Эйзенштейн, Сергей Михайлович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Сергей Эйзенштейн
Sergei Eisenstein 03.jpg
Эйзенштейн в 1910-е годы
Имя при рождении:

Сергей Михайлович Эйзенштейн

Дата рождения:

10 (22) января 1898({{padleft:1898|4|0}}-{{padleft:1|2|0}}-{{padleft:22|2|0}})

Место рождения:

Рига, Лифляндская губерния, Российская империя

Дата смерти:

11 февраля 1948({{padleft:1948|4|0}}-{{padleft:2|2|0}}-{{padleft:11|2|0}})[1] (50 лет)

Место смерти:

Москва, СССР

Гражданство:

Flag of Russia.svg Российская империя
Flag of the Soviet Union (1923-1955).svg СССР

Профессия:

кинорежиссёр, сценарист

Карьера:

19241945

Направление:

социалистический реализм

Награды:
Орден Ленина Орден «Знак Почёта»
Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
Медаль «В память 800-летия Москвы»
Заслуженный деятель искусств РСФСР
Сталинская премия — 1941 Сталинская премия — 1946
IMDb:

ID 0001178

Commons-logo.svg Сергей Эйзенштейн на Викискладе

Серге́й Миха́йлович Эйзенште́йн (10 [22] января 1898, Рига, Российская империя — 11 февраля 1948, Москва, СССР) — советский режиссёр театра и кино, художник, сценарист, теоретик искусства, педагог. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1935). Лауреат двух Сталинских премий первой степени (1941, 1946).

Профессор ВГИКа. Доктор искусствоведения (1939 год), автор фундаментальных работ по теории кинематографа.

Предки[править | править вики-текст]

Дед Сергея Эйзенштейна по материнской линии, Иван Иванович Конецкий, родился в городе Тихвине. По рассказам, пришёл в Петербург пешком. Там вступил в подряды, женился на купеческой дочери и открыл дело — «Невское баржное пароходство». После смерти Ивана Конецкого дело его приняла жена, Ираида Матвеевна. Конецкого похоронили в Александро-Невской лавре. Ираида жила в квартире на Старо-Невском проспекте с дочерью, Юлией Ивановной, которую выдали замуж за инженера, Михаила Осиповича Эйзенштейна[2]. Впоследствии он стал рижским городским архитектором и дослужился до чина титулярного советника[3]. Ираида Конецкая умерла от инсульта на паперти храма, молясь перед надвратной иконой[4]. Михаил Эйзенштейн умер в Берлине, но был похоронен на русском кладбище[3].

Биография[править | править вики-текст]

Рождение, детство и юность[править | править вики-текст]

Сергей Эйзенштейн родился в Риге 10 (22) января 1898 года в состоятельной[2] семье городского архитектора Михаила Осиповича Эйзенштейна[3]. Был крещён 2 (15) февраля в Кафедральном соборе. Его крёстной матерью стала бабушка, купчиха первой гильдии, Ираида Конецкая[2].

Благодаря приданому матери, Юлии Ивановны, семья жила зажиточно, имела прислугу и принимала у себя крупнейших чиновников города. Несмотря на богатство С. Эйзенштейн описывал своё детство как «время печали»[3]. Родители любили Сергея, но будучи заняты собой, не отдавали ему должного внимания[5]. В 1907 году, во время Первой русской революции, семья уехала в Париж[4]. По приезде обратно в том же году Сергей поступил в рижское реальное училище[4][5]. Помимо основного образования он получал уроки игры на рояле[5] и верховой езды[6]. Учил три языка: английский, немецкий и французский; постигал искусство фотографии[7], увлекался рисованием комиксов[8] и карикатур. На Пасху и Рождество Сергей ездил к бабушке в Санкт-Петербург[6].

