Эриду

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Древний город
Эриду, Эреду
(Eridu)
Страна
Ирак
Основан
Основатель
Первое упоминание
Другие названия
Эридуг, Урудуг
Разрушен
Причины разрушения
Упадок
Название городища
Состав населения
Шумеры
Население
5000 чел. в 4500 г. до н. э.
Координаты
Эриду (Ирак)
Red pog.png

Эриду (также Эреду, Эридуг, Урудуг, др.-греч. Ράτα у Птолемея) — один из древнейших городов Шумера (ныне городище[1] Тель-Абу-Шахрейн на юге Ирака), расположенный в 19,3 км на юго-западе от Ура (южнее современного Багдада), примерно в 22 км к югу от города Насирия (мухафаза Ди-Кар). Шумерские легенды говорят, что перед Великим потопом «После того, как царствие было ниспослано с небес, Эриду стал (местом) престола[2]». Так начинается Ниппурский царский список. Эриду был построен первым из пяти самых важных городов этих земель того времени. Согласно литературным записям, другими главными городами самого раннего Шумера были Бад-тибира, Ларак, Сиппар и Шуруппак. Согласно Ниппурскому царскому списку, в Эриду правили 2 мифических[3] царя общей продолжительностью 18 шаров[4] (64 800 лет), после чего город был оставлен и его престол перенесен в Бад-тибиру[5]. Эриду возник как центр раннеземледельческой культуры на юге Месопотамии (так называемая культура Эреду конца VI — первой половины V тыс. до н. э.). Заселён в середине VI тыс. до н. э.; в дальнейшем — важный центр убейдского времени, затем один из главных центров шумерской культуры (IV тысячелетие до н. э.), но уже в начале III тыс. до н. э. играл периферийную роль[6]. Упоминается в письменных источниках середины III — середины I тыс. до н. э. Эриду — самый южный из конгломерации городов Шумера, выросших рядом с храмами. Скорее всего, он был основан прямо на побережье Персидского залива, рядом с устьем Евфрата, однако из-за накопления илистых наносов[7] на береговой линии в течение тысячелетий остатки города сейчас находятся на некотором расстоянии от берега.

История[править | править вики-текст]

Эриду — это, возможно, самое древнее городское поселение Шумера, выросшее в 4—5 тыс. до н. э. Археолог Кейт Филден пишет, что древнейшее деревенское поселение, появившееся около 5000 года до н. э., выросло в значительный город, в котором дома были построены из кирпича и тростника, к 2900 году до н. э. В то время город занимал площадь 8—10 га.

Городище Тель-Абу-Шахрейн

В XXI веке до н. э., с возвышением Ура (2100 год до н. э.) и изменением своего географического положения (находясь первоначально на берегу лагуны[8] Персидского залива, в дальнейшем он все больше оттеснялся от моря наносными отложениями[9]), Эриду пришёл в упадок, и примерно к 2050 году до н. э. потерял своё политическое значение. В глазах шумеров город, однако, всегда почитался как центр культа Энки (у аккадцев — Эа), бога мудрости и владыки вод. Над 18 древними храмами в Амар-Суэн был обнаружен в более поздних слоях недостроенный зиккурат (2047—2039 гг. до н. э.), который должен был быть построен на территории Эриду; этот проект так и не был до конца воплощен в жизнь древними строителями в связи с экономическим упадком[10] города. Продолжительная заселённость города и практикование в нём религиозных культов свидетельствуют о местном происхождении шумерской цивилизации.

Древнее Междуречье

В политической истории Эриду не играл значительной роли. Однако неоспоримо его духовное влияние на народы Месопотамии в течение нескольких тысяч лет. Одно из ранних письменных упоминаний города относится ко времени правления Ур-Нанше, основателя династии Лагаша, правившего около середины III тыс. до н. э. (XXVI век до н. э.). Через три века правитель той же династии, Гудеа, установил в Эриду статую бога Нингирсу, жрецом которого являлся сам.

