Цусимское сражение

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Цусимское сражение
Основной конфликт: Русско-японская война
Tsushima battle map-ru-2.svg
Дата

27 мая28 мая (14 мая — 15 мая) 1905

Место

Цусима
(34°33′ с. ш. 130°09′ в. д. / 34.566283° с. ш. 130.150933° в. д. / 34.566283; 130.150933 (G) (O)Координаты: 34°33′ с. ш. 130°09′ в. д. / 34.566283° с. ш. 130.150933° в. д. / 34.566283; 130.150933 (G) (O))

Итог

Победа японского флота

Противники
Флаг ВМФ России Российская империя
Флаг ВМС Японии Японская империя
Командующие
вице-адмирал Зиновий Петрович Рожественский
контр-адмирал Николай Иванович Небогатов
контр-адмирал Оскар Адольфович Энквист
адмирал Того Хэйхатиро
вице-адмирал Камимура Хиконодзё
вице-адмирал Дэва Сигэто
контр-адмирал Уриу Сотокити
вице-адмирал Катаока Ситиро
контр-адмирал Того Масамити
контр-адмирал Ямада
Силы сторон
8 эскадренных броненосцев
3 броненосца береговой обороны
1 броненосный крейсер
8 крейсеров ( из них 2 устаревших броненосных)
1 вспомогательный крейсер
9 миноносцев
2 госпитальных судна
6 вспомогательных судов
4 броненосца 1 класса
8 броненосных крейсеров
2 устаревших броненосца 2 класса
1 устаревший броненосный крейсер 3 класса
15 крейсеров
21 эсминец
44 миноносца
21 вспомогательный крейсер
4 канонерские лодки
3 авизо
2 госпитальных судна
Потери
19 кораблей потоплено, 2 подорвано своим экипажем (6 броненосцев, 3 броненосных крейсера, 1 броненосец береговой обороны, 2 крейсера, 1 вспомогательный крейсер, 5 миноносцев, 3 вспомогательных судна)
5 кораблей сдались в плен
2 госпитальных судна захвачено в плен (впоследствии одно из них отпущено)
6 судов интернировалось (3 крейсера, 1 миноносец, 2 вспомогательных судна)
5045 человек убито
803 ранено
6016 взято в плен
3 миноносца потоплено
117 человек убито
538 ранено[1]
 
Русско-японская война
Бой у Порт-АртураЧемульпоУничтожение «Петропавловска»ЯлуУничтожение «Хацусэ» и «Ясима»ЦзиньчжоуВафангоуЖёлтое мореКорейский проливПорт-АртурЛяоянШахеИнкоуСандепуМукденЦусимаСахалин
Хэйхатиро Того на мостике флагманского броненосца «Микаса»

Цуси́мское морско́е сраже́ние (по-японски: 対馬海戦, цусима-кайсэн или, чаще, 日本海海戦, нихонкай-кайсэн — морская битва в Японском море) — морская битва 14 (27) мая 1905 года — 15 (28) мая 1905 года в районе острова Цусима (Цусимский пролив), в которой российская 2-я эскадра флота Тихого океана под командованием вице-адмирала Зиновия Петровича Рожественского потерпела сокрушительное поражение от Императорского флота Японии под командованием адмирала Хэйхатиро Того. Последнее, решающее морское сражение Русско-японской войны 1904—1905 гг., в ходе которой русская эскадра была полностью разгромлена. Большая часть кораблей была потоплена или затоплена экипажами своих кораблей, часть капитулировала, некоторые интернировались в нейтральных портах и лишь четырём удалось дойти до русских портов. Сражению предшествовал изнурительный, беспримерный в истории паровых флотов 18 000-мильный (33 000-километровый) переход большой, разнотипной по корабельному составу, русской эскадры из Балтийского моря на Дальний Восток. К началу сражения японские корабли имели преимущества: в мощности артиллерийского огня (910 стволов против 228); скорострельности орудий (360 выстрелов в минуту против 134, а также большее фугасное действие снарядов); в скорости (16-18 узлов против 12-13); в бронировании (в среднем 60 % против 40)[2].

Цусимское сражение — крупнейшее в эпохе додредноутного броненосного флота, явилось ключевым событием, предопределившим исход русско-японской войны в пользу Японии. События и обстоятельства, связанные с боевым применением в этом сражении кораблей различных классов, послужили последующему качественному развитию военно-морской техники во всех ведущих морских державах.

Содержание

Предыстория[править | править исходный текст]

Военно-политическая обстановка на Дальнем Востоке[править | править исходный текст]

Русско-японская война началась 27 января (8 февраля1904 с внезапной ночной атаки эсминцев Японского императорского флота на корабли русской Тихоокеанской эскадры Балтийского флота, стоявшие на внешнем рейде Порт-Артура без охранения; торпедами были повреждены 2 новейших русских броненосца и 1 крейсер. Утром подошли главные силы японского флота под командованием адмирала Х. Того (6 БР, 5 БРКР, 4 КР). Не достигнув успеха в дневном бою, японская эскадра блокировала Порт-Артур, в целях сохранения своих морских коммуникаций между Японией и Китаем, обеспечивающих боевые действия в Маньчжурии. Для достижения этой цели было необходимо нейтрализовать русские военно-морские силы на Дальнем Востоке. По ряду объективных и субъективных причин русское военно-морское командование не проявило должной инициативы, не смогло воспрепятствовать высадке японских войск в Корее, а затем и на Квантунском полуострове. В итоге русские корабли, объединённые в начале февраля в состав 1-й эскадры флота Тихого океана, были заперты в Порт-Артуре и использовались, в основном, для обороны этой крепости, тесная осада которой началась в августе 1904. В конце июля — начале августа 1904 русская эскадра предприняла попытку прорыва из Порт-Артура во Владивосток, однако была рассеяна японским флотом в ходе боя в Жёлтом море 28 июля (10 августа1904 и принуждена к возвращению в осаждённую базу. В итоге большинство русских кораблей 1-й Тихоокеанской эскадры было затоплено ко времени сдачи Порт-Артура японцам 20 декабря 1904 (2 января 1905). Однако понёс потери и японский флот: 2 (15) мая 1904 на минном заграждении подорвались и утонули два японских броненосца «Ясима» и «Хацусэ». Если «Ясима» был достаточно старым, то «Хацусэ» был быстрейшим современным броненосцем флота. В любом случае, потеря была более чем существенной для японского флота.

Военные действия, за господство в Северо-Восточном Китае и Корее и передел сфер влияния на Дальнем Востоке, развязанные Японией, поддерживались Великобританией и США. При этом интересам России содействовали Франция и Германия и активно противодействовали Великобритания и Турция. Франция и Германия рассматривая Россию в качестве союзника в предстоящей войне, нарушали свой нейтралитет в её пользу[3], Англия в отношениях с Россией, с XIX века находилась в состоянии «холодной войны», а Турция не пропустила через проливы броненосцы Черноморского флота. США нарушали свой нейтралитет как в пользу России, так и в пользу Японии, когда это соответствовало их коммерческой выгоде[4]. Китай династии Цин к этому времени был крайне коррумпированной страной, и за известную мзду от местных чиновников можно было получить разрешение на действия, нарушающие нейтралитет страны[5], что, в свою очередь, приводило к игнорированию нейтралитета Китая как со стороны России, так и со стороны Японии.

Поход 2-й эскадры флота Тихого океана[править | править исходный текст]

С самого начала войны японский флот перехватил стратегическую инициативу и имел стратегическое превосходство над русской эскадрой. В сложившейся обстановке требовалось усилить русский флот на Дальнем Востоке. В апреле 1904 г. в Петербурге было принято решение направить из Балтийского моря на Дальний Восток 2-ю Тихоокеанскую эскадру для усиления 1-й Тихоокеанской эскадры и завоевания господства на море. Формирование и подготовка эскадры проходили в Кронштадте и Ревеле. В состав эскадры были включены корабли Балтийского флота, и достраивающиеся броненосцы, готовность которых могла быть обеспечена к сентябрю 1904 г. Командующим эскадрой был назначен вице-адмирал Зиновий Петрович Рожественский, занимавший в это время должность начальника Главного морского штаба. План русского морского командования предусматривал создание на Дальнем Востоке решающего военно-морского превосходства по основным классам кораблей, как следствие — деблокирование Порт-Артура и пресечение японских коммуникаций в Жёлтом море с последующим блокированием с моря японских армий под Порт-Артуром и в Маньчжурии. В дальнейшем предполагалось уничтожить японские войска при посредстве русских сухопутных сил, медленно концентрировавшихся в Маньчжурии из-за невысокой пропускной способности Транссибирской железнодорожной магистрали. В конце сентября эскадра З. П. Рожественского перешла в Либаву (Лиепая), а оттуда 2.10.1904 г. вышла в море.

Цусимский пролив[править | править исходный текст]

Корейский и Цусимский проливы, острова Цусима.

Русская эскадра могла пройти во Владивосток тремя возможными проливами — Лаперуза, Сангарским и Цусимским. Цусимский пролив — восточная часть Корейского пролива, расположенная к востоку от островов Цусима, которые находятся между японским островом Кюсю и Корейским полуостровом. Адмирал Того, главные силы которого базировались на Мозампо и остров Цусима, предполагал, что русская эскадра, вероятнее всего, проследует мимо Цусимы, поэтому развернул к югу от пролива, между островами Гото и Квельпарт, дозорную цепь вспомогательных крейсеров, которые должны были своевременно оповестить его о подходе русской эскадры. Возможность следования русской эскадры через два других пролива не исключалась, в связи с чем туда были направлены дозорные корабли. Также 2 апреля на подступах к Владивостоку японцы выставили минное заграждение.

Со своей стороны, вице-адмирал Рожественский видел ближайшей оперативной целью своей эскадры достижение Владивостока посредством прорыва хотя бы части эскадры, вопреки директиве императора Николая II, в которой указывалось, что задача 2-й эскадры «состоит не в том, чтобы с некоторыми судами прорваться во Владивосток, а в том, чтобы завладеть Японским морем». Поэтому он выбрал кратчайший путь, поскольку остальные два пути означали необходимость огибать Японские острова с востока и существенно увеличивали расстояние, и, кроме того, грозили препятствиями в навигационном отношении. При этом от ведения разведки Рожественский отказался совершенно, опасаясь обнаружения своей эскадры, равно как и столкновения разведывательных крейсеров с основными силами японского флота.

Владивостокский отряд не мог оказать сколь-нибудь существенную помощь 2-й эскадре: два из трёх его крейсеров находились в ремонте после подрыва на мине и навигационной аварии, подводные лодки, вступившие в строй в апреле 1905 г., годились лишь для береговой обороны порта[6], а старые номерные миноносцы подходили только для небольших набеговых операций. Тем не менее, в конце апреля русские миноносцы и два крейсера совершили походы к острову Хоккайдо. Японцы, справедливо сочтя это отвлекающим манёвром, никак не отреагировали.

Русская и японская эскадры встретились рано утром 14 (27) мая 1905 года в проливе между Кореей и Японией, к востоку от островов Цусима: японский адмирал был заранее осведомлён о составе и местонахождении кораблей противника; русский адмирал — вёл свою эскадру практически вслепую, не имея представления — где, когда и какими силами он будет атакован.

Силы сторон[править | править исходный текст]

Сравнение[править | править исходный текст]

Исход сражения, в основном, был решён в ходе артиллерийского боя 14 мая[7] между эскадренными броненосцами. После этого боя в составе русской эскадры оставались только слабые или устаревшие броненосцы (новый эскадренный броненосец «Орёл» к этому времени исчерпал свои боевые возможности). Лёгкие крейсерские силы обеими сторонами по ряду причин использовались неэффективно. Таким образом, в первую очередь имеет смысл сравнивать вышеназванные корабли, и это сравнение, в целом, оказывается несколько в пользу России.

В русской эскадре для линейного эскадренного боя имелось 12 броненосных кораблей (разделённых на 3 броненосных отряда по 4 корабля): 7 эскадренных броненосцев (из них 4 новейших) с 12" артиллерией ГК, 3 броненосца береговой обороны с 10" орудиями, 1 броненосец-крейсер «Ослябя» с 10" артиллерией и, с большой натяжкой, 1 старый броненосный крейсер «Адмирал Нахимов» с 8" орудиями. Броненосные крейсера «Дмитрий Донской» и «Владимир Мономах» (18821883 постройки), несмотря на достаточно радикальную модернизацию (вся устаревшая артиллерия была заменена на современную, снято парусное вооружение, приведены в порядок машины), были всё-таки морально устаревшими (принципиально по скорости и бронированию); главное, не несли орудий свыше 6" и поэтому в расчёт приниматься не могут. Японский флот мог выставить также 12 кораблей (разделённых на 2 боевых отряда по 6 кораблей): 4 эскадренных броненосца 1 класса с 12" орудиями и 8 броненосных крейсеров с 8" орудиями. 2 броненосца 2 класса и броненосный крейсер «Чиода» тоже были крайне устаревшими и в строй основных боевых отрядов не ставились. Все названные 12 японских кораблей были относительно новыми (18981903 постройки) и вооружены современной, хотя и не совсем однотипной[8][9](что несколько осложняло пристреливание) 12", 8" и 6" артиллерией (кроме «Касуги» с 1 башенным 10" орудием). Из названных русских кораблей 3 — «Наварин», «Император Николай I» и «Адмирал Нахимов» — были старыми кораблями (18851891 постройки), вооружёнными устаревшими (малой дальнобойностью[10] и катастрофически низкой скорострельностью) 12", 9" и 8" орудиями.

Броненосцы береговой обороны были вооружены 10" пушками (по 4 на «Адмирале Ушакове» и «Адмирале Сенявине» и 3 — на «Генерале-адмирале Апраксине») и 120-мм артиллерией среднего калибра в противоположность скорострельным 6" пушкам остальных кораблей, «Ослябя» был кораблём промежуточного типа, и только «Сисой Великий» по составу артиллерии мог быть поставлен в ряд с 4 броненосцами типа «Бородино», да и то с оговорками[11]. В целом, 2-я Тихоокеанская эскадра превосходила Соединённый флот в количестве орудий крупного калибра (254—305 мм) более чем вдвое (17:41), уступая 30:12 в промежуточном (203—229 мм) и это при том, что бортовой залп русской эскадры в этой категории был ещё меньше 8" (6х8" «Нахимова» и 2Х9" «Николая I», в разы уступавших 8" орудиям по скорострельности, а также более чем существенно по дальнобойности и массе снарядов), 162:92 в среднем (120—152 мм) калибрах[12]. При этом русские заметно проигрывали японцам в качестве снарядов: японские снаряды больше весили[13][14][15][16], обладали намного большим фугасным эффектом[17]. Зато, несмотря на некоторые мифы, связанные с шимозой, использование этого взрывчатого вещества принесло японцам больше неприятностей, чем русским — использование пироксилина[18]. Бронёй японцы были защищены несколько лучше[19]. Решающим фактором в пользу русских были 4 новых броненосца типа «Бородино» с 17-18-узловой скоростью и башенным расположением артиллерии среднего калибра, строившиеся в 19011904 как раз в расчёте на предполагаемых противников — японских броненосцев типа «Фудзи» и «Сикисима». И в этом смысле все японские корабли, кроме «Микасы», считались русскими их «законными жертвами». Правильное использование в бою этих кораблей являлось решающим моментом для возможности успеха. Будь 1-й броненосный отряд вполне сплававшимся соединением с хорошо натренированными для эскадренной стрельбы комендорами и действуй он на поле боя относительно самостоятельно, маневрируя на полной скорости, он мог и должен (по расчётам) был переломить ход сражения в пользу русской эскадры. Однако на деле эти корабли были поставлены в совершенно ненормальные условия, которые парализовали их основные боевые качества.

В лёгких крейсерских силах японский флот имел заметное превосходство. Днём 14 мая в крейсерском бою с русской стороны участвовали крейсерский и разведывательный отряды, состоящие из 3 новых бронепалубных крейсеров, 2 устаревших броненосных (но с новыми скорострельными орудиями Канэ) и 2 безбронных крейсеров. Им противостояли 3-й, 4-й, 5-й и 6-й японские боевые отряды, насчитывающие 14 бронепалубных крейсеров (из них 7 относительно новых, построенных после японо-китайской войны 1894—1895), 1 устаревший броненосный крейсер — «Чиода», 1 старый броненосец — «Чин-Иен» и 1 безбронное авизо — «Яэяма» со 120-мм пушками. По артиллерии это получается 4 — 8", 44 — 6", 103 — 120-мм с японской стороны (не считая старых 4 — 12" и 3 — 320-мм у 5-го боевого отряда, из которых можно было попасть только при большом везении или при стрельбе в упор) и 37 — 6", 12 — 120-мм — с русской стороны[20]. На «Алмазе» стояли только 4 — 75-мм орудия. В этот счёт не входят «Жемчуг» и «Изумруд», которые были приписаны к броненосным отрядам в качестве посыльных судов, 7-й японский боевой отряд, который в сражении не участвовал, и японские вспомогательные крейсера, которые 14 мая использовались для вспомогательных же целей. Таким образом, по 6" имеется почти паритет, но 8" орудия и огромный перевес в 120-мм — в пользу японцев. 6 новых японских крейсеров находились среди 8 крейсеров 3-го и 4-го отрядов (кроме «Нанивы» и «Ниитака»), которые, таким образом, представляли серьёзную боевую силу. 6-й отряд старых крейсеров мог с успехом действовать только против русского разведочного отряда, а 5-й отряд, включавший старые тихоходные корабли с крупнокалиберными пушками, годился, в основном, для придания боевой устойчивости 3 остальным. С русской стороны имелся «Олег», который в бою «один-на-один» был сильнее любого из японских бронепалубных крейсеров и благодаря хорошей защите мог не без шанса на успех сразиться даже со старым броненосным крейсером. Кроме того, оба старых русских крейсера благодаря броневому поясу обладали известной боевой устойчивостью, но были очень тихоходны (15,5 узлов). Упрощённо говоря, у японцев против «Олега» и «Авроры» были 3-й и 4-й отряды, против «Мономаха» и «Донского» — 5-й отряд и против крейсеров Шеина — 6-й отряд. Во всех случаях — с явным превосходством. Реализации боевых возможностей русских крейсеров мешало их маневрирование вокруг охраняемых транспортов — именно такой приказ они получили непосредственно перед боем[21]. При таком соотношении сил русским крейсерам грозила участь полного истребления. Спасла их, во-первых, тактическая ошибка японских лёгких крейсеров, увлёкшихся расстрелом транспортов, а во-вторых, случайное появление на месте боя крейсеров колонны русских броненосцев в самый критический момент.

Миноносные силы сторон несопоставимы — 9 русских 350-тонных миноносцев против 21 эсминца и 44 миноносца. Тем не менее, соединения миноносцев в бои между собой не вступали, что объяснялось распространённым в то время представлением о назначении миноносцев — ночные торпедные атаки на крупные корабли. Ни по своим тактико-техническим элементам, ни по характеристикам своего главного оружия — торпед, миноносцы того времени не могли считаться кораблями для эскадренного боя[22]. Русские миноносцы вообще не использовались по прямому назначению — их определили состоять при броненосных кораблях в качестве посыльных судов и на них, в основном, принимали экипажи с тонущих кораблей. Японцы использовали 17 эсминцев и 24 миноносца для ночных торпедных атак на остатки русской эскадры и добились определённого успеха: 1 корабль был потоплен («Наварин)», а 3 — сильно повреждены. В бою «один-на-один» японский эсминец мог противопоставить два 76-мм орудия одному 75-мм орудию русского миноносца и более мощные торпеды — 457-мм против 381-мм. Скорость хода у японцев также была на 1-5 узлов выше — 29-31 против 26-28.

2-я эскадра флота Тихого океана[править | править исходный текст]

Вице-адмирал З. П. Рожественский

Порядок перечисления кораблей соответствует их месту в строю на момент начала активной фазы боя 14 мая (кроме миноносцев).

1-й броненосный отряд[править | править исходный текст]

В 1й броненосный отряд входили четыре однотипных броненосца

2-й броненосный отряд[править | править исходный текст]

  • эскадренный броненосец «Ослябя» (капитан 1-го ранга В. И. Бэр 1-й, погиб) — флаг скончавшегося 10 мая младшего флагмана контр-адмирала Д. Г. фон Фелькерзама, потоплен первым.
  • эскадренный броненосец «Сисой Великий» (капитан 1-го ранга М. В. Озеров, взят в плен после гибели корабля) — затонул от полученных повреждений.
  • эскадренный броненосец «Наварин» (капитан 1-го ранга барон Б. А. Фитингоф, погиб), потоплен.
  • крейсер I ранга (броненосный) «Адмирал Нахимов» (капитан 1-го ранга А. А. Родионов, взят в плен) — получил повреждения от торпедных атак, утром затоплен экипажем при появлении вражеских кораблей.
  • крейсер II ранга (бронепалубный) «Изумруд» (капитан 2-го ранга барон В. Н. Ферзен) — выскочил на камни в заливе Владимира, был взорван командой и затоплен.

3-й броненосный отряд[править | править исходный текст]

Крейсерский отряд[править | править исходный текст]

Разведочный[24] отряд[править | править исходный текст]

  • крейсер I ранга (бронепалубный) «Светлана», брейд-вымпел капитана 1-го ранга С. П. Шеина (начальник[25] отряда и командир корабля, погиб) — затоплен экипажем.
  • крейсер II ранга (безбронный) «Алмаз» (флигель-адъютант, капитан 2-го ранга И. И. Чагин) — ушёл во Владивосток.
  • вспомогательный крейсер (безбронный) «Урал» (капитан 2-го ранга М. К. Истомин, попал в плен) — оставлен экипажем после незначительных повреждений, потоплен.

1-й отряд миноносцев[править | править исходный текст]

2-й отряд миноносцев[править | править исходный текст]

Суда, состоящие при эскадре[править | править исходный текст]

  • транспорт (мастерская и снабжения) «Анадырь» (капитан 2-го ранга В. Ф. Пономарёв) — ушёл на Мадагаскар, а затем на Балтику.
  • транспорт (угольный, вооружения и снабжения) «Иртыш» (капитан 2-го ранга К. Л. Егормышев) — затонул от повреждений.
  • транспорт (мастерская) «Камчатка» (капитан 2-го ранга А. И. Степанов 2-й, погиб) — потоплен.
  • пароход Русского Восточно-Азиатского пароходства (угольный транспорт) «Корея» (капитан Баканов) — интернирован в Шанхае.
  • буксирный пароход Северного пароходного общества «Русь» (вольнонаемная гражданская команда, капитан 1-го разряда В. В. Перниц) — протаранен во время боя транспортом «Анадырь», затонул.
  • буксирный пароход Добровольного флота «Свирь» (прапорщик по морской части Г. А. Розенфельд) — интернирован в Шанхае.
  • госпитальное судно Российского общества Красного Креста «Орёл» (капитан 2-го ранга Я. К. Лахматов) — захвачено вспомогательным крейсером «Манжу-Мару» как военный приз, поскольку на борту судна находились задержанные члены команды английского парохода «Ольдгамия».
  • военно-госпитальное судно «Кострома» (полковник КФШ[26] Н. В. Смельский) — захвачено вспомогательным крейсером «Садо-Мару», через полмесяца отпущено в соответствии с правилами Красного Креста.

Японский соединенный флот[править | править исходный текст]

Порядок перечисления кораблей[27] соответствует месту в строю на время начала активной фазы боя 14 мая.

