Шаламов, Варлам Тихонович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Варлам Шаламов
Shalamov.jpg
Имя при рождении:

Варлаам Тихонович Шаламов[1]

Дата рождения:

18 июня 1907({{padleft:1907|4|0}}-{{padleft:6|2|0}}-{{padleft:18|2|0}}) или 1 июля 1907({{padleft:1907|4|0}}-{{padleft:7|2|0}}-{{padleft:1|2|0}})[2]

Место рождения:

Вологда, Российская империя

Дата смерти:

17 января 1982({{padleft:1982|4|0}}-{{padleft:1|2|0}}-{{padleft:17|2|0}})[2] (74 года)

Место смерти:

Москва, РСФСР, СССР

Гражданство/ Подданство:

Flag of the Soviet Union.svg СССР

Род деятельности:

прозаик, поэт

shalamov.ru
Commons-logo.svg Варлам Шаламов на Викискладе

Варла́м Ти́хонович Шала́мов (5 июня [18 июня1907 — 17 января 1982 года) — русский прозаик и поэт советского времени. Создатель одного из литературных циклов о советских лагерях.

Биография[править | править вики-текст]

Семья, детство, юность[править | править вики-текст]

Дом, где родился В. Т. Шаламов

Варлам Шаламов родился 5 июня (18 июня1907 в Вологде в семье священника Тихона Николаевича Шаламова, проповедника на Алеутских островах. Мать Варлама Шаламова, Надежда Александровна, была домохозяйкой. В 1914 году поступил в гимназию, но завершал среднее образование уже после революции. В 1924 году, после окончания вологодской школы 2-й ступени, приехал в Москву, работал два года дубильщиком на кожевенном заводе в Кунцеве. С 1926 по 1928 г. учился на факультете советского права МГУ, затем был исключён «за сокрытие социального происхождения» (укaзал, что отец — инвалид, не указав, что он священник).

В своей автобиографической повести о детстве и юности «Четвёртая Вологда» Шаламов рассказал, как складывались его убеждения, как укреплялась его жажда справедливости и решимость бороться за неё. Юношеским его идеалом становятся народовольцы — жертвенность их подвига, героизм сопротивления всей мощи самодержавного государства. Уже в детстве сказывается художественная одарённость мальчика — он страстно читает и «проигрывает» для себя все книги — от Дюма до Канта.

Репрессии[править | править вики-текст]

19 февраля 1929 года Шаламов был арестован за участие в подпольной троцкистской группе и за распространение дополнения к «Завещанию Ленина». Во внесудебном порядке[3] как «социально-опасный элемент» был осуждён на три года лагерей. Отбывал наказание в Вишерском лагере (Северный Урал). В 1932 году Шаламов возвратился в Москву, работал в ведомственных журналах, печатал статьи, очерки, фельетоны.

В январе 1937 года Шаламова вновь арестовали за «контрреволюционную троцкистскую деятельность». Он был осуждён на пять лет лагерей и провёл этот срок на Колыме (СВИТЛ). Шаламов прошёл таёжные «командировки», работал на приисках «Партизан», «Чёрное озеро», Аркагала, Джелгала, несколько раз оказывался на больничной койке из-за тяжёлых условий Колымы. Как писал Шаламов впоследствии:

С первой тюремной минуты мне было ясно, что никаких ошибок в арестах нет, что идет планомерное истребление целой «социальной» группы — всех, кто запомнил из русской истории последних лет не то, что в ней следовало запомнить.[4]

22 июня 1943 года его опять осудили на десять лет за «антисоветскую агитацию», с последующим поражением в правах на 5 лет, состоявшую — по словам самого писателя — в том, что он назвал И. А. Бунина русским классиком: «…я был осуждён в войну за заявление, что Бунин — русский классик»[5].

С 1946 года, окончив восьмимесячные фельдшерские курсы, стал работать в Центральной больнице для заключённых на левом берегу Колымы в посёлке Дебин и на лесной «командировке» лесорубов до 1953 года. Назначением на должность фельдшера обязан врачу А. М. Пантюхову, который лично рекомендовал Шаламова на курсы фельдшеров. В 1951 году Шаламов был освобождён из лагеря, но поначалу не мог вернуться в Москву. А жил в Калининской области, работал в Решетникове. Результатами репрессий стали распад семьи и подорванное здоровье. В 1956 году после реабилитации вернулся в Москву.