Большой заботой окружили город и правители III династии Ура, объединившей Шумер в конце XXII — начале XX века до н. э. Владыка Ур-Намму (кирпичи с его печатью были найдены в Эриду), её основатель, чья богатейшая усыпальница была в свое время найдена Л. Вулли, провёл грандиозный канал от Евфрата к полям Эриду. Эриду, священный город бога Энки, интересовал его не только как один из главных религиозных центров страны, но и как важный морской порт. Канал от Ура до Эриду, вырытый по приказу царя, служил не только для орошения возделываемых земель — это был кратчайший и наиболее удобный путь, связывающий столицу с Персидским заливом. Он начал строить и зиккурат на священном участке, однако завершить строительство пришлось лишь его внуку, Амар-Сину (XXI век до н. э.).

В числе городов, над которыми господствовал Лугальзагеси, был и Эриду. Он именовал себя «лугалем[11] Урука и лугалем Страны» — таков титул в его стандартной надписи, дошедшей до нас в нескольких экземплярах.

Правители Исина Ишме-Даган (1953—1935 гг. до н. э.) и Липит-Иштар (после 1935 г. до н. э.) также проводили важные строительные работы в Эриду, воздавая должное культу Энки. Далее город перешёл в вассальную зависимость от Ларсы. Нур-Адад во время своего правления (1866—1850 гг. до н. э.) пытался восстановить храм в заброшенном вследствие заиливания каналов городе Эриду у Персидского залива.

Набу-Кудурри-Уцур Ι (722—705 гг. до н. э.) — царь Исина, расположенного на западе Вавилонии, называл себя «Правителем города Эриду». Эриду упоминается в записях царей Саргона II (722—705 гг. до н. э.) и его сына Синаххериба. Известно так же, что этот город участвовал в последней борьбе Вавилонии против захватчиков. Дальнейшие сведения о нём пока неопределенны, постепенно его наследие обретает мифическую окраску как воспоминание о былом «золотом веке[12]».

Во времена правления Ашурбанипала (669—627 гг. до н. э.) Эриду совместно с южными городами Шумера входит формально в царство Шамаш-шум-укина, на самом деле Ашурбанипал держал там свои воинские силы и, по-видимому, полностью распоряжался в них. В первое время отношения между Ассирией и Вавилонией носили мирный характер. Ашурбанипал, вероятно, помог Шамаш-шум-укину в формировании войска.

Архитектура[править | править вики-текст]

Для строительства храма в городе отводился специальный участок. Этот участок считался проекцией дома Энки (в шумерском языке дом и храм обозначались одним знаком é), и носил он то же название, что и «истинный дом бога» в Океане — Абзу.

Первые поселения на месте нынешнего Тель-Абу-Шахрейна, возможно, возникли уже в VI тыс. до н. э. Период Убайида (приблизительно 4800—3500 гг. до н. э.) будет интересовать нас особо. К нему относятся главные храмовые постройки. Это время стало временем зарождения и формирования великой шумерской цивилизации. Широкое распространение не только в Междуречье, но и за его пределами также свидетельствует о степени важности этой культуры для Древнего Востока. Уже в конце V тыс. до н. э. убайидская культура простирается от восточного побережья современной Саудовской Аравии, далее через всю Сирию, до средиземноморского побережья, севернее гор Тавра, на северо-востоке ареал её распространения доходил до Азербайджана (р-н озера Урмия), через Хузистан формировались её восточные торговые пути.

О высоком развитии культуры Убайид свидетельствует керамика прекрасного качества, до этого не встречавшаяся в южном Ираке, и хороший уровень строительного мастерства, на что указывают открытые здесь архитектурные фрагменты. В постройках широко использовался добротно отформованный кирпич, жители разрастающихся поселений обладали важными знаниями строительной техники. Стиль и приемы этих построек легли в основу всего последующего архитектурного развития на территории Месопотамии.

