Эпидемия сибирской язвы в Свердловске

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Эпидемия сибирской язвы в Свердловске — вспышка заболеваний сибирской язвой, произошедшая в Свердловске (ныне Екатеринбург) в 1979 году.

Согласно официальной версии, эпидемия (как и большинство других случаев заражения сибирской язвой в мире[1]) была вызвана мясом заражённого скота.

Однако ряд исследователей, и непосредственные участники событий[2] уверены, что эпидемия была вызвана случайным выбросом в атмосферу облака спор сибирской язвы из военно-биологической лаборатории военного городка № 19, расположенного в Чкаловском районе города. Свердловск-19 входил в строго засекреченную систему Биопрепарат, занимавшуюся разработкой и производством биологического оружия, запрещенного международной конвенцией, к которой в 1972 г. присоединился и СССР. Другие считают её следствием диверсионно-террористического акта со стороны иностранных государств с целью провокации против указанной лаборатории и проверки эффективности отечественных средств защиты от иностранного бактериологического оружия.

Хронология события[править | править вики-текст]

4 апреля — первый смертельный случай заболевания. Поставлен диагноз «пневмония».

Начиная с 5 апреля 1979 г., в течение 2-3 недель в районе эпидемии наблюдалась высокая смертность от заболевания (по данным некоторых исследователей — по 5 человек ежесуточно). Они прошли через морги 24-й, 20-й, 40-й и других больниц. Снижение смертности приходится лишь на третью декаду апреля.

5 апреля «Голос Америки» сообщил о разработках биологического оружия в СССР и о выбросе штамма сибирской язвы (Bacillus anthracis) в Свердловске, вызвавшем многочисленные случаи смерти (в 2006 году этот факт поставлен под сомнение одним из источников, см. ниже).

10 апреля выполнено первое вскрытие трупа в городской больнице № 40, впервые поставлен диагноз «сибирская язва».

10 апреля диагноз «кожная форма сибирской язвы» получил официальный статус среди медицинских кругов города.

12 апреля в 40-й городской больнице был выделен корпус для организации спецотделения на 500 коек — таково максимальное число больных, которые ожидались в пик эпидемии.

13 апреля в газетах Свердловска появились публикации с предостережением жителей против заражения кожной формой сибирской язвы в связи с потреблением мяса заражённых животных.

21 апреля начались вакцинация гражданского населения и обеззараживание территории Чкаловского района Свердловска.

12 июня — смерть последнего зараженного в районе эпидемии.

По официальным данным за всё время эпидемии погибло 64 человека, исследователи и журналисты называют большее число — до 100 человек.

В мае 1980 года советский научный журнал сообщил об «отдельных случаях заболеваний» сибирской язвой в Свердловске в 1979 году

4 апреля 1992 года подписан закон РФ «Об улучшении пенсионного обеспечения семей граждан, умерших вследствие заболевания сибирской язвой в городе Свердловске в 1979 году».

Официальная версия[править | править вики-текст]

Согласно официальным данным, вспышка опасного заболевания была вызвана мясом заражённого скота.

Были опубликованы данные о 27 случаях заражения скота сибирской язвой в 26 населённых пунктах вдоль трассы Свердловск-Челябинск. Эти данные были переданы академику Бургасову, позже он их огласил во время своей поездки в США в 1988 году.

В Свердловске в прессе были опубликованы рекомендации жителям остерегаться заражения сибирской язвой от мяса больных животных. В газете «Уральский рабочий» было опубликовано следующее: «В Свердловске и области участились случаи заболевания скота. В колхоз был завезён низкокачественный корм для коров. Администрация города убедительно просит всех свердловчан воздержаться от приобретения мяса „в случайных местах“ — в том числе на рынках». Это же сообщение каждые два часа транслировали по телевидению. На стенах домов появились плакаты с изображением коровы и надписью «сибирская язва».

