Черта оседлости

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Карта черты оседлости (красная линия)

Черта́ осе́длости (полное название: Черта́ постоя́нной евре́йской осе́длости[1]) — в Российской империи с 1791 по 1917 год (фактически по 1915 год) — граница территории, за пределами которой запрещалось постоянное жительство евреям (то есть иудеям[2]), за исключением нескольких категорий, в которые в разное время входили, например, купцы первой гильдии, лица с высшим образованием, отслужившие рекруты, ремесленники, приписанные к ремесленным цехам, караимы. Площадь территории 1,224,008 кв. км.[3]

Территория черты оседлости была первоначально определена указом Екатерины II 1791 года как территория России, где дозволялось селиться и торговать евреям. Она возникла после Второго раздела Речи Посполитой, когда её восточные территории, вместе с местным еврейским населением, отошли к Российской империи. Черта оседлости охватывала специально оговоренные населённые пункты городского типа (местечки, поскольку в сельской местности проживание также не дозволялось) значительной части Царства Польского, Литвы, Белоруссии, Бессарабии, а также части территории современной Украины, соответствующей южным губерниям Российской империи[4].

История[править | править исходный текст]

Фактическое начало черте еврейской оседлости было положено указом императрицы Екатерины II от 23 декабря 1791 года (3 января 1792), который формально был итоговой реакцией правительства империи на письмо витебского еврейского купца Цалки Файбишовича; указ давал разрешение евреям постоянно жительствовать наряду с Белоруссией, также в Новороссии — тогда недавно присоединённом к России регионе, и воспрещал запись в купечество, в частности, в Москве (чего и требовали местные купцы, опасавшиеся конкуренции). Исследователь истории еврейства в России Генрих Слиозберг отмечал, что указ Екатерины 1791 года был свидетельством того лишь, «что не сочли нужным сделать исключение для евреев: ограничение в праве передвижения и свободного избрания жительства существовало для всех, в значительной степени даже для дворян»[5].

С третьим разделом Польши в состав черты вошли губернии Виленская и Гродненская, где имелось значительное еврейское население.

Окончательное юридическое оформление черте оседлости сообщило «Положение об устройстве евреев» 1804 года[6], которое перечисляло те губернии и территории, где евреям дозволялось селиться и торговать. К губерниям, открытым для евреев присоединены Астраханская и Кавказская губернии (до 1835 года). «Положение» строго предписывало всем евреям записываться в одно из «состояний»: земледельцев, фабрикантов и ремесленников, купечество, мещанство. «Положение» 1804 года отчасти основывалось на «Мнении»[7] сенатора Г. Державина о причинах продовольственного дефицита в Белоруссии[8], и в значительной мере — на польских законопроектах XVIII века[9].

Сам термин (первоначально «черта постоянного жительства евреев») впервые появился в «Положении о евреях» 1835 года[10][11].

География черты оседлости[править | править исходный текст]

В черту оседлости входили специально отведённые местечки в следующих губерниях:

  1. Бессарабская;
  2. Виленская;
  3. Витебская, включая Себежский и Невельский уезды (ныне — часть Псковской области), Велижский уезд (в настоящее время — часть Смоленской области) и три Инфлянтских уезда (сейчас — часть Латвии);
  4. Волынская;
  5. Гродненская;
  6. Екатеринославская;
  7. Киевская;
  8. Ковенская;
  9. Минская;
  10. Могилёвская;
  11. Подольская;
  12. Полтавская;
  13. Таврическая;
  14. Херсонская;
  15. Черниговская, включая Суражский, Мглинский, Новозыбковский и Стародубский уезды (в настоящее время в составе Брянской области).

Кроме того, в черте оседлости оказались все десять губерний Царства Польского. Из черты оседлости в разное время были исключены Киев (евреям дозволялось жить только в некоторых частях города), Николаев, Ялта и Севастополь.

Практика применения ограничений по черте оседлости в разное время[править | править исходный текст]

К концу XIX века в России проживало 5 млн евреев. Лишь около 200 тысяч из них имели право проживания в городах, не входивших в черту оседлости[12].

Даже временный выезд из черты оседлости для евреев был осложнён. Проживание евреев в соответствии с указом о черте оседлости разрешалось лишь в специально оговоренных городах и местечках, но не в сельской местности. Результатом этих ограничений, а также ограничений в выборе занятия, явилась чрезвычайная скученность и нищета в местечках в пределах черты. Историк Вальтер Лакер отмечал, что в начале 1880-х большинство российских евреев жили гораздо хуже, чем самые бедные русские крестьяне и рабочие, а основная масса была обречена на медленное вымирание от голода[13].

Запрет не распространялся лишь на купцов первой гильдии (но только после 10-летнего пребывания в гильдии в пределах черты оседлости), лиц с высшим образованием, средний медицинский персонал; цеховых ремесленников (записанных в ремесленные цехи — архаичные сословные учреждения), и отставных нижних чинов, поступивших на службу по рекрутскому набору.

Необходимо заметить, что поступление в первую гильдию было возможным при выполнении двух условий: получения промыслового свидетельства определенного разряда (на начало XX века стоило 500 рублей в год) и получения гильдейского свидетельства (на начало XX века — 75 рублей в год); ни фактическое занятие какой-либо промышленной или коммерческой деятельностью, ни согласие самой гильдии на вступление не требовались. Таким образом, вступление в купечество первой гильдии по существу представляло возможность снять с себя ограничения в проживании при условии уплаты около 6000 рублей и десятилетнего ожидания, что было неприемлемо дорого для большинства евреев.