26 апреля (9 мая1912 года состоялся развод родителей Сергея. Мальчик остался жить с отцом, а мать, забрав приданое, уехала жить в Петербург. Теперь навещать её он мог только на Пасху и Рождество. Она располагалась в квартире на Таврической улице и жила за счёт игр на бирже[9]. Эйзенштейн рос послушным и воспитанным «пай-мальчиком». В письмах к матери он подписывался как «Котик» или «Твой Котик»[7]. Как говорил сам Эйзенштейн, он относился к ней с «опасливой сыновьей привязанностью»[2]. Ребёнком Сергей старался ориентироваться на отца: например, не начал курить, потому что отец не курил[3]. Тот в свою очередь готовил сына к будущему архитектора[3][10].

В 1915 году Эйзенштейн окончил реальное училище и поступил в петроградский Институт гражданских инженеров[11].

Послереволюционные годы[править | править вики-текст]

После Октябрьской революции Эйзенштейн обеднел и оказался отрезан от родного города, богатых родителей и родственников. Он всерьёз увлёкся искусством, в частности архитектурой театра. В Институте гражданских инженеров организовали штаб милиции, куда записался и Эйзенштейн. Весной 1918 года он был призван на военную службу и зачислен в школу прапорщиков инженерных войск. Осенью вместе со своим отрядом стоял под Красным Селом на Московском шоссе, ожидая наступления на Петроград казаков и «Дикой дивизии». Наступления не произошло[12].

После расформирования школы прапорщиков Эйзенштейн 18 марта 1918 года вступает в Красную Армию[13], и с 20 сентября того же года по август 1920 в составе 6 Действующей армии разъезжает и живёт в агитпоездах по северо-востоку России[14][15]. В Вожеге, куда сперва был назначен Эйзенштейн, у него завязывается так называемый «белый роман» с Марией Павловной Пушкиной — балериной, которую отправила в тот посёлок в связи с её заболеванием цингой гражданская жена Максима Горького, Мария Андреева. Пушкина примкнула к эшелону армии[14], но позже отделилась[16].

Почти два года разъезжая с эшелоном, Эйзенштейн побывал также в Холме, Великих Луках, Полоцке, Смоленске, Минске, а также в Витебске проездом. С собой он возил очень много книг. За это время он вёл подробнейшие дневники, где записывал свои путешествия, размышления об искусстве и театре в частности[16]. Вместе с тем он работал художником-декоратором в театральных коллективах Красной Армии[17].

Из театра в кино[править | править вики-текст]

В 1920 году, во время советско-польской войны, будучи на Минском фронте, Эйзенштейн познакомился с преподавателем японского языка. Новый язык понравился ему, и он с головой окунулся в его изучение[17]. После подписания мирного договора с Польшей Эйзенштейн поехал в Москву с намерением поступить в Академию генерального штаба и стать переводчиком. В городе он поселился в одной комнате с Максимом Штраухом[18], его давним другом, с которым он был знаком ещё с шестилетнего возраста[17], и после прожил в ней много лет. Вскоре Эйзенштейн бросил изучение японского и устроился на работу в качестве художника-декоратора в труппу Первого рабочего театра Пролеткульта. Тогда, как и многие, он стал сторонником идей разрушения старого искусства. В частности он старался «революционизировать» театр[18].

В 1921 году Эйзенштейн поступил в Государственные высшие режиссёрские мастерские (ГВЫРМ), возглавляемые Всеволодом Мейерхольдом, но продолжал работать в Пролеткульте. Так, молодой декоратор работал над постановкой Валентина Смышляева «Мексиканец» по новелле Джека Лондона. По воспоминаниям Штрауха, Эйзенштейн «быстро оттеснил» Смышляева и «фактически стал режиссёром»[18]. После Эйзенштейн работал ещё над несколькими постановками, среди которых свободная интерпретация пьесы Александра Островского «На всякого мудреца довольно простоты». В 1923 году эту классическую комедию он превратил в так называемый «монтаж аттракционов». Это понятие было придумано самим Эйзенштейном и разъяснено в его одноимённой статье, опубликованной в журнале «ЛЕФ». Аттракционом называется всё, что способно предать зрителя сильному «чувственному воздействию»; а «монтаж» в данном случае — это сочленения различных элементов-«аттракционов», выбранных произвольно, но подчинённых только развитию темы произведения. В «Мудреце» от оригинала остались только имена автора и героев, всё остальное было превращено в монтаж аттракционов: сцена стала цирковым манежем; над головами зрителей был натянут трос, на котором танцевали актёры и так далее[19]. Среди тех аттракционов была и небольшая киновставка под названием «Дневник Глумова» — первый кинематографический опыт Эйзенштейна[20].

