Шведская литература

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Шведская литература — это, главным образом, литература Швеции, но также той части финского населения, которая говорит и пишет на шведском языке.

Обзор шведской литературы[править | править вики-текст]

Рунный камень из Рёка

Истоки шведской литературы восходят к руническим надписям, рассказывавшим чаще всего о славных подвигах той или иной знатной семьи (см. Рунный камень из Рёка). Параллельно развилась также христианская литература, примером тому — рукописи святой Бригитт из Вадстены на старошведском языке.

Фактически, литература в современном смысле термина появилась в Швеции только после Реформации, во время которой были произведены переводы Библии на национальные языки. На шведский язык перевод Нового Завета, а позже и других частей Библии осуществил Лаврентий (Лаурентиус) Петри, которому помогал его брат Олаус.

Слава шведских писателей Эммануила Сведенборга и Августа Стриндберга перешагнула границы страны.

Что касается современной шведской литературы, то вне Швеции она известна прежде всего многочисленными изданиями шведских детективов, особенно в Германии, первыми из них были романы писательской пары Шёвалль и Валё. Детективы этих писателей не просто рассказывают криминальные истории, они довольно критично и вполне реалистично описывают социальную среду, условия работы и частные взаимоотношения полицейских через повествования о криминальных расследованиях старшего инспектора полиции Мартина Бека; некоторые из них были успешно экранизированы. Другой популярный автор этого жанра — Хеннинг Манкель, чей главный персонаж Курт Валландер также пользуется успехом в кино. Считающийся преемником Манкеля, Шёвалль и Валё, sv:Åke Edwardson вписался в ряд успешных шведских детективов серией расследований инспектора Эрика Винтера.

Другие современные авторы: sv:Lars Gustafsson, Пер Улов Энквист, sv:Marianne Fredriksson, sv:Håkan Nesser, Лиза Марклунд, Стиг Дагерман, sv:Sven Lindqvist, sv:Gustaf Rune Eriks, Томас Транстрёмер, Сельма Лагерлёф, Пер Лагерквист, Яльмар Сёдерберг, Вильхельм Муберг, Стиг Ларссон.

Детские книги Астрид Линдгрен и Эльзы Бесков получили признание во всём мире. Также Хеннинг Манкель, помимо книг о комиссаре Валландере, пишет и для детей, черпая вдохновение в Африке, проводя много времени в Мозамбике.

Историю шведской литературы принято делить на 8 эпох: язычество, католицизм, реформация, великодержавие, эпоха свободы, эпоха Густава, новый государственный строй и новейшая эпоха.

Эпоха язычества[править | править вики-текст]

Шведская литература эпохи язычества представляла собой часть общей для трёх скандинавских стран исландской литературы[1].

Эпоха католицизма (1200—1521)[править | править вики-текст]

Литература эпохи католицизма (1200—1521) распадается на юридическую, религиозную, историческую и поэзию.

К памятникам юридическим принадлежат Landskapslagar — областные законы, записанные между XII и XIII вв. Для лучшего закрепления их в памяти народа они были первоначально изложены в стихотворной форме и долго передавались устно. Ведя свое начало от обычаев и законов языческой эпохи, законы эти ярко отражают северогерманский народный дух и свидетельствуют о первоначально широкой самостоятельности областей, которая уже успела значительно ослабеть к тому времени, когда законы были записаны и когда стало выдвигаться и укрепляться понятие о государстве. Особенно ценным памятником юридической литературы этой эпохи является случайно уцелевший Um syirölsi Konunga ok höfdinga («О правлении конунгов и вождей») — свод средневекового государственного и обычного права, а также правил общежития.

После введения христианства в Швеции языком ученых стал латинский, и преобладание получила религиозная литература. Настало время мистицизма и схоластики. Представительницей мистицизма явилась святая Биргитта (более известная как Бригитта Шведская, 1303—1373), наиболее выдающаяся шведская писательница средних веков. Её Uppenbarelser («Откровения») были написаны первоначально по-шведски, а затем переведены её духовником на латинский язык; они свидетельствуют о пламенной фантазии автора, но главная их ценность — описание современных нравов. Биргитта энергично выступала против нравственного растления, отличавшего её время и на родине, и в чужих странах, где ей удалось побывать во время странствований. Досталось от неё и королю Магнусу Эриксону, и самому папе. До Биргитты заявили себя в литературе готландский монах-доминиканец Пётр де Дация (1240—1289), автор жизнеописаний святых (на превосходном латинском языке), и Маттиас, учитель Биргитты, первый переводчик Библии на шведский язык.

