Хоу И

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

(не путать с землепашцем И 益)

Стрелок И (кит. 后羿) (Хоу И; Охотник) — один из знаменитейших героев китайских мифов, борец с чудовищами, сбивший из лука девять солнц, угрожавших погубить всё живое на Земле, и неудачно стремившийся стать бессмертным. Часто его называют «китайским Гераклом»[1]. Миф о стрельбе в солнца имеет широкое распространение, особенно в Восточной Азии[2].

Упоминания его имени в большей части сочинений эпохи Чжоу свидетельствуют об общеизвестности связанных с ним мифов, но связного рассказа они обычно не содержат. Дополнительные сведения можно почерпнуть из комментариев ханьской эпохи и изображений на рельефах того же времени[3]. Фольклорные записи мифов о стрелке И и его жене Чанъэ сделаны в провинции Хэнань в 1980-е годы[4].

Мифологическая биография[править | править вики-текст]

Иероглиф «и [11]» включает в себя два иероглифа: «юй [5]» — «перья, крылья, стрелы с опереньем» и «гун [7]» — «руки, сложенные и воздетые кверху», и, согласно А. И. Кобзеву[5], может означать: охотник с луком; стрелок из лука в связанном с солнцем ритуале; воздымающий руки для добывания лучей-крыльев солнца-ворона.

Также его называют Хоу И («ведающий охотой»; однако иероглиф «хоу [4]» имеет основное значение «царица-мать»), И И («разящий лучник» или «лучник из племени и», а в «Цзо чжуань» — Юцюн Хоуи (Владеющий Цюн Владычествующий над Охотой).

Кроме того, словарь «Шовэнь» поясняет имя И как Шэши (наставник стрельбы из лука)[6]. Э. М. Яншина обращает внимание на наличие персонажа Нюй-и (Мать-Охотница или Мать-Лучница) в «Хуайнань-цзы»[7]. Связь элемента Хоу с женскими божествами Б. Л. Рифтин не считает обоснованной[8]. Он предполагает, что И мог и отождествляться с птицей[9].

Искусство лучника[править | править вики-текст]

В ряде текстов («Мо-цзы», «Люйши чуньцю») И выступает как культурный герой, который изобрел лук и стрелы и обучал этому искусству людей[10].

В «Шань хай цзин» подчеркивается, что И не был изобретателем лука и стрел, а получил от Цзюня (Предка Выдающегося) красный лук и стрелы с белым оперениям, чтобы избавить землю от бедствий[11]. Комментатор Цюй Юаня Ван И уточняет, что это небесный правитель Дицзюнь, который дал И лук и стрелы, чтобы помочь людям на земле[12]. По ещё одному варианту («Ди ван ши цзи»), Ди-ку (Предок Ку) даровал лук и стрелы правителям Сюй, то есть предкам охотника, и сделал их сышэ (Ведающими стрельбой из лука)[13]. «Хуайнань-цзы» говорит о Вороньем луке и стреле из циского бамбука с опереньем из Вэй, который позднее был связан с Пан Мэном[14], и указывает, что И обрел дао, чтобы стрелять из лука[15].

По «Хуайнань-цзы», левая рука И была длиннее правой, что помогало при стрельбе[16]. Ещё одно неясное свидетельство содержится в «Суй Чао-цзы»: небо пожаловало И перстень (для натягивания тетивы), когда при Ю-ване и Ли-ване обрушилась гора Цзилу[17].

По Ян Сюну, стрелок И (как и позднее Пан Мэн), пока учились, ломали свои луки[18]. «Хань Фэй-цзы» подчеркивает его связь с юэсцами, которые наперебой помогали герою, когда тот вооружался[12].

В главе 23 трактата «Чжуан-цзы» И назван искусным лучником, который поражал любую птицу и попадал в крохотную цель, но «неискусно избегал людской славы»[19]. По «Гуань-цзы», каждая его стрела попадала в цель[20].

Победы над чудовищами[править | править вики-текст]

«Вопросы к небу» Цюй Юаня содержат сжатое повествование с основными мифами: Хоу И был послан спасти землю от чудовищ, убил кабана Фын-си и принес его в жертву (которая не была принята), сбил солнце-ворона стрелой; застрелил также Хэ-бо (духа реки) и взял в жены Ло-пинь (речную царицу)[21].