Свой путь в кино Эйзенштейн начал с перемонтажа фильма Фрица Ланга «Доктор Мабузе, игрок». В эпоху немого кинематографа такая практика была естественной для кинокартин, проданных в прокат за рубеж. В СССР перемонтированная лента Ланга вышла под названием «Позолоченная гниль»[21]. Затем при участии Пролеткульта Эйзенштейн задумал цикл из восьми фильмов, озаглавленный «К диктатуре». Съёмки режиссёр начал сразу с пятой картины под названием «Стачка»[22], вышедшей на экраны 28 апреля 1925 года[23]. Картина содержала различные новаторские элементы (в частности необычные ракурсы и кинометафоры) и получила неоднозначные отзывы как от прессы, так и от зрителей. Её называли революционной и новаторской, но в то же время критиковали за усложнённость киноязыка[22].

После разрыва связей с Пролеткультом Эйзенштейн некоторое время работал с ленинградским «Севзапкино» над экранизацией нескольких романтических новелл, но проект так и остался на стадии сценария. После этого режиссёр вновь обратился к некогда задуманному циклу фильмов о революционной борьбе. Проект получил новое название — «От подполья к диктатуре» — и теперь должен был состоять из семи частей: 1) «Женева — Россия», 2) «Подполье», 3) «1 мая», 4) «1905 год», 5) «Стачка», 6) «Тюрьмы, бунты, побеги», 7) «Октябрь». «Стачка» была принята правительством благосклонно, и оно поручило режиссёру съёмки «1905 года». Сценарий фильма был написан совместно Эйзенштейном и Ниной Агаджановой-Шутко[24] и включал в себя различные события 1905 года в Российской Империи, включая забастовки, русско-японскую войну, армяно-татарскую резню и так далее. Но обстоятельства, среди которых и нехватка времени, вынудили режиссёра ограничиться только изображением мятежа на корабле типа броненосец «Князь Потёмкин-Таврический»[25]. В итоге фильм вышел 24 декабря 1925 года под названием «Броненосец „Потёмкин“» и имел огромный успех как в СССР[24], так и за рубежом[26]. Картина оказала сильное влияние на кинематографию тех лет[27] и уже позже была названа «лучшим фильмом всех времён и народов»[24].

Октябрь[править | править вики-текст]

В 1927 году Эйзенштейн снял фильм «Октябрь», в котором впервые в художественном кино показан образ Ленина (в исполнении рабочего Никандрова).

Командировка за рубеж[править | править вики-текст]

Сергей Эйзенштейн и японский актёр Садандзи Итикава в Москве, в 1928 году
Борис Пастернак (второй слева), Сергей Эйзенштейн (третий слева), Лиля Брик (4-я справа), Владимир Маяковский (третий справа) и другие

