Штурм Грозного силами Временного совета

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Штурм Грозного силами Временного совета Чеченской Республики
Основной конфликт: Первая чеченская война
Дата

26 ноября 1994 года

Место

Грозный, Чеченская республика

Итог

Победа войск ЧРИ

Противники
Российская ФедерацияFlag of Russia.svg Российская Федерация Чеченская Республика ИчкерияFlag of Chechen Republic of Ichkeria.svg Чеченская Республика Ичкерия
Командующие
Флаг Чечни Умар Автурханов
Флаг Чечни Бислан Гантамиров
Флаг Чечни Руслан Лабазанов
Флаг Чечни Саид-Магомед Какиев
Россия Михаил Колесников[1]
Россия Геннадий Жуков[2]
Чеченская Республика Ичкерия Аслан Масхадов
Чеченская Республика Ичкерия Шамиль Басаев
Силы сторон
1200 человек, 40 танков[2], 10[3] БТР-80, 6 Су-27[4] Нет данных
Потери
500 убитых[5], 50[2]-200[4] взятых в плен,
20[4]-23 танков уничтожено[2], ок. 20 танков захвачено[4]
Нет данных

Ноябрьский штурм Грозного состоялся 26 ноября 1994 года в ходе конфликта в самопровозглашённой Чеченской Республике Ичкерии. Попытка российских специальных служб (спецслужб) и чеченской оппозиции взять город и свергнуть президента Джохара Дудаева окончилась провалом. В штурме принимали участие российские военнослужащие, завербованные Федеральной службой контрразведки. Неудачный штурм Грозного продемонстрировал активное участие российских властей во внутричеченском конфликте, в связи с чем Совет безопасности России уже через три дня принимает решение о начале силовых «мер по поддержанию конституционного порядка».

Предыстория[править | править вики-текст]

С 1991 года на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР существовало самопровозглашённое государство Чеченская Республика Ичкерия (ЧРИ), президентом которой стал бывший генерал советских ВВС Джохар Дудаев. В течение нескольких лет территория ЧРИ была практически неподконтрольна российским федеральным властям.

В середине 1993 года в ЧРИ произошёл серьёзный конфликт между Дудаевым и чеченским парламентом, завершившийся разгоном последнего и кровопролитием. В декабре появился Временный совет Чеченской Республики (глава — Умар Автурханов), который в июне 1994 года на съезде представителей чеченского народа был провозглашён высшим органом государственной власти в Чечне. На том же съезде было выдвинуто требование отставки Дудаева. Вслед за этим начались боевые действия между вооружёнными силами ЧРИ и подразделениями Временного совета.

Осенью 1994 года Российская Федерация начала оказывать чеченской оппозиции прямую военную помощь. В сентябре произошла первая поставка вооружения, в том числе десяти бронетранспортёров БТР-80 и шести боевых вертолётов Ми-24, пилотировавшихся российскими экипажами[6]. В течение сентября-октября 120 боевиков Временного совета прошли подготовку на полигоне «Прудбой» 8-го Волгоградского армейского корпуса.

15 октября 1994 года силы Временного совета вступили в Грозный, практически не встречая сопротивления, но затем отошли из города, будто бы получив некий приказ из Москвы[7].

Подготовка рейда[править | править вики-текст]

Выполняя директиву Генерального штаба, 1 ноября Северокавказский военный округ предоставил чеченской оппозиции 40 танков Т-72[6]. Танковые экипажи набирались офицерами Федеральной службы контрразведки в частях Московского военного округа. С добровольцами заключался контракт, по которому сразу же выплачивался 1 млн неденоминированных рублей (около 325$[8]). Кроме того, были установлены расценки за участие в боевых действиях, уничтоженную вражескую технику, за ранения (25 миллионов рублей за лёгкое, 50 миллионов за среднее, 75 миллионов за тяжёлое[9]). В случае гибели военнослужащего родственники должны были получить 150 млн рублей[1] (около 50 тыс. долл.[8]). Среди завербованных танкистов оказались и участники октябрьских событий в Москве 1993 года. В частности, старший лейтенант Андрей Русаков в октябре 1993 года в телеэфире рассказывал о своём участии в обстреле Белого дома; в начале декабря 1994 года уже капитан Русаков вновь был показан по телевидению, находясь в чеченском плену[10][11]. Вопросами вербовки и переброски оружия занимались начальник Московского управления ФСК Евгений Савостьянов (как заместитель директора ФСК Сергея Степашина он курировал кавказское направление) и заместитель министра по делам национальностей Александр Котенков.

