Хвостов, Дмитрий Иванович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Дмитрий Хвостов
Dmitriy Kvostov.jpg
Граф Дмитрий Иванович Хвостов.
Имя при рождении:

Дмитрий Иванович Хвостов

Дата рождения:

19 (30) июля 1757({{padleft:1757|4|0}}-{{padleft:7|2|0}}-{{padleft:30|2|0}})

Место рождения:

Санкт-Петербург[1]

Дата смерти:

22 октября (2 ноября) 1835({{padleft:1835|4|0}}-{{padleft:11|2|0}}-{{padleft:2|2|0}})

Место смерти:

Санкт-Петербург[1]

Гражданство/ Подданство:

Российская империя

Род деятельности:

поэт

Направление:

классицизм

Язык произведений:

русский

Произведения на сайте Lib.ru
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Дмитрий Хвостов на Викискладе

Граф[2] (с 1802) Дми́трий Ива́нович Хвосто́в (19 (30) июля 1757, Петербург — 22 октября (2 ноября) 1835, там же) — русский поэт, один из поздних представителей русского поэтического классицизма, почётный член Императорской Академии наук (1817) и действительный член Императорской Российской академии (1791), действительный тайный советник. Известен, главным образом, благодаря тому, что в 1820-е гг стал популярной мишенью для насмешек со стороны младших литературных поколений и адресатом многочисленных эпиграмм.

Биография[править | править вики-текст]

Сын гвардии подпоручика Ивана Михайловича Хвостова (1732—1809). Учился в Московском университете. В 1772 году записан был в л.-гв. Преображенский полк, откуда вышел в 1779 году подпоручиком.

После нескольких лет жизни в своей деревне на реке Кубре Хвостов вернулся в Петербург и поступил на службу обер-провиантмейстером, в 1783 году перешёл на службу в государственную экспедицию и был экзекутором во 2-м департаменте сената. В это время перевёл для кн. Вяземского трактат о финансах Неккера (перевод остался в рукописи).

Женатый на А. И. Горчаковой, племяннице Суворова, Хвостов произведён был в подполковники и назначен состоять при Суворове. 5 (16) июля 1791 года подполковник Дмитрий Иванович Хвостов был избран действительным членом Императорской Российской академии. В 17971803 годы состоял обер-прокурором Святейшего Синода. Опала Суворова при Павле I несколько отразилась и на Хвостове, но он возвратил себе милость одой на принятие императором звания великого магистра мальтийского ордена.

Хвостов сказал: «Суворов мне родня, и я стихи плету». — «Полная биография в нескольких словах, — заметил Блудов, — тут в одном стихе всё, чем он гордиться может и стыдиться должен».

П. А. Вяземский

Грамотой сардинского короля Карла Эммануила IV, от 4 (15) октября 1799 года, тайный советник Дмитрий Иванович Хвостов возведён, с нисходящим его потомством, в графское достоинство королевства Сардинского. На принятие означенного достоинства и пользование им в России последовало, 26 января (7 февраля1802 года, Высочайшее соизволение. По окончании Отечественной войны военный министр князь Алексей Горчаков стал давать приёмы у своей сестры графини Хвостовой. По воспоминаниям Ф. Вигеля, «у неё начались балы, и дом её, куда прежде люди хорошего тона не ездили, сделался одним из первых в Петербурге. Тяжело было бедному Димитрию Ивановичу Хвостову к авторским издержкам прибавить еще полубоярские, и это, говорят, весьма расстроило его состояние».

Литературная деятельность[править | править вики-текст]

В литературе граф Хвостов приобрёл репутацию бездарнейшего поэта, убеждённого при том в собственном таланте. Его страсть к стихам была настоящей графоманией. Хвостов воображал себя истинным поэтом, которого может оценить только потомство. Пушкина он снисходительно считал своим преемником. Он любил называть себя «певцом Кубры» по имени той реки, на которой находилось его имение. Хвостов пробовал свои силы во всех родах поэзии: писал драмы, оды, эпиграммы, басни, послания и т. д. Сочинения его составили семь томов и выдержали три издания, но в продаже почти не расходились. Автор, обыкновенно, сам скупал их и либо рассылал всем, кому мог, либо даже уничтожал. Свои сочинения он преподносил не только литераторам, но также посылал в разные учреждения, подносил митрополитам, архиереям, Аракчееву, Паскевичу и даже королю прусскому, от которого получил награду. Иногда граф Хвостов посылал свои произведения в одно учреждение в огромном количестве экземпляров; так, Академии наук он принёс в дар 900 экземпляров своей трагедии «Андромаха». Не ограничиваясь даровой рассылкой сочинений, он посылал иногда и свои бюсты.

Вошло в обыкновение, чтобы все молодые писатели об него оттачивали перо свое, и без эпиграммы на Хвостова как будто нельзя было вступить в литературное сословие; входя в лета, уступали его новым пришельцам на Парнас, и таким образом целый век молодым ребятам служил он потехой.

