов.

Эпидемия чумы[править | править вики-текст]

Во время «великого лихолетья» население сильно пострадало от разразившейся эпидемии чумы, которую современники называли «большой смертью». После вспышки чумы в Ревеле, всем прибывшим оттуда предписывалось пройти обязательный шестинедельный карантин. Говорили, что карантина избежал некий крестьянин из Коукела, тайно ездивший в Ревель (ныне Таллин) и занёсший чуму в Финляндию. Эпидемия поразила южную и юго-западную Финляндию. В Турку горожане выбрасывали из окон на улицы умерших от чумы и иногда даже ещё живых. Вследствие этого граф Карл Ниерот (швед. Karl Nieroth) приказал отправлять совершивших такие поступки к позорному столбу и пороть кнутом, хотя зажиточные отделывались штрафом в сто серебряных талеров. В Турку умер примерно каждый третий — 2000 человек. В Хельсинки чума пришла 9 октября 1710 года. В результате из 1800 жителей умерло в октябре 309 и в ноябре 279 человек. К концу декабря чума унесла в Хельсинки более 1000 жизней.[2][3]

Продвижение русских войск[править | править вики-текст]

Карта военных действий с 1700 по 1709

В первые годы Северной войны в ходе кампании 17021703 годов русские войска захватили Ингерманландию.[4][5] 15 июня 1702 года на пограничном Ладожском озере шведская флотилия была атакована русской флотилией малых судов. 27 августа шведская флотилия из 8 судов возле Кексгольма потерпела поражение от русской флотилии из 30 карбасов[6]. Осенью 1702 года была взята осадой шведская крепость Нотебург (Орешек), располагавшаяся в истоке Невы из Ладожского озера.

Весной 1703 года русские войска под командованием Бориса Шереметева после краткой осады взяли форт Ниеншанц и город Ниен, располагавшийся при впадении реки Охта в Неву[7]. Город Ниен, насчитывал к началу XVIII века больше 400 домов, имел собственные лютеранские церкви. Местные жители разбогатели за счёт торговли со многими русскими землями и были чуть ли не самыми богатыми подданными шведского короля, поэтому укреплению данной крепости уделялось особое внимание[8]. Таким образом в руках русских оказалось всё течение Невы, охраняемое двумя крепостями. Вблизи Ниеншанца, на острове Заячий (фин. Jänissaari), было начато строительство Санкт-Петербургской крепости.

Карл Густав Армфельдт (старший)
Карта военных действий с 1709 по 1721

К 8 маю русские войска вступили в Копорье, где шведов было 140 человек[9]. Чуть позже был взят Ям (современный Кингисепп). Первый поход на Выборг, предпринятый осенью 1706 года, несмотря на большой численный перевес не увенчался успехом и, после непродолжительной осады, русские войска отступили[10]. Однако в июне 1710 года русским войскам всё-таки удалось взять Выборг, а осенью того же года был взят Кексгольм[10]. Обещание о свободном выходе гарнизона Выборга с оружием, выданное при сдаче, выполнено не было. ПрибывшийПётр I объявил весь гарнизон пленными, негодуя на шведское правительство, которое не облегчило участи русских пленных и не исполнило условий о размене генералов и отпуске русского посла, князя Хилкова, тогда как шведский посол был отпущен. Пленных и другое физически здоровое мужское население активно привлекали для строительства Санкт-Петербурга[10].

В 1713 году были завоёваны Гельсингфорс (Хельсинки), Порвоо и Або (Турку). Вся южная Финляндия была занята после того, как Карл Густав Армфельдт (старший) потерпел поражение в Пялкяне в битве при Костеанвирта 6 октября 1713 года и в битве при Лапполе в 1714 году.[11] Как и было принято в те времена при ведении войны, русские солдаты, в особенности казаки, подвергали захватываемые территории разграблению, отнимая у людей всё, что можно унести. После взятия Выборга, русские офицеры и солдаты делали людей из схваченных на улицах женщин и детей слуг в своих домах, некоторые офицеры отправляли их в глубь России в свои усадьбы. Казаки вывозили детей и женщин в Петербург, где их дёшево продавали[12][13][14]. Русские планомерно разоряли территорию между Выборгом и Кюмийоки, чтобы шведские войска не могли получить продовольствия.[15]Как пишет в своём письме генерал-майор Армфельд, вылазки русских, грабежи и поджоги во многих местах происходили как до, так и после захвата Выборга[16].

