Русинский язык

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Югославско-русинский язык»)
Перейти к: навигация, поиск
Русинский язык
Самоназвание:

Руська бесіда, руски язик, руснацькый язык, русиньскый язык и др.

Страны:

Украина, Словакия, Польша, Венгрия, Хорватия, Сербия, Румыния

Официальный статус:

СербияFlag of Serbia.svg Сербия:

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Индоевропейские языки

Славянские языки
Восточнославянские языки

Родственные языки: украинский, русский, белорусский, словацкий

Письменность:

Кириллица

Языковые коды
ISO 639-1:

ISO 639-2:

ISO 639-3:

rue

См. также: Проект:Лингвистика

Руси́нский язы́к (самоназвание русиньскый язык) или русинские языки — совокупность разнородных[2] диалектных, наддиалектных и литературно-языковых образований, бытующих или бытовавших среди русинов как на их исконных землях в Закарпатской области Украины, Восточной Словакии и Лемковщине на юго-западе Польши, так и за их пределами, в районах компактного проживания русинов на территории Воеводины (Сербия), Славонии (Хорватия), в Венгрии и на северо-западе Польши (см. Операция «Висла»)[3], а также в США и Канаде[4]. Общая численность русинов и их потомков в мире оценивается русинскими организациями в 1,5 млн человек[5]. Русинский язык имеет языковой код en:ISO 639-3 rue и относится, наряду с русским, украинским и белорусским, к восточнославянским языкам. В паннонско-русинском языке, распространённом в Сербии, восточнославянские черты переплетены с западнославянскими в силу его гетерогенности[6].

Лингвисты имеют различные мнения относительно того, является ли русинский отдельным восточнославянским языком. Украинские власти ранее не признавали русинов в качестве отдельного народа, считая русинский язык диалектом украинского, а самих русин — этнографической группой украинцев[7][8]. Однако статья 7 закона Украины «Об основах государственной языковой политики» определяет русинский как один из языков меньшинств Украины.[9] Характерной чертой, противопоставляющей в лексическом отношении русинский язык белорусскому и украинскому и сближающей его с русским[уточнить (см. СО)], является наличие в нём большего, чем в литературном украинском языке, количества церковнославянизмов[10][11]. Чертой, отличающей лексику русинского языка от лексики остальных восточнославянских языков, является наличие в её составе большого количества общекарпатских полонизмов и словакизмов, мадьяризмов и германизмов[7].

Карпаторусинские диалекты представляют собой, с одной стороны, продолжение украинского диалектного континуума и разделяют многие общеславянские, общеукраинские и западноукраинские особенности, а с другой стороны имеют специфические черты в фонетике, грамматике, синтаксисе, лексике, словообразовании, сближающие его с западнославянскими, словацкими и польскими диалектами[источник не указан 58 дней]. Среди неславянских лексических элементов особенно велика доля заимствований из венгерского языка[4]. Западнославянские элементы, мадьяризмы, многочисленные церковнославянизмы, пласт уникальной славянской лексики «являются тем, что отличает их язык от иных восточнославянских языков, например, от украинского»[5].

История[править | править вики-текст]

С середины XIX века и до середины XX века сталкивались три тенденции, проводимые русинской интеллигенцией: в качестве литературного языка русофилы стремились внедрить русский, украинофилы — украинский, на Подкарпатской Руси пытались образовать литературный русинский язык на народной основе[4]. В годы военного лихолетья и венгерской оккупации активнейшую роль в национально-культурной жизни края сыграло Подкарпатское Общество Наук (ПОН, 1941—1944), директором которого был д-р Иван Гарайда. В 1941 г. в Унгваре (Ужгороде) вышла в свет его «Граматика руського языка», создавшая прецедент в славистике межвоенного периода. И. Гарайда (1905—1944) — лингвист, педагог, переводчик, издатель, просветитель, создатель литературного подкарпатского «руського» языка, в котором соединил народно-диалектную основу с историко-этимологическим правописанием. На этом языке (запрещённом после присоединения края к СССР) выходило большинство русинских изданий на Подкарпатской Руси до 1945 г. ПОН издавало журналы «Литературна недiля», «Зоря» («Hajnal» — на русинском и венгерском языках), «Руська молодежь» и ряд других. В серии «Народна библiотека» вышло множество книг для народа, в том числе «Народнi пiснi подкарпатских русинов» под редакцией И. Гарайды (Унгвар, 1944). Песенный материал, собранный известными фольклористами края Д. Задором, Ю. Костьо и П. Милославским, был представлен в этом издании в языковом отношении в неукраинизированном виде (в отличие от изданий советского времени). В «Переднём словi» (предисловии), в частности, говорилось:

