Шкуро, Андрей Григорьевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Андрей Григорьевич Шкуро
Андрей Григорьевич Шкура
Andriy Shkuro young.jpg
Дата рождения

7 (19) февраля 1886({{padleft:1886|4|0}}-{{padleft:2|2|0}}-{{padleft:19|2|0}})

Место рождения

станица Пашковская,
Кубанская область,
Российская империя

Дата смерти

16 января 1947({{padleft:1947|4|0}}-{{padleft:1|2|0}}-{{padleft:16|2|0}}) (60 лет)

Место смерти

Москва, СССР

Принадлежность

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя
Кубань Кубанская народная республика
Флаг России Белое движение
Третий рейхFlag of German Reich (1935–1945).svg Третий рейхАндреевский флаг КОНР

Род войск

Кавалерия

Годы службы

19071920; 19431945

Звание

Российская империя Войсковой старшина
Генерал-лейтенант ВСЮР (1919)

Генерал-лейтенант
Генерал-лейтенант ВС КОНР (1944)

IRA F7LtGen 1917 h.png

Командовал

Российская империя Кубанским конным отрядом особого назначения,
Кубань Кубанской Партизанской отдельной бригадой,
1-й Кавказской казачьей дивизией,
3-м Кубанским конным корпусом,
Белое движение Кубанской армией ВСЮР,
Третий рейх Резервом казачьих войск ВС КОНР (ВермахтВойска СС → ВС КОНР)

Сражения/войны

Первая мировая война
Гражданская война в России
Вторая мировая война

Награды и премии
Георгиевское оружие
Орден Святой Анны IV степени
Орден Святого Станислава III степени
Крест Спасения Кубани 1-й степени
Рыцарь-командор почтеннейшего ордена Бани

Андре́й Григо́рьевич Шкуро́ (фамилия при рождении — Шку́ра[1][2]), (7 (19) февраля 1886 года[3], станица Пашковская — казнен 16 января 1947, Москва) — русский военный деятель, кубанский казак, офицер, генерал-лейтенант в армии ВСЮР, генерал-лейтенант КОНР, группен-фюрер СС. Участник Первой мировой и Гражданской войн. Во время Второй мировой войны занимался подготовкой резерва для 15-го казачьего корпуса фон Паннвица. Кавалер орденов Святой Анны и Святого Станислава; обладатель Георгиевского оружия. После выдачи СССР был приговорён к повешению и казнён в Москве.

Происхождение. Образование. Довоенная служба[править | править вики-текст]

Родился 7 (19) февраля 1886 года в станице Пашковской под Екатеринодаром в семье казака-подъесаула с характерной для потомков запорожцев фамилией[4] — Шку́ра.

По воспоминаниям бывшего представителя Кубанского Краевого правительства Скобцева, в ноябре 1917 года войсковой старшина Шкура подал в правительство прошение о смене фамилии на «Шкуранский», которое было удовлетворено[5]. Тем не менее известно, что в 1918 году его фамилия произносилась как «Шкура», а в 1919 — уже как «Шкуро»[6].

Получил блестящее военное образование. В 1907 году окончил 3-й Московский кадетский корпус и был зачислен в казачью сотню Николаевского кавалерийского училища в Санкт-Петербурге. В мае 1907 года был выпущен из училища в 1-й Уманский кубанский казачий полк со стоянкой в крепости Карс. Принял участие в экспедиции против банд на территории Персии в составе конного корпуса генерала H. H. Баратова. Получил первую награду — орден Святого Станислава 3-й степени.

В 1908 году был переведён в 1-й Екатеринодарский конный кошевого атамана Захара Чепеги полк, во время службы в котором женился[7].