По мере наступления русских войск, шведские чиновники, духовенство вместе с епископом, и все более или менее состоятельные люди бежали в Швецию. Шведское правительство распорядилось вывезти всё ценное имущество в Швецию.

Военное правление 1713—1717[править | править вики-текст]

Карта Финляндии с указанием границ России и Швеции в разное время по договорам, а также по картам генерального штаба, Гермелина, Лоттера, Аф-Кнорринга и друг. Ордин, Кесарь Филиппович «Покорение Финляндии. Опыт описания по неизданным источникам». Том I. — СПб: Тип. И. Н. Скороходова, 1889

Ситуация под русским правлением сильно отличалась в разных частях Финляндии в зависимости от принадлежности к той или иной административной единице. Русские разделили Финляндию на Выборгскую комендатуру, которая состояла из южной Финляндии, и генерал-губернаторство Западной Финляндии, управляевшееся из Турку. Это время отмечено непостоянством, поскольку в дальнейшем ходе войны не было уверенности.[17] Уже в 1710 году была создана Выборгская комендатура в южной Финляндии, впоследствии присовокуплённую к Ижорскому и Эстонскому генерал-губернаторству. Ею руководил князь Меншиков, который однако, будучи занятым петербургскими делами, едва ли вмешивался в дела завоёванных территорий, из-за чего решающее слово оставалось за генерал-комендантом Выборга. Прямое правление генерал-коменданта простиралось до южной Карелии и Кюмийоки на востоке Уусимаа. В губернию Кякисалми и в Саво был назначен подчинённый комендант. Некоторые места на побережье Карельского перешейка были поначалу под управлением Адмиралтейства. Главными комендантами были Григорий Чернышёв и Иван Шувалов[17].

Больше всего русских войск было сосредоточено в западной Финляндии. Эта область находилась под особо строгим контролем, поскольку отсюда планировалась высадка собственно в Швеции. Юго-западную Финляндию не разоряли так основательно, поскольку территорию решили присоединить к России.[18] В августе 1712 года Петр I писал графу Ф. М. Апраксину: «чаю, я говорил с вами, чтоб вам назат идучи разорять Финляндию но понеже на здешние дела мало надежды того ради изволте все меры приложит дабы войску нашему зимоват в Финляндии и для того не разоряйте а хорошо мужиков содержите…»[19].

После завоевания западной Финляндии её военным управлением руководил генерал-адмирал Фёдор Апраксин. Он находился преимущественно в России, а высшим чином в Финляндии был поселившийся в Турку генерал Михаил Голицын. В его подчинении были Юго-Западная Финляндия и Сатакунта. В другие общины были назначены коменданты, которые, помимо прочего, выдавали охранные грамоты и назначали временные налоги[17]. Из военных деятелей известен сподвижник Апраксина генерал-поручик Фёдор Чекин[20], которого часто упоминают в финско-шведских источниках, как командующего казачьими вылазками.