В октябре 1928 года Эйзенштейн вместе со своей съёмочной группой, куда входили Григорий Александров и оператор Эдуард Тиссэ, отправился в путешествие за рубеж с целью изучения западного опыта. Это была официальная поездка, целью которой было дать возможность Эйзенштейну и его съемочной группе больше узнать о звуковом кино, а также лично представить капиталистическому западу известных советских артистов. Последующие 2 года Эйзенштейн много путешествовал и выступал по берлинскому радио, читал лекции в Гамбурге, Берлине, Лондоне и Кембриджском университете, Антверпене, Амстердаме, сделал доклад «Интеллектуальный монтаж» в Брюссельском университете. В Швейцарии в 1929 году Эйзенштейн выступал в качестве консультанта образовательного документального фильма об абортах, режиссёром которого был Эдуард Тиссэ. Фильм вышел под названием «Frauennot — Frauenglück» («Горе и радость женщины»)

В 1930 году он заключил контракт с кинокомпанией Paramount Pictures на экранизацию романа Теодора Драйзера «Американская трагедия». Вместе с Айвором Монтегю и Григорием Александровым при содействии Драйзера начал работу над сценарием. Через месяц Paramount отказалась от его сценария.

С помощью писателя Эптона Синклера Эйзенштейн приступил к съёмкам фильма «Да здравствует Мексика!». Однако после того, как было отснято 75 тысяч метров, Сталин направил ему телеграмму с предложением вернуться в СССР.

После возвращения в 1932 году Эйзенштейн занялся научной и педагогической деятельностью, стал заведующим кафедрой режиссуры Государственного института кинематографии, в 1935 году получил звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. Эйзенштейн писал статьи, составил проект программы по теории и практике режиссуры, на основе прочитанных лекций начал собирать книгу «Режиссура».

Бежин луг[править | править вики-текст]

Весной 1935 года Эйзенштейн начал работать над сценарием «Бежин луг». Сценарий к фильму был написан драматургом, бывшим чекистом, Александром Георгиевичем Ржешевским. Сюжетом фильма была коллективизация сельского хозяйства, сочетавшая радужные и трагические краски и опиравшаяся на историю Павлика Морозова.

Первый вариант фильма, просмотренный в незаконченном виде, в отсутствие самого Эйзенштейна (который был болен) был подвергнут резкой критике. Эйзенштейн был вынужден переработать фильм, он переписал сценарий, заменил нескольких актёров и вместо сцены разгрома церкви («преображения в клуб»), вызвавшей наибольшую критику, он ввел динамическую сцену борьбы с пожаром. Тем не менее, в 1937 году по идеологическим соображениям приказом по Главному управлению кинематографии работа была прекращена. Съёмка была приостановлена после просмотра в черновом монтаже в Главном Управлении кинематографии, а отснятый материал был забракован. По словам Эйзенштейна, до завершения двухлетних съёмок ему тогда не хватало 11 дней. В качестве репрессивной меры режиссёр был отлучён от преподавательской деятельности (восстановлен после съёмок фильма «Александр Невский»), а сам фильм смыт[28]. Позднее единственный экземпляр фильма сгорел при бомбежке Мосфильма во время Великой Отечественной войны[источник не указан 1857 дней]. От фильма остались обрезки пленки, черновики, фотографии и планы, из которых позже был составлен фотофильм.

Александр Невский[править | править вики-текст]

В 1938 году Эйзенштейн написал сценарий историко-патриотического фильма «Александр Невский». За него получил учёную степень доктора искусствоведения (без защиты диссертации). На съемках фильма началось творческое содружество С. Эйзенштейна с композитором С. Прокофьевым.

Иван Грозный[править | править вики-текст]

Плакат фильма «Иван Грозный»
Могила Сергея Михайловича
Памятная доска С. М. Эйзенштейну расположенная на Чистопрудном бульваре, д. 23 в Москве