Следующие способы вырваться из черты оседлости — получение образования и приписка к ремесленному цеху — были связаны со своими сложностями. В высших учебных заведениях с 1880-х годов действовала процентная норма — допустимый максимум студентов-евреев (3 % в столицах, 5 % в прочих городах, 10 % в черте оседлости). Ремесленные цехи во всех городах черты оседлости, кроме Одессы, в 1880-х были распущены.

В переносном смысле понятие «черта оседлости» стало синонимом политики государственного антисемитизма, в особенности во второй половине XIX века. Антисемитизм этот основывался на религиозной нетерпимости и, в большинстве случаев, не распространялся на крещеных евреев. Запрет на занятие сельским хозяйством, ограничения при приеме в гимназии и университеты, полуофициальное отношение к евреям как к ограниченным в правах гражданам — всё это вело, с одной стороны, к росту миграции евреев в США, сельскохозяйственной колонизации ими Аргентины и Палестины, с другой, — к радикализации людей, подпитывавших революционые организации и партии. Многие деятели культуры критиковали политику запрета. В. Г. Короленко в повести «Братья Мендель» писал: «Черта оседлости существовала, как данный факт, незыблемый и не подвергавшийся критике. Я не помню даже, чтобы самое слово „черта оседлости“ когда-нибудь употреблялось в то время». Драматург Давид Бенарье (Маневич) в своей пьесе 1907 года «Пасынки жизни» жестоко критиковал черту оседлости и назвал евреев «пасынками России».

Фактически черта оседлости прекратила существование 19 августа 1915 года, когда управляющий Министерством внутренних дел разрешил, в виду чрезвычайных обстоятельств военного времени, проживание евреев в городских поселениях вне черты оседлости, за исключением столиц и местностей, находящихся в ведении министров императорского двора и военного (то есть, дворцовых пригородов Санкт-Петербурга и всей прифронтовой полосы)[14]. Отмена черты оседлости не представляла собой смягчение политики по отношению к евреям; наоборот, значительная часть черты оседлости попала в прифронтовую зону, и правительство считало, что евреи, рассматриваемые им как неблагонадежный элемент, будут представлять меньшую опасность в других местностях.

Черта оседлости была отменена Временным правительством после Февральской революции, хотя фактически после начала Первой мировой войны около 500 000 евреев было насильственно выселено из прифронтовых западных губерний и переселено в другие губернии России, главным образом Екатеринославскую, Херсонскую и Подольскую.[15]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Статья в ЭЕЭ
  2. Российские правовые акты XIX века обычно использовали термин «еврей», который первоначально подразумевал лицо, состоящее членом кагала; в юридической литературе начала XX века нередко также использовался термин «лицо иудейского вероисповедания» (см., например: М. С. Иоффе. Важнейшие законодательные акты (1908—1912 гг.). СПб., 1913, стр. 792.
  3. YIVO | Pale of Settlement
  4. Геллер М. Я. История Российской империи. В трех томах. М.: Издательство «МИК», 1997 ISBN 5-87902-073-8 ISBN 5-87902-074-6 Том 2 Глава 9 РЕАЛЬНОСТЬ И МЕЧТЫ АЛЕКСАНДРА I
  5. Г. Б. Сліозбергъ. Политическій характеръ еврейскаго вопроса. СПб., 1907, стр. IX.
  6. Высочайше утвержденное 9 декабря 1804 года Положение. О устройстве Евреев.
  7. «Об отвращении в Белоруссии голода и устройстве быта евреев» (1800)
  8. Бершадский С. Положение о евреях 1804 года. Опыт исторического исследования и мотивов этого законодательного памятника. // «Восходъ», издаваемый А. Е. Ландау. 1895, кн. I (январь), стр. 83 и далее.
  9. Бершадский С. Положение о евреях 1804 года. Опыт исторического исследования и мотивов этого законодательного памятника. // «Восходъ», издаваемый А. Е. Ландау. 1895, кн. I (январь), стр. 85.
  10. См. Полный хронологическій сборникъ законовъ и положеній, касающихся евреевъ. составил В. О. Леванда. СПб., 1874, стр. 359—376 (см. § 7 и далее).
  11. Высочайше утвержденное 13 апреля 1835 года Положение о Евреях (извлечение)
  12. Лакер В. История сионизма = A History of Zionism / Пер. с англ.: А. Блейз, О. Блейз. — М.: Крон-пресс, 2000. — С. 85. — 848 с. — (Экспресс). — 5000 экз. — ISBN 5-232-01104-9
  13. Лакер В. История сионизма = A History of Zionism / Пер. с англ.: А. Блейз, О. Блейз. — М.: Крон-пресс, 2000. — С. 85-87. — 848 с. — (Экспресс). — 5000 экз. — ISBN 5-232-01104-9
  14. Сборник важнейших законоположений и распоряжений, действующих с 1 июля 1914 по 1 января 1916 года, вызванных обстоятельствами военного времени / составлен ст. сов. Джаковичем. — Петроград, 1916., стр. 73
  15. Евреи России // Национальная политика в императорской России / Составитель и редактор Семёнов Ю. И.. — М.: Центр по изучению межнациональных отношений РАН, Координационно-методический центр Института этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая, 1997.

Литература[править | править исходный текст]

См. также[править | править исходный текст]