«Подкарпатскi русины правдиво гордяться своею народною пiснею. Богата, рознородна мелодика, часто змiна оригинальных ритмов, разом из глубоким поетичным выразом служать блискучим прикладом той высоко мистецькой поетичной творчости нашого народа, початки которой ведуть нас в далекi столiтя… Приведенi в зборнику мелодii публикуються в перший раз. Выпускаеме сей зборник з тою скромною надiею, что приведенi взорцi нашой народной мелодики — поможуть збудити дiйстну и правдиву любовь до одного з нацiннiйших скарбов нашой народной культуры — до нашой Народной Пiснi.»

Литературная форма украинского языка, культивируемая с 1946 г., так и не прижилась среди подкарпатских русинов. Причём в первые десятилетия советской власти население Закарпатья испытывало значительные трудности в деле освоения украинского фонетического письма взамен этимологической «максимовичевки». В результате значительная часть закарпатских русинов до сих пор не идентифицирует себя как украинцев и не считают литературный украинский язык родным.

Тем не менее, после Второй мировой войны в Чехословакии, Польше и советском Закарпатье был узаконен только украинский язык. В Воеводине в 1920-х годах утвердился литературный русинский. В 1923 году была издана первая грамматика, написанной бачванским (воеводинским) русинским языком, автором которой был Гавриил Костельник. В 1924 году в г. Нови-Сад выходит первая воеводинско-русинская газета «Руски новини». В конце XX века литературно-языковое строительство активизировалось в Польше (грамматика в 1992 году, журнал «Бесіда») и в Закарпатской области Украины (периодика, грамматика «Материньскый язык», 1997).

Сейчас представители русинов пытаются создать третью разновидность общерусинского литературного языка (две уже кодифицированы в Словакии и Воеводине), в частности, путём публикации на страницах журнала «Русин» текстов на всех разновидностях русинского.

Общего литературного языка для всех русинских языков не существует. Диалекты русинского языка подразделяются на карпатские и паннонские, или паннонско-югославские. В то время как карпатские диалекты близки к украинскому, паннонские диалекты практически идентичны шаришскому диалекту восточнословацкого микроязыка.

Кодифицированный в 1995 году в Словакии вариант имеет до 80 % общих с литературным украинским языком слов. В русинских диалектах Польши встречаются заимствования из польского языка, в диалектах Закарпатья и Словакии имеются заимствования из венгерского языка, однако и в самом венгерском сильно ощущается влияние окружающих славянских языков, в том числе и русинского.

Распространение диалектов[править | править вики-текст]

Долинянские делятся на две группы: западная (лемацкие) и восточная (мараморошские / лишацкие). Лемацкие диалекты распространены от долины Боржавы на востоке до долины Цирохи в северо-восточной Словакии на западе. Мараморошские распространены от долины Рики и хребта Великий Дил на западе до долины Тересвы на востоке.

Верховинские диалекты распространены в Межгорском и Воловецком районах Закарпатской области, являются переходными между бойковскими и долинянскими. Верховинцами называют потомков бойков, переселявшихся в горные районы Подкарпатья начиная с XVII века.

Часть лемков идентифицирует себя как украинцев и считают свой язык диалектом украинского. Часть определяет себя в качестве отдельного народа со своим языком.

Литературные варианты русинского языка[править | править вики-текст]

  • Пряшевский русинский — литературный русинский язык, кодифицированный в пряшевском регионе (на пряшевском русинском Пряшiвска Русь) в Словакии на основе восточноземлинского и западноземлинского диалектов в январе 1995 года. Распространён также в некоторых эмигрантских общинах, в основном в США.
  • Паннонско-русинский язык распространён на северо-западе Сербии и восточной Хорватии. Кодифицирован в 1974 г. на основе диалекта г. Руски Крстур (Воеводина, Сербия) греко-католическим священником, писаталем и поэтом Г. Костельником[12] Является одним из официальных языков сербской автономной провинции Воеводина. Русины Бачки и Срема в большинстве своем считают себя отдельным славянским народом, а свой язык отдельным литературным славянским языком, однако весьма активная часть местной интеллигенции остается на позициях, что южнорусинский язык — это вариант украинского языка, а его носители — «часть украинского народа»[13]. В действительности же, как показывают недавние исследования, генетическую базу русинского языка Бачки и Срема составляют восточнословацкие земплинские говоры округа Требишов и восточнословацкие шаришские говоры округа Прешов, в связи с чем южнорусинский язык по целому ряду фонологических, морфологических, лексических и синтаксических показателей противопоставлен остальным русинским языкам / диалектам и сближается с восточнословацкими говорами Шариша и Земплина[14]
  • Лемковский — литературный язык лемков, живущих в юго-восточной Польше. В 2000 году в Катовицах была издана «Ґраматыка лемкiвского языка», авторы книги: Генрик Фонтаньский и Мирослава Хомяк[15].