1-я эскадра[править | править исходный текст]

1-й боевой отряд

  • эскадренный броненосец 1 класса[28] «Микаса» (капитан 1-го ранга[29] Х. Идзити), флаг адмирала Х. Того — 30-40 попаданий, 18 убитых, 105 раненых
  • эскадренный броненосец 1 класса «Сикисима» (капитан 1-го ранга Тэрагаки) — 11 попаданий, 13 убитых, 24 раненых
  • эскадренный броненосец 1 класса «Фудзи» (капитан 1-го ранга Мацумото) — 12 попаданий, 8 убитых, 22 раненых
  • эскадренный броненосец 1 класса «Асахи» (капитан 1-го ранга Номото) — 10 попаданий, 8 убитых, 23 раненых
  • крейсер 1 класса (броненосный) «Касуга» (капитан 1-го ранга Като) — 3 попадания, 7 убитых, 20 раненых
  • крейсер 1 класса (броненосный) «Ниссин» (капитан 1-го ранга Такэноути), флаг контр-адмирала С. Мису — 8-16 попаданий, 6 убитых, 90 раненых
  • авизо (минный крейсер, безбронный) «Тацута» (капитан 2-го ранга Ямагата)

3-й боевой отряд

  • крейсер 2 класса (бронепалубный) «Кассаги» (капитан 1-го ранга Ямая), флаг вице-адмирала С. Дева — 1 убитый, 9 раненых, вышел из строя
  • крейсер 2 класса (бронепалубный) «Читосэ» (капитан 1-го ранга Такаги) — 2 убитых, 4 раненых
  • крейсер 3 класса (бронепалубный) «Отова» (капитан 1-го ранга Арима) — 6 убитых, 19 раненых
  • крейсер 3 класса (бронепалубный) «Ниитака» (капитан 1-го ранга Сёодзи) — 1 убитый, 3 раненых

1-й отряд эсминцев

  • «Харусаме» (старший лейтенант Сёоно), брейд-вымпел капитана 1-го ранга Х. Фудзимото
  • «Фубуки» (старший лейтенант Хигасисима) — 1 раненый
  • «Ариаке» (капитан-лейтенант Куцуми)
  • «Араре» (старший лейтенант Ватанабэ) — 1 раненый
  • «Акацуки II» (бывший русский «Решительный») (старший лейтенант Харада)

2-й отряд эсминцев

  • «Оборо» (старший лейтенант Фудзивара), брейд-вымпел капитана 1-го ранга Д. Ядзима — 1 убитый, 6 раненых
  • «Инадзума» (капитан-лейтенант Сума)
  • «Икадзучи» (капитан-лейтенант Сайто) — 1 убитый, 12 раненых
  • «Акебоно» (старший лейтенант Яманоути) — 4 раненых

3-й отряд эсминцев

  • «Синономе» (капитан-лейтенант Ёсида), брейд-вымпел капитана 2-го ранга Ёсидзима
  • «Усугумо» (капитан-лейтенант Масуда) — 1 раненый
  • «Касуми» (капитан-лейтенант Сираиси)
  • «Сазанами» (капитан-лейтенант Айба) — 1 раненый

14-й отряд миноносцев

Миноносцы 1 класса

  • «Чидори» (капитан 2-го ранга Сэки, брейд-вымпел)
  • «Хаябуса» (старший лейтенант Эбихара)
  • «Манадзуру» (старший лейтенант Тамаока)
  • «Касасаги» (старший лейтенант Миямото)

2-я эскадра[править | править исходный текст]

2-й боевой отряд

  • крейсер 1 класса (броненосный) «Идзумо» (капитан 1-го ранга Идзити), флаг вице-адмирала Х. Камимуры — 5-9 попаданий, 3 убитых, 29 раненых
  • крейсер 1 класса (броненосный) «Адзума» (капитан 1-го ранга Мураками) — до 18 попаданий, 11 убитых, 29 раненых
  • крейсер 1 класса (броненосный) «Токива» (капитан 1-го ранга Ёсимацу) — 7-8 попаданий, 1 убитый, 14 раненых
  • крейсер 1 класса (броненосный) «Якумо» (капитан 1-го ранга Мацумото) — ок. 7 попаданий, 3 убитых, 9 раненых
  • крейсер 1 класса (броненосный) «Асама» (капитан 1-го ранга Ясиро) — 12-14 попаданий, 3 убитых, 12 раненых, временно выходил из строя
  • крейсер 1 класса (броненосный) «Ивате» (капитан 1-го ранга Кавасима), флаг контр-адмирала Х. Симамуры — 17 попаданий
  • авизо (минный крейсер, безбронный) «Чихая» (капитан 2-го ранга Эгути) — 4 раненых, вышел из строя

4-й боевой отряд

  • крейсер 2 класса (бронепалубный) «Нанива» (капитан 1-го ранга Вада), флаг контр-адмирала С. Уриу — 1 убитый, 15 раненых, временно выходил из строя
  • крейсер 2 класса (бронепалубный) «Такачихо» (капитан 1-го ранга Мори) — 4 раненых, временно выходил из строя
  • крейсер 3 класса (бронепалубный) «Акаси» (капитан 1-го ранга Усики) — 3 убитых, 7 раненых
  • крейсер 2 класса (бронепалубный) «Цусима» (капитан 1-го ранга Сэнтоо) — 4 убитых, 17 раненых

4-й отряд эсминцев

  • «Асагири» (старший лейтенант Иида), брейд-вымпел капитана 2-го ранга Судзуки
  • «Мурасаме» (капитан-лейтенант Кобояси) — временно выходил из строя
  • «Асасиво» (капитан-лейтенант Наири) — 1 раненый
  • «Сиракумо» (капитан-лейтенант Камада)

5-й отряд эсминцев

  • «Сирануи» (капитан-лейтенант Кувасима), брейд-вымпел капитана 2-го ранга К. Хиросэ — 4 убитых, 11 раненых
  • «Муракумо» (капитан-лейтенант Симаноути)
  • «Югуре» (капитан-лейтенант Тасиро)
  • «Кагеро» (старший лейтенант Ёсикава)

9-й отряд миноносцев

Миноносцы 1 класса

  • «Аотака» (капитан 2-го ранга Кавасе, брейд-вымпел)
  • «Кари» (старший лейтенант Кавая)
  • «Цубаме» (старший лейтенант Тадзири) — 1 раненый
  • «Хато» (старший лейтенант Игути)

19-й отряд миноносцев

Миноносцы 1 класса

  • «Одори» (старший лейтенант Оотани), брейд-вымпел капитана 2-го ранга С. Мацуока
  • «Камоне» (старший лейтенант Секи)

3-я эскадра[править | править исходный текст]

5-й боевой отряд

  • крейсер 2 класса (бронепалубный) «Ицукусима» (капитан 1-го ранга Цутия), флаг вице-адмирала С. Катаока
  • линейный корабль 2 класса (устаревший) «Чин-Иен» (капитан 1-го ранга Имаи)
  • крейсер 2 класса (бронепалубный) «Мацусима» (капитан 1-го ранга Окунамия) — 1 раненый
  • крейсер 2 класса (бронепалубный) «Хасидатэ» (капитан 1-го ранга Фукуи), флаг контр-адмирала Токэтома — 7 раненых
  • авизо (минный крейсер, безбронный) «Яэяма» (капитан 2-го ранга Нисияма)

6-й боевой отряд

  • крейсер 3 класса (бронепалубный) «Сума» (капитан 1-го ранга Тотинай), флаг контр-адмирала М. Того — 3 раненых
  • крейсер 3 класса (броненосный, устаревший) «Чиода» (капитан 1-го ранга принц Хигаси) — 2 раненых
  • крейсер 3 класса (бронепалубный) «Акицусима» (капитан 1-го ранга Хиросэ) — 2 раненых
  • крейсер 3 класса (бронепалубный) «Идзуми» (капитан 2-го ранга Исида) — 3 убитых, 7 раненых

7-й боевой отряд

  • линейный корабль 2 класса (устаревший) «Фусо» (капитан 1-го ранга Нагаи), флаг контр-адмирала Х. Ямада
  • крейсер 3 класса (безбронный) «Такао» (капитан 2-го ранга Ясиро)
  • канонерская лодка «Цукуба» (капитан 2-го ранга Цутияма)
  • канонерская лодка «Чокай» (капитан 2-го ранга Усида)
  • канонерская лодка «Мая» (капитан 2-го ранга Фудзита)
  • канонерская лодка «Удзи» (капитан-лейтенант Канэко)

1-й отряд миноносцев

Миноносцы 2 класса

  • № 69 (капитан-лейтенант Фукуда, брейд-вымпел) — 2 погибших, 6 раненых, затонул после столкновения с «Акацуки»
  • № 70 (старший лейтенант Нангоо)
  • № 68 (старший лейтенант Тэраока) — 4 убитых, 6 раненых
  • № 67 (старший лейтенант Накамудо)

5-й отряд миноносцев

  • миноносец 1 класса «Фукуриу» (капитан-лейтенант Огава, брейд-вымпел)
  • миноносец 2 класса № 25 (старший лейтенант Камио)
  • миноносец 3 класса № 26 (старший лейтенант Танака)
  • миноносец 3 класса № 27 (старший лейтенант Накаяма)

10-й отряд миноносцев

Миноносцы 2 класса

  • № 43 (капитан-лейтенант Оотаки, брейд-вымпел) — 1 раненый
  • № 40 (старший лейтенант Накахара)
  • № 41 (старший лейтенант Мидоноуно)
  • № 39

11-й отряд миноносцев

Миноносцы 2 класса

  • № 73 (капитан-лейтенант Х. Фудзимото, брейд-вымпел)
  • № 72 (старший лейтенант Сасао) — 1 раненый
  • № 74 (старший лейтенант Оота) — 1 раненый
  • № 75 (старший лейтенант Каваи)

15-й отряд миноносцев

Миноносцы 1 класса

  • «Хибари» (капитан 2-го ранга Ц. Кондо, брейд-вымпел)
  • «Удзура» (старший лейтенант Ёкоо)
  • «Хаситака» (старший лейтенант Мори)
  • «Саги» (старший лейтенант Судзуки)

16-й отряд миноносцев

  • миноносец 1 класса «Сиротака» (капитан-лейтенант К. Вакабаяси, брейд-вымпел)
  • миноносец 2 класса № 66 (старший лейтенант Цунода)

17-й отряд миноносцев

Миноносцы 2 класса

  • № 34 (капитан-лейтенант Аояма, брейд-вымпел) — 7 убитых, 12 раненых, потоплен арт. огнем
  • № 31 (старший лейтенант Ямагути)
  • № 32 (старший лейтенант Хитоми) — 1 убитый, 7 раненых
  • № 33 (старший лейтенант Кавакита)

18-й отряд миноносцев

Миноносцы 2 класса

  • № 36 (капитан-лейтенант Кавада, брейд-вымпел) — 4 раненых
  • № 35 (старший лейтенант Кисика) — 2 убитых, 9 раненых, потоплен арт. огнем
  • № 60 (старший лейтенант Миямура)
  • № 61 (старший лейтенант Соэдзима)

20-й отряд миноносцев

Миноносцы 2 класса

  • № 65 (капитан-лейтенант Кубо, брейд-вымпел)
  • № 62 (старший лейтенант Тона)
  • № 63 (старший лейтенант Томинага)
  • № 64 (старший лейтенант Эгути)

Отряд судов особого назначения

  • вспомогательный крейсер «Америка-Мару» (капитан 1-го ранга Исибаси)
  • вспомогательный крейсер «Садо-Мару» (капитан 1-го ранга Камая)
  • вспомогательный крейсер «Синано-Мару» (капитан 1-го ранга Нарикава)
  • вспомогательный крейсер «Манжу-Мару» (бывший русский пароход Общества КВЖД «Манчжурия») (капитан 2-го ранга Насияма)
  • вспомогательный крейсер «Явата-Мару» (капитан 2-го ранга Каваи)
  • вспомогательный крейсер «Тайнань-Мару» (капитан 2-го ранга Такахаси)
  • вспомогательный крейсер «Кумано-Мару» (капитан 1-го ранга Асаи)
  • вспомогательный крейсер «Никко-Мару» (капитан 1-го ранга Кимура)
  • вспомогательный крейсер «Тайчу-Мару» (капитан 1-го ранга Мацумура), флаг контр-адмирала Огура
  • вспомогательный крейсер «Касуга-Мару» (капитан 1-го ранга Обана)
  • вспомогательный крейсер «Дайнин-Мару» (капитан 2-го ранга Аракава)
  • вспомогательный крейсер «Хейчжо-Мару» (капитан 2-го ранга Тяяма)
  • вспомогательный крейсер «Кейджо-Мару» (капитан 2-го ранга Ханабуса)
  • вспомогательный крейсер «Ехиме-Мару» (лейтенант Ёнэмура)
  • вспомогательный крейсер «Кориу-Мару» (лейтенант Карасима)
  • вспомогательный крейсер «Такасака-Мару» (лейтенант Кавамура)
  • вспомогательный крейсер «Мукогава-Мару» (лейтенант Тотикава)
  • вспомогательный крейсер «№ 5 Увадзима-Мару» (лейтенант Ёнэхара)
  • вспомогательный крейсер «Кайджо-Мару» (лейтенант Исимару)
  • вспомогательный крейсер «Фусоо-Мару» (лейтенант Накамура)
  • вспомогательный крейсер «Каанто-Мару» (капитан-лейтенант Сата)
  • вспомогательный крейсер «Мийке-Мару» (капитан-лейтенант Куний)
  • госпитальное судно «Кобе-Мару» (медицинский инспектор Исикава)
  • госпитальное судно «Сейкио-Мару» (медицинский инспектор Оота)

Сражение[править | править исходный текст]

Планы и тактика сторон[править | править исходный текст]

Цель адмирала Х. Того состояла в уничтожении русской эскадры. Его тактика основывалась на его анализе действий русских кораблей в предыдущих боях, в особенности боя в Жёлтом море. Как показала практика, русские предпочитают оборонительную тактику, двигаясь в кильватерных колоннах, в которые ставят разнотипные, в том числе и медленные корабли, что приводит к снижению общей скорости. Этому была противопоставлена наступательная тактика небольших маневренных соединений, которые, пользуясь превосходством в скорости, могли бы атаковать такую колонну с выгодных курсовых углов (то есть с головы или хвоста) и выводить из строя головные или концевые корабли противника с больших огневых дистанций. Последнее реализовывалось посредством хорошо отработанного приема групповой стрельбы: головной корабль делал пристрелочный выстрел (как правило, с очень большой дистанции и с заведомым недолетом), после чего весь отряд начинал стрелять по обозначенному взрывом месту. Тем самым создавалось своеобразное «поле смерти» — небольше пятно на воде, куда падали снаряды всего отряда, а далее отряд маневрировал таким образом, чтобы накрыть этим «полем» обреченный корабль противника — чаще всего, головной русский броненосец — и держал его в этом «поле» до вывода из строя[30]. Небольшое количество кораблей в отряде — от 4 до 6 — позволяло корректировщикам огня отличать свои разрывы от чужих. Для реализации этой тактики весь флот был разделён на 7 боевых отрядов, командирам которых предоставлялась значительная свобода действий. Прекрасно налаженная разведка позволила Х. Того иметь точное представление о корабельном составе русской эскадры, о её местонахождении[31], построении и манёврах. План японского адмирала состоял в том, что 1-й и 2-й боевые отряды, состоящие из линейных бронированных кораблей, атакуют флагманский корабль левой, слабейшей, колонны русской эскадры, держась на параллельном или слегка сходящемся курсе слева спереди от неё, с таким расчётом, чтобы головной русский броненосец находился на траверзе середины японской колонны. При этом он, конечно, подставлял свои концевые корабли под обстрел[32]. Остальным боевым отрядам предписывалось примерно таким же образом расправиться с крейсерами и транспортами. Миноносцы находились в резерве и предназначались для ночных атак, а также для добивания сильно поврежденных кораблей противника. Вспомогательные же крейсера (вооружённые пароходы) использовались, в основном, для разведывательных целей, а на второй день боя — также для подъема людей из воды и снятия с тонущих русских кораблей их экипажей. В целом, этот план был осуществлен броненосными кораблями отлично, если не считать первоначального промаха с выходом на позицию, легкие же крейсерские силы реализовать эту тактику не смогли.

Вице-адмирал З. П. Рожественский поставил эскадре задачу прорваться на север, отбиваясь от неприятеля, а не атаковать противника с целью прорыва. Таким образом, тактика в очередной раз была избрана пассивная. Тактическая разведка в русской эскадре перед боем, в ходе и после боя отсутствовала. Считая, что инициатива в этом бою будет принадлежать японскому флоту, командующий не детализировал плана боя и ограничился лишь общей задачей прорыва, дав несколько частных указаний о месте и действиях крейсеров, миноносцев, транспортов и о передаче командования в бою. Эти указания для всех судов вообще состояли в том, чтобы «держаться сообща», для броненосных отрядов — действовать соединенно против броненосцев противника, маневрируя так, чтобы по мере возможности продвигаться на север. В этом смысле разделение броненосных кораблей на 3 отряда было чисто номинальным, самостоятельно они не действовали[33]. Передача командования в бою должна была производиться так, что в командование эскадрой должны были вступать командиры новых броненосцев, шедших в голове колонны. Два крейсера II ранга и четыре миноносца 1-го отряда должны были находиться при броненосцах, защищая их от атак японских миноносцев, а в случае выхода из строя флагманских кораблей перевозить флагманов на исправные корабли. Тем самым, фактически 1-й миноносный отряд расформировывался. В отношении прочих крейсеров поступали следующие указания: после обнаружения русской эскадры японскими кораблями разведочный отряд крейсеров переводился в хвост колонны для защиты транспортов, затем для той же цели из состава крейсерского отряда были выделены оба броненосных крейсера, но капитану 1 ранга Шеину их не подчинили. Миноносцы 2-го отряда также были направлены на охрану транспортов. Наконец, с началом дневного боя 14 мая, и двум оставшимся кораблям крейсерского отряда было приказано охранять транспорты, а также оказывать помощь пострадавшим и вышедшим из строя броненосцам. В результате и без того малые крейсерские силы были разделены на четыре самостоятельных группы, чем была значительно облегчена задача их уничтожения, если бы японцы воспользовались этой ситуацией. Сохранение в составе эскадры транспортного отряда большинство аналитиков считает очень серьёзной ошибкой Рожественского, тем более что в составе этого отряда находился транспорт «Корея», чья 9-узловая скорость и стала скоростью всей эскадры в начале боя.

Вероятно, Рожественский представлял себе свою эскадру в виде своеобразной «плавучей крепости», ощетинившейся во все стороны стволами тяжёлых орудий (которые, как мы помним, больше чем в 2 раза превосходили по количеству японские). Скорость движения этой «крепости» принципиального значения не имела, чем и объясняется оставление в эскадре тихоходных транспортов. Возможно, предполагалось, что противник или вообще не осмелится атаковать её, а если атакует, то попадет под сосредоточенный расстрел. Тем не менее, эскадра — не «крепость», а кильватерная колонна кораблей, отнюдь не способная использовать всю свою огневую мощь одновременно или эффективно. Получилось, что преимущество тактической скорости колонны противника на 7 узлов не было предопределено элементами японских и русских кораблей, но явилось следствием организации русской эскадры. В числе прочих опасностей, ожидавших эскадру в приказе командующего от 26 апреля были указаны «японские миноносцы, подводные лодки[34] и запас плавучих мин, которые они привыкли подбрасывать». Стремление пройти наиболее опасную точку маршрута — Цусимский пролив — днем объяснялось опасением ночных атак японских миноносцев[35], из чего можно сделать вывод, что они рассматривались как более страшный противник, чем основные силы японского флота. В любом случае, избранная тактика — маневрирование на малой скорости — категорически противоречила поставленной цели — прорыву.

Первый контакт[править | править исходный текст]

В ночь на 14 (27) мая 1905 г. русская эскадра подходила к Цусимскому проливу. Она двигалась 5-узловой скоростью[36] тремя колоннами, соблюдая светомаскировку. Впереди в строю клина шёл разведочный отряд. Главные силы шли в двух кильватерных колоннах: слева 3-й броненосный отряд и в кильватер ему отряд крейсеров, справа — 1-й и 2-й броненосные отряды. «Изумруд» и «Жемчуг» шли, соответственно, на левом и правом траверзах головных кораблей колонн с внешней стороны. Их сопровождали по два миноносца 1-го отряда. Колонна транспортов — «Анадырь», «Иртыш», «Камчатка», «Корея», «Русь» и «Свирь», а также пять миноносцев шли между двумя главными колоннами («Анадырь» — на траверзе «Осляби» и «Олега»). Далеко сзади находились госпитальные суда, справа — «Орёл», слева — «Кострома» со специальными красно-белыми огнями на мачтах. Таким порядком около 22:00 она прошла остров Квельпарт и к полуночи приблизилась к внешней дозорной цепи японских разведчиков. Благодаря темному времени суток и дымке она чуть не проскочила мимо дозорных, но в 02:28 на вспомогательном крейсере «Синано-Мару» заметили огни «Орла». В 04:02 «Синано-Мару» приблизился к «Орлу», чтобы произвести досмотр, так как японцы приняли его за другое судно, и в этот момент на расстоянии 8 кабельтовых в дымке увидели 10 других кораблей эскадры. Русская эскадра была обнаружена. В 04:28 капитан 1 ранга Нарукава передал по радио донесение: «Враг в квадрате 203». Адмирал Того, находившийся с 1-м, 2-м и 4-м боевыми отрядами в Мозампо, получил это сообщение через 10 минут и начал готовиться к выходу в море, а 3-му боевому отряду и бронепалубному крейсеру «Идзуми», находившимся в тот момент в море севернее островов Гото, было приказано направиться на перехват. По усиленным радиопереговорам русских японцы решили, что те уже знают, что обнаружены, однако на самом деле, вывод о том, что японцы уже знают о местонахождении русской эскадры был сделан на «Князе Суворове» как раз из-за усиленных японских радиопереговоров, тогда как «Синано-Мару» видели, но приняли за коммерческий пароход. В 6:04, перед выходом из Мозампо, адмирал Того телеграфировал в Токио: «Я получил известие, что вражеский флот был замечен. Наш флот немедленно выходит в море, чтобы атаковать врага и уничтожить его».

Тем временем 3-й японский боевой отряд вице-адмирала С. Дева проскочил несколько южнее русской эскадры, разминувшись с ней. Возможно, это произошло из-за того, что к этому времени эскадра увеличила ход до 9 узлов. Трём крейсерам разведочного отряда было приказано перейти в тыл эскадры и вступить в кильватер транспортов для их охраны, туда же переместились миноносцы «Бодрый», «Грозный», «Громкий». Остальные 2 миноносца 2-го отряда остались при «Олеге», справа. В 06:18 крейсер «Идзуми» обнаружил русскую эскадру и лег на параллельный курс справа от неё в 55-60 каб. (русские обнаружили его в 06:45), сообщив о местоположении эскадры вице-адмиралу С. Дева, который лег на обратный курс. [37] Не очень понятно, почему адмирал Рожественский не приказал атаковать старый и тихоходный японский крейсер, который каждые несколько минут сообщал по радио данные о курсе, скорости и строе русской эскадры[38]. Ещё менее понятно, почему на предложение глушить радиопереговоры японцев, русский адмирал ответил отказом[39].