Творчество[править | править вики-текст]

В 1932 году Шаламов вернулся в Москву после первого срока и начал печататься в московских изданиях как журналист. Опубликовал несколько рассказов. Одна из первых крупных публикаций — рассказ «Три смерти доктора Аустино» — в журнале «Октябрь» (1936).

В 1949 году на ключе Дусканья он впервые на Колыме, будучи заключённым, стал записывать свои стихи.

После освобождения в 1951 году Шаламов вернулся к литературной деятельности. Однако с Колымы он уехать не мог. Лишь в ноябре 1953 года было получено разрешение на выезд. Шаламов приехал в Москву на два дня, встречался с Б. Л. Пастернаком, с женой и дочерью. Однако жить в крупных городах ему было нельзя, и он уехал в Калининскую область (посёлок Туркмен, ныне Клинский район Московской области), где работал мастером на торфоразработках, агентом по снабжению.

Всё это время он писал один из главных своих трудов — «Колымские рассказы». Писатель создавал «Колымские рассказы» с 1954 по 1973 год. Отдельным изданием они вышли в Лондоне в 1978 году. В СССР в основном опубликованы только в 19881990 годах. Сам писатель делил свои рассказы на шесть циклов: «Колымские рассказы», «Левый берег», «Артист лопаты», «Очерки преступного мира», «Воскрешение лиственницы» и «Перчатка, или КР-2». Полностью они собраны в двухтомнике «Колымские рассказы» в 1992 году в серии «Крестный путь России» издательства «Советская Россия».

В 1962 году он писал А. И. Солженицыну:

Помните, самое главное: лагерь — отрицательная школа с первого до последнего дня для кого угодно. Человеку — ни начальнику, ни арестанту не надо его видеть. Но уж если ты его видел — надо сказать правду, как бы она ни была страшна. <…> Со своей стороны я давно решил, что всю оставшуюся жизнь я посвящу именно этой правде[6].

Он встречался с Пастернаком, который высоко отзывался о стихах Шаламова. Позже, после того как правительство заставило Пастернака отказаться принять Нобелевскую премию, их пути разошлись.

Завершил сборник стихов «Колымские тетради» (19371956).

С 1956 года Шаламов жил в Москве, сначала на Гоголевском бульваре, с конца 1950-х — в одном из писательских деревянных домов-коттеджей на Хорошёвском шоссе (дом 10), с 1972 года — на Васильевской улице (дом 2, корпус 6). Печатался в журналах «Юность», «Знамя», «Москва», общался с Н. Я. Мандельштам, О. В. Ивинской, А. И. Солженицыным (отношения с которым в дальнейшем перешли в форму полемики); частым гостем был в доме филолога В. Н. Клюевой. И в прозе, и в стихах Шаламова (сборник «Огниво», 1961, «Шелест листьев», 1964, «Дорога и судьба», 1967, и др.), выразивших тяжкий опыт сталинских лагерей, звучит и тема Москвы (стихотворный сборник «Московские облака», 1972). Занимался также стихотворными переводами[7]. В 1960-х познакомился с А. А. Галичем.

В 1973 году принят в Союз писателей. С 1973-го и до 1979 года, когда Шаламов переехал жить в Дом инвалидов и престарелых, он вёл рабочие тетради, разбор и публикацию которых продолжала вплоть до своей смерти в 2011 году И. П. Сиротинская, которой Шаламов передал права на все свои рукописи и сочинения[8].

Письмо в «Литературную газету»[править | править вики-текст]

23 февраля 1972 года «Литературная газета» опубликовала письмо Шаламова, в котором, в частности, говорилось, что «проблематика Колымских рассказов давно снята жизнью». Основное содержание письма — протест против публикации его рассказов эмигрантскими изданиями «Посев» и «Новый журнал». Это письмо было неоднозначно воспринято общественностью. Многие считали, что оно написано под давлением КГБ, и Шаламов потерял друзей среди бывших лагерников. Участник диссидентского движения Пётр Якир выразил в 24-м выпуске «Хроники текущих событий» «жалость в связи с обстоятельствами», заставившими Шаламова подписать это письмо[9]. Современные исследователи отмечают, однако, что появление этого письма обусловлено болезненным процессом расхождения Шаламова с литературными кругами и чувством бессилия от невозможности сделать свою главную работу доступной широкому кругу читателей на Родине.