Средневековая историческая литература Швеции далеко уступает как исландской (Снорри Стурлусон), так и датской (Саксон Грамматик); её исчерпывают Riimkrönikor (стихотворные хроники) и несколько латинских сочинений таких авторов, как Erikus Olai, Johannes Magnus и Olaus Magnus. Хроники эти малопоэтичны и представляют лишь значительный исторический интерес, из них можно отметить следующие:Gamla («Старая»), или Erikskrönikan (охватывает время до 1319 г.) и Nya («Новая»), или Karlskrönikan (1389—1452).

Искусственную поэзию средних веков исчерпывают Drottning Eufemias visor («Песни королевы Евфимии») — три пространные эпические поэмы, представляющие переработку средневековых рыцарских легенд, предпринятую в начале XIII в. по почину супруги короля Хокана Магнуссона, и Biskop Tomas Kväden («Песни епископа Фомы»). Наибольшее значение имеют Folkvisor — народные песни, большей частью общие всем трем скандинавским странам. Рядом с Folkvisor стоят Folksagor и Folksägner — народные саги и сказки. Многие из них трактуют сюжеты, общие другим европейским странам, но окраска их — чисто шведская, народная. Судя по косвенным данным, в средневековой шведской литературе существовала также и церковная драма, но ни одного образца этого рода искусственной поэзии не сохранилось даже в отрывках[1].

Эпоха реформации (1523—1617)[править | править вики-текст]

Гуманизм XV-го века оставил весьма слабые следы в шведской литературе; лишь реформация внесла в литературу новые веяния. Во главе нового движения стал Олаус Петри («Мейстер Олаф», 1493—1552), необычайно благородная, самостоятельная и смелая личность, ученик Мартина Лютера. Все его труды свидетельствуют о гениальной натуре; изложение его, при всей простоте, отмечено печатью учености и большого остроумия. Кроме литературных трудов религиозного характера, перу Петри принадлежит первая хроника («История Швеции до Густава Вазы») на шведском языке, не заслужившая, однако, одобрения короля и вышедшая в свет лишь триста лет спустя, и первое же драматическое произведение на шведском языке: «Tobie Comédia». После смерти Петри литература, которая вкусила было свободу в начале реформации, стала все более подвергаться стеснениям; преобладание опять получила литература религиозная, притом ортодоксального и догматического направления (конец XVI и начало XVII вв). Произведения изящной литературы этого периода представляют весьма мало значения. Лишь под конец его стали появляться драматические произведения с сюжетами, почерпнутыми из истории Швеции. Лучшие из них — «Disa» и «Blanckamäreta», написанные историком Иоханнесом Мессениусом (1579—1636).[1]

Эпоха великодержавия (1617—1721)[править | править вики-текст]

Первая страница «Геркулеса» Георга Шерньельма

Тридцатилетняя война повлекла за собой большие изменения во внутреннем строе жизни и в культуре Швеции, вовлеченной в живые сношения с Западной Европой и невольно приобщившейся к светской её культуре и к течениям Ренессанса. Всё это не могло не отразиться и на шведской литературе: в поэтическом творчестве стали видеть искусство, а не только средство для религиозной и нравственной пропаганды. Тем не менее, даже в самых весёлых стихотворениях того времени сказывается основное религиозное настроение. Лучшие стихотворения эпохи отличаются, кроме того, свежим, бодрым юмором; национальный их характер просвечивает даже в заимствованных у античного мира формах поэтического творчества. В особенности это можно сказать о Георге Шернъельме, писателе XVII века. Главный труд его — «Геркулес», дидактическая поэма, написанная гекзаметрами. Сюжет её — старое предание о выборе героя между двумя путями: долга (г-жа Добродетель) и наслаждения (г-жа Наслаждение) — был приноровлён к данным условиями, что дало автору возможность набросать яркие картины современных ему нравов и быта, особенно в области удовольствий. Шерньельм был чрезвычайно даровитой и многосторонней натурой, но сильно разбрасывался, отдаваясь, наряду с поэтическим творчеством, и математике, и философии, и археологии. Вследствие всевозраставшего государственного могущества Швеции, археологии было отведено в ряду наук чуть ли не самое почётное место: она должна была служить удовлетворению национального тщеславия. Шведы стремились доказать, что история Швеции — столь же древняя, если не древнее истории других народов. Выразителем этих стремлений в литературе явился выдающийся естествоиспытатель Улоф Рюдбек (1630—1702), автор знаменитого в свое время (неоконченного) труда «Атлантика», в котором он старался доказать, что Швеция — древнейшая культурная страна на Земле, сказочная страна Платона Атлантида, колыбель культуры, и что даже «рай» находился в Швеции. Тот же «патриотический» дух времени создал целую плеяду поэтов «на случай», что немало содействовало развитию литературно-поэтического языка. Национальную чистоту и простоту его оберегал сам король Карл XI, внушавший духовенству и судьям отнюдь не употреблять таких слов и выражений, которые не были бы понятны народу. Из поэтов, воспевавших выдающиеся современные события, наиболее талантливые: Лассе Лусидор (1638—1674), прозванный «несчастным Лусидором», Юхан Руниус (1679—1713) и первая шведская поэтесса София Бреннер (1659—1730). В конце XVII века драматическое творчество стало подчиняться французским образцам. Самым выдающимся образчиком этого направления является «Росимунда» Урбана Ерне. Из отраслей научной литературы наиболее культивировалась историческая; преимущественно, однако, были приглашаемы в Швецию иностранные ученые, а шведские историки главным образом занимались археологией. Народная поэзия продолжала процветать (по мнению некоторых исследователей, наибольшая часть народных песен сложилась в эту эпоху). К народной же литературе можно отнести сборники народных пословиц, поговорок, правил домашнего обихода и моральных сентенций; Мартин Асканеус собрал множество таких образчиков народной мудрости и составил из них прекрасный стихотворный подбор: «En liten husregla» («Маленький домострой»).[1]