Утром 14 мая погода была мглистая, видимость 5-7 миль, ветер 3-4 балла, зыбь с севера. Когда слева от эскадры около 08:00 показались восемь кораблей 5-го, а затем и 6-го японских отрядов (они базировались на залив Озаки на острове Цусима), Рожественский только перестроил колонну броненосцев в боевой порядок, дав приказание 1-му и 2-му броненосному отрядам выйти в голову 3-му отряду. Перестроение закончилось к 9:00. Теперь все 12 броненосных кораблей шли одной колонной. Оба японских крейсерских отряда держались слева от неё на параллельном курсе в 60 кабельтовых, 5-й отряд впереди. В 10:35 сигналом с флагмана крейсерам «Дмитрий Донской» и «Владимир Мономах» было приказано усилить охрану транспортов, шедших сзади справа. По этому сигналу «Мономах» занял место правее колонны транспортов, а «Донской» остался в кильватере «Авроры» слева от неё. Примерно в это же время впереди показался 4-й японский отряд истребителей. Только в это время на флагмане был поднят сигнал «Тревога», а крейсер «Изумруд» с миноносцами «Буйный» и «Бравый» в кильватере перешёл с левого траверза колонны броненосцев на правую её сторону, на траверз «Осляби». «Буйному» было приказано «состоять» при «Ослябе» на случай необходимости снятия штаба отряда с поврежденного корабля; «Бравый» с той же целью — при «Императоре Николае I». Впереди этой тройки также в кильватере шли «Жемчуг» (на траверзе «Князя Суворова»), «Бедовый» и «Быстрый». Оба эти миноносца получили приказ состоять при флагмане эскадры, опять же на случай эвакуации штаба. К 11:10 сзади слева обнаружились силуэты крейсеров 3-го отряда, который нагонял русскую эскадру.

До этого времени русские почти не реагировали на сопровождающие их японские крейсера, только наводили на них носовые башни броненосцев. Но когда дистанция уменьшилась до 39 каб. с «Орла» был сделан случайный выстрел, остальные русские броненосцы тоже начали стрелять. Японцы ответили, но отошли на дистанцию 80 каб. Русские крейсера одновременно стреляли по «Идзуми». Рожественский просигналил «Не бросать зря снарядов» и стрельба прекратилась. Попаданий за эту 10-минутную перестрелку ни одна из сторон не добилась, хотя на русской эскадре, считали, что попадания были, и у многих появилась надежда, что примерно так и будет продолжаться до Владивостока.

В 12:05 русская эскадра повернула на роковой курс норд-ост 23°, а в 12:20, когда нашла полоса густого тумана, начала очередное перестроение. Причина его осталась неясной: то ли Рожественский решил скрытно перестроить броненосцы строем фронта, встретив таким образом ожидающиеся с севера главные силы Того, то ли уклонялся от поставленных по курсу эскадры мин. (В это время курс эскадры пересекла японская джонка, и её заподозрили именно в этом намерении.) Так или иначе, но едва русская эскадра начала перестраиваться, туман рассеялся, и Рожественский отменил перестроение для 2-го и 3-го броненосных отрядов. 1-й отряд к этому времени уже успел перестроиться вправо, и строй русских броненосцев стал похож на букву «Г». Затем последовал новый приказ, и к 12:30 1-й отряд снова образовал кильватерную колонну, находящуюся справа от основной, в которой шли 2-й, 3-й и разведочный отряды. Ещё правее от 1-го броненосного отряда шли «Жемчуг», а правее 2-го — «Изумруд»; у каждого в кильватере — по два миноносца. Транспорта по-прежнему шли сзади справа, «Анадырь» на траверзе «Олега», за транспортами — разведочный отряд. Между транспортами и крейсерами Энквиста — «Блестящий» и «Безупречный», справа от транспортов — «Вл. Мономах», за ним ещё три миноносца. Госпитальные суда шли так же, как и всю прошлую ночь.

В 13:20 справа по курсу в 7 милях показались главные силы Объединённого флота. Русская эскадра в это время как раз проходила Цусимский пролив и находилась между островами Цусима и Окиносима. Японские крейсера стали отставать, обходя эскадру с запада на юг, чтобы атаковать крейсера и транспорта. Ловушка захлопнулась.

В 13:25 по приказу Рожественского 1-й броненосный отряд увеличил ход до 11 узлов, стремясь вывести его в голову колонны. Затем последовали указания: «Миноносцам „Блестящий“ и „Безупречный“ быть при крейсере „Олег“», «Миноносцам „Бодрый“, „Громкий“, „Грозный“ быть при крейсере „Светлана“». Таким образом 2-й отряд миноносцев также расформировывался. Все названные миноносцы заняли места справа от указанных крейсеров. Затем было приказано «Транспортам и конвоирующим крейсерам отойти вправо», после чего крейсерский отряд и отряд транспортов легли на курс норд-ост 50°.

В это же время адмирал Того поднял флажный сигнал «Z»: «Судьба империи зависит от этой битвы. Пусть каждый приложит все силы». 1-й боевой отряд шёл в порядке: «Микаса», «Сикисима», «Фудзи», «Асахи», «Касуга», «Ниссин», а слева от «Микасы» авизо «Тацута». Дальше и немного правее следовал 2-й боевой отряд, справа от головного «Идзумо» — авизо «Чихая». 4-й боевой отряд взял левее, проходя к востоку от русской эскадры. Затем адмирал Того пересек курс русской эскадры. Сложно сказать, зачем он решил атаковать её с левого борта. Возможно, он не знал о последнем перестроении русских, и стремился вывести из строя слабейшие русские броненосцы, пока сильнейшие, как он надеялся, следуют справа от них и не смогут отвечать. Возможно он принял во внимание, что солнце начало клониться к закату, освещая левый борт русских броненосцев. Так или иначе оба главных японских боевых отряда зашли с левого борта русских кораблей, идя в западном направлении, а затем в 13:45 начали выполнять последовательный поворот на 24 румба, ложась курсом на норд-ост 67°, то есть почти параллельно русской эскадре. В момент начала поворота «Микаса» находился на траверзе «Орла». Этот поворот (названный впоследствии «петлёй Того»), производившийся на расстоянии 38 каб. от русского флагмана и продолжавшийся 15 минут, ставил японские корабли в чрезвычайно невыгодное положение. Японские корабли описывали циркуляцию почти на одном месте, и, если бы русская эскадра вовремя открыла огонь и сосредоточила его на точке поворота японского флота, последнему могли быть причинены серьёзные потери. У Рожественского был хороший шанс расстрелять неприятельские корабли, пока они не могли отвечать ему всеми своими орудиями. Для этого он должен был увеличить до максимума ход 1-го отряда, сближаясь на привычную для русских комендоров дистанцию 15 кабельтовых, стремясь при этом с помощью новейших броненосцев «отжать» неприятельские корабли к колонне более старых русских кораблей. Но он этого не сделал[40]. Он просто выводил 1-й отряд в голову 2-му и 3-му; последним приказом Рожественского перед боем был: «2-му броненосному отряду вступить в кильватер 1-му». Поскольку «Бородино» и «Орёл» не успевали вписаться, головному во 2-м отряде, «Ослябе», пришлось застопорить машины, а следующему за ним «Наварину» уменьшить ход (оба вышли из строя влево, а затем и весь строй 2-го и 3-го отрядов нарушился). Благодаря этому «Бородино» сумел войти в линию кильватера, но «Орёл» ещё нет. Трудность построения осложнилась ещё тем, что «Суворов», выйдя на курс, сразу сбавил ход до 9 узлов и этим ещё задержал вступление в строй «Бородино» и «Орла».

В 13:49, когда «Микаса» и «Сикисима» прошли точку поворота, «Князь Суворов» открыл огонь по японскому флагману с дистанции 38 каб. Сражение началось.

Цусимское морское сражение. Боевые действия 14 (27) мая 1905 г.

Дневной бой 14 мая[править | править исходный текст]

Бой броненосных кораблей[править | править исходный текст]

Первая фаза боя (13:54-14:46)[править | править исходный текст]

В момент начала боя русские корабли двигались 9-узловой скоростью курсом норд-ост 23°, кроме 1-го броненосного отряда, выходившего в голову колонны 11-узловой скоростью и пропускающих их «Осляби» и «Наварина». Японцы двигались 16-узловой скоростью, последовательно ложась на курс норд-ост 67°. 2-й японский боевой отряд вошёл в кильватер 1-му, а «Орёл» с опозданием вошёл в строй на своем месте. По завершении перестроения обе медленно сближающиеся кильватерные колонны имели длину примерно 2,8 мили, «Асахи» — на правом траверзе «Суворова». В первую фазу боя дистанция сокращалась от 38 до 22 кабельтовых. Со стороны нестреляющего японского борта шли 17 эсминцев, готовых выйти в атаку. Японский командующий, адмирал Х. Того, демонстрируя презрение к смерти, находился весь бой на небронированном мостике в парадной форме с самурайским мечом. Адмиралы Х. Камимура и Х. Симамура последовали его примеру. (Контр-адмирал Н. И. Небогатов во время сражения также находился на открытом мостике.)

Японцы открыли огонь тремя минутами позднее — в 13:52, когда четыре из шести кораблей 1-го боевого отряда уже легли на новый курс. Сначала четыре японских броненосца стреляли по «Князю Суворову», а «Ниссин» и «Касуга» при прохождении точки поворота — по «Ослябе». 2-й японский боевой отряд вице-адмирала Х. Камимуры открыл огонь по «Ослябе», кроме двух последних, «Асама» и «Ивате», которые по завершении перестроения с 14:02 стреляли по «Императору Николаю I» (на траверзе которого как раз находились). Таким образом, в первые минуты боя были обстреляны все три русских флагмана, два первых сразу загорелись. В течение первых 15 минут японцы часто переносили огонь — некоторое время два броненосца также стреляли по «Ослябе», а два крейсера Камимуры — по «Суворову». Где-то к 14:10 японцы определились с целями: отряд Того вел огонь по «Суворову», а Камимуры — по «Ослябе». Причины концентрации огня на «Ослябе» состоят, конечно, в том, что в начале боя этот корабль стоял без хода, выделялся высоким бортом, то есть был отличной мишенью. Кроме того, японцы знали, что этот корабль — флагманский, и, наконец, к 14:00 центр колонны Камимуры как раз находился на траверзе «Осляби».

Распоряжения адмирала Рожественского были проще — сигнал «1», что означало: «Бить по головному» (собственно, это был первый и последний его приказ в бою, не считая приказа о передаче командования). Однако этот приказ был трудновыполним. Три первых броненосца могли стрелять только из носовых башен, а четвёртый — «Орел» — в начале боя стрелять не мог, так как находился вне строя. То есть в начале боя по «Микасе» вели огонь пять броненосцев («Орел» с опозданием) и, возможно, «Наварин». Около 14:05 «Орел» и «Ослябя» были вынуждены перенести огонь; «Орел» — на 7-й корабль в японском строю — «Идзумо» (на траверзе которого был «Орёл»). «Сисой» и корабли 3-го русского отряда просто не могли достать до «Микасы», поэтому стреляли по «Ниссину» и «Касуге», а затем по крейсерам Камимуры. Так что по «Микасе» в итоге стреляли только три броненосца, остальные выбирали цели по возможности (в том числе, «Николай I» с опозданием на 5 мин открыл огонь по концевым крейсерам Камимуры, «Нахимов», также с опозданием, — по «Ивате»), и больше всего досталось японским концевым крейсерам — «Асаме» и «Ивате», по которым также стреляли и все три броненосца береговой обороны. Огонь русских в первой фазе боя был довольно точным: из всех примерно 40 снарядов, попавших в «Микасу» в этом бою, за ключевые 45 минут сражения попало 25, причем в первые 15 минут — пять 12-дм и 14 6-дм. Корабль получил много пробоин в казематах, одну пробоину несколько выше ватерлинии, были ранены несколько офицеров штаба, находившихся на мостике, лишь чудом не был ранен адмирал Того. В 14:22 русский снаряд перебил ствол правого 8-дм орудия носовой башни «Ниссина». Самые серьёзные повреждения получил броненосный крейсер «Асама»: в 14:11 12-дм снаряд, вероятно, с «Николая I», попал в его кормовую часть, повредив рулевое управление. Корабль вышел из строя влево. Повреждение через 6 минут починили, но «Асама» сильно отстал и начал медленно догонять свой отряд. Три остальных линейных корабля японцев остались практически необстрелянными.

Однако огневое превосходство было явно на стороне японского флота. Меткость стрельбы и скорострельность были заметно выше. Результаты огня русских кораблей были неразличимы, снаряды при падении о воду не взрывались, а с расстояния в 25-30 каб. всплески от падений были плохо видны корректировщикам. Японские корабли, окрашенные в шаровый цвет, были малозаметны, в отличие от черных русских броненосцев с палевыми трубами. Японские снаряды разрывались при ударе о что угодно, давая огромные клубы ядовитого дыма, много огня и мелких осколков. На «Князе Суворове» вскоре была сбита одна из труб, разгорелся пожар в небронированных надстройках, были перебиты и сожжены все фалы, так что отдать какие-либо приказания Рожественский уже не мог. Близ заднего мостика был виден сильный взрыв, которым была выведена из строя кормовая 12-дм башня. Уклоняясь, русская эскадра в 14:10 взяла на 6 румбов правее, а «Микаса», соответственно, в 14:17 легла курсом на ост, а в 14:25 — на зюйд-ост 67°. Больше всего досталось «Ослябе». 8-дюймовые снаряды японских крейсеров не могли с такой дистанции пробить его броневого пояса, но корабль не имел полного бронирования, получил несколько крупных пробоин в незащищенной носовой части. Ввиду перегрузки корабль низко сидел в воде, получил критически большую массу воды, распространившуюся по всем палубам. Кроме того, от частых попаданий, вероятно, были сорваны с мест и несколько разошлись плиты бортового броневого пояса. Около 14:32 (на 43-й минуте боя) с креном 12° на левый борт и сильным пожаром в надстройках броненосец вышел из строя вправо, не справился с поступлением воды и около 14:50 повалился на левый борт и затонул. Спасением людей с него занялись миноносцы «Буйный», «Бравый» и «Быстрый» (тем самым, последние два нарушили указания, полученные до боя), а также буксир «Свирь». Всего при непрекращающемся обстреле противника из воды было поднято 385 человек, погибли 514.

В то же самое время, около 14:32, русский флагман «Князь Суворов» перестал слушаться руля и начал совершать циркуляцию вправо. Осколками снаряда, попавшего в боевую рубку был вторично (и на сей раз тяжело) ранен адмирал Рожественский, несколько офицеров его штаба и корабля. Шедший следом «Император Александр III» сначала последовал за ним, но разобравшись, что флагман неуправляем, повел эскадру дальше. Сумятицу усилил «Бородино», также вышедший из строя в это время.

Впоследствии военные историки отметят, что за эти 43 минуты и был, в основном, решен исход боя. В морском бою успех первого удара часто предрешает исход сражения. Основным моментом, погубившим лучшие русские корабли, было неудачное маневрирование командующего в момент завязки боя, которое сразу поставило корабли первого отряда под сосредоточенный удар всей колонны противника, тогда как более половины кораблей колонны фактически оказалось вне линии боя. Вся тяжесть боя была принята на себя пятью передними кораблями против 12 кораблей противника. Русская эскадра понесла критические потери, и только решительное изменение тактики ведения боя могло бы, возможно, исправить положение. Но, напротив, на русской эскадре начался период анонимного командования, продолжавшийся до 18:05. Никто не знал, кто управляет эскадрой, которую вели в бой головные корабли. Вели ли их свои командиры, или они уже выбыли из строя из-за попавших в рубку осколков, как это регулярно случалось, никто не знал… Никто не знал, что сталось с Рожественским. Адмирал Небогатов был дезориентирован мыслью о том, что адмирал Фелькерзам мог быть в числе выживших с «Осляби», и именно Фелькерзам должен принять командование всей эскадрой. Собственно, последующие фазы боя всё больше напоминали расстрел, от которого русские корабли пытались уклоняться, забирая в сторону от противника, который по-прежнему имел превосходство в скорости 6—7 узлов. С этого времени и до окончания боя японцы сосредоточили огонь, в основном, на трех оставшихся броненосцах типа «Бородино» и, отчасти, на шедшем за ними «Сисое Великом».

Вторая фаза боя (14:32 — 15:05)[править | править исходный текст]

Вскоре «Бородино» исправил повреждения и вернулся на место в строю, а «Князь Суворов» описал полную циркуляцию вправо и прорезал строй эскадры между «Сисоем» и «Наварином». Он мог управляться только машинами, потерял почти всю артиллерию, горел как факел, а затем застопорил машины для починки руля. Миноносцы «Бедовый» и «Быстрый» не выполнили приказа и штаб командующего эскадры с поврежденного броненосца не сняли. После приведения руля в положение прямо, корабль начал двигаться самостоятельно. Впоследствии корабль несколько раз подвергался расстрелу со стороны проходящих японских кораблей, шёл зигзагами в генеральном направлении на северо-восток 10-узловым ходом, пытаясь сопровождать русскую эскадру. После смертельного ранения командира броненосцем стал командовать старший артиллерийский офицер лейтенант П. Е. Владимирский, сам вставший к штурвалу.

Тем временем, броненосец «Император Александр III» вернул эскадру на курс норд-ост 23°. Возможно, он пытался прорваться на север за кормой главных сил японцев. В свою очередь адмирал Того совершил манёвр смены стреляющего борта. Часть артиллерии среднего калибра правого борта японских кораблей уже вышла из строя, а комендоры, конечно, все это время обеспечивали огонь на пределе физических сил. Поэтому, Того, сделав в 14:35-14:47 со своим 1-м отрядом поворот «все вдруг» курсом от противника, а затем на 8 румбов влево, открыл по русским огонь левым бортом, то есть практически с той же огневой мощью, что и в начале боя. Отряд повёл «Ниссин» под флагом контр-адмирала С. Мису. Тем не менее, в эти 12 минут он подставил свою корму русским артиллеристам, чем те и воспользовались. Действительно, в 14:42 броненосец «Фудзи» получил попадание 12-дм снарядом, который взорвался в зарядном отделении кормовой башни. Находившиеся там 12-дм снаряды могли бы сдетонировать и корабль неминуемо погиб бы, но из-за слабого фугасного действия русских снарядов, снаряды не сдетонировали, а вода из разрушенной взрывом трубы охлаждения помогла потушить пожар. Минутой позже «Асама» снова получила два снаряда, и оба снова в корму. Корабль осел на 1,5 метра, на некоторое время остановился, затем пошёл дальше, стараясь следовать за своим отрядом. В строй он вступил только около 17:10. Но и русским досталось в это же время. На головном «Императоре Александре III» вспыхнуло несколько пожаров, он вышел из строя и, справившись впоследствии с повреждениями, вступил в строй (вероятно, между «Сисоем Великим» и «Навариным». Эскадру повел броненосец «Бородино» в направлении на норд-ост. Несколько пробоин в носу чуть выше ватерлинии получил «Сисой Великий», через них внутрь корпуса стала поступать вода, из-за чего корабль стал отставать, растягивать строй, вследствие чего отряд Небогатова стал, увеличив скорость, обходить слева отстающий за «Сисоем» 2-й броненосный отряд. Из-за разрыва снаряда на «Адмирале Нахимове» заклинило носовую барбетную установку в положении по траверзу на правый борт.

Около 14:50 «Бородино» повернул эскадру на север. Вероятно, поскольку отряд Камимуры продолжал идти прежним курсом на юго-восток и, таким образом, оказался гораздо южнее отряда Того, капитан 1 ранга Серебрянников решил не вести эскадру между двух огней, или просто ещё раз попытался прорваться на север. В это время дистанция до отряда Того сократилась до 11—16 кабельтовых, так что японские корабли даже выпустили несколько торпед (без успеха). Заметив манёвр русских, вице-адмирал Камимура повернул корабли последовательно и к 15:02 открыл огонь по концевым кораблям русской эскадры, догоняя её сзади справа. В это время отряд Того пересёк голову русской колонны в направлении справа налево и вскоре в нашедшем тумане потерял её. Камимура также потерял русских из-за тумана. Воспользовавшись этим русская эскадра, следуя за «Бородино», повернула последовательно на зюйд-ост и какое-то время противники удалялись друг от друга в противоположных направлениях.

Третья фаза боя (15:43 — 16:17)[править | править исходный текст]

Первый «бег на юг» продолжался недолго и около 15:15 русские корабли снова легли на норд-норд-ост в направлении Владивостока.

Японцы, тем временем, уйдя на норд-вест, сделали поворот на курс норд-ост, при этом 1-й отряд снова «все вдруг», так что его снова повел «Микаса». Таким образом, оба флота снова стали сближаться на сходящихся курсах. Но ещё раньше встречи, в 15:10-15:15 отряд Камимуры наткнулся на многострадального «Князя Суворова», обстрелял его и атаковал четырьмя торпедами, одну из которых японцы по ошибке сочли попавшей в цель. При этом авизо «Чихая» получил попадание тремя 75-мм снарядами из кормовых орудий броненосца с образованием подводной пробоины и вышел из боя до конца дня. В 15:27 «Суворова» атаковал пятью торпедами 5-й отряд истребителей, но флагман был прикрыт огнем русских броненосцев, от которого был поврежден истребитель «Сиракумо».

В 15:40 противники увидели друг друга и бой возобновился с дистанции 27 каб. Положение сторон во многом напоминало начало сражения с той разницей, что отряд Камимуры лишился «Асамы» и заходил в голову отряду Того. Оба отряда при этом быстро сближались с русскими кораблями, находясь у них впереди слева. Русские отстреливались ожесточенно. На «Ниссине» был ранен младший флагман вице-адмирал С. Мису, ряд попаданий получили крейсера Камимуры. В 15:57 на «Сикисиме» произошёл преждевременный разрыв снаряда в стволе, и носовая башня временно вышла из строя. У русских особенно пострадали «Орёл» и «Сисой Великий». На последнем начался пожар во всей 6-дм батарее, и броненосец временно вышел из строя, а затем занял место в хвосте колонны.

Поскольку японцы снова охватывали голову русской колонны, «Бородино» около 16:00 повернул на восток. При этом отряд Камимуры оказался на левом траверзе «Бородина», а отряд Того — на траверзе «Императора Николая I», причем между последними находился «Князь Суворов», точнее то, что от него осталось. Дистанция снова сократилась до 11 кабельтовых — японцы о ней уже мало заботились. Поэтому где-то в 16:10 «Бородино» снова начал уклоняться поворотом вправо и повел эскадру на юг. Адмирал Того, заподозрив русских в попытке прорыва на север у себя под кормой, повернул своим отрядом «все вдруг» и строем фронта пошёл на север и вскоре потерял русских из виду. Вице-адмирал Камимура, вероятно, не хотел вести бой без своего старшего флагмана и отвернул к востоку. В 16:17 противники снова потеряли друг друга из виду.

Около этого же времени произошёл новый бой около погибающего «Суворова». Корабль, который отстреливался только одним 75-мм орудием из кормового каземата, был атакован 4-м отрядом истребителей, по нему было выпущено 4 торпеды, и безуспешно (японцы снова посчитали, что попали). Флагман был снова прикрыт арт. огнем броненосцев, которые добились попадания в «Мурасаме».

Четвёртая фаза боя (16:17 — 17:42)[править | править исходный текст]

Второй «бег на юг» русской эскадры продолжался 50 минут — гораздо дольше первого, но именно он спас русские крейсера и оставшиеся два транспорта. Крейсерское сражение шло, в общем, независимо от сражения броненосных эскадр примерно к югу от них, и к моменту появления русских броненосцев положение крейсеров и транспортов было критическим.

Боевой порядок русских броненосцев к этому времени сильно нарушился. Впереди парой шли «Бородино» и «Орёл», которые около 16:30 прошли на контракурсах между русскими и японскими крейсерами, и первые ушли под защиту нестреляющего борта броненосцев. Этим манёвром и объясняется поворот к западу русской эскадры. 3-й русский броненосный отряд, уже успевший к этому времени обогнать 2-й, последовал за первой парой и в 16:41 также открыл огонь по крейсерам отрядов С. Дева и С. Уриу, флагманские корабли которых, получив повреждения от огня броненосцев Небогатова, увели свои отряды на восток. Между 3-м и 2-м броненосными отрядами шёл поврежденный «Александр III», а за ним — разными курсами корабли 2-го броненосного отряда. В то же время японские броненосные отряды шли к югу, разыскивая противника и находясь восточнее его. В 16:51 крейсера Камимуры, идя на звук выстрелов, подошли к месту боя и открыли огонь по скученным русским кораблям и транспортам, добившись попаданий в «Ушаков» и «Апраксин». Примерно в это время на «Бородино» был тяжело ранен командир корабля и в командование броненосцем вступил старший офицер капитан 2 ранга Д. С. Макаров, который и повел эскадру. В 17:00 на броненосце «Император Николай I» (которым из-за ранения командира командовал Небогатов) был поднят сигнал «Курс норд-ост 23°», по которому «Бородино» повернул на северо-запад. Русские снова шли во Владивосток. В 17:30 крейсера Камимуры вышли из боя, находясь к югу от русских кораблей.