История храмового комплекса на священном участке в Эриду и развитие 18-ти открытых строительных горизонтов со времени возникновения здесь первого небольшого святилища на песчаном холме в нач. V тыс. до н. э., насчитывает два с половиной тысячелетия. Последней по времени постройкой был зиккурат, возведенный в конце III тыс. до н. э.

Будучи сакральным пространством, территория города притягивала к себе новых жителей. Демографические данные тоже свидетельствуют о его превалирующем влиянии. Если численность населения Эриду около 4500 г. до н. э. составляла примерно 5 тыс. человек, то соседний Убайид был гораздо меньше. Там проживало всего около 700 человек. Мэллован описывает Эриду периода Убайида как «необыкновенно крупный город», занимающий важнейшее место в системе древнемесопотамских городов-государств.

В центре поселения в Эриду возвышался храм или в дальнейшем комплекс священных построек. По мере сложения развитой урбанистической системы, жилая застройка планировалась уже в соответствии со структурой социальной иерархии. Ближе к храму располагались дома правящей элиты, затем шли жилища ремесленников, на окраине города селились земледельцы. Подобная система поселения пережила многие века, а её основа сохранилась до наших дней.

Увеличение числа городских жителей ускоряло развитие общественной системы и способствовало усложнению духовной культуры. Как религиозный центр Эриду, по мнению ученых, был тесно связан с формированием письменности и системы культов. Не исключено, что именно здесь происходило окончательное оформление языка шумеров на основе изустных мифологических повествований. Не случайно Бог Энки — небесный правитель этого города-государства, стал в более поздней шумерской традиции дарителем знаний человечеству. Однако задолго до начала письменности человек проникал в суть строения божественной вселенной, отражая её языком своей культуры. Основной из важнейших идей, проходившей через века, наряду со знанием о Творении, была идея оси мира, протянутой с Неба и соединяющей небесную твердь с земной. Точка, в которую упирается эта ось — «столб с неба до земли» становилась местом поклонения Богу, местом воздвижения его жилища — храма.

Естественно, что Мировой столб, как и Мировое древо (в Эриду росло чёрное дерево Кишкану, омываемое Океаном, а одно из известных названий города — NUN `ki — «Город Дерева»), являлось именно тем местом, откуда должна была начать развиваться жизнь. Там находились её истоки, туда человек стремился вернуться, в надежде на достижение истинного знания или покоя. На этом священном месте он обретал возможность непосредственного сообщения с Богами и получения от них необходимых наставлений.

Реконструкця лодки у причала в Эриду на которых плавали в Урук.

Энки — мудрый отец всех стран, основавший города, определяет местоположение своего дома на земле Эриду так:

«Владыка дом основал, святилище светлое, чье сердце сотворено искусно!». Далее прямо об освященном участке, предназначенном для постройки храма: «Сердце святилища — нить скрученная, никто её не размотает! Положение [святилища] — звезда Площадь (на Небе) стоящая!»[9].

Ныне хорошо известно, что любой шумерский храм располагался углами (или реже сторонами) строго в соответствии с розой ветров. Прямоугольник святилища, ориентированный по сторонам света, становился образом священной земли, отделенной границей стен от прочего пространства. Его символическое значение усиливали продуманные архитектурные детали. Так, земля людей возвышалась в храме до неба. Сама же постройка храма в культуре Древнего Мира уподоблялась акту творения и в сознании людей соотносилась с победой мирового порядка над хаосом. Возводимые стены постройки становились ознаменованием этой победы.

Раскопки[править | править вики-текст]

Развалины храмовых сооружений в Эриду обследованы в 1855 году Тейлором[en]. Обширная пятиугольная платформа, окруженная кирпичной стеной и снабженная лестницей, имеет посредине развалины башни с этажами.