Первая мировая война[править | править вики-текст]

Первая мировая война началась, когда А. Г. Шкуро в чине сотника находился на льготе и был в Восточной Сибири. Он не успел к мобилизации и когда вернулся домой на Кубань, его 1-й Екатеринодарский полк уже ушёл на фронт. Поэтому Шкуро был зачислен командиром взвода в 3-й Хопёрский полк. Полк в составе 3-го Кавказского армейского корпуса участвовал в тяжёлых боях на Юго-Западном фронте в Галиции. Шкуро был несколько раз ранен, за храбрость и умелое командование взводом в Галицийской битве был награждён орденом Святой Анны 4-й степени.

В начале ноября 1914 года А. Г. Шкуро в боях под Радомом вместе с донцами захватывает в плен большое количество австрийцев, а также орудия, пулемёты, за что награждается Георгиевским оружием.

В 1915 году «за отличие в делах» Шкуро произведён в есаулы. Излечившись от очередного ранения и пользуясь затишьем на фронте, предлагает командованию проект формирования отряда специального назначения. Получив одобрение, Шкуро в декабре 1915 — январе 1916 гг. из казаков-кубанцев организует «Кубанский конный отряд особого назначения», который оперирует в тылу противника на Западном фронте, в Минской губернии, и в районе Южных Карпат: рейды, уничтожение мостов, артиллерийских складов, обозов.

Чёрное знамя Кубанского конного отряда особого назначения с изображением волчьей головы, шапки из волчьего меха, боевой клич, подражающий волчьему вою, породили неофициальное название отряда Шкуро — «волчья сотня». Отряд получил на фронте широкую известность. Немцы оценили голову Шкуро в 60 тысяч рублей[8]. Не любивший Шкуро, барон П. Н. Врангель оценивал действия этого отряда негативно:

Полковника Шкуро я знал по работе его в Лесистых Карпатах во главе «партизанского отряда». <…> За немногими исключениями туда шли главным образом худшие элементы офицерства, тяготившиеся почему-то службой в родных частях. Отряд полковника Шкуро во главе со своим начальником, действуя в районе XVIII корпуса, в состав которого входила и моя Уссурийская дивизия, большей частью болтался в тылу, пьянствовал и грабил, пока, наконец, по настоянию командира корпуса Крымова, не был отозван с участка корпуса.

— Врангель П. Н. Записки. Ноябрь 1916 г. — ноябрь 1920 г. Воспоминания. Мемуары. — Минск, 2003. Т. 1. С. 109

Сначала отряд Шкуро находился в Кишинёве под командованием генерала графа Ф. А. Келлера. Отряд проводил набеги на тылы германских войск на Румынском фронте. После февральской революции Шкуро переводится на Кавказский фронт для участия в боевых действиях против турецких войск. Позже служит в Персии в конном корпусе генерала Баратова, переводится на Северный Кавказ. Здесь он был ранен, затем арестован. Однако ему удалось освободиться и с отрядом в 80 человек бежать на Кубань.

Офицеры 3-го кавалерийского корпуса. В нижнем ряду — второй слева — Ф. А. Келлер; первый справа — А. Г. Шкуро

Гражданская война[править | править вики-текст]

В декабре 1917 года Шкуро был ранен в стычке с неизвестными, после чего долго лечился в госпитале. С мая 1918 года вступил в активную борьбу с большевизмом. Природная лихость, склонность к авантюризму и нестандартным решениям выдвинули его в первый ряд военачальников Гражданской войны[9].

Шкуро организует партизанский отряд в районе Кисловодска, где в то время жила его семья. В мае — июне 1918 года отряд совершал налёты на занимаемые красными Ставрополь, Ессентуки и Кисловодск. В июне 1918 года отряд Шкуро занял Ставрополь, где соединился с подошедшей Добровольческой армией генерала Деникина[10]. В ноябре 1918 года Шкуро участвовал в деятельности Кубанской Рады. Шкуро придерживался великодержавных взглядов и был настроен против сепаратистов-самостийцев, выступающих за автономию Кубани.