Неофициальные версии[править | править вики-текст]

Версия случайного выброса[править | править вики-текст]

В последнюю пятницу марта 1979, когда производство спор сибирской язвы было временно приостановлено, один из работников лаборатории снял загрязнённый фильтр, предотвращавший выброс спор в окружающее пространство. Он оставил об этом записку, однако не сделал полагающейся записи в журнале. Начальник следующей смены включил оборудование, и только через несколько часов было обнаружено, что фильтр не установлен. Канатжан Алибеков (одна из ключевых фигур в советском проекте по созданию биологического оружия) даже называет имя виновника — Николай Чернышев. Чернышев не понес никакого наказания за смерть десятков невинных людей и впоследствии работал на секретном заводе в Степногорске[3]. Однако, его вина, как и версия «случайного выброса» вообще — не доказана.

Облако выброса ветром было разнесено на юг и юго-восток от места выброса, частично прошло над территорией расположенного рядом военного городка № 32, прошло через район «Вторчермет» и посёлок керамического завода. Сам 19-й городок под облако выброса не попал.

Днем 2 апреля офицеры городка № 32 переведены на казарменное положение[4]. 3 или 4 апреля в Свердловск прибыл начальник 15-го главного управления Генерального штаба ВС СССР генерал-полковник Е. И. Смирнов.

3-4 апреля все работники военного городка N 19 прошли поголовную диспансеризацию и вакцинацию.

Днем 4 апреля в Свердловск прилетели два специалиста из Москвы — замминистра здравоохранения, главный государственный санитарный врач СССР генерал П. Н. Бургасов, а также главный инфекционист Минздрава СССР В. Н. Никифоров. Они были командированы министром здравоохранения Б. В. Петровским для борьбы с эпидемией, о которой еще не знали лечащие врачи города. П. Н. Бургасов пробыл до 14 мая, В. Н. Никифоров — до конца эпидемии.

Днем и вечером 4 апреля 1979 г. появились первые больные и умершие гражданские лица, прежде всего среди рабочих керамического завода. Они закончили свою жизнь в 20-й больнице с диагнозом «пневмония».

По данным журнала «Урал», бывший начальник особого отдела Уральского военного округа Андрей Миронюк рассказал журналисту: «В начале апреля мне стали докладывать, что умерли несколько солдат и офицеров запаса, проходивших сборы в 32-м военном городке. Недели две мы отрабатывали различные версии: скот, питание, сырье для заводов и так далее. Я попросил у начальника 19-го городка, который находится по соседству с 32-м и где имелась военная лаборатория, карту направления ветров, дувших в те дни со стороны этого объекта. Мне ее дали. Я решил перепроверить данные и запросил аналогичные сведения в аэропорту „Кольцово“. Обнаружились существенные расхождения. Тогда мы создали оперативные группы и пошли следующим путем: подробно опросили родственников умерших и буквально по часам и минутам, с конкретной привязкой к местности отметили на карте те места, в которых находились погибшие. Так вот, в определенное время, где-то в 7—8 часов утра, все они оказались в зоне ветров с 19-го городка. Точки местонахождения пациентов протянулись вытянутым овалом с длинной осью примерно в 4 километра — от военного городка до южной окраины Чкаловского района, где плотность населения в 1979 году была 10 тысяч человек на один квадратный километр.

Потом люди из КГБ подключили свою технику к служебным кабинетам лаборатории, и мы узнали правду. Первая вспышка язвы произошла в результате халатности обслуживающего персонала: один из сотрудников лаборатории пришел рано утром и, приступив к работе, не включил защитные механизмы. В результате резко повысилось давление на „рубашку“ вентиляционной системы, фильтр лопнул и выпустил на волю смертоносные споры сибирской язвы. Они разлетелись веером по территории, на которой впоследствии начали гибнуть невинные люди. Жертвами стали те, кто рано утром спешил в городок на сборы, на работу, учебу, кто был на балконе, на улице и так далее.

Дело ученых решать: было ли то бактериологическое оружие или что-то еще. Мы же знали точно, что источник заразы — военная лаборатория, и ее руководство пыталось скрыть этот факт. Лишь после того, как их приперли к стенке, специалисты сознались. Тогда-то и была разработана целая программа по дезинформации общественного мнения в стране и мире. Под контроль взяли почту, связь, прессу. Работали и с иностранной разведкой…»[5].

