Фурцева, Екатерина Алексеевна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Фурцева»)
Перейти к: навигация, поиск
Екатерина Алексеевна Фурцева
Екатерина Алексеевна Фурцева
Флаг
4-й министр культуры СССР
4 мая 1960 — 25 октября 1974
Предшественник: Николай Александрович Михайлов
Преемник: Пётр Нилович Демичев
Флаг
Член Президиума ЦК КПСС
29 июня 1957 — 17 октября 1961
Флаг
12-й первый секретарь Московского городского комитета КПСС
29 марта 1954 — 26 декабря 1957
Предшественник: Иван Васильевич Капитонов
Преемник: Владимир Иванович Устинов
Флаг
Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС
27 февраля 1956 — 29 июня 1957
Флаг
Первый секретарь Фрунзенского районного комитета ВКП(б)
г. Москвы
1948 — 1950
Предшественник: Пётр Владимирович Богуславский
 
Рождение: 24 ноября (7 декабря) 1910({{padleft:1910|4|0}}-{{padleft:12|2|0}}-{{padleft:7|2|0}})
Вышний Волочёк, Тверская губерния, Российская империя
Смерть: 25 октября 1974({{padleft:1974|4|0}}-{{padleft:10|2|0}}-{{padleft:25|2|0}}) (63 года)
Москва, РСФСР, СССР
Отец: Алексей Гаврилович Фурцев
(погиб в 1914)
Мать: Матрёна Николаевна Фурцева
(1890—1972)
Супруг: Пётр Иванович Битков (1-й муж); Николай Павлович Фирюбин (2-й муж)
Дети: дочь Светлана
Партия: КПСС с 1930 года
Образование: Московский институт тонкой химической технологии
им. М. В. Ломоносова
,
Высшая партийная школа при ЦК ВКП(б)
Профессия: химик-технолог
 
Награды:
Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина
Орден Трудового Красного Знамени Орден «Знак Почёта»
Фурцева со вторым мужем Николаем Фирюбиным.

Екатери́на Алексе́евна Фу́рцева (24 ноября [7 декабря1910, Вышний Волочёк — 25 октября 1974, Москва) — советский государственный и партийный деятель. Первый секретарь МГК КПСС с 1954 по 1957 год. Член Президиума ЦК КПСС с 1957 по 1961 год. Mинистр культуры СССР с 1960 по 1974 год.

Биография[править | править вики-текст]

Е. А. Фурцева родилась в 1910 году в городе Вышний Волочёк Тверской губернии в семье рабочего.

Могила Фурцевой на Новодевичьем кладбище Москвы.

Скоропостижно скончалась в ночь с 24 на 25 октября 1974 года. В медицинском заключении, подписанном начальником Четвёртого управления Минздрава СССР академиком Е. И. Чазовым, причиной смерти была названа острая сердечная недостаточность.

Бывший председатель КГБ СССР В. А. Крючков в 2001 году на вопрос корреспондента, действительно ли смерть Екатерины Фурцевой была насильственной, ответил: «…Все знавшие её товарищи утверждали, что она покончила жизнь самоубийством в ванной комнате собственной квартиры»[2].

Похоронена 29 октября на Новодевичьем кладбище в Москве (скульптор надгробия — Л. Е. Кербель, архитектор — М. О. Барщ[3]).

Семья[править | править вики-текст]

Отец — Алексей Гаврилович Фурцев (погиб в 1914).
Мать — Матрёна Николаевна (18901972).
Первый муж (с 1935 по 1944) — лётчик Пётр Иванович Битков.
Дочь — Светлана (19422005).[4]
Второй муж (с 1956 по 1974) — дипломат Н. П. Фирюбин.[5]

Деятельность на посту первого секретаря Московского горкома партии и министра культуры СССР[править | править вики-текст]

В 19541960 годах в ведении был контроль за:[источник не указан 158 дней]

Везде Екатерина Алексеевна принимала активное участие[источник не указан 158 дней].