После 1717 года Выборгская комендатура продолжала оставаться под военным управлением. Это указывает на то, что Пётр I ещё до начала поиска путей к миру (1718) решил присоединить территории к России. Он раздал большие участки земли в Карелии своим князьям, но отменил свои северные подарки в начале 1720-х, чтобы можно было требовать южные части[21]. В 1720 году в Финляндии был произведен набор солдат из местных жителей. Было набрано около 2000 мужчин. Партии новобранцев собирались в Або и Гельсингфорсе, откуда их отправили на галерах в Петербург и Ревель. Финские рекруты были отправлены в Казанскую и Астраханскую губернии. Из солдатчины возвратилось на родину около 500 человек.[18]

Разорение Остроботнии[править | править вики-текст]

Самые тяжёлые гражданские потери потерпела Северная Остроботния, поскольку по указу Петра I была разорена полоса в 10 миль для создания пограничного пояса против шведских войск. Регион не был оккупирован, но потери населения здесь во время Северной войны составили около 6100 человек, то есть каждый четвёртый[22][23]. Территорию патрулировали конные отряды, состоящие из нескольких десятков всадников. Летом охраняющие северные области Финляндии нерегулярные части жили в Кюре, и осенью переселялись в Гамлекарлебю, откуда зимой делали свои вылазки на север. Некоторые из этих вылазок носили, по оценке современных исследователей, характер геноцида. Например, 21 сентября 1714 около 200 всадников появились на побережье напротив острова Хайлуото, где скопилось несколько сотен беженцев, стремящихся попасть в Швецию. Люди поселились в местных в домах и ночевали в лодках. Казаки переправились на остров и зарубили около 800 человек. Дома и лодки со скарбом были разграблены и сожжены. Уцелел только один дом и одна семья — им приказали захоронить погибших.[24]

Казачьи отряды под командованием Фёдора Чекина, наиболее часто обвиняемые в зверствах, отличались необычайной алчностью и жестокостью. Эти отряды, очевидно набирались на окраинах создаваемой империи, и были великолепными наездниками. В русских источниках они называются «черкесами»[14], в финско-шведских — часто «калмыками»,[24] что свидетельствует об их значительном отличии во внешности и поведении от более привычного вида русских.

По старым данным, во время завоевания от насилия погибло около 5000 человек, из которых почти половина из Остроботнии[25]. По новейшим исследованиям Густава Вилкуны, количество жертв значительно больше[24].

Террор был направлен в первую очередь на неспрятавшееся население и священников. Изнасилования и групповые изнасилования были в XVII веке одним из устоявшихся «правил» ведения войны, и захваченных женщин отправляли в военные лагеря в Турку и в Пори. Судьба этих женщин была трагична и тем, что духовенство бежало в Швецию, а без покаяния и очищения жертвы считались набожной общиной того времени «нечистыми» и зачастую изгонялись из дома.[26][27]. Население пленили в большом количестве для рабского труда в России, особенно для строительства Петербурга, куда отправили в соответствии с одними источниками 10 000 человек, а по последним данным свыше 20 000 человек[26]. Русское офицерство переправляло своих пленников дальше, продавая их в рабство. Самые значительные захваты происходили в Остроботнии и южной Финляндии. Только из одной Остроботнии вывезли 4600 человек, из которых большая часть были дети[26]. Из увезённых в рабство смогли вернуться около 2000 человек, многие через годы и даже через десятилетия. Русские казаки добывали себе еду на подвластной им территории грабежом, из-за чего местные жители вынуждены были питаться чем попало, а во многих местах голодать[27].

Торнио и Кеми[править | править вики-текст]

В Торнио казачьи отряды совершили в 1714—1716 годах семь разорительных походов и позже ещё шесть, в результате город Торнио и жители испытали ужасы войны в большей мере, чем многие другие места Финляндии. Эти отряды были полностью самостоятельными и чувствовали полную безнаказанность. Плетью и огнём казаки принуждали жертвы выдать спрятанное имущество.[28].

Партизанская война[править | править вики-текст]

После того, как Карл XII выразил в начале войны генералу А. Крониорту пожелание, чтобы истреблялось как можно больше имущества неприятеля, в разных местах Финляндии организовались отряды «кивикесов» получивших название от имени ингерманландского крестьянина Кивекяс[29]. К партизанам присоединялись люди, потерявшие дома и родных. Особенно известны были отряды Лонгстрёма и Керкисудда, действовавшие на севере, а также отряд под руководством Тапани Лёфвинга, действовавший в Абоской и Нюландской губерниях. Партизаны тайно передвигались по краю, совершая много насилия и требуя повиновения шведской власти.