После получения бронетехники военный потенциал Временного совета значительно усилился. 17 ноября началась подготовка к новому штурму Грозного.

Штурм[править | править вики-текст]

Штурм начался утром 26 ноября 1994 года. В Грозный входили три колонны по трём направлениям. В составе колонн были танки Т-72 с российскими экипажами и грузовики с боевиками Временного совета, прикрытие с воздуха осуществляли вертолёты Ми-24 также с российскими экипажами. Различные источники противоречат друг другу в описании штурма; насколько можно судить, в первые часы операции наступавшие почти не встречали сопротивления, хотя есть информация о том, что вышедшая из Толстой-Юрта колонна попала под обстрел ещё на подходе к Грозному, в районе села Петропавловское[12].

Войдя в Грозный, российские танкисты останавливались на светофорах и иногда спрашивали у местного населения дорогу к Президентскому дворцу[1]. Без боя был занят телецентр, возле которого остались три танка. Остальные продолжали двигаться в направлении президентского дворца, однако, не доезжая до него, встретили серьёзное сопротивление. По данным Сергея Козлова (ветеран подразделений СпН ГРУ, участник Афганской войны, редактор отдела в журнале «Солдат Удачи»[13]), к дворцу сумел прорваться всего один танк, экипаж которого был эвакуирован подразделением специального назначения. Согласно Козлову, этот отряд спецназа (также сформированный из добровольцев в Московском военном округе) сделал несколько выстрелов по дворцу из реактивных огнемётов «Шмель», в результате чего внутри начался пожар[14].

Сообщалось, что Президентский дворец был захвачен боевиками участвовавшего в штурме на стороне оппозиции полевого командира Руслана Лабазанова[15][16].

Танкисты, занявшие позиции у телецентра, вскоре[когда?] подверглись атаке «абхазского батальона» Шамиля Басаева и сдались охранникам телецентра. К исходу дня 26 ноября силы Временного совета покинули Грозный. Несмотря на провал штурма, российские телеканалы вечером 26 ноября сообщали о взятии Грозного и о телевизионном выступлении Автурханова с объявлением о переходе власти в руки Временного совета[17].

Потери сторон[править | править вики-текст]

На следующий день после штурма начальник пресс-службы Дудаева Хасин Радуев сообщил многократно завышенные данные о потерях наступавших, а также о пленении 68 российских военнослужащих[10]. В реальности же в плен попал 21 танкист, что подтверждается составленными поимёнными списками. Дудаев пригрозил расстрелять пленных, если российская сторона откажется признать факт участия своих военнослужащих в конфликте[18].

Потери в ходе штурма с трудом поддаются оценке. Так, участник событий сообщает, что из 40 имевшихся у оппозиции танков из города вышли 18 машин[19]. По другим данным, в штурме были задействованы 35 танков Т-72, и лишь 4 из них сумели покинуть город[20]. Какая-то часть подбитых танков впоследствии была отремонтирована пленными танкистами и вошла в состав вооружённых сил ЧРИ.