С 17:10 по 17:30 миноносец «Буйный» снял с «Князя Суворова» раненого вице-адмирала Рожественского и 19 человек его штаба. К этому времени «Суворов» практически потерял управление и ход, управлялся из центрального поста минным офицером лейтенантом М. А. Богдановым. Кормовая 12-дм башня была взорвана, носовая 12-дм башня видимо расстреляла весь свой боезапас, а башни среднего калибра вышли из строя из-за пожаров над ними. Существенно опасных подводных пробоин корабль не имел. Приказ Рожественского снять оставшихся людей миноносец «Бедовый» снова не выполнил. Через полчаса, уже после ухода на север русских броненосцев, брошенный «Суворов» был окружен 4-м, 5-м и 6-м боевыми отрядами японцев, полтора часа отстреливался от них, а затем был атакован 2-м отрядом миноносцев, которые выпустили по нему в упор 8 торпед. 3-4 из них взорвались и в 19:30 корабль, до последнего отстреливавшийся из кормового 75-мм орудия, перевернулся и пошёл ко дну со всеми оставшимися людьми (935 человек).

Пятая фаза боя (17:42 — 19:12)[править | править исходный текст]

Русская эскадра, несмотря на приказ Небогатова, двигалась курсом на северо-северо-запад. К 17:40 она построилась в несколько кильватерных колонн (данные противоречивы): впереди шли «Бородино» и «Орёл», ведомые капитаном 2 ранга Д. С. Макаровым. Отстав от них и заметно левее шёл 3-й броненосный отряд, а также «Александр III». Левее и позади колонны Небогатова шли остатки 2-го отряда (эту колонну долго замыкал «Сисой», но «Наварин» и «Адмирал Нахимов» ушли в хвост колонны, пострадав после 18:30 от огня крейсеров Камимуры). Четвертую колонну образовали крейсера «Олег», «Аврора», «Дмитрий Донской», «Владимир Мономах», которые держались на левом траверзе броненосцев. Крейсера «Жемчуг», «Изумруд», «Алмаз», «Светлана» и миноносцы шли ещё левее, не соблюдая строй. Там же находились четыре оставшихся транспорта — «Анадырь», «Корея», «Свирь» и сильно поврежденный «Иртыш». Миноносец «Буйный» со штабом на борту и сигналом «Адмирал на миноносце» (никто не понял, какой именно адмирал), догнавший эскадру около 18:00, поднял сигнал «Адмирал передает командование контр-адмиралу Небогатову», но на «Николае I», этот сигнал не разобрали, и в 18:05 тот же приказ был передан Небогатову голосом с миноносца «Безупречный» вместе с указанием следовать во Владивосток.

Японский 1-й боевой отряд шёл справа параллельным курсом на расстоянии около 35 кабельтовых, снова медленно выходя в голову русской колонны и в 17:42 открыл огонь по «Бородино» и «Орлу». 2-й боевой отряд шёл далеко позади за первым и в 18:32 начал обстреливать сначала три корабля 2-го броненосного отряда с дистанции ок. 40 каб. Но затем в критическое положение попал «Император Александр III», который с сильным креном на правый борт и пожаром следовал где-то в конце русской эскадры и правее её (сведения о его местоположении противоречивы). В 18:48 он попал под обстрел шести крейсеров отряда Камимуры и буквально через 2 минуты перевернулся на правый борт. Крейсер «Изумруд» подошёл к месту трагедии для поднятия из воды людей, но сам попал под сильный обстрел и вынужден был вернуться к эскадре. Из 867 человек экипажа «императора Александр III» не спасся никто, поэтому обстоятельства боя и гибели этого корабля неизвестны. Можно предположить, что он затонул от распространения воды по главной палубе (имевшей только одну переборку), попавшей через казематы 75-мм орудий из-за перегрузки корабля.

Русскую эскадру по-прежнему вел «Бородино», в 18:30 уклонившийся влево, на северо-запад, от сосредоточенного огня отряда Того, который держался у него на правом траверзе в 30-40 каб. Но прежде, чем он успел это сделать, около 18:50 на «Бородино» начались сильные пожары, в 19:00 огромное пламя охватило весь корабль, и кормовая башня замолчала. Один из снарядов, по-видимому с «Фудзи» попал в погреб бортовой 6-дм башни. После взрыва этого погреба корабль, стойко ведший эскадру четыре с половиной часа, перевернулся и затонул около 19:12, за считанные минуты до захода солнца. На броненосце погибли 866 человек, и один матрос впоследствии был поднят японцами из воды. По всей видимости, это был последний выстрел японцев в дневном бою 14 мая, так как ещё до гибели «Бородино», в 19:02, адмирал Того приказал прекратить огонь. Один из последних русских выстрелов сделал «Сисой Великий», попавший 12-дм снарядом во флагман Камимуры и чуть было не выведший его из строя. К счастью для японцев, снаряд не разорвался.

Но наступала ночь, и адмирал Того стремился дать своим миноносцам возможность сориентироваться для атаки, поэтому он не стал расстреливать горящий «Орёл», а повел свои боевый отряды на север, назначив точкой рандеву остров Дажелет. «Император Николай I» после гибели «Бородино» стал медленно обгонять «Орла» слева, выходя в голову эскадры. С последними лучами солнца «Император Николай I» возглавил эскадру русских броненосцев и увеличил её скорость до 12-13 узлов.

Из оставшихся русских броненосцев наиболее тяжёлые повреждения получил «Орёл»: у носовой 12-дм башни была оторвана часть ствола левого орудия, в кормовой башне оставалось лишь 2 снаряда. Из башен среднего калибра осталась в строю только правая носовая башня. Казематы 75-мм артиллерии были наполовину выведены из строя, причем не от пробития бронеплит, а от поражения осколками через орудийные порты. Те же осколки вывели из строя всех, находившися в боевой рубке. Броненосец принял на палубу около 300 тонн воды и находился на грани опрокидывания. Корабль практически полностью исчерпал свой боевой ресурс. На «Сисое» и «Наварине» башни главного калибра были в исправности, но оба имели пробоины в носовой небронированной части, через которые вода затапливала отсеки, при этом на «Наварине» её удавалось откачивать, на «Сисое Великом» помпы не справлялись. На «Адмирале Нахимове» носовую барбетную установку заклинило, ещё две вращались вручную. Корабли 3-го броненосного отряда пострадали незначительно, только «Адмирал Ушаков» имел дифферент на нос вследствие пробоины в носовой оконечности. Случаи пробития брони были крайне редкими.

Бой крейсеров[править | править исходный текст]

Если брать с собой в бой тихоходные транспорты, по общему мнению, — серьёзная ошибка, то поручать почти всем крейсерам и половине миноносцев охрану этих транспортов, а потом всех вместе услать куда-то на восток — ошибка не меньшая. Если Рожественский вправду рассчитывал весь бой вести на 9-узловой скорости единой колонной, то лучшей защиты для легких сил, чем нестреляющий борт колонны броненосцев (вне зоны перелетов японских снарядов, конечно), не найти. Тем не менее, приказ был отдан и все они легли на курс два румба вправо (норд-ост 50°), постепенно удаляясь на юг от колонны броненосцев.

Около 14:00 далеко в хвосте колонны японцами были задержаны госпитальные суда «Орёл» и «Кострома», чем была исключена возможность спасения экипажей с погибавших во время последовавшего боя кораблей. Второе в соответствии с международными нормами было отпущено через полмесяца, а первое взято в качестве приза на том основании, что «Орёл» использовался при эскадре в военных целях, в частности для перевозки задержанной команды английского парохода «Ольдгамия». По иронии судьбы, англичан поместили именно на «Орел» только из-за опасения, как бы их в бою не задел какой-нибудь шальной снаряд[41].

Около 13:50 крейсер «Идзуми» попытался справа приблизиться к транспортам, но был обстрелян и подбит «Владимиром Мономахом», шедшим справа от колонны транспортов, и «Олегом» с «Авророй». Собственно, крейсерский бой начался около 14:30, когда 3-й боевой отряд вице-адмирала С. Дева и 4-й отряд контр-адмирала С. Уриу, закончившие к этому времени обход с юга русской эскадры, открыли огонь по транспортам с дистанции около 40 каб. Особенно опасным было положение «Анадыря» и «Иртыша», которые рисковали взлететь на воздух от взрыва хранившихся в трюмах обширных запасов снарядов и пироксилина. Навстречу восьми вражеским крейсерам немедленно бросились на юг «Олег» и «Аврора», начав бой на контракурсах левым бортом, затем переведя стрельбу на правый борт. Маневренный бой продолжался с 15:10 до 15:35, при этом около 14:35 в кильватер «Авроре» по сигналу Энквиста вступил «Дмитрий Донской», вернувшись, таким образом, в свой отряд. Затем оба японских отряда повернули последовательно влево и легли на параллельный курс, вест, стреляя из орудий правого борта с дистанции 28 кабельтовых. Транспорта, миноносцы и охраняющие их крейсера продолжали уходить на норд-ост. Около 15:12 76-мм снаряд разорвался напротив рубки крейсера «Аврора», и залетевшими в неё осколками был смертельно ранен командир крейсера. В командование кораблем вступил старший офицер капитан 2 ранга А. К. Небольсин, сам имевший ранение. В 15:20 подошёл 6-й боевой отряд контр-адмирала М. Того-младшего и вступил в кильватер 4-му отряду Уриу. 3-й отряд повернул на ост и открыл огонь левым бортом.

Около 15:35 Энквист заметил на севере пылающий «Князь Суворов» и повернул два крейсера с веста на норд, приказав «Донскому» и «Мономаху» охранять транспорта. К этому времени русские понесли первую потерю — вспомогательный крейсер «Урал» получил подводную пробоину с левого борта в носовой части и поднял сигнал бедствия. Энквист просигналил «Анадырю» помочь «Уралу», при этом «Анадырь», выполняя приказ, протаранил буксирный пароход «Русь». Команда с «Руси» перебралась на «Свирь», а брошенную «Русь» через полчаса потопили японские крейсера 6-го отряда. Около 16:00 с «Олега» и «Авроры» заметили, что к «Князю Суворову» приближаются русские броненосцы, зато японские крейсера атакуют транспорта.

Наступал критический момент боя, поскольку как раз около 16:00 «Олег» и «Аврора» попали под огонь концевых броненосных крейсеров 1-го отряда — «Ниссина» и «Касуги», находившихся на северо-востоке, а с тыла по ним стреляли остальные легкие японские крейсера. К тому же на поле боя около 16:00 появились корабли 5-го боевого отряда вице-адмирала Катаока, открывшие огонь с 43 каб. «И был бы здесь славный конец двум зарвавшимся небронированным крейсерам, если бы не приближение наших броненосцев, также повернувших на обратный курс. Движение их заставило „Ниссина“ и „Касугу“ отойти и скрыться в тумане», — пишет В. С. Кравченко. Произошло это около 16:30, но до этого оба крейсера успели, отстреливаясь, повернуть на курс зюйд-ост по направлению к транспортам, причем за ними от броненосцев по собственному почину последовали «Жемчуг» и «Изумруд», ранее державшиеся нестреляющего борта русской колонны. По сигналу Энквиста «Крейсерам следовать за мной» крейсера в конце концов построились в кильватерную колонну: «Олег», «Аврора», «Дмитрий Донской», «Владимир Мономах», «Жемчуг», «Изумруд», «Светлана» и «Алмаз».

За это время «Урал», от которого в этом бою были только одни неприятности несмотря на два его 120-мм орудия, успел получить ещё две подводные пробоины и, управляясь только машинами, навалился на корму крейсера «Изумруд», затем застопорил ход. «Анадырь», «Свирь» и миноносец «Грозный» спасли людей с «Урала». При этом основанием для спасательных работ было не столько бедственное положение «Урала», сколько сигнал его командира: «Имею подводные пробоины, исправить не могу». Несмотря на такую оценку командира, брошенный командой корабль оставался на плаву ещё долго, пока в 17:40 не был потоплен огнем с японских броненосцев и торпедой. «Свирь» пыталась взять его на буксир. Тем более, что не только «Урал» получил подводную пробоину: «Иртыш» также получил крупную пробоину у ватерлинии; возник крен и дифферент на нос; ход упал до 7 уз. Транспорту «Корея» также было приказано со «Светланы» оказать помощь «Уралу», но из-за отсутствия на «Корее» свода военных сигналов эту команду не разобрали. Все это время транспорты маневрировали под огнем беспорядочно, нарушали строй и мешали маневрировать русским крейсерам.

Русские крейсера с трудом вели бой с 10 крейсерами противника на дистанции 24 каб., находясь также под обстрелом с тыла двух броненосных крейсеров отряда Х. Того, но около 16:30 колонна русских броненосцев прошла между крейсерами Энквиста и японскими легкими крейсерами. Огонь броненосцев заставил японские крейсера отойти к востоку. Именно в это время японские бронепалубные крейсера получили наибольшие повреждения. Около 17:08 флагман вице-адмирала Дева «Кассаги» получил подводную пробоину, скорость хода упала, но до 18:00 корабль оставался в строю. Примерно в то же время флагманский крейсер 4-го отряда «Нанива» получил попадание в корму ниже ватерлинии. Русские крейсера, транспорта и миноносцы к этому времени перешли на левый, нестреляющий борт колонны русских броненосцев.

Транспорт «Камчатка» после 17:00 получил несколько попаданий снарядов, в результате которых были повреждены машины. Транспорт остановился и стал лёгкой мишенью. Тем не менее, малокалиберные пушки «Камчатки» вели огонь по японским миноносцам, пытаясь прикрыть «Князя Суворова». После 18:30 транспорт был настигнут лёгкими силами противника, расстрелян и затонул. Погибли 327 человек, из них 68 мастеровых.

Последняя фаза крейсерского боя наступила около 17:30, когда с юго-запада бронепалубные крейсера противника снова попытались атаковать транспорты и миноносцы. Их поддерживал догоняющий эскадру с юго-востока отряд Камимуры. «Олег» и «Аврора» снова вышли на бой на контракурсах, за ними по сигналу Энквиста пошли «Дмитрий Донской» и «Владимир Мономах». Русским крейсерам снова пришлось туго, но они отбились от 9—10 крейсеров противника, которые к 18:00 прекратили бой. В 17:40—18:00 положение на «Кассаги» и «Наниве» из-за поступления воды стало тяжёлым, и оба корабля вышли из боя. «Нанива» после установки пластыря вновь вошёл в строй, а «Кассаги» под конвоем «Читосэ» ушёл в залив Абурдани, где чинился до 11 часов следующего дня. Сам вице-адмирал Дева вернулся к месту битвы на «Читосэ» только в 21:30, на время его отсутствия оставшиеся два крейсера 3-го отряда временно присоединились к 4-му отряду.

Если давать общую оценку крейсерскому бою, то можно заметить, что японские бронепалубные крейсера пытались использовать ту же тактику, что и броненосные — концентрировались у флагманского русского крейсера и пытались взять его под сосредоточенный обстрел с относительно больших дистанций в 20—30 каб. Из этого приема у них ничего не вышло, поскольку «Олег» и «Аврора» маневрировали на 18-узловой скорости. В. С. Кравченко комментирует это так: «От окончательного расстрела „Олега“ и „Аврору“ спасла быстрота и частая смена ходов: мы сбивали этим неприятеля, не давали ему точно пристреляться. За весь бой верная „Аврора“ ни на одну пядь не отстала от своего флагмана… Были ужасные, так называемые, „поворотные“ точки, когда неприятель хорошо пристреливался и удачно концентрировал огонь по „Олегу“, так что последний казался весь окутанным брызгами, взметами белой пены, чёрным дымом с проблесками огня. Мы нередко видели, как бедный корабль не выдерживал этого огня, клал круто на борт руля, поворачивал на восемь румбов и, выходя из сферы огня, оставлял её позади. „Аврора“ тотчас же следовала его примеру, клала руля, но, катясь по инерции, должна была вступать в этот ужасный, засыпаемый на наших глазах чугунным градом, район. Так как „Аврора“ очень медленно слушается руля, не ворочается, как говорят моряки, „на пятке“, то она неминуемо должна была всякий раз окунаться в этот дождь». Иными словами, японским крейсерам следовало избрать иную тактику: решительно сблизившись на самые короткие дистанции атаковать 3-м и 4-м отрядами «Олега» и «Аврору», а 6-му отряду — разведочный отряд, в коротком и жестоком бою. Конечно, японцы понесли бы потери, но русских в этом неравном бою спасти не могло бы ничего. Затем японцы могли бы спокойно уничтожить бронированные, но тихоходные старые крейсера, а также транспорта. Зато русские крейсера совершили невозможное: за два часа боя со значительно превосходящими силами противника они не только выдержали бой, потеряв только один безбронный крейсер, но и сумели, в основном, выполнить приказ защитить транспорты, обрекавший всех на гибель. Из шести транспортов в бою 14 мая погибли два, из них команде «Свири» дали время эвакуироваться.

Но и маневрируя, русские крейсера понесли потери. «Урал» погиб. Его командир вообще не отличился мужеством в бою: один раз «Урал» скрылся от обстрела, спрятавшись за корпус «Алмаза», кстати, тоже небронированного. «Олегу» досталось больше всех, и он находился в печальном положении, получив 12 пробоин, из которых многие вблизи ватерлинии, имел повреждения в машине. «Аврора» также получила серьёзные повреждения от попадания 10 снарядов. Кроме того, на ней из строя вышло много человек: 16 убитых и 83 раненых. «Светлана» получила пробоину в носовой части, приняла 350 т воды. Крейсер получил дифферент на нос, ход упал до 17,5 узлов. Остальные крейсера получили незначительные повреждения.

Участие в бою миноносцев[править | править исходный текст]

Русские миноносцы непосредственно в бою не участвовали, занимаясь в основном спасательными операциями: «Буйный» (повредил винт о плавающие обломки), «Бравый» (получил попадание снарядом в кочегарку), «Быстрый», «Грозный», «Блестящий». Особенно отличился последний, бросившись под обстрелом поднимать из воды моряков с «Осляби», хотя сам уже получил попадание снарядом с затоплением помещений. В ходе этой операции миноносец получил второе попадание, которым был убит командир. Экипаж «Буйного» также проявил инициативу и мужество при спасении людей. Зато «Бедовый» в нарушение всех приказов бросил повреждённый «Суворов» и самовольно присоединился к отряду крейсеров. «Быстрый» также не оказал помощи «Суворову» и просто шёл под защитой броненосцев. «Безупречный», «Бодрый», «Громкий», «Грозный» следовали с крейсерами, как им и было приказано. Все они к концу боя оказались под защитой левого, нестреляющего борта русских броненосцев.

Японские эсминцы, в основном, следовали со стороны нестреляющего борта броненосных отрядов и приняли участие в уничтожении остававшихся на плаву повреждённых русских кораблей. В 15:27 5-й отряд истребителей атаковал «Князя Суворова» пятью торпедами, выпущенными с 4—2 кабельтовых. Ни одна из них не взорвалась, но «Сирануи» получил повреждения от двух попавших в него снарядов с русских броненосцев — 4 убитых, 15 раненых. В 16:28 того же «Суворова» атаковал 4-й отряд эсминцев. Сначала «Асагири» и «Мурасаме» выпустили по торпеде в правый борт с 4 каб., а «Асасиво» — две торпеды. «Сиракумо» из-за огня русских броненосцев выйти в атаку не смог. По японским данным, одна торпеда с «Мурасаме» попала в левый борт броненосца и он накренился на 10°, но это сомнительно. Один выстрел с «Асагири» не получился — торпеда дала осечку. При этом «Асагири» получил попадание от 75-мм пушки «Суворова», а «Мурасаме» — рикошетировавшим от воды снарядом с одного из броненосцев, его скорость упала до 20 уз. Около 8:00 «Суворов» был потоплен торпедами 2-го отряда эсминцев. Миноносцы японцы приберегли для ночных атак. Во время боя они держались возле 5-го и 6-го японских боевых отрядов.

Ночные атаки и маневры[править | править исходный текст]

С наступлением сумерек японские броненосцы и крейсера ушли с поля боя, чтобы дать миноносцам в оставшуюся часть светового времени определиться с выбором целей. Лишь в южной части пролива оставались вспомогательные крейсера, которым при обнаружении противника было приказано осветить его прожектором, затем поднять луч вверх и провести им в сторону движения. В западной части Корейского пролива, близ корейского берега, дежурил 7-го боевой отряд контр-адмирала Х. Ямады (канонерские лодки). Опознавательным знаком для различения своих был назначен красный огонь. К северо-западу от русской эскадры были 1-й и 2-й отряды эсминцев, с севера — 9-й отряд миноносцев, с востока — 5-й, 4-й и 3-й отряды эсминцев, а с юго-востока подходили 20-й, 18-й, 1-й, 5-й и 10-й отряды миноносцев. Ещё 9 миноносцев 14-го, 16-го и 19-го отрядов, в течение дня укрывавшиеся от непогоды, также вышли в море для атаки. Таким образом, эсминцы должны были атаковать авангард русской колонны, миноносцы — арьергард. Всего в ночных атаках принимали участие 17 эсминцев и 24 миноносца.

Русские броненосцы также заметили противника, находившегося примерно в 50 кабельтовых от них. Поскольку только юго-западное направление было свободно, адмирал Небогатов повернул круто влево на 8 румбов без всякого сигнала. Остальные броненосцы совершили поворот «все вдруг», при этом значительно нарушив строй. Это больше походило не на манёвр, а на беспорядочное отступление в направлении от противника, то есть как раз в сторону русских крейсеров и миноносцев. Эти последние не поняли манёвра. На крейсерах решили, что эскадра как организованная сила распалась и сами повернули в том же направлении. Тем не менее, броненосцы быстро восстановили кильватерный строй, а вот действия контр-адмирала О. А. Энквиста как раз и привели к распаду эскадры. До этого момента действия контр-адмирала в бою были практически безупречными и часто смелыми. Но сейчас он поднял сигнал крейсерам «Следовать за мной», повернул на юго-запад и дал полный 18-19-узловой ход. За ним последовали все крейсера, кроме «Изумруда» и «Алмаза», на которых сигнал замечен не был: первый находился в некотором отдалении, держась ближе к «Николаю I», а второй в этот момент маневрировал, стараясь избежать столкновения с транспортом. Совершенно непонятно, как можно согласовать между собой приказ «Следовать за мной» и форсирование хода, ведь Энквисту было известно, что оба старых крейсера не могут развить скорость больше 13-15 узлов. Уводя их в сторону от эскадры, он, тем самым, обрекал их на участь одиноких странников в ночи. То же можно сказать и о «Светлане», поскольку с «Олега» хорошо видели, что она идет с дифферентом на нос. Прямой обязанностью крейсеров было пропустить броненосцы на юго-запад и охранять их от атак неприятельских миноносцев, но он сделал прямо противоположное — заслонился от них своими броненосцами. Таким образом, за два часа Энквист (точнее, командир «Олега» капитан 1-го ранга Л. Ф. Добротворский, который имел на своего адмирала сильное влияние) совершил три грубейшие ошибки: бросил и потерял в ночи свои броненосцы, не защитив их от минных атак, увел почти все крейсера от эскадры, а затем бросил три отставших крейсера[42]. Эскадра распалась.