В ответ на повстанческие нападения русские власти принимали жёсткие меры.[30][18] Там, где замечалось движение кивикесов и сочувствие к ним населения, выжигались деревни, дворы и даже поджигались леса, чтобы партизанам негде было укрыться[29][31][32]. Героический образ сисси был создан позднее и, как показано у Г. Вилкуна, вынужденные скрываться и искать пропитание партизаны на деле становились для местных жителей ничем не лучше завоевателей[24].

Гражданское правление 1717—1721[править | править вики-текст]

После того, как Пётр I оставил идею высадки в Швецию, летом 1717 года в западной Финляндии был организован переход к гражданскому правлению. Генерал-губернатором стал шведский граф Густав Отто Дуглас. Генерал-губернаторство в Турку было географически идентично предшествовавшей территории военного правления. Формально в западной Финляндии сохранилась власть военных. И генерал-адмирал Апраксин и генерал Голицын продолжали стоять в административной иерархии над Дугласом и последний вёл военные дела по прежнему образцу[33].

Генерал-губернаторство состояло из пяти округов. Округ управлялся так называемым приставом, который соответствовал своей должностью губернатору. Были следующие округа: Хельсинки, Хямеенлинна-Порвоо, Пори, Турку, Вааса, из которых округ Турку управлялся генерал-губернатором. В качестве приставов назначали главным образом дворян из остзейских немцев, поскольку у них был опыт и знания шведской административной системы[33]. Округ делился обычно на 3—6[34] так называемых приставных участков или уездов. Руководителями уездов назначали по-прежнему старост. Ответственная за старостой территория была такой же как до войны. Налоговую систему организовали по русскому образцу: управляющего отлучили от исчисления налогов, за которые отвечали самые богатые в деревне, или старосты. Ими могли быть прежние присяжные или приставы[33].

Служба приставом или старостой была малопопулярной, поскольку с одной стороны вызывала подозрения в воровстве и гнев у скудно живущего народа, с другой стороны налоговые недоборы строго преследовались русской администрацией. Была введена личная ответственность чиновников за сбор налогов и время от времени приговаривали к штрафу в качестве наказания. В городах сборщиками налогов были градоначальники и главы ратуш (магистратов)[35]

«Великое лихолетье» в культуре[править | править вики-текст]