Вигель, Записки

Публикацией и последующей скупкой своих произведений он в значительной степени расстроил своё состояние. Также он много тратил на поддержание журналов, в которых надеялся помещать свои стихи. Шаликов, Воейков, Борис Фёдоров эксплуатировали эту слабость Хвостова. Не было недостатков и в похвалах его таланта, авторы которых рассчитывали приобрести протекцию в лице чиновного поэта. Эта лесть, нередко переходившая всякие границы, до известной степени объясняла некритичное отношение Хвостова к своим поэтическим способностям. Тем не менее в семье Хвостова к его творчеству относились скептически. Дядя жены поэта, Александр Васильевич Суворов, остановившийся в своё последний приезд в Петербург в его доме, по одной из версий сказал ему на смертном одре: «Митя, ведь ты хороший человек, не пиши стихов. А уж коли не можешь не писать, то, ради Бога, не печатай».

Манера, в которой Хвостов писал свои произведения, в начале XIX века уже выглядела как крайне архаичная. Вместе с невысоким качеством творений графа и с его убеждённостью в своей гениальности это способствовало тому, что среди молодых поэтов первой четверти XIX века Хвостов стал популярнейшей фигурой для насмешек, эпиграмм и пародий, а сама его фамилия в определённой мере стала нарицательной — обозначением самодовольного напыщенного графомана. Дашков при вступлении Хвостова в Вольное общество любителей словесности, наук и художеств (1812) произнёс ироническую похвальную речь Хвостову, в которой превозносил его выше Пиндара, Горация, Лафонтена, Буало, Расина и т. д. Ирония была слишком очевидна, и Дашков за насмешки был даже исключен из общества. К настоящему времени уже не всегда можно отделить действительное творчество Хвостова от пародий и приписываемых ему стихов. Современные исследователи его творчества обнаружили целый ряд стихов, которые цитируются в эпиграммах и комментариях как принадлежащие перу Хвостова, но в действительности под его именем никогда не выходили.

Как член Академии, граф Хвостов работал над составлением словаря, сочиняя объяснения слов. Филология его была столь же мало удачна, как и поэтические произведения. Также Хвостов представлял в Академию и другие свои труды, в том числе возражение на шиллеровское «Über das Pathetische». В областях, не связанных с личным литературным творчеством, работа Хвостова была достаточно успешной и принесла немало пользы. Он был одним из активных членов Академии, проделал большую работу по сбору сведений о русских писателях. Им было собрано много материалов для словаря митрополита Евгения. Немалую услугу обществу в этом отношении оказал и издававшийся графом Хвостовым журнал «Друг Просвещения». Помимо прочего, ему принадлежит проект о распространении элементарных юридических познаний.

Характеристика личности[править | править вики-текст]

Как личность граф Хвостов оставил по себе самую лучшую память. Это был скромный, честный, отзывчивый человек. Его доброта доходила до забвения обид, нанесённых его огромному авторскому самолюбию. Характерной его чертой было уважение к науке. Как чиновник, он отличался честностью и внимательным отношением к своим обязанностям.

Современные оценки[править | править вики-текст]

Современные литературоведы принимают меры для отделения легенды о Хвостове от его непосредственного творчества. Так, разоблачены многие комические подделки под Хвостова (включая и знаменитое «По стогнам там валялось много крав…»)[3]. Сочувственное стихотворение Хвостову посвятил Евгений Евтушенко[4]. «Бескорыстно влюблённым в поэзию» называют его в своём исследовании Марк Альтшуллер и Юрий Лотман[5].

Тем не менее, легенда о графе-графомане живёт и сейчас. Например, в журнале «Урал» рубрика для графоманов с подачи Бориса Рыжего была названа именно «Граф Хвостов»[6].

Адреса в Санкт-Петербурге[править | править вики-текст]

  • Набережная Крюкова канала, 23. Во время своих приездов в Петербург здесь останавливался А. В. Суворов. Мраморная мемориальная доска: «В этом доме 6 мая 1800 года скончался великий русский полководец, генералиссимус Александр Васильевич Суворов.» (1895, 1950)
  • 1822 год — дача «Кирьяново» — Петергофская дорога, 45.

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Рассадин С. Б. Русские, или Из дворян в интеллигенты. — М.: Изд-во Книжный сад, 1995. — 448 с. — Тираж 5 500 экз. — ISBN 5-85676-038-7. — С. 75—85.
  • Русский литературный анекдот конца XVIII — начала XIX века / Вступ. ст. Е. Курганова; Сост. и примеч. Е. Курганова и Н. Охотина. — М.: Худож. лит., 1990. — 270 с. — Тираж 500 000 экз. — ISBN 5-280-01010-3. — С. 142—157.
  • При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Ссылки[править | править вики-текст]