В октябрьском номере журнала «Родина» за 1989 год, затем в августе-ноябре 1990 г. в советской печати появились первые предположения, что источником эпидемии мог стать выброс спор из лаборатории в военном городке Свердловск-19. Этой версии придерживаются журналисты ряда изданий, в том числе BBC[6].

Б. Н. Ельцин (в 1979 г. — первый секретарь Свердловского обкома партии) в своих мемуарах вскользь упоминает вспышку сибирской язвы, объясняя ее «утечкой с секретного военного завода»[7]. 4 апреля 1992 г., в 13-ю годовщину трагедии, Б. Н. Ельцин подписал Закон РФ «Об улучшении пенсионного обеспечения семей граждан, умерших вследствие заболевания сибирской язвой в городе Свердловске в 1979 году», приравняв Свердловскую аварию к Чернобыльской и фактически признав ответственность военных бактериологов за гибель невинных людей. Интересно, что и в 1990-е гг. высокопоставленные военные медики активно отстаивали версию «зараженного мяса» или «диверсии», в то время как Президент Российской Федерации уже открыто признал факт утечки:

Когда случилась вспышка сибирской язвы, в официальном заключении говорилось, что это какая-то собака привезла. Хотя позже КГБ все-таки признал, что причиной были наши военные разработки. Андропов позвонил Устинову и приказал ликвидировать эти производства полностью. Я считал, что так и сделали. Оказывается, лаборатории просто перебазировали в другую область, и разработка этого оружия продолжалась. И я сказал об этом и Бушу, и Мейджору, и Миттерану: эта программа ведется… Я сам подписал указ по созданию специального комитета и запрещении программы. Только после этого туда вылетели эксперты и прекратили разработки

— интервью Б. Н. Ельцина газете Комсомольская правда от 27 мая 1992 г.

Придерживается этой версии и автор книги «Советское биологическое оружие: история, экология, политика», президент Союза «За химическую безопасность» доктор химических наук Лев Фёдоров: «Военные биологи тогда „потеряли“ сибирскую язву, и облако „ушло“ на город — погибли много людей: по официальным данным, 64 человека, по моим — порядка 500! Ветер тогда дул в конкретном направлении: на пути были зоны для заключенных, новый керамический завод с хорошей воздухозаборной системой, попались и те, кто утром шел на работу»[8].

Помимо этих свидетельств, в пользу версии выброса говорят следующие факты:

  • У большинства умерших была выявлена редчайшая (и наиболее опасная) форма сибирской язвы — легочная. Следовательно, воротами инфекции были дыхательные пути. Боевые штаммы сибирской язвы применяются как раз в виде аэрозолей. Таким образом, версия зараженного мяса (вызывающего гораздо менее опасные кожную или кишечную форму) является абсурдной.
  • Внезапный перевод личного состава городка № 32 на казарменное положение и поголовная вакцинация в Свердловске-19, а также спешный приезд 4 апреля (фактически до начала эпидемии) П. Н. Бургасова, ранее работавшего в Свердловске-19, являются серьезной косвенной уликой против военных.
  • Все свердловские врачи, ликвидировавшие вспышку, отмечали очень высокую активность КГБ в деле сокрытия каких-либо подробностей о вспышке: ликвидировались документы, в свидетельствах о смерти сибирская язва не упоминалась и т.п. В случае биодиверсии иностранного государства обнародовать подобные факты (в пропагандистских целях) было бы только выгодно.
  • Математическая модель, построенная проф. Мэтью Мезельсоном (Matthew Meselson) в статье «Вспышка сибирской язвы в Свердловске в 1979 г.» (Science от 18 ноября 1994 г.)[9] дала однозначный результат: все погибшие жили или работали в очень узком секторе, направленном к юго-юго-востоку от 19 военного городка. Направление ветра на ЮЮВ фиксировалось 2 апреля (но не 3-4 апреля), что позволяет говорить об утечке либо утром 2 апреля, либо в ночь на 2 апреля. Здесь наблюдается удивительное временное совпадение с переводом 32-го городка (расположенного к югу от Свердловска-19) на казарменное положение. Нужно отметить, что упомянутая статья является единственным серьезным научным анализом причин трагедии.