Русские броненосцы некоторое время уходили на юг, но в начале 9-го часа Небогатов вновь лёг на курс норд-норд-ост. Корабли 3-го броненосного отряда Небогатова были ещё во время похода подготовлены к ночному плаванию без ходовых огней. Ориентиром служил только фонарь с узконаправленным лучом, помещённый на корме корабля. «Орёл», находившийся в кильватере «Николая I», вынужден был действовать так же (все прожектора были разбиты), и все пять броненосцев некоторое время шли единой группой. Благодаря светомаскировке они были малозаметны. Неприятельские миноносцы отгонял крейсер «Изумруд», державшийся близ флагмана. Остальные корабли, из соображений маскировки, огня по миноносцам, в основном, не открывали, хотя один раз ими был по ошибке обстрелян «Изумруд» (попаданий не было). Не имея возможности выдержать 13-узлового хода «Адмирал Ушаков», получивший пробоину, начал отставать; со временем «Адмирал Сенявин» и «Генерал-адмирал Апраксин» обогнали его и он потерялся. Остальные корабли группы Небогатова благополучно избежали минных атак и ушли на север.

Три оставшихся корабля 2-го броненосного отряда во главе с «Сисоем Великим» отстали, поскольку медленно заполняющийся водой броненосец также шёл на небольшой скорости. К движению без огней они не были подготовлены, поэтому были хорошо заметны противнику.

Концевой «Адмирал Нахимов», для отражения минных атак первым стал использовать прожектора, чем только облегчил задачу противнику. Между 21:30 и 22:00 броненосный крейсер получил торпеду в носовую часть правого борта. Не имея возможности справиться с поступлением воды и получив крен на правый борт и дифферент 8° на нос, корабль выключил прожектора и развернулся на запад, рассчитывая достичь Корейского берега и вдоль него идти во Владивосток. Всю ночь ведя упорную борьбу за живучесть, экипаж крейсера убедился, что удержать корабль на плаву не удастся. При свете луны были обнаружены очертания берега, оказавшегося северной оконечностью острова Цусимы. Став на якорь на глубине 100 м[43], крейсер приступил к спуску шлюпок для своза экипажа. В начале шестого часа утра, когда к крейсеру стал приближаться истребитель «Сирануи», а за ним вспомогательный крейсер «Садо-Мару», командир в ответ на требование сдаться приказал взорвать корабль, но подрывные патроны не сработали. При эвакуации погибли 18 человек. Большая часть людей были подняты со шлюпок японским крейсером, одна достигла острова, где моряки были взяты в плен. Японцы высадились на корабле и подняли на нём свой флаг, но увидев его бедственное положение, ушли. Скрывавшиеся на «Нахимове» командир и штурман флаг сорвали. Около 8:00 15 мая крейсер пошёл ко дну в точке 34°34' с.ш., 129°32' в.д. Командира и штурмана подняли из воды японские рыбаки. Из экипажа крейсера в 653 чел. спаслось 628 чел.

Броненосец «Наварин» обошёл «Сисоя Великого», но около 22:00 получил попадание торпедой в корму с левого борта. Вода стало быстро заполнять корабль, который погрузился кормой в воду до 12-дм башни. Затем корабль 4-узловым ходом пошёл к ближайшему берегу, но около 2:30 15 мая три эсминца, вероятно, «Асагири», «Асасиво» и «Сиракумо» 4-го отряда, атаковали броненосец с обоих бортов. Он получил ещё два попадания торпедами, стал крениться на правый борт, затем перевернулся и затонул. Из 622 человек экипажа удалось спастись только 3 матросам, поднятым из воды японцами.

Оставшийся один Сисой Великий энергично отражал атаки и маневрировал. Но поступление воды через пробоину в носу так и не удалось остановить, и корабль все больше садился носом. В 23:15 он был торпедирован в кормовую часть с правого борта, лишившись возможности управляться. Тонущий корабль задним ходом попытался достичь острова Цусима, где около 03:00 утра 15 мая встретил крейсер «Владимир Мономах» и миноносец «Громкий». На просьбу принять к себе экипаж с крейсера ответили, что он также тонет, поэтому команда стала сколачивать спасательные плоты. В 07:20 броненосец был обнаружен японскими вспомогательными крейсерами «Синано-Мару», «Тайнин-Мару», «Явата-Мару». С броненосца на баркасе начали эвакуировать людей и подняли сигнал по международному своду: «Тону, прошу помощи». На вопрос японцев о том, сдается ли корабль, командир ответил утвердительно. Тогда японская команда подняла на корабле свой флаг, хотя и не смогла спустить Андреевский, а затем начала свозить команду. В 10:05 «Сисой Великий» перевернулся и затонул в точке 35° с.ш., 130°10' в.д. На корабле погибли 50 человек, включая 20 убитых в дневном бою.

Крейсера отряда Энквиста в начале 8-го часа на 18-узловой скорости уходили на юго-запад. Около 20:00 отстал «Владимир Мономах», около 21:00 — «Дмитрий Донской», около 22:00 — «Светлана». «Олег», «Аврора» и присоединившийся по собственной инициативе «Жемчуг» в течение ночи отразили три торпедные атаки и сделали три попытки повернуть на север для прорыва во Владивосток, но каждый раз после этих поворотов им встречались неприятельские миноносцы, а около 23:00 — суда, принятые по ошибке за японские крейсера. В итоге крейсера каждый раз поворачивали на курс зюйд-вест. К полуночи из-за многочисленных ночных манёвров на крейсерах потеряли представление о своём местоположении, только под утро определились по звёздам. Считая, что остатка ночи уже не хватит для прорыва мимо неприятельских сил, а также полагая, что его по пятам преследует вражеский крейсерский отряд, контр-адмирал Энквист по совету командира «Олега» Л. Ф. Добротворского около 01:00 15 мая решил уходить на юг. Кроме того, он полагал, что русская эскадра, которую с крейсеров последний раз видели идущей на юго-запад, также будет отступать в южном направлении. После всех ошибочных решений, принятых Энквистом в начале ночи, это решение вытекает само собой. Русская эскадра потеряна, свои крейсера — тоже, корабли в ходе боя получили серьёзные повреждения. Первый же вражеский миноносец или вспомогательный крейсер, обнаруживший их утром вблизи поля боя, радирует об этом, и на перехват будет выслан крейсерский отряд. В три часа ночи «Олег», «Аврора» и «Жемчуг» вышли из пролива в южном направлении, постепенно сбавив ход до 10 узлов.

Отставший крейсер «Владимир Мономах» повернул на север. С крейсера несколько раз открывали огонь по миноносцам, причем были обстреляны «Бедовый» и «Громкий». Опасаясь ещё раз обстрелять своих, крейсер подпустил к себе японский миноносец, который с короткой дистанции выпустил торпеду в правый борт. Корабль начал заполняться водой, несмотря на все попытки экипажа остановить её распространение, и к утру оказался в бедственном положении, так как вода подошла к топкам последней незатопленной кочегарки. При этом корабль несколько раз подвергался минным атакам, которые были отражены с помощью «Громкого». Командир решил идти к острову Цусиме, людей свезти на берег, а корабль затопить. Миноносцу «Громкий» было приказано прорываться во Владивосток. К этому времени японские вспомогательные крейсера «Садо-Мару» и «Манджу-Мару» обнаружили корабль и открыли по нему огонь, желая принудить к сдаче. Капитан 1-го ранга В. А. Попов приказал открыть кингстоны. Японцы, убедившись, что корабль тонет, высадились на него со шлюпок и заставили командира и старшего офицера покинуть корабль. Часть команды была снята шлюпками с обоих японских крейсеров, часть высадилась на берег острова Цусима, а сам корабль затонул около 10:30 15 мая в точке 34°32' с.ш., 129°40' в.д. При затоплении корабля пострадавших не было, но в дневном бою корабль потерял 1 чел. убитым и 16 ранеными.

Русские миноносцы рассеялись вместе с крейсерами, но пережили эту ночь благополучно. «Бедовый», «Грозный» и «Буйный» (последний — с повреждением в машине) шли вместе с «Дмитрием Донским», «Громкий» и «Бравый» сопровождали поврежденный «Мономах», «Быстрый» шёл со «Светланой». «Безупречный» прорывался на север самостоятельно. «Бодрый» и сильно поврежденный «Блестящий» повернули на юг.

Три оставшихся транспорта — «Анадырь», «Корея» и буксирный пароход «Свирь», потеряв в начале ночи эскадру и друг друга, разными путями направились на юг, имея целью уйти в Шанхай. Повреждённый и медленно заполняющийся водой «Иртыш» направился к японскому берегу, чтобы в случае затопления корабля спасти личный состав.

Из японских миноносцев ночью во время атак от воздействия артиллерийского огня русских корабле погибли два — № 34 и № 35 (на обоих погибли 9 человек и ранены 21), в различной степени получили повреждения 8 истребителей и 4 миноносца. Кроме того, от столкновения с истребителем «Акацуки»[44] затонул миноносец № 69; при ночных столкновениях и навалах были повреждены три истребителя и два миноносца. За всё время сражения заплатили своими жизнями 22 японских моряка с миноносцев и 82 было ранено. Сложно сказать, кто чьей жертвой стал этой ночью. Обе стороны в своих донесениях приписывали себе множество побед, утверждая, что видели гибель значительно бóльшего числа кораблей противника, чем это было в реальности. Потопление японских миноносцев приписывали себе артиллеристы «Адмирала Сенявина», «Адмирала Нахимова» и «Владимира Мономаха». 14-й, 16-й, 19-й и 20-й отряды миноносцев в течение ночи обнаружить русские корабли не смогли.

Цусимское морское сражение 1905 г. — Дневные бои 15 мая и потери русского флота в корабельном составе

Дневные бои 15 мая, сдача основных сил русской эскадры[править | править исходный текст]

Броненосцы[править | править исходный текст]

Пока японские миноносцы проводили атаки на русские корабли, главные силы японского флота отошли на север в Японское море, чтобы днем перехватить русскую эскадру. Адмиралу Х. Того представлялось наиболее вероятным, что русские пойдут от места боя у острова Цусима к Владивостоку кратчайшим путём. Расчёт скорости показывал, что днем 15 (28) мая эскадра должна пройти в районе между островм Дажелет и скалами Лианкур. На рассвете 15 мая 1-й боевой отряд адмирала Того находился в 30 милях южнее Дажелета. Расчёт оказался верным.

Картина, на которой изображены корабли «Адмирал Апраксин» и «Адмирал Сенявин», которые вводят в японскую военно-морскую базу в Сасебо. На кораблях развеваются флаги «Восходящего солнца».

Отряд контр-адмирала Небогатова — эскадренные броненосцы «Император Николай I», «Орёл», броненосцы береговой обороны «Генерал-адмирал Апраксин», «Адмирал Сенявин» и крейсер «Изумруд» был обнаружен японским 5-м боевым отрядом в 05:20 утра в 100 милях к югу от Дажелета. Адмирал Того был немедленно поставлен в известность радиограммой. С русских кораблей также обнаруживали дымы и силуэты на горизонте и посылали в разведку «Изумруд», который каждый раз опознавал противника и возвращался к отряду, не удаляясь от него далее пределов видимости. Тем временем, управляемые по радио японские боевые отряды сжимали кольцо вокруг русских кораблей. С 9:30 отряд сопровождали крейсера Камимуры. Небогатов попытался было атаковать, пойдя на сближение, но Камимура, пользуясь превосходством в скорости, отвернул в сторону, так как дожидался подхода своих броненосцев. К 10 часам русские корабли были окружены с севера и северо-востока 4-м (без «Акаси») и 5-м боевыми отрядами, с запада и юго-запада 1-м и 2-м боевыми отрядами Того и Камимуры, а с юга 6-м боевым отрядом, возле которого также держался крейсер «Читосэ» под флагом С. Дэва. Это произошло в нескольких десятках миль южнее скал Лианкур. Подойдя на 43-60 каб., главные силы противника открыли огонь, на который отвечал несколькими выстрелами эскадренный броненосец «Орел». Контр-адмирал Небогатов оказался в безвыходной ситуации. «Император Николай I» обладал устаревшей недальнобойной артиллерией и, кроме того, в ходе дневного боя расстрелял почти все фугасные снаряды, а бронебойные на больших дистанциях были неэффективны. «Орёл» остался практически без артиллерии: у него мог действовать только один ствол 12-дм орудия, почти все 6-дм орудия вышли из строя. Броненосцы береговой обороны уступали противнику в дальнобойности орудий, а все броненосцы в целом безнадёжно уступали в скорости. В этой ситуации контр-адмирал Н. И. Небогатов по совету раненого командира своего корабля единолично принял решение о сдаче. В 10:34 на флагмане был поднят флажный сигнал «XGE», что по международному своду означает «Сдаюсь». Исполняющий обязанности командира корабля старший офицер потребовал в соответствии с Морским уставом созвать совет офицеров[45]. Небогатов согласился, офицерский совет был собран, но совету предъявили уже свершившийся факт сдачи, при этом вопреки традиции начинать с высказываний младших по чину, на совете сначала высказались контр-адмирал и командир корабля, указав на безвыходность положения. Большинство офицеров молчало. Поскольку японцы сигнала не разобрали и продолжали стрельбу, то по приказу Небогатова были спущены стеньговый и контр-адмиральский флаги, и подняты сначала белый, а затем и японский флаги. Остальные корабли отряда, кроме «Изумруда», после некоторых колебаний отрепетовали все эти сигналы. Противник заметил это и прекратил огонь, а в 10:53 адмирал Того подтвердил согласие принять сдачу. В 13:37 Небогатов и офицеры его штаба прибыли на броненосец «Микаса», другие офицеры — на другие корабли, а на русских кораблях японские моряки взяли под охрану важнейшие механизмы, погреба и оружие. Под конвоем корабли пошли в японские порты, причём на броненосце «Орел» была сделана попытка затопить корабль путём открытия кингстонов, вовремя замеченная и пресечённая японцами. В плену моряки сдавшихся без боя кораблей встретили резко неприязненное отношение со стороны прочих русских пленных. Умершего на пути в Японию командира «Орла» капитана 1 ранга Н. В. Юнга с разрешения японцев похоронили в море как не сдавшегося в плен, ибо на время сдачи корабля он был в беспамятстве.

Впоследствии на суде контр-адмирал Небогатов объяснял своё решение так: «Перед моими глазами стояли 2000 семейств крестьян-матросов… решил пожертвовать собственным именем, собою, но спасти 2000 человеческих жизней… Было очевидно, что мы погибли, что флот разгромлен и дальнейшие жертвы бесцельны». В опубликованной в 1906 году статье[46] Небогатов утверждает, что капитуляция была произведена в полном соответствии со статьей 354 Морского Устава совместным решением всех офицеров в условиях абсолютной невозможности нанести даже минимальный урон противнику, поскольку максимальная дистанция ведения огня у японцев составляла 56 кабельтов, у русских кораблей 50 кабельтов и "Если мы попытаемся подойти ближе, то они, имея большую скорость, без труда отойдут дальше, не сокращая дистанции. Мы представляли бы собой чрезвычайно легкие мишени, не имея возможности ответить противнику.". Там же Небогатов утверждает, что до встречи с японцами имелись шансы на прорыв во Владивосток в соответствии с прямым приказом Рожественского, чем и объясняет свое решение не идти в Манилу для неминуемого интернирования кораблей или к берегу для их уничтожения с высадкой команды.

Отставший из-за пробоины броненосец береговой обороны «Адмирал Ушаков» следовал тем же курсом, что и Небогатов. Корабль получил дифферент на нос и плохо слушался руля. Скорость не превышала 10 уз. С рассветом несколько раз на горизонте показывались крейсера 5-го японского боевого отряда, а затем и «Читосэ», но броненосец уклонялся от них курсом на восток, а те не преследовали. У корабля был шанс обойти место сдачи кораблей Небогатова с востока, но «Адмирал Ушаков» повернул на северо-запад, к берегам Кореи. Поэтому около 15:30 он увидел прямо по курсу основные силы японского флота, от которых на перехват были отделены броненосные крейсера «Ивате» и «Якумо» под флагом контр-адмирала Х. Симамуры. Броненосец повернул на юг, на офицерском совете ещё ночью решили сражаться «до последней крайности», а затем уничтожить корабль. Около 16:30 японцы нагнали русский броненосец и на «Ивате» был поднят сигнал: «Предлагаю вам сдаться. Ваш флагман сдался». Когда была разобрана первая часть сигнала, командир капитан 1 ранга В. Н. Миклуха сказал: «Продолжение сигнала нам знать не обязательно», и приказал открыть огонь, взяв курс на сближение с противником. В ходе боя броненосец маневрировал, но из-за износа каналов стволов и выхода из строя дальномеров снаряды ложились с большим разбросом и с недолётами. Огонь из 120-мм орудий было вести невозможно из-за слишком большой дистанции до цели. Японские снаряды поражали правый борт броненосца, производя разрушения в небронированных оконечностях и батарее. Вскоре в носовой башне вышла из строя гидравлика. Башню поворачивали ручным приводом. Через 30 минут боя из-за крена наведение вообще стало невозможным, могло вести огонь только одно 120-мм орудие. Тогда командир приказал экипажу спасаться, а корабль затопить через открытие кингстонов и подрыв циркуляционных помп в машинном отделении. Японцы продолжали огонь по тонущему кораблю, пока он не скрылся под водой, а затем спустили шлюпки для принятия людей. Броненосец скрылся под водой в 17:48 в точке 37 °C.ш., 133°30' в.д. На корабле и в воде от японских снарядов погибли 87 человек, ранены 11 (включая 3 погибших и 4 раненых в бою 14 мая). Среди погибших был и командир корабля. За 30 минут боя японские корабли выпустили 89 8-дм и 278 6-дм снарядов, добившись 2-4 попаданий 6-дм снарядами и 2 — 8-дм. «Ушаков» ответил 30 выстрелами из 10-дм орудий и 60 — из 120-мм, все — недолёты.

Крейсера[править | править исходный текст]

Крейсер II ранга «Изумруд», увидев в 10:34 сигнал своего флагмана о сдаче, форсировал ход до 21,5 узлов, проскочил между 1-м и 2-м японскими боевыми отрядами и ушёл в направлении Владивостока, ставя при этом радиопомехи переговорам японских кораблей[47]. 6-й боевой отряд пытался его преследовать, но старые и тихоходные крейсера отстали и в 14:00 прекратили погоню. «Изумруд» длительное время поддерживал высокую скорость, в результате часть оборудования машин вышла из строя и скорость упала до 15 узлов. Во время боя 14 мая на корабле были ранены 6 человек. Командир крейсера, капитан 2 ранга барон В. Н. Ферзен, державшийся во время боя безупречно, неожиданно запаниковал. Вести корабль во Владивосток он побоялся, так как опасался подорваться на минах заграждения вблизи порта. Связаться по радио с базой и попросить эскорта он не захотел, так как стремился соблюдать радиомолчание[48]. В результате он увел корабль к русскому побережью в 300 км к востоку от Владивостока, куда прибыл поздно ночью 15/16 мая. Несмотря на то, что состояние моря позволяло оставаться на ночь в открытом море, корабль пошёл в залив Владимир на большой скорости и выскочил на камни мыса Ореховый около 01:00 ночи 16 (29) мая. Хотя днище не было серьёзно повреждено, и корабль можно было снять с камней впоследствии спасательными судами, командир приказал немедленно взорвать корабль, так как полагал, что весь японский флот гонится за ним и находится где-то недалеко. Большинство офицеров «Изумруда» головы не потеряли, но перечить командиру не посмели — команда была свезена на берег, а крейсер подорван. Экипаж направился во Владивосток сухим путём, выполняя попутно приказ тыловых служб — собрать из окрестных деревень стадо крупного рогатого скота для обеспечения войск провиантом. Так они и явились домой — с коровами вместо крейсера.

Крейсера отряда контр-адмирала О. А. Энквиста «Олег», «Аврора» и «Жемчуг» утром 15 мая были в Восточно-Китайском море. Вопреки надеждам, русской эскадры они здесь не встретили, если не считать буксирного парохода «Свирь». Из-за бедственного положения «Олега» контр-адмирал перенёс свой флаг на «Аврору» и принял командование этим кораблем, и все три крейсера отправились в Шанхай для дозаправки углем с целью последующего перехода во Владивосток вокруг Японии. Однако рассчитав, что им не хватит положенных по международному праву 24 часов для заправки углем и ожидая, что они будут блокированны в Шанхае якобы преследующим их японским отрядом, на крейсерах решили идти в Манилу, бывшую тогда под протекторатом США. При подходе к Филиппинам на горизонте был замечен крейсерский отряд. Русские корабли приготовились к бою с японским отрядом контр-адмирала Уриу, но корабли оказались американскими. После захода в Манилу, 20 мая русские корабли были интернированы по распоряжению американских властей и с разрешения русского правительства. На всех трех крейсерах были убиты 41 человек, ранены 156. Два из них в марте 1906 г. вернулись на Балтику, а «Жемчуг» остался служить в составе Сибирской флотилии.

Крейсер I ранга «Светлана», отставший от отряда Энквиста, с дифферентом на нос уходил на север в сопровождении миноносца «Быстрый». Около 5:00 ввиду острова Дажелет показались японские крейсера 5-го боевого отряда, но «Светлана» уклонилась от них к востоку. Капитан 1-го ранга С. П. Шеин решил подойти ближе к берегу Кореи, завести пластырь, заделать пробоину, затем откачать воду и идти во Владивосток вдоль корейского берега[49]. Около 07:00 за кормой показались нагонявшие «Светлану» крейсера «Отова», «Ниитака» и истребитель «Муракумо». Около 8:30 крейсер по решению офицерского совета открыл огонь по «Отове». Миноносец «Быстрый» держался со стороны правого борта крейсера, «Муракумо» — с левого, вне дальности стрельбы. Оба японских крейсера догоняли «Светлану» с левого борта. Имея возможность вести бой только двумя кормовыми 6-дм орудиями, крейсер получил несколько пробоин у ватерлинии. «Отова» получила два попадания снарядами, которыми убило 5 и ранило 23 человека. Когда закончились все 6-дм снаряды и были полностью выведены из строя машины, командир приказал экипажу эвакуироваться в воду, а крейсер затопить открытием кингстонов. «Светлана» скрылась под водой в 11:08 в точке с координатами 37° с.ш., 129°50' в.д. Японцы продолжали огонь до полного затопления корабля, и многие русские моряки погибли от взрывов уже в воде. Затем японский отряд погнался за «Быстрым», а команда крейсера была через 2 часа поднята на борт вспомогательного крейсера «Америка-Мару». Всего убиты, утонули и умерли от переохлаждения 170 человек, включая командира, ранены 36.