Эпоха свободы (1721—1772)[править | править вики-текст]

«Then svänska Argus»

Эпоха свободы (1721—1772) началась с установлением в стране более свободного политического режима. К этому времени Швеция перестала быть великой державой; несчастия, сыпавшиеся на страну, заставили ее очнуться от грез патриотического тщеславия, вернуться к суровой действительности и обратить все силы на поднятие внутреннего благосостояния и культуры страны. В ряду наук заняли преобладающее положение политическая экономия и естествознание. Главный отпечаток этой эпохе придал знаменитый Карл Линней (1707—1778). Этот величайший естествоиспытатель Швеции, до сих пор являющийся наиболее известным шведским учёным в мире, хотя и стяжал славу главным образом научными трудами на латинском языке, но все же оказал большие услуги и родной литературе, обладая даром описывать и объяснять явления природы простым, ясным и в то же время сильным, образным языком. Настоящей противоположностью Линнею является Эммануил Сведенборг (1688—1772), тоже естествоиспытатель, но сделавшийся знаменитым в области спиритизма и мистицизма. В силу общего трезвого утилитарного направления, и в изящной литературе резко обозначились два направления: дидактическое и «гражданское». Наиболее ярким представителем этих направлений является поэт и историк Олоф Далин (1708—1763), находившийся под влиянием современных ему французских и особенно английских писателей (Драйдена, Свифта). По примеру Аддиссона и Стиля Далин стал издавать еженедельный сатирический журнал «Шведский Аргус» (1732—1734); остроумие и бойкое перо Далина стяжали его журналу всеобщее внимание. Главное значение Далина — в том, что он сильно способствовал развитию шведского литературного языка и подготовил путь просветительным идеям, укреплению которых помогли другие выдающиеся писатели этой эпохи: Карл Тессин (1695—1770); Андерс Хёпкен (1712—1789), представитель красноречия своего времени; Якоб Мёрк (1714—1763), отец шведского дидактического романа («Адальрик и Гетильда», «Текла» и др.), взявший себе за образец Фенелонова «Телемака»; Яков Валленберг (1746—1778), юморист, некоторые произведения которого (путевые картины: «Min son раа galejan» и дневник из поездки в Ост-Индию 1769—1771 гг) и до сих пор читаются с интересом, благодаря живости изложения и тонкой наблюдательности автора. Представителями французского влияния в Швеции явились: Хедвига Нурденфликт (1718—1763), бывшая центром одного из главных литературных кружков того времени, одна из первых застрельщиц женской эмансипации, писавшая в защиту женщин против Ж.-Ж. Руссо; Г. Крейц (финляндец родом, 1731—1783), автор пастушеской идиллии «Атис и Камилла», имевшей в свое время успех, вроде того, каким позже пользовались «Сага о Фритьофе» Тегнера и «Сказания фенрика Столя» Рунеберга; Густав Фредрик Юлленборг (1731—1808), сатирик и представитель «живописи словами», автор поэмы «Aarstiderna» («Времена года»), « Värdlsförakteren» («Человек, презирающий свет») и сотен басен, отличающихся остроумием и блестящим слогом. Очень сильно́ было в шведской литературе этой эпохи влияние датского писателя Гольберга, комедии которого, в переводах на шведский язык, нашли широкое распространение в стране и вызвали массу подражаний. Наиболее национальным поэтом, стоящим на рубеже данной и следующей эпохи, является Карл Микаэль Бельман (1740—1795). В поэзии Бельмана замечательно сочетание древнегреческой жизнерадостности и северной грусти; он особенно чуток к красотам природы, вполне оригинален по форме и с большой виртуозностью играет стихом. Наибольшую известность стяжали его «Послания Фредмана» — собрание эпических и лирических стихотворений, в которых он увековечил некоторые современные ему типы. Обаяние стихов Бельмана тесно связано с музыкой, на которую они им положены. Во второй половине эпохи свободы (1753) была основана королевой Луизой Ульрикой Королевская Шведская академия словесности и возникло несколько частных кружков, преследовавших цель поощрения изящной литературы (например, кружок Хедвиги Нурденфликт). Научной литературе покровительствовала основанная еще в 1739 году, между прочим, по инициативе Линнея, академия наук.[1]