Версия диверсионно-террористического акта[править | править вики-текст]

М. В. Супотницким[10] на основании анализа эпидемиологии вспышки заболевания делается вывод о диверсионно-террористическом характере инцидента с целью компрометации Свердловска-19. При этом приводятся следующие соображения:

  • Эпидемиология вспышки не характерна для одномоментного выброса возбудителя из точечного источника. Со ссылкой на схемы очагов инфицирования людей, составленные профессором Гарвардского университета М. Мезельсоном и соавторами (1994)[11], М. В. Супотницким делается вывод о том, что отчётливо прослеживается гнёздный характер инфицирования сибирской язвой, то есть наличие не одного очага, а нескольких дискретных очагов. Очаги расположены вдоль искусственной ровной линии, имитирующей направление ветра на юг. Кроме того, одномоментный выброс спор из точечного источника предполагал бы появление больных, прежде всего, вблизи источника аэрозоля, то есть в месте наибольшей концентрации спор. В действительности же клиническая картина оказалась противоположной, чем дальше от предполагаемого «места выброса» (19-го городка), тем больше выявлено заражённых. (Реальная картина, которую можно увидеть на 18-й минуте 2-й серии фильма «Сепсис 002»: число погибших по мере удаления от эпицентра — 6, 5, 6, 8, 2, 2, 18, 4, 4, 5. 18 человек — это работники керамического завода с хорошей втяжной вентиляцией.) При этом ветер в указанный период вдоль линии распространения инфекции не дул. (Здесь наблюдаются значительные противоречия в фактических данных о местах инфицирования между информацией из статьи Мезельсона и др., с одной стороны, и мнением А. Миронюка, приведённым в предыдущем разделе, с другой; несмотря на то, что та и другая стороны делают окончательный вывод в пользу версии случайного выброса).
  • Также не соответствует версии кратковременного выброса возбудителя и большая продолжительность эпидемии — 69 дней, что намного превышает инкубационный период заболевания (по другой версии, осевшие споры сибирской язвы после санобработки и/или первомайского субботника вновь поднялись в воздух и спровоцировали вторую волну эпидемии).
  • По данным американских специалистов, штаммы возбудителя VNTR4 и VNTR6, вызвавшие заболевание в Свердловске, имеют западное происхождение (США и ЮАР, соответственно)[12]. Тем не менее, нельзя исключать, что с этими штаммами работали сами сотрудники Свердловска-19.
  • Сходные по картине случаи инфицирования сибирской язвой и лихорадкой Денге были отмечены, соответственно, в 1979 г. в зоне расположения просоветских партизан в Зимбабве и в 1981 г. на Кубе, а в дальнейшем — при террористическом акте в США в 2001 г.
  • По данным правозащитника Льва Фёдорова[13], радиостанция «Голос Америки» рассказала о вспышке сибирской язвы в Свердловске 5 апреля 1979 года — буквально на следующий день после появления первых заболевших и ещё до того, как в СССР был поставлен диагноз. При этом вскрытие трупа первого погибшего произошло лишь 10 апреля, и только тогда патологоанатомы в СССР предположили заражение сибирской язвой[14]. Однако Лев Фёдоров в своей более поздней книге «Советское биологическое оружие: история, экология, политика» утверждает, что в рамках «операции прикрытия» корреспонденту одной газеты было указано сообщить, что 5 апреля 1979 года «Голос Америки» будто бы сообщил о разработках биологического оружия в СССР и о выбросе штамма сибирской язвы в Свердловске. Но, по новым утверждениям Фёдорова, радиостанция «Голос Америки» проверила по его просьбе свои архивы и отрицала факт сообщения о сибирской язве от 5 апреля 1979 года.[15]
  • Аргументы Свердловска стали решающими при возобновлении научной программы по совершенствованию биологического оружия в США. Ассигнования на эти цели за первые 5 лет после 1979 года увеличились в 5 раз[16].
  • Согласно утверждению академика П. Н. Бургасова: «когда в секретной лаборатории исследовали трупы, то выявили четыре штамма сибирской язвы. Два из которых встречаются только в Канаде, другие два — только в ЮАР», из чего он делает вывод, что «в Свердловск эти возбудители кто-то завез и распылял их там в течение полутора месяцев». Бургасов также опроверг своё тогдашнее заявление «что дело в зараженной говядине (это не так — ведь при термообработке возбудитель уничтожается)», объясняя это тем, что подтвердил тогда эту версию для того, чтобы отвести подозрения от военных. «Есть ученый такой — Михаил Супотницкий взял все свердловские материалы и проанализировал их заново. И доказал, что не единожды, а много раз производилось распыление этой рецептуры на автобусных остановках. Делали это по утрам, когда взрослое население шло на работу. И с Супотницким я согласен полностью — диверсия была самая настоящая»[17].