Раскопки середины XX века (с 1946 по 1949 г.), проводившиеся на берегу Персидского залива, открыли человечеству этот мифический город. Археологов Фуада Сафара и Сетона Ллойда привлекла легенда о том, что Эриду существовал ещё до потопа. Самый ранний из открытых храмов был построен на рубеже V тыс. до н. э.

В результате раскопок (1918—1920 г., 1946—1949 г., Иракским департаментом античности) с участием Р. Кемпбелла Томпсона (после Первой мировой войны), Фуада Сафара и Сетона Ллойда были открыты священная ступенчатая башня — зиккурат, открыты сырцовые дома и общественные здания, а также руины фундаментов многократно возводившихся храмов возведенные на месте ранних святилищ на платформах в форме прямоугольных помещений (они были построены из сырцового кирпича) — их рассматривают в качестве прототипов зиккуратов, в том числе — храм (размером с комнату) первых поселенцев и храм Эа с остатками жертвоприношений — костями рыб. Храмы состояли из удлиненного зала с алтарем и боковых приделов (стандартный план шумерийского храма с 5-го тыс. до н. э.). Обнаружены также остатки царского дворца. В некрополе(кладбище) Эриду (убейдского времени) насчитывается около 1000 могил (кист) из сырца с заупокойным инвентарем, пищей, посудой, любимыми животными умерших. Найдены также культовые предметы, керамика, орудия и др. Древние памятники Эриду в науке нередко называют «прелюдией шумерской цивилизации».

Храмы на месте поклонения святыне воссоздавались и перестраивались в течение столетий в соответствии с принятыми строительными и стилистическими приемами своего времени. Было открыто 18 строительных горизонтов и 12 восстанавливавшихся на одном месте храмов[5]. На обветшавшем фундаменте неизменно возводили новую постройку. Обновлявшийся храм, таким образом, становился знаком преемственности в религиозной системе и подчеркивал значение почитания и возрождения главной святыни.

Храм 16 уровня возвышался на небольшой платформе, образованной остатками двух предыдущих, разрушенных к этому времени. В дальнейшем, при каждой последующей постройке храма, остатки уже разрушившихся будут включаться в неё. Высота платформы храма будет все больше подниматься над уровнем земли, что было удобно в местности с влажным климатом и частой опасностью наводнений. Её наличие станет обязательным составляющим. Нельзя назвать единственной причиной существования платформы потребность укрепить и замостить руины предыдущей постройки. Для её создания прилагались дополнительные усилия и материалы не только из соображений практической выгоды. Существование образа Горы Мира, где происходят все чудесные соприкосновения человека с божественным — один из наиболее древних и стойких архетипических образов[10].

По сути, храм 16 уровня был реконструкцией храма 17 уровня. Гладкие снаружи стены из необожженного кирпича, два выступа, находившиеся по одной линии с расположенным по центру между ними жертвенником, а также небольшие выступы, отмечающие вход изнутри — вот его основные составляющие. Однако, даже при рассмотрении такой простой конструкции мы наталкиваемся на интереснейшую деталь. Алтарь расположен не просто у стены, как в более поздних постройках, для него отводится специальное углубление, ниша. С внешней стороны она отмечается прямоугольным выступом с запада. В этом храме единственный раз за все время развития данного священного участка появляется подобие выступающих снаружи позднейших апсид. Здесь, таким образом, намечается важная особенность всех последующих шумерских храмов — членение внутреннего пространства на две зоны — алтаря и жертвенника.