Согласно «Хуайнань-цзы», Яо послал И на подвиги, и тот

казнил Зубы-Буравы в краю Цветущего поля,
убил Девять младенцев на реке Зловещей,
поразил стрелой Тайфэн[22] на озере Зеленого холма,
выпустил стрелы в десять солнц,
внизу поразил чудовище Яюй.
Разрубил на части Длинного Змея на озере Дунтин,
поймал Дикого вепря в Роще шелковиц[23]

Как отмечают Л. Е. Померанцева[24] и Э. М. Яншина[25], охотник очистил пространство со всех четырёх сторон, так как Цветущее поле и озеро Дунтин находились на юге, Зловещая река (Сюншуй) — на севере, озеро Цинцю (Зелёный холм) — на востоке; а если добавить солнца вверху и Яюй внизу — то и с шести сторон. Местонахождение Санлина (Тутовый лес или Роща шелковиц) точно не известно, но там находился алтарь правящего дома Сун (наследников Инь)[26], и она, тем самым, соотносится с центром.

Конкретные описания чудовищ в источниках противоречивы и систематизированы Юань Кэ[27]. Цзоин (Девять младенцев), вероятно, понимался как водное существо с девятью головами[28]. В «Цзо чжуань» же говорится, что И убил Бо-фэна, или Фэн-си (то есть «Великий кабан», сын Куя и Сюань-ци, человек «с сердцем свиньи»), лишив его отца жертвоприношений[29]

«Шань хай цзин» упоминает, что И сражался с чудовищем Цзочи («Зубы-Лезвия»), державшим щит, в долине Шоухуа («Вечного расцвета»), и поразил его стрелой к востоку от горы Куньлунь[30]. Детали описания Цзочи дают комментаторы Гао Ю и Го Пу[31].

Рассказ о борьбе с Хэ-бо изложен в комментарии Ван И: Хэ-бо плавал вдоль берега в облике белого дракона, а И выбил у него левый глаз; жалоба Хэ-бо небесному правителю не имела последствий; при этом Ло-пинь, с которой соединился стрелок, отождествляется с Ми-фэй, она же Фу-фэй и Ло-шэнь («фея реки Ло»)[32]. Указание на левый глаз, по Кобзеву, имеет «женскую корреляцию», что согласуется с фаллической символикой стрелы[33]. При этом в поэме «Скорбь отлученного» также говорится, что каждый вечер Мифэй возвращается в Цюнши (а это название связано с И)[34].

Десять солнц[править | править вики-текст]

Изображение солнц на шёлке из захоронения Мавандуй, эпоха Зап. Хань

По мифологическим представлениям, десять солнц (дети Си-хэ, которых называли трёхлапыми золотыми воронами) жили на ветвях древа фусан и выходили на небо поочерёдно. Однако однажды, в правление Яо, они появились на небе все сразу, и на Земле наступила страшная жара. Погибли хлеба, посевы и деревья, и народ стал голодать[35].

Особенности китайского языка не позволяют чётко уяснить, говорилось ли в «Вопросах к небу» об одном солнце или нескольких. Поэтому Б. Карлгрен предположил, что в чжоускую эпоху речь шла о ритуальной стрельбе из лука в одно солнце; однако другие авторы считают мотив весьма древним[36]. Ван И, комментируя Цюй Юаня, говорит, что Стрелок стрелял в 10 солнц и попал в девять, девять воронов умерли, и их перья посыпались вниз[37]. Сцена, где охотник стоит на стрехе крыши и стреляет в птиц на солнечном дереве, встречается на ханьских рельефах[38]. Считается, что миф носит календарный характер и связан с победой двенадцатиричной «женской» системы над десятиричной «мужской»[33]. Кроме того, М. Е. Кравцова рассматривает его в качестве предания о победе чжоусцев над Шан-Инь[39].

И и правители Ся[править | править вики-текст]

Источники содержат противоречивые сведения о том, современником каких правителей был И. Чтобы объяснить это, было выдвинуто (впервые Гао Ю во II веке[40]) даже предположение о двух И — стрелке-современнике Яо и его потомке-узурпаторе[41]. Сунский комментатор Хун Синцзу полагал, что враг Хэ-бо и супруг госпожи Ло — это охотник времен Яо, а победитель вепря — второй охотник[42]. Споры о возможном существовании двух персонажей продолжались и в современной науке (мнение М. Гранэ)[43].