Версии причин штурма[править | править вики-текст]

Некоторые очевидцы событий уверены, что провал штурма Грозного силами Временного совета был запланирован заранее, чтобы спровоцировать крупномасштабное вторжение российских войск в Чечню. Так считает, например, президент Чечни Рамзан Кадыров:[21]

В ноябре 1994 года в Грозный направили танковую колонну, посадив за рычаги вчерашних военнослужащих Кантемировской дивизии. Эта авантюра была предпринята за две недели до начала широкомасштабной войны, чтобы оказать морально-психологическое воздействие на население страны, убедить россиян в необходимости военных действий и их оправданности. Павел Грачев как опытный военачальник не мог не знать, что в центре города без сопровождения пехоты танковая колонна будет расстреляна. Так и произошло. Танки горели, гибли военнослужащие, часть из них оказалась в плену, кадры телевизионных съемок демонстрировали днем и ночью. Такого нельзя было простить. В этом-то и был весь замысел.

Версии российской стороны

Впоследствии руководители других силовых ведомств будут утверждать, что были против проведения данной операции. Анатолий Куликов, в то время командующий внутренними войсками:[22]

По правде сказать, когда я впервые услышал о так называемых «добровольцах», я полагал, что ФСБ рассчитывает привлечь к своей операции действительно опытных людей. Другой вопрос, как это «наёмничество» выглядит с моральной точки зрения, но представлялось, что будут приглашены умелые, тертые разными войнами мужики, для которых военное ремесло является смыслом жизни, а бой — естественной средой обитания. Но идея Савостьянова для наших просторов казалась слишком экзотичной и напоминала имитацию голливудского сценария, в котором горстка героев из спецслужбы с помощью честных и простодушных аборигенов бросает вызов восточному деспоту. Можно было и вовсе забыть об этих прожектах Савостьянова, если бы 22 ноября мне в Москву из Моздока ни позвонил Анатолий Романов (в то время был замом Куликова, — прим.). По всему чувствовалось, что он едва сохранял самообладание: «Вы знаете, товарищ командующий, сюда прислали каких-то пацанов. Никому они не нужны, все брошены…»

Я не сразу сообразил, в чём дело. Переспрашиваю: «Какие пацаны, Анатолий?» Отвечает: «Самые настоящие… Сержанты срочной службы из Кантемировской и Таманской дивизий. Вроде как в помощь оппозиции. Но ими в Моздоке никто не занимается и никто не знает, что с ними делать. Обыкновенные мальчишки: почти всем пришел срок увольняться в запас…»

Скептически смотрел на планируемую операцию и министр обороны Павел Грачев:[23]

Я только догадывался, что ведется подготовка какой-то силовой акции. Под крылом ФСБ. Потом от нашего министерства потребовали представителя в координационный орган. Им стал начальник Генштаба Михаил Иванович Колесников. От нас, военных, потребовали немного техники и добровольцев для оказания помощи пограничникам и ФСБ. Я категорически запретил Колесникову привлекать к операции солдат срочной службы. Но они и не понадобились. Многие офицеры, прапорщики Таманской, Кантемировской дивизий согласились участвовать в операции: ведь им платили деньги… Операция готовилась тайно. О её начале я, например, узнал тогда, когда был в командировке во Владивостоке. Было это в ноябре 94-го. Мне позвонил Колесников и доложил: смешанный танковый батальон колонной вошел в Грозный. Ничего себе! Сразу спрашиваю: есть ли потери? Никаких потерь, отвечает, никакой стрельбы, чеченцы приветствуют военных. Беслан Гантамиров, мэр Грозного, с нами, Доку Завгаев тут же. Все отлично. Я перекрестился.

Последствия[править | править вики-текст]

Сразу после штурма министр обороны России Павел Грачёв дал свою оценку произошедшего, фактически приравняв пленных российских военнослужащих к наёмникам:[18]

Ну, знаете, я как-то не очень интересуюсь этим вопросом, так как [российские] вооружённые силы, в принципе, не участвуют там. …Хотя я смотрю телевидение, и, вроде, пленные там захвачены и ещё кто-то. Я, единственное, знаю, что с каждой стороны — и на стороне Дудаева, и на стороне оппозиции — воюют большое количество наёмников.

…Если бы воевала российская армия, то, по крайней мере, одним парашютно-десантным полком можно было бы в течение двух часов решить все вопросы.