Крейсер I ранга «Дмитрий Донской», также отставший от отряда Энквиста, обошёл ночью с востока броненосцы и шёл во Владивосток в сопровождении миноносцев «Буйный» (под флагом адмирала Рожественского), «Бедовый» и «Бравый». Из-за выхода из строя котла не мог развить скорость более 13,5 уз. Броневой пояс соответствовал 75 мм крупповской брони. Ночью радиостанция крейсера ставила помехи радиопереговорам японцев. Около 07:00 утра отряд остановился для пересадки с «Буйного» офицеров штаба эскадры на «Бедовый», а 204-х человек, спасенных с «Осляби», — на крейсер. Причиной было повреждение машины на «Буйном» и нехватка на нём угля для следования во Владивосток. После этого «Бедовый» и «Грозный» ушли в направлении Владивостока, а «Дмитрий Донской» и «Буйный» пошли 10-11 узовой скоростью в том же направлении. Но миноносец «Буйный» отставал и наконец поднял сигнал о помощи. Совет обоих командиров принял решение утопить миноносец. После своза людей на крейсер, была сделана неудачная попытка подрыва, а затем крейсер открыл огонь из 6-дм орудий. Несмотря на дистанцию 1,5 каб. попали только с 6-го раза из-за износа канала ствола орудия, и только 8-м выстрелом миноносец был затоплен. Всего на остановки крейсер потерял в этот день около 5 часов, но при выбранном им курсе это лишь задержало его встречу с противником, находившимся к северу. Около 16:00, когда крейсер был уже в виду острова Дажелет, его нагнали с правого борта крейсера 4-го боевого отряда контр-адмирала С. Уриу «Нанива», «Такатихо», «Акаси», «Цусима» и истребители «Оборо», «Акэбоно» и «Инадзумо». С левого борта приближались потопившие «Светлану» крейсера «Отова» и «Ниитака» с истребителями «Асагири» и «Сиракумо». На офицерском совете крейсера один человек высказался за сдачу, остальные молчали, тогда командир корабля капитан 1-го ранга И. Н. Лебедев распустил совет и принял бой, решив сражаться до последнего, а затем разбить крейсер о скалы. На сигнал «Ваш флагман Небогатов уже сдался» с крейсера ответили огнём около 19:00. Левые орудия «Дмитрия Донского» стреляли по «Отове», правые — по «Наниве». «Дмитрий Донской» сражался до наступления темноты с чрезвычайным упорством, вызвал пожар на «Отове» и сделал пробоину у ватерлинии на «Ниитаке», но сам получил до 15 пробоин в районе ватерлинии, временно лишался управления из-за выхода из строя рулевого устройства, расстрелял почти весь боезапас и потерял всю артиллерию на верхней палубе выведенной из строя. Командир был смертельно ранен. Тем не менее, корабль сумел затянуть бой до темноты и ушёл в тень острова Дажелет, где сумел отбить все торпедные атаки японских миноносцев. Во время боя спасенные с «Осляби» запаниковали и попытались помешать сражению, но усилиями командира и офицеров корабля были водворены на место относительно мирными методами. Это был единственный зафиксированный случай паники команды за все время Цусимского сражения. Зато командир и экипаж «Буйного» добровольно присоединились к трюмно-пожарной команде и участвовали в борьбе за живучесть. Ночью принявший на себя командование старший офицер корабля капитан 2-го ранга К. П. Блохин принял решение свезти людей на остров Дажелет и затопить крейсер. На рассвете «Дмитрий Донской» отошёл от берега и был затоплен на глубоком месте в точке с координатами 37°30' с.ш., 130°57' в.д., так как на 100 % исчерпал свои боевые возможности и выполнил свой долг. На крейсере были убиты 79 человек и 150 ранены (из команды «Осляби» — 11 убитых, 21 раненый). Этот бой стал последним по времени боевым эпизодом Цусимского сражения. Командир корабля скончался от ран в плену и похоронен на кладбище в Нагасаки.

Крейсеру II ранга «Алмаз» повезло. Во время вечерних торпедных атак он сначала держался у броненосцев, а затем ввиду малой эффективности стрельбы своих 75-мм орудий в 21:15 принял решение прорываться во Владивосток самостоятельно. На крейсере считали, что идут на соединение с отрядом Энквиста, однако непонятно, как они рассчитывали, идя курсом на северо-восток, встретить этот отряд, который последний раз видели уходящим в юго-западном направлении. Так или иначе, на «Алмазе» выбрали единственно верный маршрут — держаться восточнее, вдоль берегов Японии. Идя 16-узловым ходом, крейсер 16 мая в 11:30 прибыл в залив Стрелок, а оттуда — во Владивосток, первым принеся печальную весть о гибели эскадры. На «Алмазе» было множество мелких повреждений по корпусу, в рангоуте и такелаже, 6 убитых, 13 раненых. Корабль ненадолго задержался в тихоокеанских водах: после войны перешёл на Балтику, а затем — на Черное море. Ему было суждено стать первым авианосным кораблем в русском флоте.

Миноносцы[править | править исходный текст]

Миноносец «Безупречный» шедший самостоятельно на север, около 04:28 утра был обнаружен японским крейсером «Читосэ» (под флагом вице-адмирала С. Дэва) и истребителем «Ариаке». Принял артиллерийский бой и около 05:11 погиб со всем экипажем — 73 человека. Рассказать об обстоятельствах и подробностях этого боя с русской стороны некому.

Миносносец «Быстрый» в конце боя «Светланы» ок. 11:00 дал полный ход и направился к корейскому берегу, поскольку ещё до боя на миноносце рассчитали, что угля до Владивостока не хватит и надеялись со временем получить уголь со «Светланы». Его стали преследовать истребитель «Муракумо» и крейсер «Ниитака», стрелявший из носовых орудий. «Быстрый» безуспешно выпустил торпеды по «Муракумо» и в 11:50 выбросился на прибрежную отмель в районе мыса Йончхугап, южнее города Самчхок. Экипаж (83 человека, вместе со спасенными с «Осляби») предпринял попытку пешком добраться до Владивостока, но к вечеру был взят в плен японским десантом, высадившимся со вспомогательного крейсера «Касуга-Мару». Моряки с «Быстрого» стали отдалёнными прототипами героев фильма «Берег спасения». Во время сражения на миноносце погибли 2 человека и ещё 2 были ранены.

Миноносец «Громкий» утром запросил у командира «Владимира Мономаха» разрешения прорываться во Владивосток самостоятельно, но получил приказ оставаться при тонущем крейсере. Когда ввиду показались японские вспомогательные крейсера миноносец дал полный ход 24 узла, но его стали преследовать истребитель «Сирануи» и миноносец № 63. Угля на миноносце хватало до Владивостока только при следовании экономическим 12-узловым ходом, но совет офицеров единодушно решил полным ходом оторваться от противника, а если не получится — дать бой. Преследователи не отставали и нагнали миноносец у мыса Чансугап (Корея) около 08:00 утра. «Громкий» сражался исключительно мужественно и искусно. Он маневрировал, дважды выходил в торпедные атаки, но одна торпеда утонула сразу после выхода из аппарата, а последняя была отброшена от кормы «Сирануи» струёй от винта. Миноносец пытался ставить радиопомехи переговорам противника. После попадания снаряда в кочегарку ход упал до 17 узлов. Когда очередной снаряд сбил с «Громкого» флаг, его по приказу командира на виду у противника прибили к мачте гвоздями. На «Сирануи» тоже четыре раза сбивало флаг, он получил 20 попаданий. Когда патронные отделения на «Громком были затоплены, люди стали нырять в воду за патронами. В начале первого часа на миноносце остались один котел, одна 47-мм пушка и один пулемет. После израсходования всего боезапаса и полной остановки машин люди вели бой на расстоянии 1,5-2 каб. из винтовок. В последний момент был убит командир капитан 2-го ранга Г. Ф. Керн. На миноносце были открыты кингстоны, он стал погружаться и в 12:45 затонул. Оставшихся в живых японцы подобрали из воды. За время боя миноносец имел потери — 23 человека убитыми и 28 ранеными.

Миноносцы „Бедовый“ (под флагом адмирала Рожественского) и „Грозный“ после того, как утром ушли от крейсера „Дмитрий Донской“, двигались экономическим 12-узловым ходом в северном направлении, обходя с запада вероятное место нахождения главных сил противника. Около 15:00 они были обнаружены японскими истребителями „Сазанами“ и „Кагеро“ в 30 милях южнее острова Дажелет. Противник приближался, но флагманский „Бедовый“ ход не увеличивал. С „Грозного“ голосом запросили, что происходит, и находившийся на мостике флаг-капитан (начальник штаба) эскадры приказал „Грозному“ следовать во Владивосток самостоятельно. „Кагеро“ погнался за „Грозным“, а „Сазанами“ остался при „Бедовом“. Не сделав ни одного выстрела по противнику, примерно равному по силе и скорости, даже не попытавшись уйти, „Бедовый“ был сдан своим командиром по инициативе флагманского штурмана эскадры полковника В. И. Филипповского и флаг-капитана эскадры капитана 1-го ранга К. К. Клапье-де-Колонга. „Бедовый“ был единственным боевым кораблем русской эскадры, не понесшим человеческих потерь. В плен попал весь штаб эскадры вместе с контуженным в голову командующим вице-адмиарлом З. П. Рожественским. Впоследствии на суде офицеры оправдывались тем, что „жизнь адмирала дороже миноносца“. Отчасти это справедливо, но, зная характер Рожественского, трудно предположить, чтобы он согласился с таким доводом, будь он тогда в сознании. У этого человека было много личных недостатков, но малодушие в их число не входило. Кроме того, на суде выяснилось, что ещё во время нахождения на „Буйном“ офицеры штаба эскадры предлагали командиру миноносца сдать корабль, но тот в соответствии с Морским уставом потребовал от них протокол решения офицерского совета.

Таким образом, миноносец „Грозный“ уходил от „Кагеро“, отстреливаясь из малоэффективных кормовых 47-мм пушек и находясь под обстрелом двух 57-мм и носового 76-мм орудия. Миноносец маневрировал, стрелял из носового 75-мм орудия и сам попадал под огонь кормового 76-мм орудия противника. Оба корабля получили попадания, затем „Кагеро“ около 16:30 отстал, а на русском миноносце из-за острой нехватки угля и опасения появления других сил противника отказались от первоначальной идеи догнать „Кагеро“ и снова его атаковать. В ходе боя имел 4 убитыми и 11 ранеными, „Кагеро“ потерь в людях не понес. „Грозный“ к 07:00 16 мая дошёл до острова Аскольд, принял уголь и 17 мая прибыл во Владивосток.

Потерявший ход миноносец „Буйный“, как уже сказано, был после снятия команды уничтожен артиллерией крейсера „Дмитрий Донской“.

Миноносец „Бравый“ перед рассветом потерял крейсер „Владимир Мономах“ и направился во Владивосток самостоятельно, проложив курс вдоль берегов Японии. Для маскировки мачты были срублены, а трубы днем красились в белый цвет. Не имея встреч с противником, миноносец обошёл с востока зону боевых действий и утром 17 мая дошёл до острова Аскольд. При этом из-за полного израсходования угля пришлось жечь в топке деревянные части корпуса, машинное масло и т. п. Подняв с помощью воздушного змея антенну радиотелеграфа, „Бравый“ связался с базой, и высланный навстречу миноносец повел его в порт. „Бравый“ стал третьим и последним кораблем эскадры, пришедшим во Владивосток. Во время дневного боя на нём было убито 5 человек и ранено 8, а также среди спасенных с „Осляби“ 1 убитый и 6 раненых.

Миноносец „Блестящий“, имея заполненными водой носовые отделения и поврежденный руль, встретился утром в Восточно-Китайском море с миноносцем „Бодрый“, который остался при нём для оказания помощи. Постепенно „Блестящий“, переборки которого стали сдавать, заполнился водой. Чтобы ускорить потопление корабля, на нём были открыты кингстоны; личный состав вместе с 8 спасенными с „Осляби“ был переведен на миноносец „Бодрый“. На „Блестящем“ погибло 6 человек, включая командира, и ранено 16. Сам миноносец затонул около 05:00 утра.

Приняв людей с „Блестящего“, миноносец „Бодрый“ направился в Шанхай для пополнения запасов угля с целью последующего перехода во Владивосток. Шли в штормовых условиях, уклоняясь от всех встречных судов, так как подозревали в них японцев. Однако уголь кончился ещё в море к 12:00 16 мая и четыре дня команда дрейфовала в 90 милях от берега, пытаясь пользоваться приливными течениями. Запасы пресной воды и провизии почти закончились. 20 мая проходящий мимо английский пароход „Квейлин“ взял миноносец на буксир и довел его до Шанхая, где „Бодрый“ был интернирован китайскими властями до конца войны. На миноносце во время боя был убит 1 человек, ранены 9.

Вспомогательные суда[править | править исходный текст]

Транспорт „Иртыш“ из-за крупной пробоины у ватерлинии получил дифферент на нос, и крен 10° на левый борт; ход упал до 7 узлов. Поэтому он быстро остал от эскадры и пошёл вдоль японского берега на север, рассчитывая в случае затопления свезти людей на сушу. Несмотря на подведенный пластырь, вода продолжала поступать в корпус судна, поэтому пришлось подойти к берегу у Вака-Мура в 10 милях к северу от города Хамада, префектура Симанэ. Команда была переправлена на сушу при активном участии местных японских рыбаков, а само судно затонуло (или было затоплено) в 3-4 милях от берега. На транспорте во время сражения погибли 14 и ранены 35 человек.

Буксирный пароход „Свирь“ около 09:00 в Восточно-Китайском море встретил три крейсера под флагом контр-адмирала Энквиста. На вопрос: „Где наша эскадра и что с нею?“, со „Свири“ ответили: „Вам, Ваше превосходительство, лучше знать, где наша эскадра“. Энквист распорядился „Свири“ идти в Шанхай и выслать оттуда в Манилу русские транспорты с углем. Буксирный пароход благополучно прибыл в Шанхай 16 мая, где был интернирован китайскими властями до конца войны. На пароходе за время боя погиб 1 человек.

Транспорты „Корея“ и „Анадырь“ вместе ушли на юг. Около 09:00 из-за недостатка угля „Корея“ отделилась и пошла в Шанхай, где 17 мая также была интернирована. На „Корее“ во время дневного боя были ранены 2 человека. „Анадырь“, имевший на борту около 7000 тонн угля для эскадры, не заходя ни в один порт (так как желал избежать интернирования) и держась вдали от оживленных морских путей, 14 июля прибыл в порт Диего Суарес (Мадагаскар), откуда вернулся на Балтику. В известном смысле, это был самый „счастливый“ корабль несчастной эскадры, в том числе и потому, что потерь в людях не имел.

С судьбой 2-й Тихоокеанской эскадры тесно связана „одиссея“ парохода „Ольдгамия“. Этот английский пароход 6 мая был остановлен крейсером „Олег“ вблизи эскадры, так как вёз в Японию груз керосина. Ввиду отсутствия документов на груз и невнятных объяснений капитана, команда парохода была свезена на госпитальное судно „Орёл“, а сам пароход объявлен призом и с русским призовым экипажем в 41 чел. (собранным с разных кораблей эскадры) под командой прапорщика по морской части Трегубова через два дня отправлен во Владивосток вокруг Японии. Стремясь пройти проливом Фриза в Охотское море, 20 мая в густом тумане пароход наскочил на камни острова Уруп. На следующий день пароход штормом был сильно повреждён, команда перебралась на берег, а пароход взорвала. Остров оказался необитаемым. Экипаж разделился на три партии. Одна осталась на острове, а две — на самостоятельно оснащённых ботах пошли к Сахалину. Все три партии разными путями попали в плен к японцам, но остались в живых.

Последствия[править | править исходный текст]

Крейсер I ранга „Олег“ после Цусимского боя

Русские потери[править | править исходный текст]

Русская эскадра потеряла убитыми и утонувшими 209 офицеров, 75 кондукторов, 4761 нижних чинов, всего 5045 человек. Ранены 172 офицера, 13 кондукторов и 178 нижних чинов. В плен взяты 7282 человека, включая двух адмиралов. На интернированных кораблях остались 2110 человек. Всего личного состава эскадры перед сражением было 16 170 человек, из них 870 прорвались во Владивосток. Потери по конкретным кораблям указаны в описании хода сражения. Из 38 участвовавших с русской стороны кораблей и судов затонули в результате боевого воздействия противника, затоплены или взорваны своими экипажами — 21 (7 броненосцев, 3 броненосных крейсера, 2 бронепалубных крейсера, 1 вспомогательный крейсер, 5 миноносцев, 3 транспорта), сдались в плен или были захвачены 7 (4 броненосца, 1 миноносец, 2 госпитальных судна), из них госпитальное судно „Кострома“ было впоследствии отпущено. Интернированы в нейтральных портах до конца войны 6 кораблей (3 бронепалубных крейсера, 1 миноносец, 2 транспорта). Таким образом, для продолжения боевых действий могли быть использованы безбронный крейсер „Алмаз“, миноносцы „Бравый“ и „Грозный“, большой транспорт „Анадырь“.

Японские потери[править | править исходный текст]

Данные о потерях незначительно различаются по материалам приложения к официальному донесению адмирала Того и по свидетельству „Хирургического и медицинского описания морской войны между Россией и Японией в 1904—1905 гг.“, изданного Медицинским бюро Морского департамента в Токио в 1905 г. По донесению Того, всего на японской эскадре погибло 116 человек, ранено 538. По данным второго источника, 88 человек было убито на месте, 22 умерло на кораблях, 7 — в госпиталях. 50 инвалидов оказались негодными к дальнейшей службе и были уволены. 396 раненых выздоровело на своих кораблях и 136 — в госпиталях. Данные потерь по донесению Того по конкретным кораблям указаны в разделе „Японский Соединенный флот“. Японский флот в результате огневого воздействия потерял только два маленьких миноносца — № 34, 35 и третий № 69 — в результате столкновения с другим японским миноносцем. Из кораблей, участвовавших в сражении, снаряды и осколки не попали в крейсера „Ицукусима“, „Сума“, авизо „Тацута“ и „Яэяма“. Из 21 эсминца и 24 миноносцев, подвергшихся огневому воздействию, в 13 эсминцев и 10 миноносцев попали снаряды или осколки, несколько получили повреждения из-за столкновений и навалов.

Оценки огневого воздействия[править | править исходный текст]

Оценить процент попаданий обеих сторон невозможно, так как неизвестно количество выстрелов русских орудий и количество попавших в цель японских снарядов. Неизвестно, с какой скоростью выходила из строя артиллерия новейших русских кораблей. Поэтому же трудно судить и об усреднённой боевой скорострельности русских.

По данным английского наблюдателя на „Асахи“ кэптена Пэкинхема[50] 14-15 мая японские корабли сделали 446 выстрелов из 12" орудий («Микаса» — 124, «Сикисима» — 74, «Фудзи» — 106, «Асахи» — 142), 50 — 10" и 103 — 8" снарядов выпустил «Касуга». Всего корабли 1-го боевого отряда израсходовали 5748 — 6" и 4046 — 76-мм снарядов. 2-й боевой отряд выпустил за два дня 915 — 8", 3716 — 6" и 3480 — 76-мм снарядов, причем последние выпускались с дистанций не более 21,5 каб. По данным В. Ю. Грибовского[51], за весь дневной бой 14 мая 1-й и 2-й отряды выпустили 11 159 снарядов крупного и среднего калибров. По данным английских наблюдателей, «Микаса» стрелял фугасными снарядами из правых 12" орудий и бронебойными — из левых. Всего по данным «Хирургического и медицинского описания…» в японские корабли попало около 117 снарядов калибром от 120-мм и выше и примерно столько же меньших калибров. Попадания во флагманский броненосец «Микаса» (по Пэкинхему): 10 — 12", 22 — 6" и 8 попаданий меньшим калибром; «Сикисиму»: 1 — 12", 1 — 10", 3 — 6", 4 — 75-мм и несколько неустановленного калибра; «Фудзи»: 2 — 12", 3 — 6", 2 — 75-мм и 5 неустановленного калибра; «Асахи»: 10 попаданий, из них 2 — 6"; «Касугу»: 1 — 12" и 1 неустановленного калибра; «Ниссин»: 6 — 12", 1 — 9", 2 — 6" и 4 малого калибра; во флагманский крейсер «Идзумо»: 5 — 12", 1 — 10", 3 — 6" и несколько неустановленного калибра; «Адзуму»: 7 — 12", 7 — 6", 4 — 75-мм; «Токиву»: 7-8 попаданий малокалиберными снарядами; «Якумо»: 1 — 12", 3-4 — 6", 2-3 — малых калибров; «Асаму»: 3 — 12", 2 — 9"[52] и 7-9 — малого калибра; «Ивате»: 2 — 12", 3 — 8", 2 — 6", 1 — 120-мм, 5 — 75-мм и 4 неустановленного калибра. Пробития брони были достаточно частыми.

Оценка выпущенных русскими кораблями 1-го, 2-го и 3-го отрядов в бою 14 мая снарядов крупного и среднего калибров встречается самая различная: около 5200 (М. В. Котов), 8195 (В. Ю. Грибовский) и др. Более или менее точны данные по единичным кораблям. Так, броненосец «Император Николай I» в ходе боя 14 мая израсходовал 94 (из 144) 12" снарядов, 273 (из 410) — 9", 1087 (из 1595) — 6"; «Орел» — 192 (из 248) 12"; «Генерал-адмирал Апраксин»: ок. 130 — 10", ок. 460 — 120-мм; «Адмирал Сенявин»: ок. 170 — 10", ок. 390 — 120-мм; «Адмирал Ушаков» (за бой 14 мая): ок. 200 — 10", ок. 400 — 120-мм. Попадания в «Орел»: 5 — 12", 2 — 10", 9 — 8", 39 — 6" попаданий и 21 попадание более мелким калибром; в «Николая I»: 1 — 12", 2 — 8", 2 — 6", 5 — неустановленного калибра; в «Апраксина»: 1 — 8" и 2 попадания снарядами малого калибра; в «Сенявина» — ни одного попадания, если не считать осколочных пробоин; в «Ушакова» (за бой 14 мая): 1 — 8" и 2 среднего калибра. Оценочные значения попадания в погибшие корабли: в «Князя Суворова» — 100 попаданий снарядами 12-6" калибра, «Императора Алаксандра III» — 50, «Бородино» — 60, «Ослябю» — 40, «Наварин» — 12, «Нахимов» — 18; общее число — 360 (по В. Ю. Грибовскому). Случаи пробития брони крайне редки.

Приблизительные данные по проценту попаданий — 3,2 % у японцев, 1,2 % у русских.

Все участники сражения были поражены разницей в повреждениях русских и японских кораблей: последствия от разрывов русских снарядов были невелики, около трети снарядов не разрывалось[53] и оставляли только отверстия, равные своему диаметру. При разрыве японских снарядов образовывалась туча мелких осколков, часто задерживаемых даже матерчатыми препятствиями. При разрыве русских снарядов образовывались несколько крупных осколоков, но их сила была очень слаба. Иначе говоря, отмечалось низкое бризантное действие русских снарядов.

Военно-технические последствия сражения[править | править исходный текст]

1) Активное участие прессы стремившейся преувеличить проблемы России в Русско-японской войне, сформировали мнение о решающем факторе Цусимского сражения на весь ход войны. Как следствие сформировалось общее мнение о решающем значении победы главных броненосных сил, что создало беспрецедентную гонку военно-морских вооружений вплоть до конца Первой Мировой войны, во многом подорвавшую экономики даже таких богатейших стран, как Англия, и не имевшей существенного военного значения ни для хода боевых действий, решавшихся на суше, ни даже на морскую блокаду, которая обеспечивалась малотоннажными боевыми судами и подводными лодками. Эта беспрецедентная для начала XX века гонка вооружений была приостановлена лишь Вашингтонским соглашением 1922 года.

2) Сражение выявило высокую сложность пристрелки разнокалиберных орудий, при существовавших системах управления огнем, а также малое значение для поражения крупных кораблей противника снарядов промежуточного и среднего калибра, что в конечном итоге привело к отказу от существующих принципов расположения артиллерийского вооружения в пользу дредноутского. То есть крупные артиллерийские корабли перестали комплектоваться стволами среднего и промежуточного калибра, наращивая количество и качество стволов главного, вспомогательную роль для защиты от миноносных судов играли скорострельные орудия с калибром (как правило) менее 5 дм. (см. «только большие пушки»)

3) Удачные манёвры японского флота вокруг снизившего до минимума свою скорость русского, сильно разрекламировало роль преимущества в скорости. Как следствие большинство кораблестроителей сделали ставку на преимущество в скорости в ущерб другим параметрам. Появился новый класс судов — линейные крейсера.