В 1941—1945 годы режиссёр снимал фильм «Иван Грозный». Съёмки начались в Москве, затем, после эвакуации студии «Мосфильм» в 1942 году, были продолжены в Алма-Ате. Главную роль сыграл Николай Черкасов. Первая серия картины вышла на экраны в начале 1945 года. За первую серию он получил Сталинскую премию первой степени, вторая серия была отправлена Сталиным на доработку (сохранилась стенограмма беседы Сталина и Молотова с Эйзенштейном и Черкасовым, где Эйзенштейна критикуют за отсутствие показа опричнины как нового слоя феодалов, на который опирался Иван Грозный), осуществить которую (Эйзенштейн признал критику справедливой) помешала только лишь смерть режиссёра. В оставшемся черновом варианте эта серия вышла на экраны только в 1958 году; съемки третьей серии, которая должна была по мысли режиссёра символизировать триумф русских над Западом, были прекращены также по причине смерти Эйзенштейна (но сохранились её фрагменты, а также осталось много подготовительного материала).

Годы Великой Отечественной войны[править | править вики-текст]

  • 3 июля 1941 года выступил по радио для США об Отечественной войне советского народа в программе «To Brother Jews of All the World» (К братьям евреям всего мира), в которой призывал англоязычных евреев к единству в борьбе с нацизмом[29].
  • 25 августа 1941 года в газете «Правда» написал текст группового обращения «Братья евреи всего мира!»[30][31].
  • 7 августа включён в состав редколлегии по выпуску «Боевых киносборников».
  • Участвовал в деятельности Еврейского антифашистского комитета.
  • Принял участие в съёмках пропагандистского короткометражного фильма на английском языке «To the Jews of the World» (К евреям мира).
  • 5 сентября 1944 года включён в состав Художественного совета при Комитете по делам кинематографии.

Смерть[править | править вики-текст]

Сергей Эйзенштейн умер от сердечного приступа в ночь с 10 на 11 февраля 1948 года, когда он работал над статьёй «Цветовое кино». Предпоследний инфаркт случился с ним во время танца на вечере с актрисой В. П. Марецкой. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 4).

Семья[править | править вики-текст]

Жена (с 1934 года) — журналистка и кинокритик Перл Моисеевна Фогельман (литературный псевдоним — Пера Аташева; 18 ноября 1900 — 23 сентября 1965), один из составителей посмертного собрания сочинений С. М. Эйзенштейна в шести томах (1964—1971), хранительница его архива.[32][33] Среди прочего, ею был составлен альбом фильмов «Советское киноискусство, 1919—1939» (М.: Госкиноиздат, 1940).

Личность[править | править вики-текст]

Характер, привычки[править | править вики-текст]

Внешность[править | править вики-текст]

Виктор Шкловский описывал молодого Эйзенштейна как «золотоволосого, с нежным цветом лица, какой бывает у рыжих людей, с тонкими бровями и с очень красивыми руками». О повзрослевшем режиссёре он писал: «Он не стал толстяком. Был по сложению похож на японского борца с не выделенными сильными мускулами, с очень широкой грудной клеткой и с мягкими движениями»[7].

Взрослый Эйзенштейн носил очень широкие штаны и зачёсывал волосы назад, подчёркивая высоту лба[7].

Творчество[править | править вики-текст]

Фильмография[править | править вики-текст]

Две памятные монета Банка России, посвящённые 100-летию со дня рождения С. М. Эйзенштейна. 2 рубля, серебро, 1998 год

Режиссёр[править | править вики-текст]