Фурцева полна энергии и творческих замыслов и, как всегда, продуманно и быстро решает все вопросы. Я знаю Екатерину Алексеевну уже 22 года (секретарь МК, секретарь ЦК, министр культуры), у нас с ней были десятки деловых встреч, и всегда я восхищался её уменьем быстро находить правильные решения самых непростых вопросов. Е. А. Фурцева — единственный министр-женщина в правительстве Советского Союза, но она, бесспорно, входит в десятку лучших наших министров и даже в десятку лучших государственных деятелей. Я знаю далеко не всех министров, но такие из них, как Афанасьев, Щёлоков, Дементьев, Калмыков и даже Гречко, уступают Фурцевой в способностях и уменье работать с людьми. — Из воспоминаний Генерал-полковника авиации Героя Советского Союза Н. П. Каманина[7]

Андропов согласился с инициативой министра культуры СССР Е. А. Фурцевой о том, что к решению вопросов о выезде за границу деятелей культуры КГБ отношения иметь не будет. — Из статьи Филиппа Бобкова «Юрий Андропов, каким я его знал»[8]

.

По инициативе и стараниями Фурцевой впервые проведены:[источник не указан 158 дней]

По инициативе Фурцевой в эти годы были созданы и построены:[источник не указан 158 дней]

Шпиль колокольни храма Успения на Сенной был вторым по высоте после шпиля Петропавловской крепости, являясь одной из важнейших архитектурных доминант столицы. Фантастически богатой была утварь храма и коллекция икон. Однако всё это не остановило власти Ленинграда, считавшие, что эта церковь «не имеет архитектурной ценности». В сентябре 1961 года «Вечерний Ленинград» сообщил, что скоро «позорное пятно на облике Сенной площади» будет снесено и на его месте появится наземный павильон станции метро «из стекла и бетона». Архитекторы Ленинграда переполошились и направили письмо к тогдашнему министру культуры Екатерине Фурцевой, умоляя сохранить памятник архитектуры. Та прислала в город комиссию, а потом направила письмо с запрещением не допустить сноса шедевра архитектуры. Но в управлении Ленметростроя, спешившего быстрее закончить сооружение станции на Сенной и не желавшего ничего переделывать, умышленно не стали его вскрывать, а переправили назад отправителю. А на другой день церковь взорвали. Разгневанная Фурцева объявила главному архитектору города строгий выговор, но было поздно — на месте храма уже дымилась груда битого кирпича…[13][14]

<…> Дом на стыке Тверской улицы и Пушкинской площади когда-то украшала скульптурная композиция балерины Лепешинской. Москвичи называли здание не иначе как «Дом под юбкой» и даже водили своих гостей, приехавших в Москву, дабы показать, какое нижнее белье носили женщины до революции. Но как только вести докатились до министра культуры Фурцевой, она приказала убрать с фасада бесстыжую балерину<…>[15]

Новые помещения получили:

Назначения:

Необходимо помнить о неусыпном контроле Идеологического отдела ЦК КПСС, возглавлявшегося М. А. Сусловым, а также Отдела культуры ЦК КПСС, возглавлявшегося В. Ф. Шауро. А также знать и понимать, что в те годы государство выступало в качестве продюсера в лице Министерства Культуры. Именно благодаря решительности, личному вкусу, советам специалистов, которым доверялась Фурцева, за 14 лет её «правления» проведено:

Игрушки немецкой фирмы Piko благодаря хлопотам министра культуры Екатерины Фурцевой с тех пор стали исправно поставлять в Россию. <…> С 1965 года моделисты и коллекционеры стали регулярно встречаться в «Доме игрушки». В 1969 году при музее Московской железной дороги в ЦДКЖ возник Московский клуб железнодорожного моделизма[18].