В конце 1918 — начале 1919 годов Шкуро участвовал в боях на Кавказе: его войска осенью 1918 года заняли станицу Баталпашинскую, 29 декабря 1918 года заняли Ессентуки, 5 января 1919 года — Кисловодск.

9 (22) ноября 1918 г. Шкуро был назначен начальником Кавказской конной (в ноябре — 1-я Кавказская казачья) дивизии, развёрнутой из Кубанской Партизанской отдельной бригады; 30 ноября (13 декабря) за боевые отличия был произведён в генерал-майоры. В декабре Шкуро был награждён Кубанской Радой крестом Спасения Кубани 1-й степени. В конце 1918 — начале 1919 г. по ходатайству станиц Кардоникской, Беломечетинской Баталпашинского отдела, Николаевской Лабинского отдела и Бекешевской Баталпашинского отдела Шкуро был утверждён в звании «почётного старика» этих станиц[11].

Набрав в Кисловодске специалистов и техники, Шкуро организовал в Баталпашинске производство снарядов, патронов, сукна, кожаных сапог, бурок и шуб для Белой армии. В Зеленчуке по его же приказу началось строительство лесопильного завода для восстановления разрушенных станиц[12]. Позже его войска вынуждены были отступить из Кисловодска, им удалось вывезти многих представителей дворянства в том числе, князей Голицыных, Волконских, Оболенских, графов Воронцовых-Дашковых, Бенкендорфа, Мусина-Пушкина, промышленников Нобеля, Гукасова, Манташева, Рябушинского, застрявших на курорте.

На Кубани Андрей Григорьевич сформировал новый отряд. Генерал Слащёв, служивший в то время начальником штаба у Шкуро, впоследствии этот эпизод описывал следующим образом: «Советская власть закрыла базары и стала отбирать излишки продуктов, и совершилось „чудо“. Идея „отечества“, не находившая до этого отклика в массах, вдруг стала понятна… настолько, что организации отрядов не приходилось уже агитировать, а станицы сами присылали за офицерами и выступали „конно, людно и оружно“». В течение месяца Шкуро сумел организовать в Баталпашинском отделе отряд численностью около 5 тыс. человек.

В феврале 1919 года Шкуро вступил в командование группой войск 1-го армейского корпуса Кавказской Добровольческой армии[11][13]. Прибывшие на Дон кубанские части Шкуро оказали большую поддержку донцам. Предварительным отступлением он отрезал от дивизии Красной армии, состоящей из трёх полков, обозы, утром атаковал в конном строю большевистские части, взял пять тысяч пленных. Затем ночью атаковал Горловку, взорвал железнодорожные мосты к северу от неё и захватил два бронепоезда[11].

При взятии Иловайской захватил в плен 1500 красноармейцев[14] и наголову разбил конную группу Махно. За подвиги и беспримерную доблесть, по представлении командующего Добровольческой армии генерала Юзефовича, 32-летний Шкуро был произведён в чин генерал-лейтенанта и утверждён командующим конным корпусом, состоящим из двух дивизий.

Генерал А. Шкуро, прибывший в Харьков, прикладывается к кресту, лето 1919 года

Весной — летом 1919 года корпус Шкуро участвовал в боях на Украине, за Харьков, Екатеринослав. 2 июля 1919 года за героические действия, совершенные им вместе с английскими войсками, король Георг V наградил его орденом Бани. В конце лета 1919 года в ресторане харьковской гостиницы «Метрополь», напротив которой находилась штаб-квартира Командующего Добрармией, Шкуро (вместе с командующим Май-Маевским) устроил банкет по случаю присвоения ему звания генерал-лейтенанта, на банкете пела Надежда Плевицкая[15].