По гл. 1 «Ши цзи» Сыма Цяня, И был выдвинут на службу при Яо, но только Шунь назначил его на должность смотрителя лугов и лесов, а его помощниками стали Чжу-ху и Сюн-пи[44], должность он исполнял успешно[45]. Мэн-цзы говорил, что Шунь поручил И ведать огнем, и тот выжег растительность в горах и болотах, а звери и птицы разбежались[46].

Согласно гл. 2 «Ши цзи», император Юй выдвинул И, поручив ему дела управления, приказал И выдать народу рис и разрешил сеять его[47]; а перед своей смертью вручил ему Поднебесную.

Однако, как поясняет историограф, Поднебесная ещё не успела узнать И, поэтому владетельные князья покинули его и стали являться на приемы к Ци (сыну Юя), который, разгромив род Ю-ху, взошёл на престол. Однако абзацем выше Сыма Цянь излагает события чуть иначе: по прошествии 3-годичного траура И уступил власть мудрому Ци, а сам поселился на южных склонах гор Цишань.[48] Близкий рассказ содержит «Мэн-цзы»: после смерти Юя и окончания 3-летнего траура И ушёл на север от горы Цзишань, а прибывавшие во дворец шли к Ци, сыну Юя, говоря, что он «сын государя», так же поступали и певцы, воспевавшие Ци; при этом Мэн-цзы подчеркивает, что И не обладал Поднебесной[49].

По «Чжаньго цэ», хотя Юй передал Поднебесную И, но Ци напал на него со своими единомышленниками и захватил власть[50]. «Гу бэнь чжу шу цзи нянь» в сохранившемся тексте лишь упоминает, что И жил в той же местности Чжэньсюнь, что и сяский правитель Тай-кан[51].

Путешествие на Запад[править | править вики-текст]

Стремясь добиться бессмертия, И отправился на запад, где жила богиня Си Ванму. Только он смог взобраться на отвесную скалу горы Куньлунь, вздымавшуяся на 10 тыс. жэней[52]. Это путешествие ассоциируется со странствием в загробный мир[53].

И выпросил у Си-ван-му снадобье бессмертия, но его жена Хэн Э (она же Чан Э[54]) похитила его и улетела на луну, где превратилась в жабу[55]. Рассказ впервые зафиксирован в книге «Гуйцзан», от которой сохранились фрагменты[56].

Смерть[править | править вики-текст]

Рассказы о смерти Стрелка также противоречивы, могут толковаться в мифологическом, бытовом и историческом планах, общей в них является лишь роль жены-изменницы.

В «Лунь юй» (XIV 5) вкратце упомянуто, что стрелок И умер не своей смертью[57]. Хуань Куань, цитируя Конфуция, говорит, что И слишком полагался на свое умение[58].

В «Мэн-цзы» (VIII 24) поясняется, что он был убит своим учеником Пан Мэном[59], который считал, что только учитель превосходит его в этом искусстве[60]. Там же говорится, что, обучая стрельбе, И направлял волю ученика на то, чтобы натянуть лук до отказа[61], и не пытался облегчить обучение[62]. В «Люйши чуньцю» учителем Пан Мэна в стрельбе из лука назван Гань Ин[63], а в другом месте И и Пэн Мэн упомянуты рядом в связи с луком Фаньжо[64]. «Сюнь-цзы» также называет И и Пан Мэна лучшими стрелками в Поднебесной[65]. В главе 4 «Ле-цзы» сказано, что позднее Вороньим луком владел Хун Чао, ученик Пан Мэна, и застрелил из него свою жену, рассердившись на неё[66].

Однако Пан Мэн убил учителя не из лука, а ударом персиковой палицы[67]. Согласно комментатору Сюй Шэню, поэтому демоны боятся персика[68]. Это упоминание А. И. Кобзев толкует как намек на гибель от собственного орудия, «персикового лука», или эвфемизм сексуального эксцесса[33]; причем персиковое дерево (пань-тао), дарующее бессмертие, в мифах устойчиво связано с Си-ван-му[69].

