Эскимосские названия снега

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Широко распространено утверждение о том, что в эскимосских языках имеется необычайно большое количество слов для обозначения снега. Эта идея впервые озвучена Францем Боасом и часто используется в качестве клише при описании влияния языков на восприятие мира. Тем не менее, в эскимосско-алеутских языках для обозначения твёрдого состояния воды (снег или лёд) используется примерно столько же корней, сколько и в английском языке. Однако структура эскимосских языков позволяет более свободное словообразование[1][2].

Роль морфологии[править | править вики-текст]

Важное значение при подсчёте имеет определение терминов «слово» и «корень слова». Первое исследование мифа было проведено лингвисткой Лорой Мартин в 1986 году: она изучила его историю и пришла к заключению, что он отвлёк внимание от серьёзных научных работ на гипотезу лингвистической относительности. Последовавшее за этим влиятельное, наполненное юмором полемическое эссе Джеффри Пуллема[en] повторяло критику Мартин, а сам миф назван там «Великим эскимосским словарным обманом» (англ. Great Eskimo Vocabulary Hoax). Пуллем утверждал, что сходство количества корней слов, означающих снег, в эскимосских и английском доказывает отсутствие различий в объёме лексики со значением снега.

Другие специалисты-эскимосоведы защищают полевую работу Боаса среди инуитов Баффиновой земли[3][4].

В языках инуитской и юпикской групп понятия, выражаемые в английском и многих других языках фразами и целыми предложениями, часто обозначаются одним словом с большим количеством суффиксов. Из любого корня можно создать почти бесконечное число слов, а в переводе на другие языки эти слова будут превращаться в словосочетания. В общем, нет особого смысла в сравнении количества слов между языками, в которых новые слова образуются столь различно из-за разницы грамматических структур[1][5]. Люди, живущие в условиях, где снег или, к примеру, трава, играет важную роль, лучше различают их разновидности и более точно описывают. Незачем считать, что в языках других культур, где люди видят снег или траву так же часто, однако используют другую лексику, имеется меньше слов для описания снега или травы, если те же описания могут быть переданы отдельными словами, а не добавлением морфем. Иначе говоря, носители английского языка, живущие на Аляске, могут идентифицировать и назвать не меньше видов снега, чем аборигены.

Критика[править | править вики-текст]

Оппоненты теории «обмана» утверждают, что Боас, живший среди населения Баффиновой земли, учёл полисинтетическую природу инуитского языка и посчитал только слова, «обозначающие осмысленные различия»[6].

Аналогичные примеры[править | править вики-текст]

Исследование, посвящённое саамским языкам Норвегии, Швеции и Финляндии, содержит заключение о том, что в них имеется около 180 слов, относящихся к снегу и льду, а также до тысячи слов для обозначения оленей[7]. Другое исследование, посвящённое конноспортивной лексике в киргизском языке выявило более десяти определений для наименования возрастных групп лошадей[8].

В эвенкийском языке существует 30 слов для обозначения снега[9]

Происхождение[править | править вики-текст]

Первое утверждение о том, что в инуитских языках имеется множество слов для обозначения снега, находится во вступлении к «Руководству по американским индейским языкам» (англ. Handbook of American Indian languages, 1911 год) авторства Франца Боаса[10]. Там говорится:

Если снова обратиться к английскому языку, то мы обнаружим, что концепция ВОДЫ выражена в огромном многообразии форм: одно слово служит для выражения ЖИДКОЙ воды; другое — скопления большого количества воды (ОЗЕРО); иные, к примеру, текущий большой (РЕКА) или малый (РУЧЕЙ) объём воды; несколько терминов выражают воду в виде ДОЖДЯ, РОСЫ, ВОЛНЫ и ПЕНЫ. Легко представить, что такой набор смыслов, каждый из которых выражен отдельным термином в английском языке, может быть выражен в других языках формами одного слова. Другий пример подобного рода — слова для обозначения СНЕГА у эскимосов. Здесь мы видим одно слово, aput, выражающее ЛЕЖАЩИЙ СНЕГ; другой — qana — ПАДАЮЩИЙ СНЕГ; третий — piqsirpoq — ПЕРЕМЕЩАЮЩИЙСЯ СНЕГ, ПОЗЁМКУ; четвёртый — qimuqsuq — СУГРОБ.