Особенности русинского языка (русинских диалектов)[править | править вики-текст]

"Подкарпаторусинский диалект характеризуется некоторыми особенностями, не известными ни одному из других украинских диалектов. Наиболее важными из них являются:

1. Различение двух типов гласных э и о (как в древнерусском языке и большинстве говоров севернорусского наречия). В подкарпаторусинском диалекте гласный э произносится обычно нормально, если за ним следует твёрдый согласный, например: нэ́бо, сэло́, дэ́рэво. Если гласный э находится перед смягчённым согласным, передняя часть языка при его произнесении в значительной степени приближается переднему (твёрдому) нёбу, губы растягиваются подобно тому, как при произнесении гласного и, при артикуляции языка ощущается напряжённость, звук э в результате приобретает иное качество, становясь узким или напряженным (графически ê) и напоминает на слух немецкое э в слове See. … Аналогично подкарпаторусинский диалект имеет и два разных о: обычное о, не отличающееся от чешского (напр. зо́лото, бо́лото), и о, при произнесении которого губы округляются (вытягиваются), как при произнесении у (графически ô). Подобным образом о произносится перед мягкими согласными (напр. у зốлôт̓i, у бốлôт̓i) и в том случае, если в последующем слоге представлен гласный у (напр. нога́, вин. пад. ед. ч. нốгу, голова́, вин. пад. ед. ч. гốлôўу. …

2. Смягчённые губные, смягчённое р̓ и полумягкие губные. В подкарпаторусинском диалекте губные п, б, в, м смягчаются, если за ними следует вышеописанный узкий (напряжённый) гласный ê. Произносится, например, в̓êр̓х, см̓êр̓т̓. Р смягчается также перед тем же согласным, напр. на б̓êр̓êз̓i. Зубные т, д, н перед этим звуком не смягчаются, но становятся полумягкими … Согласные з, ц перед ê являются мягкими: з̓êр̓кало, ц̓êр̓коў.

Мягкость губного в̓ привела в своё время к его исчезновению. Так, например, во всех подкарпатских говорах русское слово святой произносится как сьятый (в западной группе говоров) или как сятый (в восточной группе говоров). …

3. Подкарпаторусинский диалект сохраняет ы как самостоятельный звук, отличный от и

4. Подкарпаторусинский диалект отличается от других диалектов украинского языка произношением знаву вместо знаю, даву вместо даю … Аналогично и в 3 лице мн. ч.: знавут̓ /знавут … Одним словом, в подкарпаторусинском диалекте произошла утрата интервокального j

5. Сравнительная степень (компаратив) имён прилагательных образуется в подкарпаторусинском диалекте от корня прилагательного с помощью окончания -ый для мужского рода, для женского и -оє для среднего. … "[16]

Кроме выше указанных особенностей русинского языка можно назвать ещё следующие:

  • Йотированное и. Напр.: дойи́ти, олайи́ти.
  • Наличие звука ґ: ґута, ґеренда, ґомбiця (в литературном украинском звук тоже присутствует, обозначается буквой «Ґ»).
  • Использование уникального буквосочетания ьы: третьый, верхньый.
  • Возвратные местоимения образуются с возвратной частицей ся, которая произносится после местоимения: Най ид нам ся ве́рне.
  • Употребление форм глагола быти 1-го -м/им, сьме и 2-го лица -сь/ись, сьте настоящего времени в форме перфекта, когда они заменяют местоимения, стоя в конце, отдельно от глагола прошедшего времени. Например: зроби́в им = я зроби́в, позера́ли сьме = мы позера́ли, фiґлёва́ли сьте = вы фiґлёва́ли.
  • Изменение глаголов условного наклонения по временам: наст. вр. мы бы повiли / повiли бы сьме и прош. вр. мы бы были повiли / были бы сьме повiли.