4) Низкая пробиваемость брони (в том числе и достаточно качественными русскими бронебойными снарядами) во время боя привела к двояким выводам: часть военно-морских идеологов скоцентировались на продолжении совершенствования бронебойности снарядов (в первую очередь Германия), а часть пошла на уменьшение толщины бронирования с целью занять освобождающийся значительный вес более важными, по их мнению, элементами (Англия, Россия).

5) Необычная для предыдущих войн, высокая дальность артиллерийских контактов, привела к гонке дальнобойности, выразившейся в увеличении как длины стволов, так и их калибра и максимального угла возвышения. Существенной модернизации подверглись дальномеры и системы управления огнем.

6) Неудача облегчённых русских снарядов, а также увеличение предполагаемых расстояний артиллерийских контактов, надолго изъяла, в общем-то неплохую идею (легких снарядов с высокой кинематикой), из рассмотрения артиллерийскими инженерами. По сути, к этой идее вернулись лишь в противотанковых ружьях и пушках, а также бронебойных и бетонобойных ракетах кинематического поражения.

7) Высокая взрывопасность тринитрофенола (шимозы), а также отсутствие (кроме России и отчасти Германии) отлаженного массового производства пироксилина и некоторые его недостатки (существенная зависимость от влажности), заставила искать альтернативное устойчивое ВВ. Результатом этих поисков стал тринитротолуол — определивший стандарт ВВ на долгие годы и ставший не менее нарицательным нежели нитроглицерин.

8) Активное использование радиосвязи, а также использование радиопомех русскими, предопределило существенный прогресс этого вида связи, способов защиты передаваемой информации, систем противодействия и обнаружения, радиоразведки.

9) Ужасающий разгром российской эскадры и поиски причин, привели, в частности (по-видимому, в связи с гибелью броненосца «Бородино»), к быстрому отказу от применявшегося в русском флоте башенного расположения артиллерии среднего калибра. Это новаторское нововведение было забыто почти на 30 лет.

Суд над участниками[править | править исходный текст]

В июне-ноябре 1906 г. в Особом присутствии военно-морского суда Кронштадтского порта состоялись два процесса по делу о сдаче кораблей 2-й Тихоокеанской эскадры — миноносца «Бедовый» и кораблей отряда Небогатова. Разбирательство проходило в условиях политической цензуры, разбирались лишь дела о сдаче кораблей в плен, но не об ответственности за поражение в битве. На суде оба адмирала, Рожественский и Небогатов, держались достойно, за спины подчинённых не прятались, стремились взять единоличную ответственность на себя.

Вопреки общественному мнению, которое, в общем, было склонно считать сдачу «Бедового» намного более тяжелым преступлением, чем сдачу броненосцев, итоговый приговор суда по делу сдачи «Бедового» был мягким. Флаг-офицер (начальник штаба эскадры) капитан 1 ранга К. К. Клапье-де-Колонг, флагманский штурман полковник В. И. Филипповский, флагманский минный офицер лейтенант Е. А. Леонтьев и командир миноносца капитан 2 ранга Н. В. Баранов признавались виновными в преступной сдаче и приговаривались к смертной казни через расстрел, но с ходатайством суда на имя императора о замене смертной казни на заточение в крепость на 10 лет или о ещё большим смягчении. По окончательному приговору, утверждённому Николаем II, указанных виновных приговорили к исключению со службы без лишения чинов. Смягчающими обстоятельствами признали подрыв физических и нравственных сил офицеров штаба эскадры из-за трудностей похода, нравственное потрясение гибелью многих кораблей эскадры, пребывание на погибающем «Суворове» и желание спасти жизнь адмирала. Вице-адмирал З. П. Рожественский был признан невиновным ввиду его неспособности осознавать происходящее из-за тяжёлого ранения.

По делу о сдаче «Императора Николая I», «Орла», «Генерала-адмирала Апраксина» и «Адмирала Сенявина», напротив, приговоры были строгими. Ещё до вынесения вердикта все подсудимые были разжалованы в чинах и уволены со службы. Н. И. Небогатов и три командира кораблей В. В. Смирнов, Н. Г. Лишин и С. П. Смирнов были приговорены к расстрелу, но ввиду смягчающих обстоятельств суд ходатайствовал перед государем императором о замене смертной казни на заключение в крепость сроком на 10 лет, что и было утверждено. Ещё 4 офицера штаба Небогатова были приговорены к 2—4 месяцам заключения в крепость, а исполняющий обязанности командира «Орла» капитан 2 ранга К. Л. Шведе был оправдан, так как его корабль не мог оказать сопротивления противнику. Впрочем, Небогатов и командиры кораблей были через несколько месяцев досрочно освобождены по решению императора.

Под действием лавины общественного негодования император Николай II был вынужден уволить от службы своего дядю, главного начальника флота и Морского ведомства генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича, который нёс личную моральную ответственность за низкую боеготовность и невыгодное распределение флота к началу войны с Японией. Впрочем, увольнение это делалось по «собственному желанию», сопровождалось «искренней благодарностью» императора, сохранением всех чинов и званий. Был отставлен от должности также и управляющий Морским министерством вице-адмирал Ф. К. Авелан, занявший, впрочем, эту должность только в 1903 году и мало влиявший на действия флота во время войны.

Политические последствия[править | править исходный текст]

Непосредственным следствием Цусимского сражения стало окончание русско-японской войны с явным перевесом в пользу Японии. Следствием поражения России в войне было её превращение из субъекта в объект международной политики великих держав, то есть её внешняя политика стала более зависимой. Потерян престиж военной мощи империи. Из страны, имевшей третий флот в мире, Россия, потерявшая почти все главные силы своего флота, превратилась во второстепенную морскую державу, наподобие Австро-Венгрии. Падение престижа России в глазах мировых держав привело к дестабилизации баланса сил в мире, что стало одной из многих причин первой мировой войны. Во внутренней политике поражение в Цусимской битве и в войне привело к резкому нарастанию революционного движения, росту национального сепаратизма и дискредитации династии Романовых и вообще руководства страны, с одной стороны, а с другой — к громадным материальным потерям (не менее 500 млн рублей), следствием которых стали не менее громадные внешние займы, то есть рост финансовой зависимости России, что стало одним из существенных факторов для вступления России в первую мировую войну и гибели Российской империи.

С другой стороны, для Японии и всех азиатских народов эта война стала первой крупной победой, первой в новые времена победой над европейской державой азиатской страны, которая во всей полноте использовала достижения научно-технической революции. Цусимская победа сделала Японию шестой по величине морской державой в мире, особенно после того, как её флот пополнился новейшими кораблями собственной постройки, а также поднятыми в гавани Порт-Артура или взятыми в плен русскими броненосцами и крейсерами. Победа оказала глубокое влияние на японскую культуру и национальное самосознание. Страна получила доступ к ресурсам Кореи и Китая, что значительно ускорило её превращение в развитую индустриальную державу. Вместе с тем, в умах части японского военного и политического руководства, она породила мысль, что с бо́льшим количеством более крупных и более мощных кораблей, похожие победы могут быть одержаны над всеми державами Тихоокеанского региона, над Великобританией, Соединенными Штатами. В годы правления достаточно трезво политически настроенного императора Мэйдзи Япония по праву пожинала плоды храбрости своих матросов и мудрости своих командующих, но она уже медленно становилась на тот путь, который привёл её к победам и поражениям Второй мировой войны.

Причины поражения (победы)[править | править исходный текст]

Одной из непосредственных причин решительной победы японского флота в сражении стало движение русской эскадры небольшой, 9-узловой скоростью в негибком строю кильватерной колонны. Пользуясь превосходством в скорости в 7 узлов, японский адмирал концентрировал свои корабли возле головы русской колонны и поочерёдно подвергал головные броненосцы длительному (около 5 часов) сосредоточенному расстрелу, чем вывел их из строя. Во-вторых ответный огонь русских по разным причинам (главной из которых явилось преступное решение о повышении влажности пироксилина основного заряда снарядов из-за чего последние не взрывались) оказался неэффективным. Гибель трёх новейших броненосцев и исчерпание боевых ресурсов четвёртого предопределили поражение русских.

На протяжении уже более ста лет русские военные историки и специалисты задавались вопросом: как такое могло произойти? В результате дискуссии[54], в целом, были установлены следующие причины Цусимской катастрофы.

1. В плане внутри- и внешнеполитическом — потеря управления страной, армией и флотом руководителями государства и Морского ведомства, что проявлялось в чрезвычайной нескоординированности действий (как до войны, так и в её ходе) политиков, дипломатов, финансистов, военных, кораблестроителей, инженеров-артиллеристов, фортификаторов, моряков, сухопутных военных, железнодорожников, а также и различных подразделений Морского ведомства: кадровых, разведывательных, штабных, балтийских, дальневосточных, учебных, боевых и т. д. Всё это приводило, в частности, к низкой боеготовности армии и флота, неготовности страны к войне.

2. В плане оперативно-тактическом — безынициативность, проявленная русскими адмиралами, что выражалось в отсутствии оперативного плана сражения (и, следовательно, неподготовленности флагманов и командиров к бою), нерешительном маневрировании в бою, негибком боевом построении, движении на малой скорости, потере управления в бою и т. д. К этому близко примыкает отсутствие надлежащей боевой подготовки русских моряков вообще и артиллеристов в частности, которые не воевали ни дня[55].

Напротив, японские флагманы с первых же залпов перехватили инициативу в бою, действовали решительно, относительно самостоятельно, а экипажи японских кораблей воевали уже больше года и обладали огромным боевым опытом, в частности, опытом групповой стрельбы, опытом стрельбы на большие (на те времена) дистанции. Всё это позволило японской стороне достичь невиданной до того времени концентрации артиллерийского огня[56][57].

3. В плане техническом — чрезвычайно низкие боевые характеристики русских снарядов, а также недостатки системы бронирования русских кораблей. Первое проявлялось в недостаточной бризантности и фугасности, связанных с малым процентом взрывчатого вещества, преступным решением о повышении влажности пироксилина основного заряда снарядов, недооценкой роли фугасных снарядов, облегчённостью снарядов, «тугими» взрывателями. Второе критически усугублялось строительной и эксплуатационной перегрузкой кораблей, хотя сама длительность обстрела русских броненосцев отодвигает вопросы перегрузки и системы бронирования на второй план: в таких условиях погиб бы любой боевой корабль того времени. С другой стороны, японцы, напротив, переоценили значимость фугасного действия снарядов, чем также снизили их боевой эффект. Обладай японцы качественными бронебойными снарядами, русские броненосцы типа «Бородино» продержались бы гораздо меньше пяти часов.

4. В плане психологическом — Практика восточных единоборств принимает во внимание, что исход поединка, как правило, решается до его начала. В этом отношении личный состав русской эскадры был психологически подготовлен слабее, чем у Того. Сказалось невероятная физическая и моральная усталость экипажей, сумевших довести огромную эскадру разнотипных судов до места боя без существенных потерь. Известие о капитуляции Порт-Артура, а также о начавшихся беспорядках в России, крайне отрицательно сказались на боевом духе всех моряков[58]. Сознание бессмысленности экспедиции, полной заброшенности и одиночества тяготили всех[59].

Память о Цусимском сражении[править | править исходный текст]

Ещё до сражения, по инициативе капитана Игнациуса (погибшего в сражении на броненосце «Князь Суворов») было решено построить храм на Адмиралтейском канале в Санкт-Петербурге в память русских моряков — Храм Спасения на Водах, в котором на стенах поимённо были названы погибшие русские моряки за всё время существования российского флота. Поскольку храм был закончен после Цусимского сражения, здесь же были упомянуты и все в нём погибшие.

В советское время храм был уничтожен, якобы как мешавший расширению Адмиралтейского завода. Сейчас на месте разрушенного храма стоит часовня в память о храме и его содержании.

Санкт-Петербург.Памятник экипажу броненосца Александр III.jpg
Памятник храму Спасения на водах.jpg
Tsushima Memorial.jpg
Памятник гвардейскому экипажу броненосца Александр III Памятник храму Спасения на водах Памятный знак посвящен морякам и офицерам Российского флота, погибшим в Цусимском сражении в 1905 г., установлен у ограды церкви св.Николая в 2005 году в Бресте