Время «великого лихолетья» отражено в литературе и кино, например, в первом финском историческом романе Фредерики Рунеберг (фин.)русск. (фин. Fredrika Runeberg) «Госпожа Катарина Боийе и её дочь». Насильственные захваты населения и история прадеда, угнаного в рабство и вернувшегося домой через много лет, подтолкнули Сакари Топелиуса написать детскую сказку «Берёза и звезда» о возвращении девочки и мальчика из России после этих лет.[36].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Kankaanpää, Matti J., 2001
  2. Juva, 1965, s. 125.
  3. Rauta, 1943, s. 41-43.
  4. Juva, Suomen kansan historia, 1965, s. 116.
  5. Rauta, 1943, s. 17.
  6. Руниверс
  7. Александр Шарымов. Предыстория Санкт-Петербурга. 1703 год. Взятие Ниеншанца
  8. Мавродин В. В. Молодой Петербург // Основание Петербурга. — 2-е изд. — Л.: Лениздат, 1983. — С. 57—58. — 208 с.
  9. Военная литература — [ Военная история ] — Тарле Е. В. Северная война и шведское нашествие на Россию
  10. 1 2 3 6. «Великое лихолетье» Е. А. Балашов. Карельский перешеек — земля неизведанная. — СПб., 1996.
  11. Rauta, 1943, s. 29.
  12. Записки датского посланника в России при Петре Великом
  13. Rauta, 1943, s. 33.
  14. 1 2 Возгрин В. Проблема геноцида в российской и скандинавской историографии Северной войны
  15. Juva, Suomen kansan historia, 1965, s. 127.
  16. Rauta, 1943, s. 35.
  17. 1 2 3 Luukko, Armas, 1967, s. 755—756.
  18. 1 2 3 Karonen, Petri, 1999
  19. А. З. Мышлаевский. Пётр Великий: Война в Финляндии в 1712—1714 года. Санкт-Петербург, 1896. Стр. 120.
  20. Словари и энциклопедии на Академике. Чекин, Федор Гаврилович
  21. Luukko, Armas, 1967, s. 759.
  22. Martti Asunmaa: Pohjois-Pohjanmaa yleisen kehityksen osana
  23. Корни идентификации культуры Северной Похьянмаа
  24. 1 2 3 4 Kustaa Vilkuna, 2005
  25. 'Zetterberg, 1990
  26. 1 2 3 Helsingin Sanomat Kuukausiliite 7/2009, s. 28-33 (Журнал-приложение к Helsingin Sanomat, номер посвящен работе Kustaa Vilkuna)
  27. 1 2 Rauta, 1943, 60-70
  28. Rauta, 2005, 69-72
  29. 1 2 Бородкин М. М. История Финляндии. Время Петра Великого Санкт-Петербург, 1910. Стр. 188.
  30. Rauta, 1943, 38
  31. Rauta, 1943, 74
  32. Juva, 1965, s. 127.
  33. 1 2 3 Luukko, Armas, 1967, s. 756-757
  34. Lindeqvist1906, 1906, s. 295
  35. Lindeqvist1906, 1906, s. 295—296.
  36. «Звезда и береза» Ц. Топелиус

Литература[править | править вики-текст]

  • Бородкин М. М. История Финляндии. Время Петра Великого Санкт-Петербург, 1910.
  • Мышлаевский А. З. Петр Великий : Война в Финляндии в 1712—1714 года. Санкт-Петербург : Воен. тип., 1896.
  • Lindeqvist, K. O. Isonvihan aika Suomessa. — Porvoo: Wsoy, 1919. (фин.)
  • Lindeqvist, K. O. XXIV. Ison vihan aika, Suomen historia. — Porvoo: Wsoy, 1906. (фин.)
  • Luukko, Armas. Suomen historia 1617—1721, 8. — Porvoo: Wsoy, 1967. — ISBN 951-860-079-1. (фин.)
  • Juva, Einar W., Juva, Mikko Suomen kansan historia 3 Ruotsin ajan loppukausi. — Porvoo: Otava, 1965. (фин.)
  • Zetterberg, Seppo (toim.) Suomen historian pikkujättiläinen. — Helsinki: Wsoy, 1990. — ISBN 951-0-14253-0. (фин.)
  • Kankaanpää, Matti J. Suuri Pohjansota, Isoviha ja suomalaiset. — Toiset ajat. Virrat, 2001. — ISBN 952-91-3934-9. (фин.)
  • Karonen, Petri Pohjoinen suurvalta. Ruotsi ja Suomi 1521—1809. — Helsinki: Wsoy, 1999. — ISBN 951-0-23739-6. (фин.)
  • Kustaa H. J. Vilkuna. Viha : perikato, katkeruus ja kertomus isostavihasta. — Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, 2005. — ISBN 951-746-784-2. (фин.)
  • Kustaa H.J. Vilkuna Paholaisen sota. — Porvoo: Wsoy, 2006. (фин.)
  • Tapani Löfving, Folke Nyberg: Tapani Löfvingin päiväkirja 1689—1720 , 2001
  • Lauri Kujala: Pohjanmaan puolustus Suuren Pohjan sodan aikana , 1953
  • Vahtola, Jouko, Suomen historia: Jääkaudesta Euroopan unioniin , Helsinki, Otava, 2003, ISBN 951-1-17397-9
  • Rauta, Viljo Isoviha. — Helsinki: Sanatar, 1943. (фин.)

Ссылки[править | править вики-текст]