Во время Московского похода 3-й Кубанский корпус Шкуро получил задачу занять Воронеж, что казаки успешно сделали 17 сентября 1919 года, взяв 13 000 пленных и много вооружения[16]. Однако в октябре красные начали масштабное наступление на Воронеж на нескольких участках фронта, и 11 октября Шкуро и Мамонтов оставили город, который заняла конница Будённого, и начали отступать на юг. В казачьих частях началось разложение, бойцы отказывались воевать и стремились уйти в родные станицы на Кубань, к началу ноября численность Кавказской дивизии Шкуро сократилась до 500 человек[17]. Корпус Шкуро отступал до Новороссийска. Во время «Новороссийской катастрофы», для него, как и для многих других частей Вооружённых сил на Юге России, не хватило места на кораблях. Поэтому корпус Шкуро отошёл на Туапсе, и далее, на Сочи. Оттуда, отдельными отрядами, был перевезен в Крым. Как единый корпус, существовать перестал.

В начале 1920 года оставшемуся не у дел Шкуро поручили формирование новой Кубанской армии, однако эти части были переданы генералу Улагаю, а сам Шкуро из-за ряда военных неудач был уволен из армии генералом Врангелем и уже в мае 1920 года оказался в эмиграции[18][19].

Эмиграция[править | править вики-текст]

В эмиграции жил сначала в Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев, затем в Париже. В 1920-е гг. жил в Берлине на Курфюрстенштрассе 119. Работал наездником в цирке[20], снимался в немом кино[21].

…Однажды в Ницце ко мне подошёл во время работы невысокого роста человек, одетый в турецкий костюм и чалму (снималась картина «Тысяча и одна ночь»)[22].

— Узнаете меня? — спросил он.

Если бы это был даже мой родной брат, то, конечно, в таком наряде я бы все равно его не узнал.

— Нет, простите.

— Я Шкуро. Генерал Шкуро. Помните?…

<…> Экзотический грим восточного вельможи скрывал выражение моего лица.

— Надо уметь проигрывать тоже!… — точно оправдываясь протянул он, глядя куда-то в пространство.

Свисток режиссёра прервал наш разговор. Я резко повернулся и пошёл на «плато». Белым мертвым светом вспыхнули осветительные лампы, почти невидные при свете солнца… Смуглые рабы уже несли меня на носилках.

«Из премьеров — в статисты! — подумал я. — Из грозных генералов — в бутафорские солдатики кино!… Воистину — судьба играет человеком».

Александр Вертинский. Дорогой длинною… — Москва: Правда, 1990 г. — 576 стр. ISBN 5-253-00063-1

Вторая мировая война[править | править вики-текст]

Шкуро (в черкеске) и фон Паннвиц

В годы Второй мировой войны Шкуро вместе с бывшим донским атаманом Красновым принял сторону Германии.

Хоть с чёртом против большевиков.

А. Г. Шкуро[23]

В 1944 году специальным указом Гиммлера Шкуро был назначен начальником Резерва казачьих войск при Главном штабе войск СС[24], зачислен на службу как группенфюрер СС (генерал-лейтенант войск СС) с правом ношения немецкой генеральской формы и получением содержания по этому чину.[11] Шкуро готовил казаков для 15 казачьего кавалерийского корпуса[25]. Подготовленные Шкуро казаки боролись с партизанами в Югославии. Сам Шкуро не принимал личного участия в боевых действиях Второй мировой войны. В марте 1945 года, во время отступления казачьих частей, пытаясь поднять падающий моральный дух казаков, Шкуро предпринял попытку создать особую боевую группу — «Волчий отряд» из двух тысяч человек под командованием полковника Кравченко. Однако этот план не был реализован[11].

В 1945 году, согласно решениям Ялтинской конференции, англичане интернировали Шкуро и других казаков на территории Австрии, а затем выдали их Советскому Союзу[26].

Фото А. Г. Шкуро, сделанное МГБ СССР после ареста

Решением Военной коллегии Верховного суда СССР Шкуро вместе с П. Н. Красновым, Гельмутом фон Паннвицем, Тимофеем Домановым был обвинён в том, что они вели «посредством сформированных ими белогвардейских отрядов вооружённую борьбу против Советского Союза и проводили активную шпионско-диверсионную и террористическую деятельность против СССР»[27] был приговорён к повешению и казнён в Москве 16 января 1947 года[28][29][30].