Литература[править | править вики-текст]

  • Фёдоров, Л. Советское биологическое оружие: история, экология, политика. — М.: МСоЭС, 2006. — 200 экз. — ISBN 5-88587-247-7

Видео[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Этиология и эпидемиология сибирской язвы
  2. Сидоров В. «Сибирская язва»: забытая трагедия. — «Зеркало недели. Украина» 2012, № 39 http://zn.ua/SOCIETY/sibirskaya_yazva_zabytaya_tragediya-111505.html
  3. http://readr.ru/kanatghan-ken-alibekov-alibek-i-dr-ostoroghno-biologicheskoe-orughie.html?page=1# К. Алибеков. Осторожно! Биологическое оружие!. М., 2003
  4. Согласно сообщению генерал-майора В. П. Сидорова, тогдашнего командира 34-й мотострелковой дивизии, дислоцированной в военном городке № 32, перевод офицеров на казарменное положение якобы был запланирован в связи с начавшимися 2 апреля месячными сборами солдат и офицеров запаса, призванных из Свердловска и области: Виктор Сидоров. «Сибирская язва»: забытая трагедия. — «Зеркало недели. Украина» № 39 (02.11.2012).
  5. Сергей Парфенов. Смерть из пробирки. Что случилось в Свердловске в апреле 1979 года?
  6. Сибирская язва. Свидетельства очевидца
  7. Ельцин Б. Н. Исповедь на заданную тему. М., 1990.
  8. ОПАСНО ДЛЯ ЖИЗНИ. Проверено 18 апреля 2013. Архивировано из первоисточника 20 апреля 2013.
  9. Meselson M., Gillemin J., Hugh-Jones M. et al. The Sverdlovsk anthrax outbreak of 1979 // Science. 1994. Vol. 209, № 12. P. 1202—1208.
  10. Супотницкий М. В. Микроорганизмы, токсины и эпидемии. М.: Вузовская книга, 2000.
  11. Meselson M., Gillemin J., Hugh-Jones M. et al. The Sverdlovsk anthrax outbreak of 1979 // Science. 1994. Vol. 209, № 12. P. 1202—1208.
  12. Jackson P.J., Walters E.A., Kalif A.S. et al. Characterization of variable-number tandem repeats in vrrA from different Bacillus anthracis isolates // Appl. Environ. Microbiol. 1997. Vol 63, № 4. P. 1400—1405.
  13. Бюллетень «Проблемы химической безопасности», сообщение UCS-INFO.395, от 05.04.99.
  14. Михаил Васильевич Супотницкий. Вновь к вопросу о диверсионном происхождении "Свердловской язвы" (рус.). «НГ-Наука» (2009). Проверено 24 сентября 2009. Архивировано из первоисточника 2 марта 2012.
  15. Лев Фёдоров. Эпидемия Свердловск-1979.Глава из книги «Советское биологическое оружие: история, экология, политика». М.: МСоЭС, 2006.
  16. Берстейн Б. Рождение программы разработки бактериологического оружия в США // В мире науки. 1987. № 8. С. 54-65.
  17. ИСТОРИК СМЕРТИ