Иная версия носит более «историзованный» характер. По рассказу «Цзо чжуань», Хоу И был вождем племени ю-цюн[70], куда переселился из Цюй, после смерти сяского правителя Чжун-кана стал регентом при его сыне Сяне, но низложил его. Продолжение рассказа «Цзо чжуань» таково: Хоу И, хотя стал правителем вместо сясца, не занимался делами народа, а предавался охоте. Он вместо прежних приближенных сделал Хань Чжо zh:寒浞 своим первым министром («егерем»), но тот соблазнил его жену, и они стали плести интриги. Когда И вернулся с охоты, слуги убили его, сварили и предложили мясо его детям, но те отказались от еды[71] и умерли у ворот Цюн[72]. Чжу Си вслед за Ван И соединяет версии, называя Пэн Мэна слугой Хоу И, выполнявшим приказ Хань Чжо, но Юань Кэ считает это ошибочным[73].

В «Вопросах к небу» сказано, что женившись вторично на волшебнице Хэн Э, И был убит и съеден Хань Чжо (который, однако, пощадил его близких)[74]. В поэме «Лисао» Цюй Юань пишет, что Хоу И непрерывно охотился на лисиц и лишился жены[75]. При этом Чёрная лисица (Чуньху) в «Вопросах к небу» выступает как жена Чжо[76].

По «Цзо чжуань», у Хань Чжо родились сыновья Цзяо и И (вероятно, от брака с женой Стрелка), и позже И-младший был убит по приказу следующего правителя Ся Шао-кана (сына Сяна)[77]. При этом в словаре «Шовэнь» Шао-кан назван погубителем того И, который был гуанем (жрецом?) Ди-ку (предка Ку)[78].

В научной и художественной литературе[править | править вики-текст]

По мнению М. Гранэ, первоначально подвиги И изображались в мистериальных играх-битвах[79]. Э. М. Яншина, указывая на соединение в образе охотника различных пластов, от глубокой архаики до государственной эпохи[80], сближает образ Хозяйки Запада с известным в мифологии ряда народов образом Владычицы зверей[81], стрельбу в солнца — с ритуальной охотой-погоней за светилом[82], а перечень узурпаций власти (сяский правитель, И, Хань Чжо, Шао-кан) — с греческими мифами об Атридах[83]. По Сяо Бину (книга 1992 года «Удивительные следы мифов о солярных героях»), Ди Цзюнь, стрелок И и его дети — это три поколения солярных божеств[84].

Существует ряд в равной степени малоубедительных попыток объяснить образ И через один элемент или регион. Б. Карлгрен считал, что наиболее ранним явился мотив культурного героя, а солярные мотивы и путешествие на Запад присоединены к образу позднее[85]. О. Менхен-Хельфен в статье 1935 года сопоставил мифы об И и Геракле и предположил, что персонаж пришёл к китайцам через скифов[86]. Сунь Цзо-юнь указал на возможную связь И с тотемом ворона[87]. По Чжу Юнь-пу (книга 1982 года), И — племенное божество рода ин из объединения восточных и, которое переселилось на Запад[88]. Фань Юй-чжоу считает, что миф принадлежал к культуре восточных прибрежных районов Китая[26].

Рассказ «Побег на луну» (1926), где охотник И перебил всех зверей, и ему с женой приходится питаться воробьями, китайский писатель Лу Синь включил в сборник «Старые легенды в новой редакции». Опыт «сводного изложения» сюжетов мифа предложен в книге Юань Кэ «Мифы Древнего Китая».