Классификация подкарпаторусских (русинских) говоров Г. Ю. Геровского (1934)[править | править вики-текст]

Г. Ю. Геровский в продолжение нескольких лет изучал народные говоры Подкарпатской Руси, побывал во многих сёлах края. В результате этой кропотливой работы появилось сочинение «Язык Подкарпатской Руси» и первая диалектологическая карта русинского Подкарпатья. Это сочинение и карта были впервые напечатаны на чешском языке, в чешском журнале «Чехословацкое отечествоведение» в третьем томе за 1934 год.

«Границей между динамическим и фиксированным ударением в подкрпаторусских говорах является река Лаборец. Вдоль этой реки находится узкая полоса переходных говоров со смешанными типами ударения, в которых ударение хотя и постоянное, одноместное, однако сохраняет реликты динамического ударения. Точная граница разноместного ударения на западе проходит по линии Чабаловцы-Вырава-Виладь.

Различия в способе ударения для классификации подкарпаторусских говоров являются, однако, недостаточным критерием. Необходимо принимать во внимание и другие различия в народной речи, например, произношение кунь или кüнь, кыснути или киснути, хыжа или хижа и т. д. В соответствии с этим различаются следующие важнейшие группы говоров подкарпаторусского диалекта»[17].

Говоры Подкарпатской Руси (по Г. Ю. Геровскому) делятся на собственно подкарпатские говоры (южномармарошский, бережский, северомармарошский, ужский, восточноземплинский и говор села Звалы), говоры, испытывающие польское, словацкое и северокарпатское влияние (западноземплинский, шаришский, спишский), северокарпатские (верховинский, гуцульский и говор села Розсошки), говор сёл Бочкова и Брустур (смешанный с северокарпатским) и говор села Кобыльник.

  • Южномармарошский говор. В этом говоре старые продлённые звуки ō, ē в закрытых слогах изменились в у, ̓у (=продвинутый в передний ряд «ю» после мягких согласных). Русские поп, вол здесь звучат как пуп, вул. Аналогично и старые ē (мёд, лёд) здесь звучат как мн̓уд (=мнюд), л̓уд (=люд). Подобное звучание имеют и слова н̓ус (нёс), п̓ук (пёк).

В южномармарошском говоре сохраняется и старое произношение кы́снути, ру́кы, но́гы, хы́жа со звуком ы после к, г и х. Одновременно звук и после шипящих ш, ж остаётся без изменения. Здесь говорят ши́ло, ши́ти, жи́то (в отличие от других русинских говоров, в которых произносится шыло, шыти, жыто). Звук ч в южномармарошском говоре твёрдый.

  • Бережский говор. В этом говоре старые продлённые ō и ē в закрытых слогах изменились в напряжённый, сильно лабиализованный звук ü переднего ряда: здесь говорят пüп, вüл, кüнь; подобно и мнüд, лüд (реже мед, лед с гласным е, восстановленным по аналогии с формами косвенных падежей ме́ду, ле́ду и т. д.). Слово нüс «нос», в котором ü возникло из ō (род. пад. ед. ч. «носа») произносится с твёрдым н. Слово н̓üс «нёс» с мягким н̓, где ü произошло из ē (несла́ — ж. р., несли́ — мн. ч.).

В восточной части распространения этого говора, прилегавшей к Мармарошу, представлено произношение типа кы́снути, ру́кы, но́гы, хы́жа; в западной у Мукачева и у реки Латорицы произносят ки́снути, ру́ки, но́ги, хи́жа. Произношение ши́ло, ши́ти, жи́то представлено в восточной части, тогда как у Мукачева и Латорицы говорят шы́ло, шы́ти, жы́то со звуком ы после шипящих (хотя этот звук в данном случае немного отличается от обычного русинского ы)

Употребляется союз ож древне-русского происхождения в значении «что».

На большей части говора (на северо-запад от реки Боржава) используют слова: позерáти (смотреть), лем (лишь), дêв’адêс’áт (девяносто), вáпно (известь), мúска (миска), волочíти (тащить), клепáч’ (молот), сукмáн (юбка).