  1. 1923 — Дневник Глумова
  2. 1924 — Стачка («Чертово гнездо», «История стачки»)
  3. 1925 — Броненосец «Потёмкин» («1905 год»)
  4. 1927 — Октябрь (название замысла: «Десять дней, которые потрясли мир»)
  5. 1929 — Штурм Ля Сарраса/The Storming of La Sarraz (в соавторстве с Айвором Монтагу и Гансом Рихтером)
  6. 1929 — Старое и новое («Генеральная линия»)
  7. 1930 — Сентиментальный романс / Le Romance sentimentale
  8. 1931 — документальный фильм о Мексике «Землетрясение в Оахаке»
  9. 1931 — незаконченный фильм «Да здравствует Мексика!» (в 1979 году доработан Г.Александровым)
  10. 1933 — Эйзенштейн в Мексике/Eisenstein in Mexico (документальный)
  11. 1933 — Буря над Мехико
  12. 1934 — День смерти/Death Day (короткометражный)
  13. 193537 — Бежин луг (уничтоженная картина, восстановлена в качестве фотофильма Н. И. Клейманом и С. И. Юткевичем)
  14. 1938 — Александр Невский
  15. 1940 — Время на Солнце/Time in The Sun (документальный; в соавторстве с Григорием Александровым)
  16. 1941 — Мексиканская симфония/Mexican Symphony
  17. 1941 — Свободная земля/Land of Freedom
  18. 1941 — Идол надежды/Idol of Hope
  19. 1941 — Обретение креста/Conquering of Cross
  20. 1941 — Семена Свободы/Seeds of Freedom (в соавторстве с Гансом Бюргером)
  21. 1944 — Иван Грозный (1-я серия)
  22. 1945 — Иван Грозный (2-я серия, сказ второй — «Боярский заговор»), в прокате с 1958 года
  23. 1946 — Иван Грозный (неоконченный, 3-я серия)

Сценарист[править | править вики-текст]

  1. 1924 — Стачка («Чертово гнездо», «История стачки»)
  2. 1927 — Октябрь («Десять дней, которые потрясли мир»)
  3. 1929 — Старое и новое («Генеральная линия»)
  4. 19351937 — Бежин луг
  5. 1938 — Александр Невский
  6. 1944 — Иван Грозный (1-я серия)
  7. 1945 — Иван Грозный (2-я серия, сказ второй — «Боярский заговор»)
  8. 1946 — Иван Грозный (неоконченный, 3-я серия)

Награды и премии[править | править вики-текст]

Критика[править | править вики-текст]

  • «Фильм Эйзенштейна „Иван Грозный“, который я увидел после второй мировой войны, представляется мне высшим достижением в жанре исторических фильмов. Эйзенштейн трактует историю поэтически, а, на мой взгляд, это превосходнейший метод её трактовки. Когда я думаю, до какой степени искажаются события даже самого недавнего прошлого, я начинаю весьма скептически относиться к истории как таковой. Между тем поэтическая интерпретация истории создает общее представление об эпохе. Я бы сказал, что произведения искусства содержат гораздо больше истинных фактов и подробностей, чем исторические трактаты».[34] — Чарльз Чаплин о фильме «Иван Грозный».
  • «Отвратительно видеть, когда человек принимает похожие на Ленина позы и делает похожие телодвижения — и за этой внешностью чувствуется полная пустота, полное отсутствие мысли. Совершенно правильно сказал один товарищ, что Никандров похож не на Ленина, а на все статуи с него[35]». — Владимир Маяковский о фильме «Октябрь».
  • «Фильм одновременно становится и рассказом об истории, и её составной частью, в том смысле, что его монтаж, его раскадровка, его эстетика — это чистый продукт революционной системы как в показе революции, так и в экзальтированной манере этого показа[35]». — Жан-Клод Конеса о фильме «Октябрь».

В культуре и искусстве[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

Документальные фильмы[править | править вики-текст]

«Сергей Эйзенштейн: Уроки монтажа», В. Чубасов. Учебный фильм по монтажу. По заказу Киевского Государственного института театрального искусства им. И. К. Карпенко-Карого.