Следующий храм 15 уровня (~4800 г. до н. э.) примерно в два раза больше предыдущего. В плане он обозначен четким прямоугольником. Размеры зального пространства — 7,3×8,4 м. Внешне храм ещё поражает строгостью ничем не декорированных массивных сырцовых стен. Но внутреннее пространство явно усложняется. Здесь присутствуют не только выступы, акцентирующие основные координаты — вход или «стол предложений», но и усложненная «композиция» чередующихся выступов, разных по размеру и назначению. Большее их число сосредоточено именно в алтарной части храма, вокруг самого алтаря их ритм ускоряется. Несколько из них впервые образуют отделенное от основного пространства, но открытое ему помещение. Количество небольших помещений вокруг главного зала будет постепенно увеличиваться, приспосабливаясь к ритуалу, и этот прием в планировочном решении прочно войдет в шумерскую архитектурную традицию. В храме же 15 уровня он появляется впервые. Единственный проход во внутреннее помещение располагается по юго-западной стене храма. Как и здесь, во всех позднейших шумерских храмах вход находился не на короткой стене, против алтаря, что для нас было бы более обоснованным, а на длинной, под углом к нему. Возможно, эта конструктивная особенность шумерских храмов была связана с астрологическими расчетами, наблюдениями за ходом светил по ночному небосводу.

Известно, что в районе Междуречья многие планеты всегда можно было наблюдать невооруженным глазом, что недоступно в других частях света. Получаемые в ходе наблюдений сведения о движении светил могли «записываться» и языком архитектуры. Так, значимые архитектурные детали фиксировали важную информацию. Значимым событием древнего культа, был и сам обряд закладки храма. Он происходил в день праздника Ана (Бога Неба), в первый день нового года. Церемония начиналась на рассвете, перед восходом солнца. Для храма определялось положение звезды, оказывающей наиболее сильное влияние в данной местности. На неё ориентировалось будущее здание, и именно она становилась звездой главного храмового Бога. Образы Богов, символическое их отражение, точные астрологические расчеты сплетались воедино, а вся религиозная система шумеров носила характер астролатрии.

Следующая линия развития начинается с храма 11 уровня. Отсюда (до 6 слоя) происходит отсчет подлинно убейдской архитектуры, датируемой второй половиной V — первой половиной IV тыс. до н. э. Череда этих храмов характеризуется прежде всего радикальным усложнением плана. Архитектурные постройки более поздних периодов — Урук, Джемдет-Наср, времени царствовавших династий демонстрируют очевидную устойчивость традиции, выработанной в раннеубейдской Месопотамии.

На примере названных храмов мы видим, как к основному культовому помещению возникает необходимость добавить меньшие, связанные с ним, где осуществлялись дополнительные ритуальные действа и могли храниться культовые предметы. В этих частях храмов, возможно, разворачивались те моменты культа, которые были слишком эзотеричны для непосвященных. На фасаде здания они соотносились с выступающими объёмами.

Чередование выступов и образуемых ими ниш в итоге создали ясную, очень выразительную и сложную структуру, вошедшую в традицию древней архитектуры. В дополнение к выступам и нишам стена была отмечена ещё и контрфорсами. Этот важнейший элемент, как и прочие, нес в себе функциональную, и смысловую нагрузку. Мерная ритмика деления стен контрфорсами становилась самостоятельной темой в торжественном «гимне» Божеству. В это вовлечены и строгие лестничные марши, предполагающие размеренное движение вверх, к святилищу, и продвигающаяся к вершине «небесной горы» в сопровождении звуков лир процессия жрецов.

Три следующие друг за другом уровни храмов в Эриду — 8 (~3900 г. до н. э.), 7 (~3800 г. до н. э.) и 6 (~3500 г. до н. э.) — представляют тип построек конца убайидского периода[11]. Так же, как и их ранние предшественники, эти храмы вытянуты с юго-запада на северо-восток. Пространство центрального зала тоже окружено меньшими по размеру помещениями. Каждое из них должно было соответствовать определенным культовым назначениям. Большой зал был разделен на алтарную часть и часть с жертвенником, отведенную для приношений. Сам алтарь и стол приношений располагались в торцовых частях храма друг против друга. Главный вход в храм, расположенный по длинной стороне, подчеркивал деление интерьера на ритуальные зоны. Таким образом, мы наблюдаем, как со временем выделялись наиболее значимые элементы в решении как наружного объёма, так и самого интерьера храма. Постепенно, последовательно и логично формировался язык шумерской архитектуры.