На меньшей части говора (в долине реки Боржава и на юго-восток от ней) используются слова соседнего южномарамарошского говора: нúкати (смотреть), лиш (лишь), дêв’йанóсто (девяносто), зв’êсть (известь), бл’üдо (миска), смычíти (тащить), клепáч’ (молот), свúта (юбка).

Из-за употребления лем местные жители на северо-запад от реки Боржава получили прозвище лемакы, живущие на юго-восток от ней и употребляющие лиш — лишакы.

  • Северомармарошский говор.
  • Ужский говор.
  • Восточноземплинский говор.
  • Западноземплинский говор.
  • Шаришский говор.
  • Спишский говор В спишском говоре старые продлённые звуки ō, ē в закрытых слогах изменились в ы, : кын̓, мjыд. Особенность спишского говора — произнесение ji или на месте старого ѣ: вjiра, вjыра.

Признание языка[править | править вики-текст]

После оккупации территории Подкарпатской Руси венграми в 1939 г. карпаторусинский язык получил поддержку со стороны оккупационного правительства, которым русины-мадьяроны считались обрусевшими венграми, активно развивалась просветительская деятельность и книгопечатание на «руськом» языке: как уже было сказано, в 1941 г. вышла одна из самых успешных грамматик карпаторусинского языка — «Грамматика руського языка»[18]. В 1944 г. с приходом советских войск и после состоявшегося присоединения Подкарпатской Руси к УССР, русинский язык и русинская идентичность официально оказались под запретом во всем социалистическом лагере, русины были названы субэтносом украинской нации, а их язык одним из украинских диалектов, что распространялось даже на официально признанное Югославией бачванско-сремское русинское меньшинство. После краха коммунизма в Восточной Европе в 1991 г. постепенно все страны бывшего социалистического блока признали русинский язык самостоятельным языком, а русинский этнос отдельным народом: Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Румыния, Россия, Хорватия и даже Республика Молдова. Во многих из этих стран русинский язык поддерживается на государственном уровне в информационной, образовательной, культурно-просветительской сферах. Лишь Украина до 2012 года не признавала существования русинского языка, продолжая рассматривать его как группу диалектов украинского языка[19]. Наиболее комфортные условия для развития русинский язык получил на территории бывшей Югославии. Русины получили культурную автономию ещё в 1919 г. от королевства СХС, а в 1945 г. в рамках СФРЮ получили и политическую автономию, став одной из титульных наций автономного края Воеводина. Русинский язык в Сербии, в свою очередь, до сегодняшнего дня является одним из шести официальных языков сербской Воеводины, обслуживая русинское меньшинство во всех сферах: система образования (дошкольное-начальное-среднее-высшее), издательское дело (периодика, художественная и специальная литература), СМИ (Интернет, радио, ТВ), культурные мероприятия и фестивали и т. д.[20]

Этноним[править | править вики-текст]

Как этноним слово русин впервые встречается в Повести временных лет и употребляется наряду с (русь, руский люд), так именуются люди, относящиеся к Руси: встречается в Повести временных лет, договорах Олега с греками 911 г. (упоминается 7 раз) и Игоря 945 г. (упоминается 6 раз), договорах Смоленска с немцами, и позже употребляется как этноним в Древнерусском государстве, Галицко-Волынском княжестве, Великом княжестве Литовском, общее название украинцев и белорусов в XIIIXVIII вв.

В Средние века, а особенно активно в XVI—XVII вв., на территории современной центральной Украины т. н. Гетьманщины, термин русинский (англ. Ruthenian, лат. Rutheni, Ruteni) применялся к языку, религии, а также как этноним обозначения национальности людей проживавших на данных территориях и использовался как синоним слова «руський». На территории современных Львовской, Ивано-Франковской, Черновицкой и Тернопольской областей Украины данное название сохранялось до начала 1950-х годов, а в Закарпатье и Восточной Словакии сохранилось и по сегодняшний день.

Современным самоназванием русинов является Русины (панн.-рус. Руснаци). Соответствующее ему прилагательное русиньскый утвердилось только после 1945 года, в то время как ранее использовавшееся руськый получило новое значение «русский», что отображено в современном литературном[21] и разговорном[22] русинском. В настоящее время только в паннонско-русинском прилагательное руски используется в его первоначальном значении, в то время как в других регионах руськый употребляется только по отношению к довоенным понятиям, таких как Руськый дім или Руска бурса.