Библиография[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Record #118529684 // Gemeinsame NormdateiLeipzig: Deutschen Nationalbibliothek, 2012—2014.
  2. 1 2 3 4 Шкловский, 1976, с. 6—8
  3. 1 2 3 4 5 6 Шкловский, 1976, с. 9—10
  4. 1 2 3 Шкловский, 1976, с. 12—14
  5. 1 2 3 Шкловский, 1976, с. 16—18
  6. 1 2 Шкловский, 1976, с. 19—21
  7. 1 2 3 4 Шкловский, 1976, с. 31—33
  8. Шкловский, 1976, Текст под иллюстрацией на четвёртой вклейке.
  9. Шкловский, 1976, с. 26—29
  10. Шкловский, 1976, с. 35
  11. Шкловский, 1976, с. 40—42
  12. Шкловский, 1976, с. 54—56
  13. Шкловский, 1976, с. 68
  14. 1 2 Шкловский, 1976, с. 59—61
  15. Эйзенштейн Сергей Михайлович (рус.). Большая советская энциклопедия. Яндекс.Словари. Проверено 5 августа 2012. Архивировано из первоисточника 16 августа 2012.
  16. 1 2 Шкловский, 1976, с. 62—64
  17. 1 2 3 Садуль, 1982, с. 327—329
  18. 1 2 3 Садуль, 1982, с. 330—333
  19. Садуль, 1982, с. 334—336
  20. Шкловский, 1976, с. 78, 83
  21. Садуль, 1982, с. 337—338
  22. 1 2 Лебедев, Николай Глава 3. Становление Советского киноискусства (1921-1925) (рус.). Очерки истории кино СССР. Немое кино: 1918-1934 годы. Библиотекарь.Ру. Проверено 7 августа 2012. Архивировано из первоисточника 19 августа 2012.
  23. Ямпольский, Михаил. Сублимация как формообразование. (Заметки об одной неопубликованной статье Сергея Эйзенштейна) (рус.). Киноведческие записки (1999). Проверено 9 августа 2012. Архивировано из первоисточника 19 августа 2012.
  24. 1 2 3 Садуль, 1982, с. 347—349
  25. Садуль, 1982, с. 352
  26. Садуль, 1982, с. 383
  27. Садуль, 1982, с. 388
  28. Н.И. Клейман Эйзенштейн, «Бежин луг» (первый вариант), культурно-мифологические аспекты // Формула финала : сборник. — М.: Эйзенштейн-центр, 2004. — С. 126. — ISBN 5-901631-08-0.
  29. The Literary Encyclopedia «Sergei Eisenstein»
  30. Ronald Bergen «Sergei Eisenstein: A Life in Conflict»
  31. Текст группового обращения «Братья евреи всего мира!» в газете «Правда» от 25 августа 1941 г. за подписью С. М. Эйзенштейна
  32. Беседа Н. И. Нусиновой с А. Н. Кольцатым 22.II.1994, Лос-Анджелес
  33. Владимир Забродин «Эйзенштейн: кино, власть, женщины»: В семейной жизни, Сергей Эйзенштейн называл её Перл.
  34. Чаплин Ч. С. Моя биография / Пер. с англ. З. Гинзбург. — М.: Вагриус, 2000. — 520 с. ISBN 5-264-00127-8.
  35. 1 2 Жан-Клод Конеса. „Октябрь: кризис изображения“. Киноведческие записки. переводчик Евгения Илюхина (недоступная ссылка с 14-05-2013 (503 дня) — история) ссылка проверена 27 декабря 2008
  36. Сергей Эйзенштейн (фильм) net-film.ru

Литература[править | править вики-текст]

  • Садуль, Жорж. Всеобщая история кино: Европа после первой мировой войны = Historie Gėnėrale Du Cinėma / Под ред. С. И. Юткевича. — М.: Искусство, 1982. — Т. 4 (первый полутом). — 528 с. — 25 000 экз.
  • Шкловский В. Б. Эйзенштейн. — 2-е изд. — М.: Искусство, 1976. — 328 с. — (Жизнь в искусстве). — 50 000 экз.
  • Эйзенштейн в воспоминаниях современников. — М.: Искусство, 1974. — 424 с. — 30 000 экз.
  • Marcadé Jean-Claude. S. M. Eisenstein: dessins secrets. — Seuil, 1999. — 183 p. — ISBN 202033612X, 978-2020336123.

Ссылки[править | править вики-текст]