— Handbook of American Indian languages, стр. 25—26

Этот фрагмент был также использован в книге «Разум примитивного человека[en]», страницы 145—146.

Принципиален морфологический вопрос о причинах возникновения отдельных слов — например, озеро, река, ручей вместо «водоместо», «водобыстро» и «водомедленно». В английском языке более одного слова для обозначения снега, но замысел Боаса мог заключаться в том, чтобы показать связь отличий в культуре и отличий в языке.

Согласно гипотезе лингвистической относительности, разработанной американским лингвистом-любителем Бенджамином Ли Уорфом при поддержке известного лингвиста-этнолога Эдуарда Сепира, язык, на котором мы говорим, влияет на нашу картину мира и одновременно отражает её. Данная идея лежит в основе общей семантики. В популярной статье 1940 года Уорф сослался на эскимосские названия снега:

У нас, англоговорящих, одно слово для падающего снега, лежащего снега, уплотнённого снега, талого снега, гонимого ветром снега — в любой ситуации. Для эскимоса подобное общее слово почти немыслимо.

[11]

Более поздние авторы, Роджер Браун[en] в работе «Слова и вещи» (англ. Words and things) и Кэрол Истмен (англ. Carol Eastman) в работе «Аспекты языка и культуры» (англ. Aspects of Language and Culture), завысили количество слов: к 1978 году количество «слов для снега» достигло 50, а 9 февраля 1984 года неподписанная передовица в The New York Times приводила уже число сто[12].

Определение «эскимосского языка»[править | править вики-текст]

Не существует единого «эскимосского языка». Есть несколько культур, которые называют «эскимосскими», и языки, принадлежащие к эскимосско-алеутской языковой семье. В них может быть больше или меньше слов для обозначения «снега» и, что важнее, слов, которыми обозначают снег.