В 1997 году общественная монархическая организация «За Веру и Отечество!» подала запрос на реабилитацию генералов, сотрудничавших с Германией во время Второй мировой войны и казнённых в СССР. 25 декабря 1997 года Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации признала А. Г. Шкуро и других генералов обоснованно осуждёнными и не подлежащими реабилитации.

Награды (в хронологическом порядке)[править | править вики-текст]

Воспоминания А. Г. Шкуро[править | править вики-текст]

Киновоплощение[править | править вики-текст]

Источники[править | править вики-текст]

  1. Хронограф. Календарь истории России и Ханты-Мансийского автономного округа
  2. Слащов-Крымский Я. А. Белый Крым, 1920 г.: Мемуары и документы. М., 1990.
  3. А. Г. Шкуро. Записки белого партизана. Гл.1.
  4. Эварницкій (Яворницкий), Т. 1., Гл. «Состав, основание и число славного Запорожского Низового товариства»
  5. Елисеев Ф. И. С Корниловским конным. — М.: АСТ, Астрель, 2003. — 688 с. — ISBN 5-17-017157-9
  6. Белое движение. Исторические портреты. С. 242
  7. Елена Широкова. Шкуро. Биографический очерк. Суждения. Исторический журнал. 2011. Вып. 41.]
  8. Белое движение. Исторические портреты. С. 246—247
  9. Врангель П. Н. Записки. Ноябрь 1916 г. — ноябрь 1920 г. Воспоминания. Мемуары. — Минск, 2003. Т. 1.
  10. Коваль Р. Нариси з історії Кубані. Партизанський генерал Андрій Шкуро  (укр.)
  11. 1 2 3 4 5 Крестный путь казака Андрея Шкуро
  12. Н. Князева, «В такой войне не бывает героев», газета «День республики» № 177 от 25.09.2008.
  13. Белое движение. Исторические портреты. С. 259
  14. А. Г. Шкуро. Записки белого партизана. Гл.21.
  15. Макаров П.В. Адъютант Его Превосходительства: кто он? — М.: Российский Raritet, 1992. — 96 с. — 50 000 экз. — ISBN 5-7034-0005-8
  16. Белое движение. Исторические портреты. С. 263
  17. Белое движение. Исторические портреты. С. 266
  18. Цветков, В. Ж. Генерал-лейтенант А. К. Шкуро // Белое движение. Исторические портреты / А. С. Кручинин. — АСТ Астрель, 2006. — 446 с. — ISBN 5-17-025887-9
  19. Шкуро А. Г. на fstanitsa.ru
  20. Александр Карасёв. Завещание поручика Куприна // Новый мир. 2010. № 4.
  21. Волков С. В. Трагедия русского офицерства. — М., 1999. — 382 °C. (2-е издание: М.: Центрполиграф, 2001. — 508 С.; 3-е издание: М.: Центрполиграф, 2002. — 509 С.)
  22. Вертинский неточен: речь, очевидно, идет о картине «Тысяча и вторая ночь» (1933) режиссёра А. А. Волкова
  23. Эдуард Бурда. Казаки эмигранты первой волны 20-40-е годы: жизнь на чужбине // АПН. 28.10.2011.
  24. Свистопляска столетия: красные, коричневые, бело-сине-красные…
  25. Don Cossacks  (англ.)
  26. Jacob G. Hornberger Repatriation — The Dark Side of World War II. Архивировано из первоисточника 16 февраля 2012.
  27. «Правда», 1947, 17 января
  28. Шкуро, Андрей Григорьевич / Казачий словарь-справочник. Калифорния, 1950-е.
  29. Андрей Григорьевич Шкуро на hrono.ru
  30. Фотография Андрея Григорьевича Шкуро в Юденбурге, 1945 г., выданного советским солдатам.