Отметим важные особенности, характерные для храмовых построек убейдского периода.

-Ориентировка храмов углами по сторонам света; -Строительство храмов на основе более ранних, образующих основу платформы, укрепленной дополнительно облицовкой; -Возникновение открытой площадки перед зданием храма и лестничных маршей, подводящих к ней; -Возведение стен из кирпича-сырца с применением штукатурки и побелки, использование битума как гидроизолирующего материала в цоколе храма. Появление первых водостоков; -Деление поверхности наружных стен выступами, что создавало эффект укрепления и одновременно сложной и выразительной ритмики, выявляющей архитектурную форму; -Выступы на каждом из четырёх фасадов выполнялись различной ширины и объёма, в строгом соответствии развитой системе дополнительных помещений храма, идущих по периметру внутреннего пространства; -Наличие центрального зала, к которому примыкают меньшие по размеру культовые помещения различного ритуального значения; -Главное зальное пространство имело форму удлиненного прямоугольника. Его торцовые части отмечены алтарем и жертвенником. Сжигаемые в торцовой части здания воскурения плавно заполняли все пространство большого зала, доходя до священного алтаря, где могла располагаться статуя божества; -Местоположение центрального входа на длинной стене. Прерывание движения внутрь основного пространства зала небольшой комнатой — преддверием, призванной служить точкой переориентации сознания человека. Таким образом, отделение пространства, функционально схожего с притвором позднейших древнегреческих и христианских храмов; -Возвышение храма над жилой застройкой за счет платформы, благодаря чему он становился структурной основой городской планировки.

Следующим из наиболее сохранившихся храмов в Эриду, является храм 1 уровня, относящийся к концу урукского периода (~3200 гг. до н. э.). Этот храм существовал очень долго. Спустя тысячу лет после постройки храма на кирпичах, использованных при его обновлении, была обнаружена печать правителя Ларсы. Храм возвели на высокой платформе, укрепленной контрфорсами. С неё выходили сдвоенные желоба для водоотвода, впервые зафиксированные ещё в храме 11 уровня. Платформа завершалась здесь постепенно сужающейся кверху террасой, на которой располагалось святилище. С северо-восточной стороны массив платформы и террасы резко прерывался, соприкасаясь с фасадом некой постройки (возможно зиккурата), существовавшей при его возведении. Впоследствии на этом месте действительно был построен зиккурат III династии Ура (2112—1997 гг. до н. э.). Тяжелые массивные выступы взяли в кольцо стены храма. Непроницаемый ряд «полуколонн» завершался широким декоративным фризом. Эта часть постройки являлась основной ступенью к возвышающемуся на ней святилищу, возведенному из хорошо формованных кирпичей. Стены его были белыми. Ритмика легких пилястр, охватывающих объём святилища, контрастировала с грузными и торжественными опорами предшествующего уровня.

Среди архитектурных обломков в храме были обнаружены мозаичные конусы. До протописьменного периода подобные декоративные элементы не использовались. Из остатков можно выделить два типа конусов различных по длине и диаметру, от 15—6,5 см до 6,6—5,2 см. Первый был выполнен из серого камня с закругленным, хорошо обработанным навершием, второй — из белого гипса с медным покрытием на конце. Мозаичная инкрустация начинает широко использоваться в месопотамской архитектуре.

Финальной точкой в развитии построек священного участка в Эриду стал зиккурат. Он назывался E-U или E-U-NIR, а само слово «ziggurratu» аккадское по происхождению. Его этимология непосредственно связана с понятием горы, и закрепилось оно в языке ко времени распространения 3-х ярусных башнеобразных храмов, к сер. III тыс. до н. э.

Ко времени правления III династии Ура между Тигром и Евфратом поднялся к небу не один монументальный зиккурат.