Верстая редакционные материалы, Валерий Ганичев успевал и путешествовать по русским вёрстам. Вместе с Ильёй Глазуновым они много поездили по Руси великой. Как-то раз «вездесущий» Глазунов уговорил министра культуры Е. А. Фурцеву записать звон ростовских колоколов. Сделать это было нелегко. Звонари-то почти все тогда повывелись. Да и чиновники от партии и культуры приходили в «мистический ужас», причитая: «звон колоколов — это же музыкальный опиум!» Екатерина Алексеевна, однако же, была женщиной решительной и сказала: «От одной пластинки не отравитесь, а для Запада — свидетельство широты взглядов». И пластинка вышла, с изображением на её обложке Кремля Рериха, и сегодня она стала раритетом.[22]

Звоны были записаны, но кто будет выпускать пластинку? Секретарь парткома Министерства культуры СССР, где я работал, Б. В. Покаржевский, пригласил меня к себе и «отечески» наставил:

Мне сказали, что ты «Ростовские звоны» студии грамзаписи усиленно навязываешь. А ведь музыка-то церковная…

Всё застопорилось — «опиум для народа». Опять же выручил случай. В Москву приехал американский импресарио № 1 Соломон Юрок. Он ставил свои условия, на которых хотел организовать гастроли нашего балета. Жёсткие условия Юрока Большой театр не устраивали и обе стороны начали маневрировать. Юрок пришел в министерство, но E. А. Фурцева была занята и не торопилась принимать настойчивого импресарио. Соломон сидел в приёмной и скучал. Я попросил помощника министра Н. С. Калинина «развлечь» бывшего россиянина и «прокрутить» для него «Ростовские звоны». Интересно было, как он на это отреагирует. Проходит минута, вторая… Дверь открывается, входит Е. А. Фурцева и с изумлением обращается к Юроку:

Что с вами?

Соломон Юрок плакал. Прослушав запись до конца, он попросил Фурцеву продать ему лицензию на пластинку «Ростовские звоны». И всё решилось. Пластинку у нас стали печатать с аннотацией на русском и других языках. — Из воспоминаний Владимира Десятникова.[23]

Гастроли Большого Театра в Соединённых Штатах

Гастроли МХАТ СССР им. М. Горького в Польше, Болгарии, Англии, Франции, США, Австрии, Японии и других странах

Выставки ГМИИ имени Пушкина, Третьяковской Галереи в Японии

Благодаря Фурцевой в Советский Союз возвращены:

По направлению лично Фурцевой:

Запреты и цензура[править | править вики-текст]

За время, на протяжении которого Е. Фурцева занимала пост министра культуры СССР, многие деятели культуры отмечали, и в те годы, и в своих последующих мемуарах, жёсткость её характера, плохое понимание многих сфер искусства, в особенности живописи и музыки, стремление запрещать многие даже самые высокохудожественные произведения искусства. Именно антипатия Екатерины Фурцевой к новым течениям молодёжной музыки 1960-х годов привела к тому, что в СССР так и не состоялись гастроли легендарных английских рок-групп The Beatles и The Rolling Stones.[26]

Запрещала театральные постановки (спектакль «Живой» Театра на Таганке по повести Бориса Можаева, 1969 год).

Мстислав Ростропович, один из величайших российских музыкантов XX века, в течение долгого времени не мог выступать на музыкальных сценах СССР по вине Екатерины Фурцевой. Причиной стало укрывание на своей даче опального писателя Александра Солженицына. Ростропович оказался в опале и следствием этого стал вынужденный отъезд из СССР в 1974 году.[27]

Награды[править | править вики-текст]

Память[править | править вики-текст]

Мемориальная доска на доме № 9 по Тверской улице в Москве, где жила Екатерина Фурцева
  • 7 декабря 2006 — во Фрунзенском районе (район в советские времена назывался Ленинским), если речь идет о районе, где расположена Фрунзенская набережная столицы (Фрунзенская набережная, 50) при поддержке Правительства Москвы открылась Библиотека имени Екатерины Фурцевой, парадный вход которой украшает переданная Международным Фондом развития русского искусства имени Екатерины Фурцевой всемирно известная мозаика, выполненная Надей Леже.[30][31]

