Чикагская семёрка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

«Чикагская семёрка» — подсудимые по делу о протестах во время съезда Демократической партии США в Чикаго в августе 1968 г.

В марте 1969 г. против Эбби Хоффмана, Джерри Рубина, Дэвида Диллинджера, Тома Хейдена, Ренье Дэйвиса, Джона Фройнса, Ли Вайнера и Бобби Сила (лидера «Чёрных пантер») были выдвинуты обвинения на основании нового федерального закона, установившего ответственность за «поездку с использованием межштатных средств сообщения с целью организации бунта». В сентябре 1969 г. они были арестованы и предстали перед федеральным судом.

Хоффман и Рубин вели себя по-шутовски, издеваясь над судом.

Хоффман давал такие показания:

 — Назовите себя.
 — Меня зовут Эбби. Я — сирота Америки…
 — Где Вы живете?
 — Я живу в Нации Вудстока.
 — Объясните суду и присяжным, где это.
 — Да. Это нация отчужденной молодежи. Мы носим свою нацию с собой повсюду как состояние сознания, как индейцы сиу носили свою нацию с собой… Это нация, посвятившая себя братству людей в противовес конкуренции, идее, что у людей найдется друг для друга нечто получше собственности и денег…
 — …Сэр, не говорите ничего о философии или Индии. Просто где Вы живете, если у Вас есть, где жить. Вот вы сказали Вудсток. В каком штате (In what state) находится Вудсток?
 — Это состояние ума (It’s a state of mind)
 — Скажите суду и присяжным Ваш возраст.
 — Мне 33 года. Я — дитя Шестидесятых.
 — Имеется в виду дата рождения.
 — Психологически — 1960…
 — Между датой вашего рождения, 30 ноября 1936 г. и 1 мая 1960 г. имело ли место что-либо в Вашей жизни?
 — Ничего. Я полагаю, это называют американским образованием…
 — Можете сказать суду и присяжным, какой у Вас сейчас род занятий?
 — Я культурный революционер. Ну, на самом деле я подсудимый — это на полный день…[1][2]

Процесс[править | править вики-текст]

Затем Хоффман заявил, что не желает именоваться «обвиняемым Хоффманом», ибо эта фамилия опозорена судьей (фамилия которого тоже была Хоффман). Прессе же он заявил, что официально сменил свое имя, и отныне его зовут Fuck. По поводу же обвинений он сказал так: «В этой стране существуют миллионы законов. Мы намерены нарушить их все, включая закон всемирного притяжения».[1]

Отношения между Эбби Хоффманом и Рубином, с одной стороны, и Хэйденом, Дэйвисом и Фройнесом с другой были достаточно натянутыми. Хоффман позднее писал: «Наша фракция подсудимых состояла из торчков, они же были вульгарными бухариками. Мы были волосатыми жизнерадостными хиппами, они — высокомерными яйцеголовыми политиканами. Психологически они были зажаты, мы — отвязны».[1]

Свидетелями обвинения были трое сотрудников чикагской полиции, которые были внедрены в руководство протестующих. Они описывали обсуждение планов блокирования уличного движение, захвата отелей и т. п.

В качестве же свидетелей защиты были вызваны Арло Гатри, Вуди Гарри, Фил Окс, Джозеф Макдональд, Джуди Коллинз, Пит Сигер. Джуди Коллинз, чтобы поведать присяжным о мотивах поступков обвиняемых, запела песню «Where Have All the Flowers Gone» (вопреки протестам судьи), а Арло Гатри с той же целью пел песню из фильма «Алисин ресторан».[1][3][4]

Защита доказывала, что такие планы йиппи, как план запустить ЛСД в городской водопровод, были ничем иным, как игрой, стёбом.

Бобби Сил требовал, чтобы ему либо дали самому защищать себя, либо это делал его адвокат, который не мог участвовать в процессе по болезни. Сил называл судью «фашистской собакой», «свиньёй» и «расистом». В итоге судья постановил, чтобы Сила связали и заткнули ему рот. Затем Сила приговорили к четырём годам тюрьмы за «неуважение к суду» и выделили его дело в отдельное производство. Так «чикагская восьмерка» превратилась в «чикагскую семёрку».

Ещё до того, как присяжные вынесли решение по вопросу о виновности подсудимых в организации бунта, судья Хоффман единолично приговорил всех семерых, а также двух адвокатов к тюремным срокам за неуважение к суду.

18 февраля 1970 г. присяжные признали Хоффмана, Рубина, Деллингера, Хейдена и Дэйвиса виновными в приезде в штат Иллинойс с целью организации бунта. Фройнс и Вайнер были оправданы.

В своём последнем слове Диллинджер сказал судье Хоффману, что у того было «слишком много власти над слишком многими людьми слишком долгое время». Дэйвис сказал, что когда он выйдет из тюрьмы, то он поселится рядом с домом прокурора и «вовлечет его сыновей и дочь в революцию». Хэйден сказал, что «если бы нас оставили в покое на чикагских улицах, то мы едва бы стали известными», но в результате «мы стали архитекторами, организаторами, гениями заговора с целью свержения правительства — нас выдумали». Эбби Хоффман посоветовал судье попробовать ЛСД, сказав: «Я знаю хорошего дилера во Флориде [куда судья должен был отправиться отдыхать после процесса], я могу это вам устроить». Рубин предложил судье экземпляр свей книги «Сделай это!» с подписью «Джулиус, ты радикализировал больше молодых людей, чем мы бы когда-либо смогли. Ты главный йиппи страны!»

20 февраля 1970 г. судья Хоффман приговорил всех пятерых к пяти годам заключения и штрафу в размере 5000 долларов каждого.

11 мая 1972 г. Седьмой апелляционный суд отменил приговоры «чикагской семерке» за «неуважение к суду» на том основании, что приговоры к заключению на срок более 6 месяцев не могут выноситься без участия присяжных.

21 ноября 1972 г. Седьмой апелляционный суд отменил приговор пятерым осужденным по основному обвинению. В качестве причины этого было назван отказ судьи Хоффмана разрешить защите опросить кандидатов в присяжные о их культурных предпочтениях, неуважительное отношение судьи к адвокатам, а также то, что ФБР с ведома судьи организовало прослушивание кабинетов адвокатов.

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]