Не исключено, что в письме Шаламова надо искать подтекст. …там использован типично большевистский обличительный эпитет «зловонные» по отношению к эмигрантским изданиям, что само по себе потрясает, ведь «обонятельные» характеристики, как метафорические, так и буквальные, в прозе Шаламова встречаются редко (у него был хронический ринит). Читателям Шаламова слово должно было резать глаз как чужеродное — выпирающая из текста лексическая единица, «кость», подкинутая сторожевой части читателей (редакторам, цензорам), чтобы отвлечь внимание от истинного предназначения письма — протащить в официальную советскую печать первое и последнее упоминание о «Колымских рассказах» — вместе с их точным названием. Таким образом подлинной целевой аудитории письма сообщается о том, что такой сборник существует: читателей побуждают к мыслям о том, где его достать. Прекрасно понимая, что скрывается за топонимом «Колыма», прочитавшие письмо зададутся вопросом: «„Колымские рассказы?“ Где же?»[10]

Последние годы[править | править вики-текст]

Последние три года жизни тяжелобольной Шаламов провёл в Доме инвалидов и престарелых ЛитфондаТушине). О том, что представлял из себя дом инвалидов, можно судить по воспоминаниям Е. Захаровой, находившейся рядом с Шаламовым в последние полгода его жизни:

Такого рода заведения — это самое страшное и самое несомненное свидетельство деформации человеческого сознания, которое произошло в нашей стране в XX веке. Человек оказывается лишенным не только права на достойную жизнь, но и на достойную смерть.

— Е. Захарова. Из выступления на Шаламовских чтениях 2002 г. [11] [12]

Тем не менее и там Варлам Тихонович, у которого была нарушена способность правильно двигаться и внятно артикулировать свою речь, продолжал сочинять стихи. Осенью 1980 года А. А. Морозов каким-то невероятным образом сумел разобрать и записать эти последние стихи Шаламова. Они были опубликованы ещё при жизни Шаламова в парижском журнале «Вестник РХД» № 133, 1981.[13]

В 1981 году французское отделение Пен-клуба наградило Шаламова премией Свободы.

15 января 1982 года Шаламова после поверхностного обследования медицинской комиссией перевели в интернат для психохроников. Во время транспортировки Шаламов простудился, заболел пневмонией и скончался 17 января 1982 года.

По мнению Сиротинской:

Определённую роль в этом переводе сыграл и тот шум, который подняла вокруг него со второй половины 1981 года группа его доброжелателей. Были среди них, конечно, и люди действительно добрые, были и хлопотавшие из корысти, из страсти к сенсации. Ведь именно из-за них у Варлама Тихоновича обнаружились две посмертные «жены», с толпой свидетелей осаждавшие официальные инстанции. Бедная, беззащитная его старость стала предметом шоу.[14].

16 июня 2011 года, Е. Захарова, которая была рядом с Варламом Тихоновичем в день его смерти, в своем выступлении на конференции, посвященной судьбе и творчеству Варлама Шаламова, сказала:

Мне попадались некоторые тексты, в которых упоминается, что перед смертью Варлама Тихоновича какие-то недобросовестные люди в каких-то своих корыстных интересах к нему приходили. Это как надо понимать, в каких таких корыстных интересах?! Это инвалидный дом! Вы находитесь внутри картины Босха — без преувеличения, я тому свидетель. Это грязь, смрад, разлагающиеся полуживые люди вокруг, какая к чёрту медицина там? Обездвиженный, слепой, почти глухой, дёргающийся человек — такая вот раковина, и внутри неё живёт писатель, поэт. Время от времени несколько человек приходят, кормят, поят, моют, за руку держат, Александр Анатольевич вот ещё разговаривал и стихи записал. Какие тут могут быть корыстные интересы?! Это вообще о чём? … я настаиваю — это должно быть правильно интерпретировано. Нельзя, чтобы вот это осталось не упоминаемым и неизвестным.[15]

Несмотря на тот факт, что Шаламов всю жизнь был неверующим, Е. Захарова настояла на его отпевании. Отпевал Варлама Шаламова протоиерей Александр Куликов, бывший впоследствии настоятелем храма св. Николая в Кленниках (Маросейка). Поминки по Варламу Тихоновичу организовывал философ С. С. Хоружий.