В романе С. Лукьяненко «Последний дозор» «стрелком И» была названа китайская автоматизированная стрелковая установка.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. о постоянстве аналогии: Кравцова 1994, с.146
  2. краткий обзор параллелей см.: Духовная культура Китая (энциклопедия). Т. 2. М., 2007. С. 29, 73-75; http://ruthenia.ru/folklore/berezkin/111_2.htm
  3. Кравцова М. Е. История искусства Китая. СПб., 2004. С. 427
  4. ДКК, т.2, с.58
  5. ДКК, т.2, с.463, ср. подробно об иероглифах: Яншина 1984, с.163-164
  6. Яншина 1984, с.163; при этом иероглиф шэ напоминает по начертанию иероглиф и (Яншина 1984, с.227, примеч. 50)
  7. Яншина 1984, с.168
  8. ДКК, т.2, с.44
  9. ДКК, т.2, с.74
  10. Яншина 1984, с.164; Кравцова 1994, с.151; ДКК, т.2, с.463
  11. Шань хай цзин. XVIII. 7а (М., 2004. С. 163 и комм. на с. 291)
  12. 1 2 Юань Кэ 1987, с. 311
  13. Яншина 1984, с.231, примеч.104
  14. Хуайнань-цзы, гл. 1 (М., 2004. С. 24)
  15. Хуайнань-цзы, гл. 11 (М., 2004. С. 200)
  16. Хуайнань-цзы, глава «Сю у» (цит. по: Юань Кэ 1987, с.311); Яншина 1984, с.195 (ссылка также на комментарий Гао Ю); ср. прозвище знаменитого лучника Арджуны — Савьясачин («одинаково ловкий и на левую руку»)
  17. Юань Кэ 1987, с.145 и 312
  18. Ян Сюн. Фа янь, гл. 1 (Древнекитайская философия. Эпоха Хань. М., 1990. С. 200), также тривиальное упоминание в гл. 12 (там же, с. 213)
  19. так в переводе Л. Д. Позднеевой (Мудрецы Китая. СПб., 1994. С. 284), в переводе В. В. Малявина иначе: «не умел отвратить людей от хвастовства»; также его искусность упомянута в гл. 24 (Мудрецы Китая. СПб., 1994. С. 289)
  20. Яншина 1984, с.164
  21. Цюй Юань. Лисао. СПб., 2000. С. 183—184; прозаич. пер.: Яншина 1984, с.197
  22. в другом чтении Дафэн, птица (Юань Кэ 1987, с. 145)
  23. Хуайнань-цзы, гл. 8 (М., 2004. С. 134)
  24. примечания 20 и 21 (Хуайнаньцзы. М., 2004. С. 315)
  25. Яншина 1984, с.170
  26. 1 2 Кравцова 1994, с.152
  27. Юань Кэ 1987, с.144 и 312; ср. Яншина 1984, с.171
  28. ср. о начертании знаков (Яншина 1984, с.228, примеч. 64)
  29. Цзо чжуань. 28 год Чжао-гуна (Юань Кэ 1987, с. 313; Яншина 1984, с.192; ДКК, т.2, с.482)
  30. Шань хай цзин VI 3-4 (М., 2004. С. 124); вкратце там же, в главе «Каталог великих пустынь Юга», XV. 3а (М., 2004. С. 148)
  31. Э. М. Яншина, примечание 18 к цзюани 6 (Шань хай цзин. М., 2004. С. 249)
  32. Юань Кэ 1987, с. 315; Яншина 1984, с.173-174; ДКК, т.2, с.504
  33. 1 2 3 ДКК, т.2, с.464
  34. Яншина 1984, с.174
  35. Хуайнань-цзы, гл. 8 (М., 2004. С. 134); Яншина 1984, с.169
  36. Бодде Д. Мифы Древнего Китая. // Мифы древнего мира. М., 1977. С. 390—391; Яншина 1984, с.172
  37. Юань Кэ 1987, с. 312
  38. Яншина 1984, с.180; Кравцова 1994, с.145
  39. Кравцова 1994, с.162-163
  40. Яншина 1984, с.194; ДКК, т.2, с.464
  41. комментарий Ю. Л. Кроля в кн.: Хуань Куань. Спор о соли и железе. В 2 т. Т. 2. М., 2001. С. 576
  42. Яншина 1984, с.195
  43. Яншина 1984, с.162, 195
  44. по другому толкованию, которому следовали Цай Шэнь, Шаванн и Легг, четыре помощника: Чжу, Ху, Сюн и Пи (комментарий 118 к гл. 1 в кн.: Сыма Цянь. Исторические записки. В 9 т. Т. 1. С. 247)
  45. Сыма Цянь. Исторические записки. В 9 т. Т. 1. С. 144—147
  46. Мэн-цзы. V 4 (СПб., 1999. С. 82; другой пер.: Древнекитайская философия. М., 1972. Т. 1. С. 238)
  47. Сыма Цянь. Исторические записки. В 9 т. Т. 1. С. 152, 160 («вместе с И дал народу рис и свежее мясо»)