Документальные и художественные фильмы[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Н. А. Микоян, Ф. Н. Медведев. Неизвестная Фурцева: Взлет и падение советской королевы. М.: Эксмо, Алгоритм. 2011. 272 с. — («Гении и злодеи»), 4 000 экз., ISBN 978-5-699-46175-2
  • Н. А. Микоян, Ф. Н. Медведев. Екатерина Фурцева: Любимый министр. М.: Алгоритм, 2012. 272 с., 1500 экз., ISBN 978-5-91419-473-1

Интересные факты[править | править вики-текст]

Екатерина Алексеевна внесла своеобразный вклад в создание легендарной комедии Леонида Гайдая «Кавказская пленница». Рассказывает Владимир Этуш:

Когда фильм «Кавказская пленница» был завершён, то неожиданно на первом просмотре картины в студии секретарь партийной организации уловил сходство между фамилией героя (Саахов) и своей собственной. Ведь он — Сааков. Его заключение было категоричным: «Надо переозвучить!». Спас положение Юрий Никулин, который пошёл к министру культуры. Фурцева увидела его в приёмной и спросила: «Какими судьбами? Проходите». На что Никулин сказал: «Понимаете, Екатерина Алексеевна, из-за личных амбиций кое-кто готов сорвать производственный план киностудии: не понравилась фамилия — и сразу давайте переозвучивать. Громадные государственные деньги могут вылетать в трубу по прихоти одного-единственного человека». Фурцева мигом схватилась за телефонную трубку и рявкнула отнюдь не по-женски: «Это что за идиотизм?». А на другом конце провода смиренно ответили: «Что вы, что вы, так вопрос никто не ставил»[32].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Олег Платонов. История русского народа в XX веке. Том 2 (гл. 1-56)
  2. «Вечерняя Москва», 2001, 23 мая
  3. БСЭ
  4. Фурцева дочь Фурцевой
  5. Любимые мужчины Екатерины Фурцевой
  6. Символ нашего детства
  7. Дневники Н. Каманина
  8. Юрий Андропов, каким я его знал
  9. Кинообраз. Высшие курсы сценаристов и режиссёров
  10. Третьяковская Галерея. Отдел исследований творчества П. Д. Корина
  11. С путеводителем по Москве. — Москва: Московский рабочий, 1980.
  12. Тупик монументальной пропаганды
  13. Сенная площадь. К истории «реконструкции».
  14. Скверная история
  15. Побронзовите женщину, или Памятник красоте
  16. Мастер класс Леонида Хейфеца
  17. Наше наследие — Tribute to the King of Swing!
  18. Экспресс комнатного следования. Независимая газета, 2006
  19. Алексей Аджубей. Те десять лет. — М.: «Советская Россия», 1989.
  20. С. Ходжаш «Ещё одна тайна гробницы Тутанхамона»
  21. Сокровища гробницы Тутанхамона
  22. Валерий Ганичев: Непобедимые русские смыслы
  23. Владимир Десятников, …Живу и борюсь не напрасно
  24. Татьяна Панова. Тайна соринского портрета
  25. Вечер памяти кинорежиссера Аждара Ибрагимова - 1NEWS.AZ
  26. Геннадий Хазанов: Фурцева могла быть министром чего угодно
  27. Мстислав Ростропович (Mstislav Rostropovich)
  28. Некролог, журнал «Огонёк», ноябрь 1974 г., № 45
  29. Советский энциклопедический словарь, изд. третье, М., «Советская энциклопедия», 1985
  30. Известия. 2008-05-22
  31. Библиотека имени Е. А. Фурцевой открывает новые возможности для москвичей
  32. Владимир Этуш: «Начальник Госкино нам сказал: „Кавказская пленница“ выйдет на экран только через мой труп!..»

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]