В последующие две недели 20 пленных российских военнослужащих были освобождены, а один остался в плену; впрочем, существует версия, что пленных было около 30, и по каким-то причинам не все из них вернулись из плена.

Генерал Борис Поляков, командующий 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизией (в которой проводился набор танкистов для участия в операции) подал рапорт об отставке[24].

После провала попытки свержения Джохара Дудаева силами чеченской оппозиции правительство России приняло решение о вводе в Чечню регулярной армии. Вспоминает Павел Грачев:[23]

В конце ноября состоялось памятное заседание совета, где были поставлены все точки. Президентом? Увы. Доклад о текущем моменте делал министр по национальным вопросам — Егоров Николай Дмитриевич. Он говорил, что в Чечне все нормально: «в результате работы с населением» мы достигли прогресса — 70 процентов чеченцев ждут, когда войдут российские войска. Остальные 30 в основном нейтральны. Сопротивление окажут только отщепенцы…. Мне кажется, что он хотел как-то замазать, что ли, горький осадок от первого поражения. Отвлечь внимание, списать гибель батальона на дикую случайность. А может, и увести кого-то от ответственности за провал ноябрьской операции…

30 ноября президент Борис Ельцин подписал секретный Указ № 2137с «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики». С 1 декабря боевая авиация начала нанесение ударов по территории Чечни (в частности, на аэродромах был уничтожен весь авиапарк военно-воздушных сил ЧРИ), при этом штабы ВВС и ПВО России отказались подтвердить факты налётов[6], и бомбардировки осуществлялись «неизвестными» самолётами. 6 декабря министр обороны России Павел Грачёв и министр внутренних дел Виктор Ерин встретились с президентом непризнанной республики Джохаром Дудаевым в станице Орджоникидзевская (Ингушетия)[6]. 11 декабря начался ввод в Чечню федеральных сил. Началась Первая чеченская война.

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Александр Черкасов. «Парад планет». Ноябрьский штурм Грозного: подготовка и осуществление // polit.ru
  2. 1 2 3 4 Война в Чечне — Хроника войны
  3. Десять лет позорному штурму Грозного
  4. 1 2 3 4 Спецслужбы разжигают войну в Чечне
  5. Николай Гродненский. Первая чеченская. — Минск: ФУАинформ, 2007. — С. 282.
  6. 1 2 3 4 Орлов О. П. Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений
  7. Николай Гродненский. Первая чеченская. — Минск: ФУАинформ, 2007. — С. 277.
  8. 1 2 Курс доллара США на 2.11.1994
  9. Новый год в Грозном-1994: броня горела, как дрова
  10. 1 2 Александр Черкасов. Параллельный миры
  11. 404
  12. Николай Гродненский. Указ. соч., с. 280.
  13. Козлов Сергей Владиславович
  14. Сергей Козлов и др. Спецназ ГРУ. Пятьдесят лет истории, двадцать лет войны. — М.: SPSL, Русская панорама, 2002. — С. 328.
  15. Руслан Исаев. Русско-чеченской войне 10 лет (26 ноября 2004). Проверено 21 декабря 2009. Архивировано из первоисточника 17 марта 2012.
  16. Илья Максаков. Уроки Чечни (26 ноября 1999). Проверено 21 декабря 2009. Архивировано из первоисточника 17 марта 2012.
  17. Александр Черкасов. Параллельные миры // polit.ru
  18. 1 2 Александр Черкасов. Преданные
  19. Олег Петровский. Десять лет позорному штурму Грозного // Утро.ру
  20. Владислав Белогруд. Танки в боях за Грозный. Часть 1. — Фронтовая иллюстрация, № 9, 2007. — С. 4.
  21. Кадыров считает войну в Чечне следствием действий Запада // «Интерфакс»
  22. Анатолий Куликов.«Тяжелые зведы», гл. 6: «Мятежная территория»>
  23. 1 2 Павел Грачев: «Меня назначили ответственным за войну» Газета «Труд» 15.03.2001
  24. Александр Черкасов. Теория заговора