Эридуский же стоит в одном ряду с прочими месопотамскими высокими храмами. По мнению археологов, проводивших раскопки, зиккурат Эриду должен был совпадать по внешнему виду и размерам с зиккуратом Ур-Намму в Уре, но был возведен раньше и задуман более строгим, что заставляет признать и в этом случае доминирующую традицию за городом Бога Энки. Величественный вид трех ступеней зиккурата должна была подчеркивать их раскраска. В Уре она явно фиксируется. Цвет первой был чёрным (в Уре первая ступень была облицована битумом, который уже использовался в ранних храмах), второй — красный, третьей — белый. Святилище, скорее всего, было белого цвета и украшено мозаикой или глазурованными кирпичами. Освещаемое яркими лучами солнца, оно являло собой величие и свет Божества. Другие более поздние зиккураты могли иметь по 7 ступеней, причем цвет каждой соответствовал, как считают, определенной планете.

Древний центр Эриду представляет большой интерес для исследования не только как источник материала по раннему этапу развития Месопотамии, но, что не менее важно, как связующее звено между протошумерской цивилизацией и её древнейшими предшественниками.

Шумерская мифология[править | править вики-текст]

Изображение Энки, считавшегося богом-покровителем города Эриду.

В шумерском списке царей Эриду назван городом первых царей[13]: «В Эриду, Алулим стал царём; он правил 28 800 лет. Аллалгар правил 36 000 лет. 2 царя; они правили 64 800 лет. Затем Эриду пал и царствование было перенесено в Бад-Тибиру». Список царей имеет особенно обширные пояснения для царей, правивших до наводнения, и показывает, как центр власти постепенно перемещался с юга страны на север.

В шумерской мифологии Эриду был домом храма Абзу, бога Энки. Подобно всем шумерским и вавилонским богам, Энки поначалу упоминается как местный бог, пришедший разделить, согласно более поздней космологии, господство с Ану и Энлилем. Его царством были воды, окружающие мир и расположенные под ним (ab — вода, zu — далеко), поэтому храм Энки в Эриду называется Э-Абзу.

Письменные источники, относящиеся примерно ко II тыс. до н. э., к старовавилонскому периоду, повествуют, что начало своей истории и культуры шумеры отсчитывали от создания древнейшего в мире города. Этот город — первое, что было создано после отделения света от тьмы и возникновения земли из первородного хаоса. В шумерской традиции Эриду, подобно священной горе Ницир, отмечал центр мира. Его создатель — Бог Энки, владыка мирового океана и земли, плавающей на его поверхности, наделил Эриду скрижалями «ме», содержащими имена всех сущностей мира, знание которых давало власть над ними. Не случайно, иудаизм, христианство и ислам тоже считают Эриду священным городом — первобытным Эдамским садом, местом рождения человечества, куда «царская власть спустилась с небес». Стоит ли говорить, что именно этот город был одним из главных религиозных центров Шумера. Здесь, в Эриду, в центре мира из столетия в столетие люди возводили свои храмы, молились богам на одном избранном в незапамятные времена месте, месте священного мирового дерева.

В Эриду правил мифический Адапа — первый человек, бывший наполовину богом, наполовину человеком-героем (по одному из мифов — родной сын самого Энки(Эа). Считалось, что именно Адапа принес в город цивилизацию с острова Дильмун (Бахрейн). Адапа У-ан, также называемый первым человеком, был наполовину бог, наполовину человек-герой, нареченный Абгаллу (Abgallu) (ab — вода, gal — большой, lu — человек) из Эриду.

Истории Инанны, богини Урука, повествуют, как она отправилась в Эриду, чтобы заполучить дары цивилизации. Вначале Энки, бог Эриду, попытался вернуть эти источники своей власти, но позднее охотно признал, что теперь Урук — центр земли. Это, по-видимому, мифическое описание перемещения центра власти на север, упомянутое выше.