Эпоха Густава (1772—1809)[править | править вики-текст]

В царствование короля Густава III французское влияние в культурной жизни Швеции достигло своего апогея. В манере писателей этой эпохи чужое влияние сказывается весьма сильно, но направление их всё же чисто национальное, сюжеты черпаются преимущественно из родной жизни и истории. В самом начале этой эпохи возникла шведская «музыкальная академия» и был основан «Королевский театр». Сам король, в сотрудничестве с приближёнными, писал драмы и тексты для опер. Главным сотрудником короля и вместе с тем наиболее типичным представителем своего времени был И. Кельгрэн (1751—1795). Французское влияние сказалось в нем особым пристрастием к форме, в отделке которой он и достиг совершенства; затем, как истинный ученик Вольтера, он был горячим поборником цивилизации и человечности и бесстрашно бичевал сатирой (в своей газете «Stockholmsposten») всякое проявление невежества, грубости нравов и суеверия, предрассудков и злоупотребления властью. В последних произведениях Кельгрэна сказывается уже чисто германская искренность и глубина чувства. С Кельгрэном соперничал К. Леопольд (1756—1829), особенно прославившийся своим рассказом «Eglé och Annette», в котором легкомысленной столичной жизни противопоставляется простая деревенская. Своими критическими статьями Леопольд много содействовал развитию литературного вкуса и у своих современников. Самой популярной писательницей этой эпохи была Анна Ленгрэн (1755—1817), черпавшая свои сюжеты преимущественно из семейной жизни в различных слоях общества: «Den glada Festen» ("Веселый праздник), «Eklog», «De smaa paa landet» («Малыши в деревне»), «Pojkarne» («Мальчуганы»), «Buketten» («Букет»). В других рассказах она метко осмеивает сословные слабости — родовую спесь («Fröken Juliana», «Porträtterna»), высокомерие ученых («Gossen och leksakerna»), низкопоклонство перед высшими ("Grefvinnans besök), стремление жить выше средств («Kalaset»). Ирония ее добродушная, юмор живой, весёлый. Представителем романтического направления в шведской литературе, соответствовавшего немецкому «Sturm und Drang Periode», является T. Торильд (1759—1808), проповедовавший близость к природе, свободу чувства и мысли и осуждённый за сочинение «Om det allmänna förstaandets frihet» («O свободе мысли») на 4-летнее изгнание. Родственным Торильду по духу был Б. Лиднер (1759—1793), лучшими произведениями которого считаются «Grefvinnan Spastaras död» («Смерть графини Спастара») и «Aaret 1783» («Год 1783»). Упрочившаяся в эту эпоху в шведской литературе французская ложноклассическая или академическая школа продолжала преобладать еще несколько лет спустя после смерти Густава III; следуя этому направлению, шведская литература дошла до полного господства формы над содержанием. И этот период, однако, дал несколько высоко даровитых поэтов, но их талант, скованный мёртвыми академическими формами, не мог развернуться вполне. Сюда относятся два епископа: Ф. Францэн (1722—1797) и И. Валлин (1779—1839). Первый, уроженец Финляндии, писал простые по форме, чисто идиллические стихотворения; его поэтическое творчество было «ясно, как ключевая вода, невинно, как младенческая душа, и говорило о жажде неземной чистоты нравов». Творчество второго отличалось более сильным характером и мрачным колоритом; его псалмы считаются лучшими образцами этого рода шведской поэзии. Из авторов, писавших прозой, в этот период выделились Г. Адлерспарре, издававший журнал «Läsning i blandade ämnen», в котором сотрудничали лучшие силы литературы, и Г. Иэрта, автор замечательного труда: «Naagra Unkar om sättet att upretta och hefästa den urgamla franska monarkien» («Размышления о способе восстановить и укрепить древнефранцузскую монархию»). Сторонник политической свободы и противник сословных прерогатив, добровольно отказавшийся от дворянства, Иэрта, под видом защиты монархического строя, тонко, но едко иронизирует над ним. Второе издание этого сочинения было запрещено за «неподобающие отзывы об иностранных государствах».[1]