Шаламов похоронен на Кунцевском кладбище в Москве. На похоронах присутствовало около 150 человек. А. Морозов и Ф. Сучков прочитали стихи Шаламова.

Семья[править | править вики-текст]

Варлам Шаламов был дважды женат. В первый раз — на Галине Игнатьевне Гудзь (19091956), которая в 1935 родила ему дочь Елену (Шаламова Елена Варламовна, в замужестве — Янушевская, ум. в 1990). Вторым браком (19561965) был женат на Ольге Сергеевне Неклюдовой (19091989), также писательнице, сын которой от первого брака (Сергей Юрьевич Неклюдов) — известный русский фольклорист, доктор филологических наук.

Память[править | править вики-текст]

Мемориальная доска на фасаде Шаламовского дома

Фильмография[править | править вики-текст]

Художественные фильмы по произведениям В. Т. Шаламова[править | править вики-текст]

Документальные фильмы о В. Т. Шаламове[править | править вики-текст]

  • «Вы будете гордостью России…» (1990) — фильм Валерия Есипова, в который вошли интервью с людьми, знавшими В. Т. Шаламова[21].
  • «Несколько моих жизней» (1991) — фильм Александры Свиридовой и Андрея Ерастова по мотивам произведения «Колымские рассказы» В. Шаламова.
  • «Колымская командировка»(1994) — полулюбительский фильм Валерия Есипова, снятый в Магадане.
  • «Острова. Варлам Шаламов» (2006) — фильм Светланы Быченко, ставший финалистом Национального телевизионного конкурса ТЭФИ-2007.

Литература о В. Т. Шаламове[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Выписка из метрической книги
  2. 1 2 Record #118750836 // Gemeinsame NormdateiLeipzig: Deutschen Nationalbibliothek, 2012—2014.
  3. Выписки из протокола Особого Совещания при Коллегии ОПТУ от «22» Марта 1929 г.
  4. Переписка с Воронской Г. А. // Варлаам Шаламов. Проверено 8 сентября 2013.
  5. В. Т. Шаламов. Экзамен
  6. Шаламов В. Переписка с А. И. Солженицыным // Новая книга: Воспоминания. Записные книжки. Переписка. Следственные дела. — М., 2004. — С. 652.
  7. Век перевода
  8. Завещание В. Т. Шаламова
  9. 3423 — XTC. Проверено 20 января 2013. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2013.
  10. Леона Токер. Самиздат и проблема авторского контроля в судьбе Варлама Шаламова.
  11. ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ШАЛАМОВА. Е. Захарова. Архивировано из первоисточника 22 марта 2013.
  12. ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ШАЛАМОВА. shalamov.ru. Архивировано из первоисточника 22 марта 2013.
  13. В. Т. Шаламов. Неизвестный солдат. Пятнадцать стихотворений. // «Вестник РХД». — Париж, 1981. — № 133. — С. 115—120.
  14. Сиротинская И. П. Мой друг Варлам Шаламов. — М., 2006. — С. 55.
  15. Выступление на конференции «Судьба и творчество Варлама Шаламова в контексте мировой литературы и советской истории» 16 июня 2011 года. Е. Захарова. Архивировано из первоисточника 22 марта 2013.
  16. Dictionary of Minor Planet Names, edited by Lutz Schmadel
  17. Фотографии экспозиции в п. Дебин
  18. Новая газета Красновишерск. Город, который себе ничего не простил
  19. Мемориальная доска Варламу Шаламову установлена в Москве
  20. В Дебинском диспансере организовали мемориальную комнату Варлама Шаламова. // magadan.ru, 11.02.2014
  21. Фильм можно скачать на сайте shalamov.ru

Ссылки[править | править вики-текст]

Silk-film.png Внешние видеофайлы
Выступление Е. Захаровой
Silk-film.png на конференции «Судьба и творчество Варлама Шаламова в контексте мировой литературы и советской истории» 16 июня 2011 года.