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Admiral Togo’s Report of the Battle of Tsushima (англ.)
  2. Г. А. Аммон. Морские памятные даты. Москва. Воениздат. 1987 г. стр. 169
  3. Что выражалось, в основном, в проектировании и строительстве эсминцев для русского флота, предоставлении мест базирования на длительный срок
  4. В частности, строила подводные лодки для обеих воюющих сторон
  5. Для России, в основном, это выражалось в нарушении правила военному судну покинуть нейтральный порт в 24-часовой срок
  6. На самом деле, командиры этих лодок уже начали понимать, что их корабли не годятся даже для обороны Владивостока, но японцы этого не знали.
  7. Сравнивать в тактическом отношении силы сторон на время дневных боёв 15 мая не имеет смысла — это был уже не бой, а бойня
  8. по некоторым данным, на «Микаса» до войны были усиленные 12" орудия, рассчитанные на больший заряд пороха, однако все они были потеряны в бою в Жёлтом море, и какие стояли при главном сражении войны, сказать сложно, на «Фудзи» стояли орудия производства Армстронг, хотя и той же длины, но образца 1890 с меньшим зарядом пороха и меньшей начальной скоростью снаряда.
  9. На «Нисин» и «Касуга» стояли удлинённые (45-калиберные) и усиленные 8" орудия существенно большей, чем у кораблей более старой постройки, дальнобойностью и несколько превышающей скорострельностью
  10. Дальнобойность орудий главного калибра составляла: для «Наварина» — 53 кабельтова, для «Императора Николая I» — 51 и 50 соответственно 12" и 9" орудиями, для «Адмирала Нахимова» и того меньше — около 42 кабельтовых (7 560 м). Это существенно уступало японским кораблям, у которых даже самые старые 8" орудия участвовавших в бою кораблей могли стрелять на 60 кабельтовых. Учитывая их инициативу в выборе позиции, они зачастую (особенно в начальной стадии боя и перед капитуляцией отряда Небогатова) могли находиться за пределами дальности русских орудий. Более того, даже 65 кабельтовых дальнобойности 10" орудий «Ушакова» не спасли его от расстрела извне зоны досягаемости его снарядов.
  11. На «Сисое Великом» стояли современные 12" орудия, но механизмы башен были устаревшие из-за чего скорострельность уступала «Бородинцам», плюс 6" орудий были старые из предыдущего поколения кораблей с длиной в 35 калибров, и как следствие, дальность всего 43 кабельтова. Впрочем, они, естественно, уступали современным и по скорострельности. Замена этих орудий не представляла особого труда и могла быть осуществлена в момент любого ремонта в течение его длинной службы, однако сделано этого не было.
  12. Во многих источниках приводятся самые различные данные о скорострельности русских и японских пушек. Однако техническая скорострельность (темп стрельбы) — характеристика, в разы отличающаяся от реальной скорострельности. Практическая скорострельность зависит от множества факторов — подготовки комендоров и дальномерщиков, дистанции до цели, типа дальномеров, особенностей систем управления огнём и их функционирования (или выхода из строя) в ходе боя, состояния моря и т. д. Кроме того, скорострельность трудно рассматривать в отрыве от процента попаданий (всегда можно стремиться стрелять чаще в ущерб точности попаданий), а эта последняя величина зависит, помимо перечисленных причин, от типа цели. Усреднённую боевую скорострельность и процент попаданий применительно к Цусимскому сражению невозможно подсчитать, так как неизвестно число выпущенных русских снарядов и количество попавших в цель японских снарядов. Поэтому сравнивать эскадры по скорострельности практически невозможно, равно как и по другим зависящим от неё параметрам, таким как вес выпускаемого в минуту взрывчатого вещества. Все встречающиеся цифры сомнительны и зависят от субъективного выбора историка: для русских орудий зачастую берут минимальное из значений скорострельности, для японских — максимальное.
  13. 385 кг против 332 кг для 12"; 88 кг против 113 кг (108 кг на Касуга, Нисин) 8", 45,4 кг против 41,5 кг для 6". (Титушкин С. И. Корабельная артиллерия в русско-японской войне // Гангут, 7, 1994.)
  14. В общем-то, не такое уж и неразумное (это и существенная экономия в производстве, и более лёгкие, а значит и дешёвые орудия, и меньший вес и, значит, влияние на осадку корабля и вместе с тем большая точность на непредельных расстояниях при прочих равных условиях из-за более пологой траектории) предложение Макарова о переходе с самых тяжёлых в мире снарядов (455 кг для 12", 188 кг для 9" орудий и 133 кг для 8" орудий) на самые легкие, привело в РЯВ к серьезным проблемам. Дело в том, что с самого начала, Степан Осипович делал акцент, на то, что эффект от них будет в случае преимущества в скорости и возможности сблизится. Плюс, изобретенные Макаровым бронебойные колпачки так и не были применены в Русском флоте. Сэкономили и на фугасных снарядах. Тонкостенные (с большей массой ВВ), как у японцев, были достаточно дороги. Однако, всё таки стоит признать, что не столько вес, сколько несовершенство (взрывателей, отсутствие колпачков) и плохое качество (переувлажнённый пироксилин), а главное, неразумное использование (на расстояниях существенно больших, чем предусмотрено для эффективного использования), в большей степени повлияли на результат. После русско-японской войны флот опять перешёл на самые тяжёлые в мире снаряды, даже превзойдя старые образцы.
  15. Единственное исключение составляли снаряды калибра 10". Они были даже чуть тяжелее японских, и количество ВВ в фугасных снарядах было больше, чем в боезарядах других калибров. Дело в том, что первые орудия этого калибра ставились на броненосцы береговой обороны, и большие требования были предъявлены сухопутными силами, как к массе, так и количестве ВВ. Принятые массы (226 кг) были компромиссом между требованиями морских (192,5 кг) и береговых артиллеристов (263 кг). Учитывая то, что в русской эскадре их было 15 против одного японского, можно считать это калибр несомненным достоинством российских моряков.
  16. Для 12": 9,5 % (фугасный) и 5 % (бронебойный) от веса снаряда у японцев против 1,8 % и 1,31 % у русских. Для 6-дм те же цифры: 13,3 % (ф) и 5,5 % (б) против 2,4 % (ф) и 1,27 % (б). (По Титушкину) Однако японские бронебойные снаряды снаряжались дымным порохом, а не шимозой, как фугасные, следовательно в пересчёте на «русский» пироксилин цифры для бронебойных снарядов должны быть — 3,6 % (12-дм) и 4,0 % (6-дм). При взрыве шимозы выделялось большое количество токсичных газов, что отмечалось большинством участников сражения.
  17. Русское Морское ведомство делало, в основном, упор на бронебойные снаряды, оснастив их двойными ударными трубками (взрывателями) Бринка. По идее, такие снаряды должны были разрываться с задержкой, то есть внутри корабля противника. Но в итоге взрыватели оказались настолько «тугими», что не срабатывали при попадании в трубы, мачты, дефлекторы, мостики и т. п. Были случаи, когда русские снаряды пробивали насквозь оба борта корабля противника, не взорвавшись («Идзумо»). Треть снарядов не взрывалась вообще. Таким образом, обе стороны оказались, применительно к артиллерийскому воздействию, в своеобразной патовой ситуации: русские снаряды или не взрывались или причиняли взрывами сравнительно малые повреждения; японские снаряды взрывались даже при попадании в леера с оглушительным эффектом, но из-за высокой фугасности не могли причинить значительных повреждений забронированным частям русских кораблей. Значит, когда основной фактор огневого воздействия исключался, в действие вступали второстепенные факторы, и все они оказались на стороне японцев: 1) японские снаряды разрушали незащищённые бронёй носовые и кормовые оконечности русских броненосцев, вызывая их затопление и распространение воды по главной палубе с последующим опрокидыванием корабля; 2) в надстройках русских кораблей, незащищённых бронёй, возникали пожары, что затрудняло или временно делало невозможным стрельбу из башен и казематов, кроме того, пережигались линии управления кораблём, выбывал из строя личный состав в этих надстройках; 3) неудачная «грибовидная» конструкция брони боевых рубок русских кораблей приводила к проникновению внутрь этих рубок осколков от японских снарядов, вследствие чего командующие офицеры погибали или получали тяжёлые ранения, а корабли теряли управление; 4) башни среднего калибра на новейших русских броненосцах заклинивались осколками японских снарядов и выходили из строя и т. д.
  18. существует распространённая теория, что пироксилин во время длительного плаванья чрезмерно переувлажнился (>30 %), что и послужило причиной частого несрабатывания зарядов
  19. Наибольшая толщина бортовой брони у 3 последних японских броненосцев — 229 мм, у новейших русских — 194 мм (плюс 43-мм противоминная переборка). При этом у 4 броненосцев типа «Бородино» броня была крупповская, у «Осляби» и «Апраксина» — гарвеевская (в пересчёте на крупповскую — 183 мм и 173 мм), у остальных — сталежелезная; в пересчёте — 203 мм и 181 мм у «Сисоя» и «Николая», 113 мм у «Нахимова» и 97 мм у первых 2 броненосцев береговой обороны. У половины японских кораблей — гарвеевская, кроме «Микасы» и 5 броненосных крейсеров, нёсших крупповскую броню. Таким образом, для 2 из 4 японских броненосцев 229 мм гарвеевской брони соответствует 183 мм крупповской, 457 мм неполный пояс у «Фудзи» соответствует 365 мм, «Микаса» имел 229 мм броню, а броневой пояс лучшего из броненосных крейсеров «Касуги» достигал 152 мм, худшего «Асамы» — 144 мм (в пересчёте на крупповскую броню). Полное бронирование по ватерлинии у русских имели 4 новейших броненосца и «Император Николай I», у японцев — все броненосцы, кроме «Фудзи», и 2 новейших броненосных крейсера. Следует учитывать и то, что из-за строительной и эксплуатационной перегрузки русские броненосцы сидели в воде так низко, что их главный броневой пояс (по свидетельству В. П. Костенко) полностью ушёл под воду, а верхний пояс (тоже полный) был тоньше, и в оконечностях над ватерлинией поднимался невысоко. Поэтому пробоины в небронированной части носа и кормы захлёстывались водой.
  20. Зато русские корабли были вооружены 6"/45 и 120-мм/45 пушками Канэ (Schneider-Kanet), которые в то время по праву считались лучшими в мире и не в последнюю очередь — из-за отличной скорострельности (темп стрельбы — 10 и 12 выстрелов/мин, соответственно). На японских кораблях стояли, в основном, 40-калиберные 6" Эльзвикские пушки «тип 41», уже начинавшие устаревать. (Старые 12" и 320-мм орудия 5-го японского отряда имели практическую скорострельность 0,25 выстрела/мин). Наибольшая практическая скорострельность (величина, зависящая от степени подготовки личного состава) для 6" орудий в русском флоте составляла 7 выстрелов/мин («Баян», 1903), в японском — 4 выстрела/мин («Лучшая за войну», David K. Brown. Warship Desin and Development 1906—1922). Усреднённая боевая скорострельность, конечно, была гораздо меньше.
  21. В. И. Семёнов: «В случае появления неприятеля… разведочный отряд, ворочая в сторону от неприятеля, уходит на соединение с крейсерским, который отводит транспорты от места боя и защищает их от покушений неприятельских крейсеров». В этом плане — все последующие трагедии лёгких сил. Почему транспорты надо отводить от места боя? И как 3 новых, 2 устаревших и 2 безбронных крейсера, находясь в отдалении от броненосцев, защитят транспорты от покушений втрое превосходящего врага? В штабе эскадры ведь пересчитали крейсера 3-го, 5-го и 6-го японских боевых отрядов, сопровождавшие русские корабли с утра 14 мая.
  22. Хотя можно только гадать, как сложилась бы битва, если бы Того двинул на русские броненосцы всю свою миноносную армаду в дневном бою, когда русские корабли и суда проходили наиболее узкое место пролива
  23. Статья «Николай Ильич Миклуха» в газете «Ленинский путь» от 17 июля 1986 года. Корр: В. Столицин
  24. Часто, осовременивая старую лексику, его называют разведывательным.
  25. В соответствии со стилистикой своего времени командующие отрядами и эскадрами часто именовались начальниками.
  26. Корпуса флотских штурманов.
  27. Названия японских кораблей указываются в старом произношении, как они устоялись в отечественной военной историографии. Современные правила транслитерации японских названий отличаются от старых. Правильнее было бы писать: «Титосэ», «Тихая», «Тиёда», «Ёсино», «Тинъэн» и т. д. Фамилия Уриу пишется как Урю, Дева — как Дэва, при этом фамилии на «-а», строго говоря, не склоняются.
  28. Японские классы кораблей приведены в соответствие с русскими аналогами: итто-сэнкан — эскадренный броненосец 1-го класса, нито-сэнкан — эскадренный броненосец 2-го класса, итто-, нито-, санто-дзюнъёкан — крейсер 1-го, 2-го и 3-го класса, цухокан — авизо, кутикукан — истребитель (эскадренный миноносец), итто-, нито-, санто-суйрайтэй — миноносец 1-го, 2-го и 3-го класса, хокан — канонерская лодка, токусэцу дзюнъёкан — вспомогательный крейсер, бёинсэн — госпитальное судно.
  29. Все японские воинские звания приведены в соответствии с русскими аналогами: кайгун тайсё — адмирал, кайгун тюсё — вице-адмирал, кайгун сёсё — контр-адмирал, кайгун тайса — капитан 1-го ранга, кайгун тюса — капитан 2-го ранга, кайгун сёса — капитан 3-го ранга, кайгун тайи — капитан-лейтенант, кайгун тюи — старший лейтенант, кайгун сёи — лейтенант.
  30. Этот прием отмечали командир «Жемчуга», капитан 2 ранга П. П. Левицкий, а также В. С. Кравченко и А. С. Новиков.
  31. О выходе русских кораблей из бухты Камранг японцы узнали уже через 4 часа, благодаря шпионской сети, а приход в Шанхай русских транспортов был правильно расценен японским адмиралом как намерение противника идти Цусимским проливом.
  32. По необъяснимым причинам адмиралу Того часто приписывают, особенно в англоязычной литературе, манёвр охвата головы колонны противника (маневр «Crossing the T»), даже почему-то сравнивая его в этом смысле с поведением адмирала Нельсона в Трафальгарском сражении. Тем не менее, Нельсон при Трафальгаре совершил (в смысле буквы «Т») нечто прямо противоположное маневрам Того. Но и сам Того только дважды за сражение произвел манёвр несколько похожий на «Crossing the T», когда около 15:00 и около 16:00 пересек курс русской колонны. При этом оба раза русским головным кораблям никаких особых повреждений в этот момент нанесено не было, зато в обоих случаях русские быстро уклонялись поворотом на 16 румбов с последующим расхождением противоположными курсами и потерей огневого контакта. На самом деле адмирал Того просто старался держаться на параллельном курсе справа или, чаще, слева от головы русской эскадры, расстреливая головные корабли с дистанции, которую сам навязывал, пользуясь превосходством в скорости 6-7 узлов. С Нельсоном или с Ушаковым его можно сравнить не в связи с этим маневром, но в связи с проявленной инициативой, смелостью, вниманием к боевой подготовке и твердой вере в своих матросов, командиров и флагманов.
  33. Даже в старой доброй линейной тактике парусных кораблей XVIII века предполагалось разделение флота на три примерно равные по численности эскадры, каждой из которых дозволялась определённая самостоятельность манёвра. Начальник же оперативного отдела штаба эскадры пишет: «Образуется линия нашей кордебаталии — 12 броненосных кораблей». То есть вся эскадра — одна кордебаталия. Ни эскадры авангарда, ни арьергарда, ни знаменитых ушаковских «эскадр кайзер-флага»!
  34. На русской эскадре не знали, что закупленные японцами у фирмы Голланда (США) 5 подводных лодок ещё не были собраны, поэтому в Жёлтом море дозорные крейсера несколько раз „обнаруживали“ перископы. Японские лодки вступят в строй в октябре-ноябре 1905 г.
  35. В. И. Семенов: «Предполагая использовать всё светлое время на проход вблизи японских берегов, где вероятнее всего было ожидать минных атак, адмирал назначил быть эскадре в средней точке ея пути Цусимским проливом в полдень 14 мая».
  36. По свидетельству В. И. Семёнова — из-за «повреждения в машине» на «Адмирале Сенявине».
  37. Командир «Идзуми» понимал, что он является единственным японским кораблём, находящимся в визуальном контакте с русской эскадрой. Поэтому он игнорировал (!) приказ своего командира — контр-адмирала Того Младшего и не присоединился к его отряду, а продолжал наблюдение. В своём отчёте для печати Того Старший отмечал, что благодаря этому он получил все необходимые сведения о составе и построении русской эскадры, как будто он видел её своими собственными глазами Frank Thiess. Tsushima. Im Bertelsmann Lesering. Wien.1957
  38. В. И. Семёнов: «Конечно можно было бы послать хороший крейсер, чтобы прогнать его подальше, но заслуживающих такого названия в нашем крейсерском отряде было только двое… Между тем с минуты на минуту можно было ожидать встречи с грозным врагом, когда будет дорога каждая пушка, каждый снаряд. Ведь… весь остальной японский флот [легкие силы] придется на долю крейсерского отряда. Борьба, для которой следовало поберечь силы! А потому адмирал пренебрег дерзкой выходкой „Идзуми“». Это неудовлетворительное объяснение: быстроходные разведчики при эскадре именно для таких заданий и строились.
  39. Такое предложение сделал командир «Урала». Историки обычно повторяют слова многих участников боя, которые были убеждены, что «на „Урале“ имеется аппарат огромной силы: его большая искра могла бы прямо пережечь неприятельские аппараты» (В. С. Кравченко) («пережечь» — имеется в виду заглушить). К сожалению, это распространенное заблуждение. Радиостанция крейсера «Урал», предназначенная для связи 2-й Тихоокеанской эскадры с Владивостоком, имела большую дальность не столько за счёт высокой мощности, сколько за счёт использования более длинноволнового диапазона, что определялось размерами его антенной сети. Повредить неприятельские приемники такая станция не могла, а задачу подавления переговоров противника могла успешно решить штатная радиостанция любого из кораблей эскадры. Подробнее по этому вопросу см. Партала М. Л. Кто-то мешал переговорам (из истории радиовойны на море) // «Гангут» 1996. Вып. 11. С. 61-67. — Примеч. М. В. Котова.
  40. Справедливости ради надо скадать, что у Рожественского было всего 15 минут на реакцию. (Критику предположения, что Рожественскому следовало в начале боя сделать бросок на неприятеля новейшими кораблями см. в статье С. В. Сулиги «Феномен Цусимы», раздел «Библиография».) Впоследствии у обоих адмиралов найдутся свои почитатели, склонные считать и перестроения Рожественского, и «петлю Того» гениальными маневрами, но, скорее всего, оба маневра были вынужденными. Рожественский просто опоздал с перестроением в единую колонну и теперь торопился это сделать, а Того, вероятно, изначально рассчитывал начать бой, идя параллельным курсом слева спереди от русских. Однако он вышел навстречу русской эскадре несколько восточнее, чем хотел, и должен был либо поворачивать на боевой курс уже в опасной близости от неприятеля, либо отойти западнее, там развернуться и затем нагнать русскую колонну. Второй вариант означал потерю времени и передачу инициативы русским, которые вполне могли атаковать японцев с хвоста колонны во время этих маневров. Японский адмирал выбрал первый вариант.
  41. Свидетельство врача В. С. Кравченко.
  42. На крейсерах оправдывали свое поведение тем, что, во-первых, дезорганизованную и нарушившую строй эскадру невозможно охранять, зато легко в темноте угодить од огонь своих же (как и произошло с оставшимся при эскадре «Изумрудом»), а во-вторых высокая скорость хода спасает как от атак миноносцев, так и от собственно торпед, которые на большом ходу волной отбрасываются от борта. На это можно возразить, во-первых, что броненосцы быстро восстановили строй, просто на крейсера ушли так быстро, что не заметили этого. Огонь со стороны своих по «Изумруду» был всё же исключением, быстро исправленным и более не повторявшимся. А второе соображение не избавляет крейсера от выполнения их обязанностей, во всяком случае, не требует уходить от врага, прикрываясь броненосцами, поскольку никак не крейсера являются главной целью миноносцев. С другой стороны, в случившемся есть, конечно, и часть вины адмирала Небогатова, который после вступления в командование не дал крейсерам никаких указаний на будущее, не указал точки рандеву на случай потери кораблями друг друга, и даже просто не подал сигнал к маневру.
  43. Командир не желал, чтобы корабль затонул на мелком месте и впоследствии был поднят японцами.
  44. По иронии судьбы, «Акацуки» — это бывший русский миноносец «Решительный», захваченный японцами в Шанхае после интернирования. Таким вот несколько мистическим образом он «отомстил» за свою 1-ю Тихоокеанскую эскадру. Возможно, японцы тоже отнеслись к этой истории с известным суеверием, так как «Акацуки» в 1906 г. получил новое имя — «Ямабико».
  45. Морской устав Петра Великого, гл. 10, арт. 73, «Ежели подчиненные допустят командира своего корабля сдать»: «Буде же офицеры, матрозы и солдаты, без всякой причины допустят командира своего корабля сдать, или из линии боевой уйти без законной причины и ему того не отсоветуют, или в том его не удержат, тогда офицеры казнены будут смертию, а прочие с жеребья десятый повешены». Действующий на 1905 год Морской устав 1901 г. в соответствии со статьей 354 требовал от командира продолжать бой до последней возможности. Во избежание бесполезного кровопролития ему разрешалось, не иначе как с согласия всех офицеров, сдать корабль, если нельзя одолеть течи, и он начинает тонуть, все средства для обороны истощены и потеря в людях столь значительна, что сопротивление совершенно невозможно. При всём том сдача в таких обстоятельствах разрешается только в том случае, если корабль нельзя истребить и искать спасения команды на берегу или в шлюпках.
  46. Пленные при Цусиме
  47. Радио в те времена было в новинку для флота (в русском флоте — 8 лет), и все эти элементы радиоэлектронной борьбы были личной инициативой командиров и радистов. Возможно, это были первые попытки применения этого типа оружия в бою.
  48. Радиопеленгаторов в это время ещё не существовало.
  49. На русских кораблях не знали, что вдоль всего корейского берега японцы устроили сеть наблюдательных постов.
  50. Campbell N. The battle of Tsu-Shima // Warship, 1984.
  51. Грибовский В. Ю. Российский флот Тихого океана 1898—1905. История создания и гибели. — Ч. II, гл. XIV.
  52. Поскольку 9-дюймовые пушки в русской эскадре были только на «Николае I», то можно оценить процент попаданий: выпущено 273 снаряда, попало 3, итого 1,1 % (если, конечно японцы не путают попадания 9" калибром, с 10" или 8").
  53. По крайней мере, из 24 установленных 12" русских снарядов, попавших в японские корабли, 33 % не разорвались.
  54. Упрощенно говоря, авторов, посвятивших свои работы Цусимскому сражению, можно разбить на три группы. Во-первых, это сторонники традиционной и в советское время общепринятой версии, которая изложена в работах В. П. Костенко (в частности, в главе «Мой доклад собранию офицеров об итогах Цусимского боя и тактических ошибках, приведших к цусимскому поражению», см. раздел «Библиография») и А. С. Новикова-Прибоя. Эта точка зрения (из современных авторов её придерживается Р. М. Мельников и др.), в основном, сводится к критике действий русских адмиралов и акцентировании внимания на превосходстве японцев в артиллерии и снарядах. Во-вторых — это современные сторонники критической точки зрения (С. В. Сулига, В. П. Кузин, Н. Чорновил и др.), которые, основываясь в том числе и на иностранных источниках и справочно-технической литературе, справедливо обращают внимание на многочисленные несоответствия в общепринятых взглядах, чаще всего, с технической или математической точки зрения. Однако радикальная критика традиционной версии предполагает либо «оправдание адмиралов», либо «оправдание пушек», причём первое означает возложение на технику как бы двойной вины, а второе — возложение двойной вины на адмиралов. Поэтому в отечественной историографии появилась и третья, умеренная точка зрения, сторонники которой (В. Я. Крестьянинов, В. Ю. Грибовский) стремятся излагать традиционную версию, но с учетом всей обоснованной критики, а также доступных иностранных источников. А если не упрощённо, то все по разным вопросам занимают разные промежуточные позиции между этими тремя. Словом, вопрос о причинах ошеломляющего результата Цусимского боя находится в совершенно нормальном состоянии — состоянии открытой дискуссии.
  55. Роковую роль сыграла ошибка сигнальщика «Александра III», не прочитавшего сигнал с «Суворова» и сорвавшего задуманное Рожественским боевое перестроение в ордер пеленга:Frank Thiess. Tsushima. Im Bertelsmann Lesering. Wien.1957
  56. Японские офицеры рассказывали, что после капитуляции Порт-Артура, в ожидании второй эскадры, они так готовились к её встрече: каждый комендор выпустил из своего орудия при стрельбе в цель пять боевых комплектов снарядов. Затем износившиеся пушки были все заменены новыми… В донесениях с театра военных действий мы шумно, на весь свет, выражали свою радость по поводу того, что японские снаряды плохо рвутся. Видимо, японцы не пренебрегли этим, весьма ценным, указанием… Стальные листы борта и надстроек на верхней палубе рвались в клочья и своими обрывками выбивали людей; железные трапы свёртывались в кольца; неповреждённые пушки срывались со станков… Это не могла сделать сила удара самого снаряда… Это могла сделать только сила взрыва. По-видимому, японцам удалось осуществить ту идею, которой пробовали достичь американцы постройкой своего «Vesuvium»… А потом — необычайно высокая температура взрыва и это жидкое пламя, которое, казалось, всё заливает!.. …Японские офицеры, лежавшие вместе с нами в госпитале Сасебо… особенно интересовались действием их «новых» снарядов, говоря, что здесь «впервые» была принята идея наносить разрушение не силой удара в цель, а «исключительно» силой взрыва, при соприкосновении с целью.

    Вл. Семёнов. «Бой при Цусиме. Памяти „Суворова“». Издание второе, исправленное и дополненное. СПб.: Типография т-ва М. О. Вольф, 1907.

  57. Имеется мнение (Бунич Игорь. «Князь Суворов»: Историческая хроника. Гибель линкора «Ямато»: Составление и перевод. СПб.: Нева, 2003. С. 384 ISBN 5-7654-2436-8</), что во время боя Того рискнул применить философскую концепцию «Цакуга-дзэн» («Путь лука»), заключавшуюся во введение артиллеристов в особое медитативное состояние, обеспечившее существенное ускорение темпа стрельбы и её точности. Судя по описанию, это достигалось без перенацеливания орудий и, по крайней мере, без их продувки после приведения в нейтральное положение. Имеется книга Юджина Херригеля «en-Дзэн в искусстве стрельбы из лука» см. Herrigel E. Zen in the art of Archery. New York: Wintage Books, 1971.
  58. Кроме того, офицерский состав ещё до выхода в море был настроен скептически в отношении удачного завершения мероприятия Так, из литературы известно, что на прощальном банкете командир броненосца «Бородино» Серебреников в своём тосте высказал мнение, что идёт на смерть. Разрушающее влияние на боевую подготовку экипажей и боеспособность эскадры в целом оказывала разлагающе действовавшая антигосударственная революционная пропаганда, имевшая наибольшую убедительность и значимость у большевистски настроенных агитаторов. (См. Новиков-Прибой А. С. Цусима. ч. «Поход») Так, у Мадагаскара на «Орле» имело место не предусмотренное уставом выступление части команды. Во время стоянки на броненосном крейсере «Адмирал Нахимов» была сделана попытка восстания, энергично пресечённая командованием. Зачинщики были арестованы и, по решению военного трибунала, осуждены на расстрел. Однако Рожественский приказа об экзекуции не утвердил, сказав, что не может расстреливать людей, которых ведёт на смерть. Тем более что каждый осуждённый, сказал адмирал, может стать в предстоящем бою героем. Такое решение значительно подняло авторитет адмирала и несколько оздоровило психологический климат на эскадре. Во всяком случае, команда корабля показала себя в бою с превосходящими силами противника с самой лучшей стороны.(см. Frank Thiess. Tsushima. Im Bertelsmann Lesering. Wien. 1957
  59. Frank Thiess. Tsushima. Im Bertelsmann Lesering. Wien. 1957
  60. Кадочников О. В родном углу

Библиография[править | править исходный текст]

Воспоминания участников сражения
Опубликованные письма моряков, написанные во время снаряжения и похода эскадры
  • Политовский Е. С. От Либавы до Цусимы. — СПб., 1906.
  • Вырубов П. А. Десять лет из жизни русского моряка, погибшего в Цусимском бою (В письмах к отцу 1895—1905 гг.). — К., 1910.
  • Егорьев Е. Р. Вокруг старого света 1904—1905 гг. (Путевые заметки командира «Авроры») // «Морской сборник», 1915, № 8, 9.
  • Письма З. П. Рожественского к О. Н. Рожественской (жене) // «Море», 1911, № 6.
Официальные русские сборники документов и материалов
  • Русско-японская война 1904—1905 гг. Работа исторической комиссии по описанию действий флота в войну 1904—1905 гг. при Морском генеральном штабе: В 7 книгах. — Пг., 1912—1917. — Кн. 6: Поход 2-й Тихоокеанской эскадры на Дальний Восток; кн. 7: Тсусимская операция. — Пг., 1917.
  • Русско-Японская война 1904—1905 гг. Действия флота. Документы. Чертежи и карты. — СПб.: Тип. Морского Министерства, 1912—1914.
  • Русско-японская война 1904—1905 гг. Материалы для описания действий флота. Хронологический перечень военных действий флота в 1904—1905 гг. / Сост. лейт. Н. В. Новиков. — Вып. 11: Перечень событий похода 2-й эсакдры Тихого океана и её отрядов на Дальний Восток и боя в Цусимском проливе. — СПб.: 1912.
  • Заключение следственной комиссии по выяснению обстоятельств Цусимского боя // «Морской сборник», 1917, № 7-9.
  • Отчет по делу о сдаче 15 мая 1905 г. неприятелю судов отряда бывшего адмирала Небогатова. СПб.: Тип. Морского министерства, 1907.
  • Санитарный отчет по флоту за русско-японскую войну 1904—1905 гг. — Кронштадт: 1915.
  • Кефели Я. И. Потери в личном составе русского флота в войну с Японией // Диссертация на степень доктора медицины. — СПб., 1914.
  • Война с Японией: Официальные документы // Военный сборник. СПб., 1904. Кн. 4 — 12; 1905. Кн. 1 — 10.
  • Сборник приказов и циркуляров по 2-й эскадре флота Тихого океана за 1904—1905 года. — Владивосток: Тип. строевого отдела Владивостокской портовой конторы, 1905.
  • Архивные документы фондов 17, 417, 421, 427, 480, 524, 531, 565, 763 1133 Российского Государственного Архива Военно-морского флота.
Официальные японские источники
  • Рапорт адмирала Того о Цусимском сражении // «Военный сборник», 1906, № 6.
  • Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи / Морской Генеральный штаб в Токио; Пер. лейт. А. Воскресенского. В 5-ти тт. — СПб.: Тип. Морского Министерства, 1910. — Т. 4.
  • Совершенно секретная история русско-японской войны на море в 37-38 гг. Мэйдзи / МГШ Японии. В 150-ти тт. — Токио, 1911. (русский и другие переводы отсутствуют; единственный сохранившийся экземпляр хранится ныне в отделе истории НИИ Управления национальной обороны Японии; его фотокопии доступны для историков; Цусимскому сражению посвящен 2-й том 2-го отдела (303 страницы), а также приложения: 72 боевых донесения, 67 схем и 90 таблиц).
  • Ниппон-кай тай-кай-сен. Великое сражение Японскаго моря (Цусимский бой) / Перевод В. Л. Семенова. СПб., 1911.
  • Кинай М. Русско-японская война. Официальные донесения японских главнокомандующих сухопутными и морскими силами / Пер. с англ. — Т. 1, 2. — СПб., 1908—1909.
  • Хирургическое и медицинское описание морской войны между Японией и Россией. — Медицинское Бюро морского департамента в Токио. — 1905.
  • Цусимское сражение по японским источникам. // «Морской сборник», 1905, № 9.
Военно-теоретические исследования
  • Александровский Г. Б. Цусимский бой. — Нью-Йорк: Rossiya Publishing Company, Inc., 1956.
  • Крестьянинов В. Я. Цусимское сражение: 14-15 мая 1905 г. 2-е изд. — СПб.: Остров, 2002.
  • Сулига С. В. Феномен Цусимы (по Р. М. Мельникову) — 1997 (критическая статья).
  • Грибовский В. Ю. Крестный путь отряда Небогатова // Гангут, 1992, № 3.
  • Regan G. The Battle of Tsushima 1905 // The Guinness Book of Decisive Battles. — Guinness Publishing, 1992.
  • Campbell N. J. The battle of Tsu-Shima // Warship, 1978, № 8.
  • Westwood J. N. Witnesses of Tsushima. — Tokyo, 1970.
  • Гончаров Л. Г. Некоторые тактические уроки Цусимы // «Морской сборник», 1956, № 6.
  • Соколов А. С. Особенности тактических приемов в Цусимском бою. Оперативно-тактические выводы из опыта русско-японской войны. — Л.: Изд. Военно-Морской Академии, 1950.
  • Смирнов М. И. Цусима (Сражение в Корейском проливе 14-го и 15-го мая 1905 года). — СПб., 1913.
  • Кладо Н. Л. Современная морская война. Морские заметки о русско-японской войне. — СП., 1913.
  • Давелюи Р. Борьба за обладание морем. Уроки русско-японской войны / Пер. с франц. — СПб., 1911.
  • Лаур Г. Цусима. — СПб.: Тип. Морского министерства, 1911.
  • Гинцбург Б. К разъяснению загадок в Цусимском бою. — СПБ: типография Я. Балянского, 1907.
Обзорные исторические работы, хроники
Справочно-техническая литература
Специальные сочинения
  • Тодака Кадзухигэ. Библиография Цусимского сражения. — Токио: Корабли и суда мира, 2005, № 5.
  • Грибовский В. Ю., Познахирев В. П. Вице-адмирал З. П. Рожественский. — СПб.: Цитадель, 1999.
  • Ogasawara N. Life of Admiral Togo. — Tokyo, 1934.
  • Руадзе В. П. Процесс адмирала Небогатова. — СПб., 1907.
  • Айрапетов О. Р. Пресса и военная цензура в русско-японскую войну // Русско-японская война 1904—1905: Взгляд через столетие. Международный исторический сборник / Под ред. О. Р. Айрапетова. — М., 2004
  • Номура Макото. Нихонкай кайсэнно синдзицу (Правда о Цусимском сражении). — Токио: Коданся, 1999.
Научно-популярная литература
  • В последнее время появилось очень большое количество работ этого рода, в их числе книги В. Д. Доценко, И. М. Капитанца, В. К. Шацилло и Л. А. Шацилло, А. Б. Широкорада, А. В. Шишова, А. И. Уткина, А. Е. Тараса и др., в основном, являющихся компиляцией из некоторых вышеперечисленных источников.

В кино[править | править исходный текст]

  • «Битва в Японском море» / Nihonkai daikaisen / The Battle of the Japan Sea — реж. Сейдзи Маруяма (Япония, 1969).
  • «Цусимская битва» / Ikiteiru nihonkai-kaisen / The Battle of Tsushima — реж. Нагиса Осима (Япония, 1975).

Ссылки[править | править исходный текст]