Алфавиты[править | править вики-текст]

В основе русинского языка во всех его кодифицированных вариантах лежит кириллица. Алфавит пряшевского русинского языка состоит из 36 букв[23]:

А а Б б В в Г г Ґ ґ Д д Е е Є є
Ё ё Ж ж З з І і Ї ї И и Ы ы Й й
К к Л л М м Н н О о П п Р р С с
Т т У у Ф ф Х х Ц ц Ч ч Ш ш Щ щ
Ю ю Я я Ь ь Ъ ъ

В лемковском варианте русинского из вышеперечисленных букв отсутствуют Ё и Ї[24], в воеводинском — Ё, І, Ы и Ъ (кроме того, Ї в нём следует за И)[25].

Примеры языка[править | править вики-текст]

Пример разговорного русинского языка XVIII века[править | править вики-текст]

Оригинал текста присяги на русинском языке (венгерский алфавит) из урбара 1774 года села Цоланфалва (Czolánfalva, совр. Плоскановица) комитата Берег (Bereg)[26]:

Ja, … bozsusza zsivomu bohu, Szvjatui Troiczi, Otczu, Szinu i Szvjatomu Duchovi, Szvjatui, Precsisztui Marii i uszim Bozsim szvjatim, zse ja na buk polozsivsi usitok sztrach, hnyiv, lyubov, szvui vlaszni choszen albo skodu i kasdi umiszlenni csolovicsi priklad, na kosdoje toto, sto budu szvidovanni po pravgyi povim, jak szvoi, tak insich tutosnich obivatelei mozsnoszti i uzsitki, dobra, skodi i pochibnosti szoho szela po pravgyi iszpovim i iz nich majmensoje natyulko znaju ne zataju, tak mi Bozse pomahaj i uszi svjati … etc.

Тот же текст присяги, но кириллицей:

Я, … , божу ся жывому Богу, Святӱй Тройци, Отцю, Сыну и Святому Духови, Святӱй Пречистӱй Марійи и усім Божым святым, же я, на бӱк положывши ушыток страх, гнïв, любов, свӱй властный хосен албо шкоду и каждый умысленный чоловічий приклад, на каждоє тото, што буду звідованный, по правдï повім, як свої, так иншых тутошньых обывателей можности и ужыткы, добра, шкоды и похыбности сёго села по правдï исповім и из них майменшоє, накӱлько знаю, не затаю, так ми , Боже, помогай и усï святï … и т. д.

Пример верховинского диалекта[править | править вики-текст]

Карпатоукраинский торуньский говор восточноверховинской группы:

" … О колдунах и колдуньях

Dawnó-dawnó o̯ták robίlɪ, ščò taká bɷ́la… d’v’idúšnɪkɷ ta.. ta xodίw, ta.. mọ́jїj mám’i s’a snίw jakɷ́z’ d’ίdo, ščo máw xv’ї́st, xvóst, ta snίw ji s’a. Ta máma tam p’їšlá dọ n’óɣo, ta ščóz’ ɣovorίla z nίm.. taj máma xvóra bɷ́la. Taj máma prɪšlá dọm’ї́, ta žїŋkɷ́ drúɣ’i vodɷ́ ji ɣasίlɪ — cɪ rọzum’ίjete? — ɣasίlɪ ji vọ́du, ta máma ɣét ɪz’b’il’íla, ɪššẹ́ xodίlɪ za ɣranίc’u, dẹ́z’ daléko, ta daválɪ ji vodɷ́ s’v’jačénọji, taj daválɪ ji krọ́v ɪs pérsta. Mọ́ji mám’i. Nno, ta v’ї́n mnóɣo čẹ́l’ade ták ščó.. obɷ́ xvọ́r’i bɷ́lɪ. … ""[27] (речь информанта передана с помощью фонетических знаков)

Тот же текст кириллицей (некоторые особенности произношения не переданы):

Даўно́-даўвно́ о̆та́к роби́ли, шчо така́ бы̊́ла… дьвiду́шникы̊ та.. та ходи́ў, та.. мо́йĭй ма́мi ся сниў якы̊зь дiдо, шчо маў хв’ĭст, хвост, та сниў ї ся. Та ма́ма там п’ĭшла́ до нёго, та шчозь говори́ла з ним.. та й ма́ма хво́ра бы̊́ла. Та й ма́ма пришла́ дôм’ĭ́, та жĭнкы̊́ дру́гi воды̊́ ї гаси́ли — ци рôзумíєте? — гаси́ли ї во́ду, та ма́ма гет изьбiлíла, ишшế ходи́ли за грани́цю, дêзь дале́ко, та дава́ли ї воды̊́ сьвьяче́ної, та й дава́ли крôв ис пе́рста. Мốї ма́мi. Нно, та в’ĭн мно́го чếляде так шчо.. обы̊́ хво́рi бы̊́ли.