Эпоха нового государственного строя (1809—1880)[править | править вики-текст]

После государственного переворота 1809 года в шведской литературе повеяло новым духом. В 1810 году была объявлена свобода печати, не безусловная, но все же достаточно широкая. Под влиянием немецкой романтической школы, в шведской литературе обозначились два главных течения: неоромантизм и ётицизм. Приверженцы первого, получившие по одному из своих печатных органов прозвище фосфористов, были упсальские студенты. Еще в 1803 году в Уппсале образовалось общество любителей словесности, после распадения которого в 1807 году был основан 17-летним студентом Аттербомом «Союз Авроры». В этом союзе вырабатывались литературные взгляды молодежи, высказывавшиеся затем в журналах: «Полифем» (Стокгольм, 1809—1812 гг.) и «Фосфор» (Упсала, 1810—1813). В первом молодежь ядовито осмеивала «академиков»; второй всесторонне развивал и освещал идеи новой школы. Главными сотрудниками его были Аттербом, Пальмблад, Гэдборн, Сонден. Поэтические произведения фосфористов печатались в «Поэтическом Альманахе», издававшемся Аттербомом (1812—1822); критическим органом школы являлся «Svensk litteraturtidning» (1813—1824 гг.). Главный защитник старой академической школы, Пер Вальмарк (умер в 1858 г.), весьма энергично боролся с «фосфоризмом» в своих журналах «Journal för litteratur och teater» и «Almänna Journalen» и вышутил фосфористов в сатирической поэме «Markalles sömnlösa nätter» («Бессонные ночи M.», 1820—1821). Несмотря на крайности, до которых доходили фосфористы, они разбудили литературу, внесли в нее дух жизни, обогатили ее фантазией, чувством, открыли поэтическому творчеству более широкие горизонты и содействовали ознакомлению шведского общества с иностранной поэзией, особенно германской и южно-романской. Наиболее выдающимся писателем из фосфористов является сам Аттербом, начавший свою деятельность под сильным влиянием Тика и Шеллинга. Он стремился сочетать в творчестве романтическую воздушность образов, нежную музыкальность стиха, «грёзы и сладкие звуки» с натурфилософскими размышлениями над задачами жизни. Поэзия его страдает, поэтому, некоторой туманностью; тем не менее он обнаружил крупное поэтическое дарование, и его поэма-сказка «Lycksalighetens ö» («Остров блаженства») — одно из прекраснейших произведений шведского новоромантизма. Идея этой аллегорической поэмы — соотношение между жизнью в грезах, в мире фантазии и действительной жизнью. Аттербом не дает преимущества первой, как делали немецкие романтики, но изображает печальные последствия пренебрежения требованиями, предъявляемыми к человеку действительностью. Выдающимся представителем фосфоризма является также В. Пальмблад (1788—1852), бывший и писателем, и издателем. Вторая партия — «Союз готов» — преследовала не только чисто литературные, но и общекультурные цели. Являясь, как и фосфористы, приверженцами романтической школы, «готы», как их называли, отличались чисто национальным духом, который они стремились проявлять и в искусстве, и в науке, и в общественной жизни. Их воодушевляла идея составить «братский союз людей, стремящихся воскресить в себе и в других свободный дух, мужество и честность древних готов». Среди членов союза были люди с крупным поэтическим дарованием. Основателем союза «готов» был Я. Адлербет, сын талантливого переводчика латинских классиков. С 1811 года «готы» стали издавать собственный журнал «Идуна». В 1844 году Адлербет умер и союз распался. К «готам» принадлежали два будущих светила шведской литературы — Эсайас Тегнер (1782—1846) и Эрик Гейер (1783—1847). Эти два поэта, представители различных сторон характера шведского народа, считаются вообще величайшими национальными поэтами Швеции. Они до того слились в сознания народа, что говоря об одном, нельзя не вспомнить и о другом. Оба они были профессорами университетов: Гейер — уппсальского, Тэгнер — лундского. Гейер соединял в себе поэта, философа, композитора и гениального историка. Примкнув временно к лагерю романтиков, он стал затем первым поборником либеральных идей. Тэгнер, одаренный более блестящим поэтическим талантом, но менее гармонично развившийся, примкнул впоследствии к академическому направлению. В общем его творчество носит отпечаток «эпохи Густава», но еще в сильнейшей степени отразилось на нем влияние древнегреческой поэзии и Шиллера, с которым роднит Тэгнера страстная любовь к свободе. В России Тэгнер известен особенно поэмой «Фритьоф» (перевод профессора Я. Грота). «Союз готов» выдвинул еще две крупные силы: Арвида Афцелиуса (1785—1871), собирателя шведских народных песен, преданий и переводчика на шведский язык древней «Эдды», и Пера Линга (1776—1839), положившего начало «Шведской гимнастике». Из писателей той эпохи, стоявших вне партий, первое место занимает Э. Стагнелиус (1793—1823), мистик в душе, творчество которого изобилует переходами от пламенной чувственности к глубокой скорби о бренности земного существования. Он пробовал свои силы в самых различных родах литературы, а сюжеты почерпал из античного мира, из древнесеверной старины и древнехристианских преданий. Никто из шведских поэтов не превзошел его красотой стиха. Карл Никандер (1799—1839) написал драму «Runesvärdet och den förste riddaren» («Волшебный меч и первый рыцарь»), в которой изображена борьба между христианством и язычеством на севере. Эрик Шёберг (1794—1828), писавший под псевдонимом Vitalis, осмеивал в своих сатирах преувеличения новой школы. К. Дальгрэн (1791—1844), лирик, отличался уменьем живописать природу. Бернгард Бескоу (1796—1868) — автор поэмы «Sveriges anor» («Предки Швеции»), в которой прославляются различные события из истории Швеции.[1]