  48. Сыма Цянь. Исторические записки. В 9 т. Т. 1. М., 2001. С. 162—163
  49. Мэн-цзы. IX. 6 (СПб, 1999. С. 138; другой пер.: Древнекитайская философия. М., 1972. Т. 1. С. 242)
  50. комментарий Р. В. Вяткина и В. С. Таскина в кн.: Сыма Цянь. Исторические записки. В 9 т. Т. 1. М., 2001. С. 276
  51. Бамбуковые анналы. 2. 3. 2 (М., 2005. С. 105)
  52. Шань хай цзин. XI. 3 (М., 2004. С. 136 и комм. на с. 264); намек на восхождение на горы также, возможно, содержится в «Вопросах к небу» (Яншина 1984, с.178 и с.229, примеч.86)
  53. ДКК, т.2, с.20
  54. иероглиф Хэн при ханьском Вэнь-ди был табуирован и позднее заменен на Чан (Юань Кэ 1987, с. 311)
  55. Хуайнань-цзы, гл. 6 (М., 2004. С. 116); Чжан Хэн. Законы животворных сил (Древнекитайская философия. Эпоха Хань. М., 1990. С. 331) — у второго имя Чан-э; комментарий Гао Ю (Яншина 1984, с.175)
  56. Юань Кэ 1987, с. 317
  57. Переломов Л. С. Лунь юй. М., 2000. С. 401
  58. Хуань Куань. Спор о соли и железе, гл. 54 (Т. 2. М., 2001. С. 174 и комм. на с. 575—576)
  59. варианты имени: Пэн Мэн, Фэн Мэн, Фэнмэн, Фэнмэнь, Панмэнь
  60. Мэн-цзы. СПб., 1999. С. 121
  61. Мэн-цзы. XI. 20 (СПб., 1999. С.169)
  62. Мэн-цзы. XIII. 41 (СПб., 1999. С.198)
  63. Люйши чуньцю. XIII. 4 (М., 2001. С. 188)
  64. Люйши чуньцю. XVIII. 8 (М., 2001. С. 306)
  65. Юань Кэ 1987, с.318
  66. Мудрецы Китая. СПб., 1994. С. 56
  67. «Древнейшая история», раздел «Хоуцзи» (Юань Кэ 1987, с.318); ср. Яншина 1984, с.182
  68. Юань Кэ 1987, с.319
  69. ДКК, т.2, с.544
  70. или Владетель Цюн (Цюнши), см. ДКК, т.2, с.504; при этом Э. М. Яншина обращает внимание на то, что иероглиф Цюн входит в название одного из центров культа плодородия (Яншина 1984, с.189)
  71. так в переводе Яншиной; в переводе Юань Кэ, наоборот, дети «все съели» и умерли
  72. Цзо чжуань. 4 год Сян-гуна, 569 год до н. э. (Юань Кэ 1987, с.313; Яншина 1984, с.189-190); Бамбуковые анналы (современный текст). М., 2005. С. 196 (Убийство И Хань Чжо датируется 8 годом правления Сяна); ДКК, т.2, с.464
  73. Юань Кэ 1987, с.318; Яншина 1984, с.231, примеч.107
  74. Цюй Юань. Лисао. СПб., 2000. С. 184, 186
  75. Цюй Юань. Лисао. СПб., 2000. С. 266—267
  76. Юань Кэ 1987, с. 313; Яншина 1984, с.197 (перевод «Чистая лисица»)
  77. Цзо чжуань (Яншина 1984, с.189); ср. комментарий в кн.: Бамбуковые анналы. М., 2005. С. 73, 145
  78. Яншина 1984, с.163, 195
  79. Яншина 1984, с.171
  80. Яншина 1984, с.198
  81. Яншина 1984, с.183-185
  82. Яншина 1984, с.187; ср. Кравцова 1994, с.189 о натянутости этого сопоставления
  83. Яншина 1984, с.194
  84. ДКК, т.2, с.48
  85. Яншина 1984, с.182
  86. ДКК, т.2, с.29
  87. ДКК, т.2, с.32
  88. ДКК, т.2, с.47

Литература[править | править вики-текст]

  • Духовная культура Китая (энциклопедия). В 5 т. Т. 2. М., 2007. С. 463—465 (авторы статьи Б. Л. Рифтин и А. И. Кобзев; в примечаниях: ДКК)
  • Юань Кэ. Мифы Древнего Китая. М., 1987. С. 139—163 и комм. на с. 309—319 (в примечаниях: Юань Кэ 1987)
  • Яншина Э. М. Формирование и развитие древнекитайской мифологии. М., 1984. С. 162—199. (в примечаниях: Яншина 1984)
  • Кравцова М. Е. Поэзия Древнего Китая. СПб., 1994. С. 145—153, 188—190 (в примечаниях: Кравцова 1994)
  • Лисевич И. С. Субстрат реальности в мифе о стрелке И. // Теоретические проблемы изучения литератур Дальнего Востока. Тезисы X науч. конф. Т. 1. Л., 1982.