Вавилонская мифология[править | править вики-текст]

В религиозных сказаниях вавилонян сохранилось предание об Эриду как о земном рае, где растет пальма, осеняющая океан. Вавилонские тексты говорят о создании Эриду богом Мардуком в качестве первого города, «святой город, жилище их [других богов] восторга (удовольствий)».

Правители Эриду[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. древнее поселение
  2. столицей государства
  3. легендарных
  4. 1 2 3 1 шар в шумерской шестедесятиричной системе счисления составляет 3600 лет
  5. 1 2 3 http://anunaki.jr1.ru/mify/9-nspisok.html (Ниппурский царский список)
  6. второстепенную роль
  7. заболачивания
  8. мелкий водоём, отделённый от моря узкой полосой намытого песка (пересыпью) или коралловыми рифами.
  9. заиливание, заболачивание
  10. обеднением, разарением
  11. военный вождь шумерского города-государства
  12. временах расцвета
  13. Царский список

Источники[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Абуаль Хассан М. Б. Взаимодействие древних цивилизаций Востока конца IV и III тыс. до н. э. (от Месопотамии до долины Инда). Материал с сайта системы федеральных образовательных порталов http://www.humanities.edu.ru
  • Антонова Е. В. Месопотамия на пути к первым государствам. М.1998.
  • Емельянов В. В. Древний Шумер. Очерки культуры. СПб. 2001.С. 320. С. 335.
  • Ковалёв А. А. Месопотамия до Саргона Аккадского. М. 2002. С. 171
  • Корниенко Т. В. Формирование традиции культового строительства на территории Месопотамии в дописьменную эпоху. М. 2002.
  • Ламберг-Карловски К., Саблов Дж. Древние цивилизации Ближнего Востока и Мезоамерики. М. 1992. С. 137.
  • Ллойд С. Археология Месопотамии. М. 1984. С. 54—55.
  • Элиаде М. Мифы, сновидения, мистерии. М. 1999.
  • Элиаде М. Священное и мирское. М. 1997.
  • Эриду // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Ehrich. Chronologies in Old World Archeology. Chicago. 1967.
  • Mallowan M. The development of cities from AlU`baid to the end of Uruk 5 // The Cambridge Ancient History. Cam. 1970. Vol. 1 P. 231.
  • Parrot A. Archeologie Mesopotamienne.Les Etapes. Paris. 1946.
  • Sumer. Baghdad. 1969. p. 135. Oates J. A Preliminary Report. The First seasons excavations in Choga Mami.
  • Safar F, Mustafa M.A, Lloyd S. Eridu. Baghdad. 1981.
Хронологическая таблица неолита Ближнего Востока
Марио Ливерани, Antico Oriente: storia, società, economia, Laterza, Roma-Bari, 2009, ISBN 978-88-420-9041-0, p. 84.
6000 Хабур Джебель-Синджар,
Ассирия
Средний Тигр Нижняя
Месопотамия
Хузистан Анатолия Сирия
5600   Умм-Дабагия     Мухаммад-Джафар Чатал-Гююк
(6300-5500)
 
Амук A
5200
Старший Халаф

Хассуна
Старшая Самарра
(5600-5400)

Средняя Самарра
(5400-5000)

Поздняя Самарра
(5000-4800)
 
Сузиана A
Хаджилар

Мерсин 24-22
 

Амук B
4800
Средний Халаф
Поздняя Хассуна

Тепе-Гавра 20
Эриду
(= Убайд 1)
Эриду 19-15

Тепе-Сабз
Хаджилар

Мерсин 22-20

Амук C
4500 Поздний Халаф Тепе-Гавра 19-18   Хаджи-Мухаммад
(= Убайд 2)

Эриду 14-12
Хазине, en:Darreh Khazineh

Сузиана B
Джан-Хасан

Мерсин 19-17

Амук D

См. также: Доисторический Ближний Восток