Новейшая эпоха[править | править вики-текст]

Август Стриндберг

Первый период «новейшей эпохи» — после 30-х годов и до середины XIX столетия можно назвать периодом упадка поэзии; поэты большей частью перепевают Тегнера, да пережевывают идеи романтизма (Карл Вильгельм Бёттигер, 1807—1878; Бернгард-Элис Мальмстрем, (1816—1865). В Швеции, как и в остальной Европе, стали уставать от романтизма. На первый план выступил порожденный июльской революцией либерализм, представителями которого явились, между прочим, такие крупные таланты, как Гейер и Альмквист. Во главе движения стал Л. Ю. Ерта (1801—1872), сплотивший около себя кружок молодых писателей и публицистов и своей газетой «Aftonbladet» открывший новую эпоху в истории шведской печати. В общем, писатели этого периода более преследовали практические цели, нежели эстетические. Из них особенно выдаются О. Струцен-Беккер (1811—1869), писавший под псевдонимом Орвард Одд, самый остроумный шведский фельетонист школы Гейне и французских публицистов, и Август Теодор Бланш (1811—1868), автор целого ряда комедий и романов в жанре Эжена Сю, а также замечательных очерков стокгольмской жизни. Вне этого кружка стояли: один из вожаков либеральной партии К. Страндберг (1818—1877), писавший под псевдонимом Talis Qualis, даровитый лирик и выдающийся переводчик; Бернгард-Элис Мальмстрэм (1816—1865), противник новоромантизма, писавший стихи по классическим образцам, и бывший кумиром молодежи Гуннар Веннерберг (1817—1901), автор стихотворных диалогов, прославлявших веселую студенческую жизнь в Уппсале («Gluntarne»). Благодаря прекрасной музыке, на которую положены эти стихи, они остаются популярными и до сих пор, подобно песням Бельмана. Из поэтов того времени выдавались еще И. Нюбом (1815—1889) и Э. Сельстед (1808—1874).

Масса назревших вопросов об отношениях между сословиями, о народном просвещении, о женской эмансипации, о наказании преступников и т. п., ставшие предметами горячего обсуждения в газетах и в заседаниях риксдага, подготовлялись и принципиально решались главным образом в новой шведской беллетристике. В 1809 году выступил Ф. Седерборг (1784—1835) с романом «Уно ф. Трассенберг», за которым последовало несколько мелких рассказов. Произведения Седерборга давали только занимательное чтение, не касаясь общественно-политических вопросов. Первым романистом этого направления явился Карл Альмквист (1793—1866), один из талантливейших шведских писателей. Подобно «готам», Альмквист стремился воскресить в современниках старинный истинно шведский дух, что могло быть, по его мнению, достигнуто путем сближения с природой, связью с землей, словом — усвоением себе начал жизни труженика-крестьянина, с сохранением, однако, всех духовных преимуществ, даваемых образованием. В 1824 году Альмквист сам попытался превратиться в такого крестьянина-интеллигента, оставил Стокгольм, переехал в Вермланд, зажил там в качестве крестьянина «Лове Карлсона», занимаясь земледелием и черчением карт, и женился на крестьянской девушке. На «земле», однако, он усидел всего 2 года и снова вернулся в столицу, где и занялся пропагандой в печати своих излюбленных идей. Альмквист явился представителем вырождавшегося романтизма, готового превратиться в радикальный субъективизм и восставать против всяких авторитетов. Моральный скептицизм Альмквист выразил в одном из своих излюбленных парадоксов: «И невинность, и мышьяк — белого цвета». Альмквист до сих пор может считаться самым универсальным из шведских писателей. Он пробовал свои силы и в истории, и в педагогике, и в лексикографии, и в математике, и во всех родах поэзии, и даже в музыке. Чуть ли не все времена и страны находили в нем своего бытописателя. Словом, Альмквиста недаром зовут «великим чародеем шведской литературы». Главное литературное произведение его, «Törnrosens bok» («Книга шиповника», 1832) — целый ряд поэм, стихами и прозой, лирического, эпического и драматического характера, дающих картину всех стадий человеческой жизни. Из беллетристических произведений Альмквиста произвел небывалую сенсацию превосходно написанный рассказ «Det gaar an» («Пойдет», 1839), содержавший страстные нападки на нерасторжимость брака и на брак вообще.