В праэскимосско-алеутском языке реконструируют три корня со значением «снег»[13]: *qaniɣ «падающий снег», *aniɣu «упавший снег» и *apun «снег на земле». Эти три корня встречаются во всех инуитских языках и диалектах, кроме западногренландского, где нет аналога aniɣu[14].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Geoffrey K. Pullum’s explanation в блоге Language Log: The list of snow-referring roots to stick [suffixes] on isn’t that long [in the Eskimoan language group]: qani — for a snowflake, apu — for snow considered as stuff lying on the ground and covering things up, a root meaning «slush», a root meaning «blizzard», a root meaning «drift», and a few others — very roughly the same number of roots as in English. Nonetheless, the number of distinct words you can derive from them is not 50, or 150, or 1500, or a million, but simply unbounded. Only stamina sets a limit.
  2. Семь самых распространённых английских слов для обозначения твёрдого состояния воды — snow (снег), hail (град), sleet (крупа, дождь со снегом), ice (лёд), icicle (сосулька), slush (шуга, мокрый снег со льдом) и snowflake (снежинка). Кроме того, имеется родственное слово glacier (ледник) и четыре распространённых лыжных термина: pack (снежный покров), powder (пудра, свежевыпавший ровный снег), crud («распаханный», изъезженный снег), crust (снег, покрытый корочкой наста), соответственно, в английском имеется по крайней мере 12 слов для обозначения снега
  3. Igor Krupnik, Ludger Müller-Wille, Franz Boas and Inuktitut Terminology for Ice and Snow: From the Emergence of the Field to the «Great Eskimo Vocabulary Hoax», SIKU: Knowing Our Ice, Springer Verlag, 2010.
  4. «On „Eskimo Words for Snow“: The Life Cycle of a Linguistic Misconception», by Piotr Cichocki and Marcin Kilarski (Historiographia Linguistica) 37, 2010, Pages 341—377
  5. The Great Eskimo Vocabulary Hoax, Geoffrey Pullum, Chapter 19, p. 159—171 of The Great Eskimo Vocabulary Hoax and Other Irreverent Essays on the Study of Language, Geoffrey K. Pullum, With a Foreword by James D. McCawley. 246 p., 1 figure, 2 tables, Spring 1991, LC: 90011286, ISBN 978-0-226-68534-2
  6. David Robson, New Scientist 2896, December 18 2012, Are there really 50 Eskimo words for snow?, «Yet Igor Krupnik, an anthropologist at the Smithsonian Arctic Studies Center in Washington DC believes that Boas was careful to include only words representing meaningful distinctions. Taking the same care with their own work, Krupnik and others have now charted the vocabulary of about 10 Inuit and Yupik dialects and conclude that there are indeed many more words for snow than in English (SIKU: Knowing Our Ice, 2010). Central Siberian Yupik has 40 such terms, while the Inuit dialect spoken in Nunavik, Quebec, has at least 53, including matsaaruti, wet snow that can be used to ice a sleigh’s runners, and pukak, for the crystalline powder snow that looks like salt. For many of these dialects, the vocabulary associated with sea ice is even richer»
  7. Ole Henrik Magga, Diversity in Saami terminology for reindeer, snow, and ice, International Social Science Journal Volume 58, Issue 187, pages 25-34, March 2006.
  8. Диссертация на тему «Конноспортивная лексика в киргизском языке» автореферат по специальности ВАК 10.02.02 — Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка ….
  9. Чиринда – край эвенкийского края
  10. Martin, Laura. 1986. «Eskimo Words for Snow»: A Case Study in the Genesis and Decay of an Anthropological Example. American Anthropologist, 88(2):418.
  11. Whorf, Benjamin Lee. 1949. «Science and Linguistics» Reprinted in Carroll 1956.
  12. There's Snow Synonym, The New York Times (February 9, 1984). Проверено 7 июня 2008.
  13. Fortescue, Michael, Steven Jacobson, and Lawrence Kaplan. 1993. Comparative Eskimo Dictionary with Aleut Cognates, Fairbanks, Alaska Native Language Center
  14. Kaplan, Lawrence. 2003. Inuit Snow Terms: How Many and What Does It Mean? In: Building Capacity in Arctic Societies: Dynamics and shifting perspectives. Proceedings from the 2nd IPSSAS Seminar. Iqaluit, Nunavut, Canada: May 26-June 6, 2003, ed. by François Trudel. Montreal: CIÉRA — Faculté des sciences sociales Université Laval. http://www.uaf.edu/anlc/snow/

Дополнительная литература[править | править вики-текст]

  • Martin, Laura (1986). «Eskimo Words for Snow: A case study in the genesis and decay of an anthropological example». American Anthropologist 88 (2), 418-23. [1]
  • Pullum, Geoffrey K. (1991). The Great Eskimo Vocabulary Hoax and other Irreverent Essays on the Study of Language. University of Chicago Press. [2]
  • Spencer Andrew Morphological theory. — Blackwell Publishers Inc, 1991. — P. 38. — ISBN 0-631-16144-9.
  • Kaplan, Larry (2003). Inuit Snow Terms: How Many and What Does It Mean?. In: Building Capacity in Arctic Societies: Dynamics and shifting perspectives. Proceedings from the 2nd IPSSAS Seminar. Iqaluit, Nunavut, Canada: May 26-June 6, 2003, ed. by François Trudel. Montreal: CIÉRA—Faculté des sciences sociales Université Laval. [3]
  • Cichocki, Piotr and Marcin Kilarski (2010). «On 'Eskimo Words for Snow': The life cycle of a linguistic misconception». Historiographia Linguistica 37 (3), 341—377. [4]
  • Krupnik, Igor and Müller-Wille, Ludger (2010). Franz Boas and Inuktitut Terminology for Ice and Snow: From the Emergence of the Field to the «Great Eskimo Vocabulary Hoax», chapter in SIKU: Knowing Our Ice; Documenting Inuit Sea Ice Knowledge and Use, Springer Verlag, 2010, ISBN 978-90-481-8586-3.
  • Robson, David (2012). Are there really 50 Eskimo words for snow?, New Scientist no. 2896, 72-73. [5]

Ссылки[править | править вики-текст]