Десятилетие с 1830 по 1840 год ознаменовалось необычайным расцветом беллетристики и особенно романа. Наибольшую известность из писателей этого периода заслужила Фредерика Бремер, родом из Финляндии (1801—1865). Начав идиллическими, несколько сентиментальными «Картинками будничной жизни» («Teckningar ur hvardagslifvet»), она под конец посвятила себя идейному роману, пропагандируя в своих произведениях главным образом эмансипацию женщин, чем и стяжала себе у современников популярность, не уступавшую славе Тегнера. Наиболее известны ее романы: «Grannarne» («Соседи») и «Hemmet» («Семья»). Другая популярная писательница того времени, Софья-Маргарита фон Кнорринг (1797—1848), преимущественно описывала жизнь высших слоев общества; третья — Эмилия Флюгаре Карлэн (1807—1892) — прославилась описаниями быта рыбаков Богуслэна; четвертая — Мария-София Шварц (1819—1895) — плодовитая романистка, черпавшая свои сюжеты преимущественно из быта рабочих и низших классов. Карл Веттерберг (1804—1895), писавший под псевдонимом «Onkel Adam», стал известен своими очерками и жанровыми картинками, рисующими комические стороны столичной жизни; в более крупных своих романах он восстает против равнодушия и жестокости в отношениях высших классов к низшим. В течение 10 лет он с большим успехом издавал детский журнал «Linnea». Из драматических писателей того времени особенный успех имел И. Бэррессон (1790—1866), своими историческими драмами; в юности он участвовал в «Поэтическом альманахе», почему и назывался «последним фосфористом». Луи де Геер (1818—1896), писавший под инициалами S. Н. Т. — автор романов и изящных очерков, свидетельствующих о замечательно тонкой наблюдательности, и воспоминаний, который, кроме исторического интереса, отличаются мастерством изложения.

С восшествием на престол Карла XV либеральные идеи стали одерживать победу за победой; самой важной из них явилась реформа народного представительства (1865). Равноправность представителей различных сословий естественно повлекла за собой стремление к такому же равенству и в других отношениях. Период этот оказался особенно благоприятен для развития литературных талантов. На первом месте стоит В. Рюдберг (1828—1895), представитель идеалистического направления. Всеобщее внимание Рюдберг завоевал уже своим историческим романом «Den siste atenaren» («Последний афинянин»), но первенствующее положение в изящной литературе занял лишь мало-помалу. Он давно уже был известен ценными трудами по эстетике, мифологии, религиозной философии, когда выступил в качестве поэта-лирика; его поэтические произведения считаются, по глубине идеи и мастерству формы, в ряду лучших сокровищ шведской литературы. Другие выдающиеся лирики — граф К. Снойльский (1841—1903) и К. Вирсэн (род. в 1842 г.). Снойльский особенно известен своими сонетами «Svenska bilder», в которых слегка напоминает финского поэта Рунеберга. В поэзии Вирсэна преобладают религиозные мотивы.

Рядом с идеалистическим направлением в шведской литературе с 1879 года обнаруживается и резко реалистическое. Первым представителем его явился Август Стриндберг (родился в 1849 г.), выступив со своим романом «Röda rummet» («Красная комната»), вызвавшим ожесточенную полемику и разделившим шведскую литературу на два враждебных лагеря. Новая реалистическая шведская школа отличается от современной ей французской не только формой: и для Стриндберга, и для других шведских писателей его направления форма имеет лишь второстепенное значение в сравнении с теми идеями, которые им желательно провести. Необычайно богатое дарование Стриндберга, и как беллетриста, и как драматурга, не спасает его, однако, от болезненной односторонности и грубости; даже лучшие его произведения портит отрывочность характеристики и некоторое личное озлобление. Большой тонкостью психологического анализа отличается Густав де Гейерстам (род. в 1858 г.), даровитый беллетрист и драматург, автор «Головы Медузы» («Medusas Huvfud»), «Братишка» («Lille Bror») и «Борьбы за любовь» («Kamp för kärlek»), черпавший свои сюжеты преимущественно из быта литературных и простых тружеников. В общем, реализму в шведской литературе не повезло; две лучших его представительницы Анна Лефлэр (1849—1892) и Виктория Бенедиктсен (псевдоним Эрнст Альгрэн, 1850—1888), посвятившие себя описанию кричащих противоречий жизни, обе умерли рано. Противниками нового реалистического направления являются некоторые молодые поэты, из которых наиболее выдаются В. фон. Гейденстам (род. в 1859 г.). Обвиняя последователей реалистического направления в недостатке жизнерадостности и бедности фантазии, Гейденстам развертывает в своих произведениях богатые красками картины из жизни Востока или из родной истории. Самое крупное из его последних произведений «Karolinerna» — серия превосходных рассказов из времен короля Карла XII, проникнутое горячей любовью к родине и природе. Одновременно с Гейденстамом порвал с «реалистами» О. Левертин (род. в 1862 г.), в поэзии которого сказывается влияние средневекового мистицизма; в шведской литературе он является чем-то вроде прерафаэлита в живописи.

Наибольшим успехом из поэтов-лириков пользуется Густав Фрёдинг (род. в 1860 г.); не связанный ни с какой школой, он рисует шведскую природу и народную жизнь с большим юмором и яркими красками, а по виртуозности стиха приближается к Бельману. Из писательниц антиреалистического направления особенно выделяется Сельма Лагерлёф (род. в 1858 г.). Уже в первом её романе: «Gröst Berlings saga» сказалась необычайно богатая фантазия и увлекательная живость изложения. Те же достоинства, в соединении с глубокой психологией в обрисовке характеров, отличают её последующие произведения, пронизанные чувством глубочайшего сострадания ко всем несчастным. В одном из лучших из них — «Antikrists mirakler» — она задается целью указать путь к разрешению социального вопроса, пробуждением в людях лучших альтруистических чувств. Крупное имя составила себе также Эллен Кей (род. в 1848 г.), немало потрудившаяся над разрешением различных общественных вопросов и особенно вопроса о воспитании. Оригинальностью дарования выделяется Елена Нюблом (датчанка по-происхождению, род. в 1843 г.), начавшая лирическими стихотворениями на датском языке, а в шведской литературе завоевавшая себе известность поэтичными и весёлыми сказками. Не лишены значения Альфильда Агрелль (18491923), писательница-драматург, и романистки Софья Элькан (род. в 1853 г.) и Гильма Страндберг (род. в 1855 г.).

Из писателей последнего периода выдаются еще: Геллерстед (род. в 1836 г.), своеобразный талант которого сосредоточился на создании мелких вещиц; К. Мелин (род. в 1849 г.), воспевший шхеры; А. Боот (род. в 1853 г.), описывающий древнесеверную жизнь; Д. Фальстрэм (род. в 1858 г.), поэт-лирик; А. Лундегор (род. в 1861 г.), романист; Э. А. Карлфельдт (1864—1931), поэт-лирик, отличающийся необычайной задушевностью и юмором в чисто народном духе; Ф. Хедберг (1828—1908), драматург (лучшее произведение — «Свадьба в Ульвосе» (Bröllopet på Ulfåsa), два его сына Тур Хедберг (1861—1931) и Карл Хедберг (род. в 1867 г.), из которых особенно талантлив первый, автор драматической поэмы «Гергард Гримм»; П. Молин (1864—1896), описывавший природу и людей Нордланда; П. Гальстрэм (род. в 1866 г.), выдающийся беллетрист («Брильянтовое ожерелье»); Г. Сэдерберг (род. в 1869 г.), беллетрист и фельетонист; К. Форслунд (род. в 1872 г.), черпающий сюжеты из шведской народной жизни; А. Геденшерна (род. в 1852 г.), пишущий под псевдонимом Сигурд, сатирик, тоже известный своими описаниями народной жизни; Ф. Дальгрэн (1816—1895), писавший под псевдонимом Fredrik paa Rannsätt, и А. Бондесон (род. в 1854 г.) известны своими рассказами из народного быта, в которых народ изображается с точки зрения самого же народа и отчасти его языком. Среди шведских поэтов этого периода был и один коронованный: это шведский король Оскар II (род. в 1829 г.), писавший под псевдонимом Оскара Фредрика. Первое место среди его трудов занимает сборник «Ur svenska flottans minnen» («Из летописи шведского флота»). Стихотворения эти напоминают по духу песни скальдов. Король был известен также своими речами, составившими особый сборник. Из них особенно выдаётся речь, сказанная им на конгрессе печати в Стокгольме в 1897 году.[1]

XX век[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Шведская литература // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).