Примеры современного русинского языка[править | править вики-текст]

Образец научного текста (Закарпатская Украина, подкарпатский русинский):

За школованя ґрекокатолицького попуства кунцём XVII. столїтія, зачатком XVIII. столїтія не є бізувных податок. Изглядователї звыкли ганути, ож образованость попув была низка. На сесю низку попуську образованость єпископ Мануел Ольшавськый многораз ся удкликує у своих наставах и острыма словами бичує необразованость попуства, удводячи из ниї и общу заубсталость русинського народа. Попы ид собі брали хлопцюв, вадь сынув собі (сякі пак ся поповичами кликали), а, кидь не мали свого, брали сына кантора, вадь дакого ученлившого ґаздуського сына, научили го писати, читати, у цирьковли валушні функції сповняти. Пак по дакулькох годах канторованя, майбулшераз уже женатого молодяка, который ид тому часто из земледїлством свуй хлїб заробляв, представили єпископу, и вун усятив го вадь на сященика, вадь на дяка.[28]

Образец художественного текста (Восточная Словакия, пряшевский русинский):

Чоловік найчастїше споминать на молоды часы. Є то цалком нормалне.

Тадь то рокы, кідь зазнаме всякого. І доброго, і планого. В тім часї ся чоловік находить, як кібы в скаралущі. Розвивать ся, як цвіт на черешни. Выпхати ся мож з того обалу лем тогды, як прийде час, кідь цалком дозріє. Даколи стачіть ся неограбаным способом дотулити білого домику, такой ся пораниш, што ті буде тякнути на цілый жывот. А кідь ся народиш в теплї, обколесеный ласков, розвиваш ся в добрых условіях, выпадеш із скаралущі, як міцна істота. Такым потім буде і твій далшый жывот. Із добрї заложеным фундаментом. Было бы смішно сі робити надїй, же жывот є лем єдна рівна путь… Кібы то так чоловік знав… Кібы ся міг іщі раз народити і піти по тій істій пути…[29]

Образец публицистического текста (Лемковщина, лемковский русинский):

22 червця 2012 в пряшівскій реставрациі «U babičky» одбыл ся Літературний Вечер лавреатів Нагороды Александра Духновича за русиньску літературу, на якым вручено Нагороду за рік 2012. Новым лавреатом остав русиньскій поета з Кежмарку, родак з русиньского села Остружниця — Юрко Харитун.

Каждорічно тота нагорода передає ся на основі рекомендациі медженародной пороты, членами которой в тім році были: проф. Др. Патриция Крафчік (предсідателька) і проф. Др. Штефан Пю зо ЗСА, і доц. ПгДр. Валерий Купка, к.н., зо Словациі. Нагороду признає Карпаторусиньскій Науковий Центер в Ґласпорті (ЗСА), на челі которого стоіт президент проф. Др. Павел Роберт Маґочій.[30]

Библиография[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. По данным национальных статистических бюро:
    • Словакия — 54,907 [1]
    • Сербия — 15,626 [2]
    • Украина — 6,725 [3]
    • Хорватия — 2,337 [4]
    • Польша — 5,800 [5]
    • Венгрия — 1,098 [6]
    • Чехия — 1,106 [7]
  2. Мова — Світова Академія Русинської Культури
  3. Tomasz Kamusella. The Politics of Language and Nationalism in Modern Central Europe. — Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2009. — 896 с. — ISBN 0-23-055070-3.
  4. 1 2 3 Серболужицкий (серболужицкие) и русинский(русинские)языки: к проблематике их сравнительно-исторической синхронности и общности. В сборнике: Исследование языков в русле традиций сравнительно-исторического и сопоставительного языкознания, инф. материалы и тезисы докладов, Москва, издательство МГУ, 2001, ISBN 5-211-04448-7
  5. 1 2 Микулаш Шпирко. Русско-русинские языковые контакты, Univerzita Palackého v Olomouci
  6. А.Д. Дуличенко Основы славянской филологии. Т. II: Лингвистическая проблематика. — Opole: Uniwersytet Opolski, 2011. — С. 383. — 640 с. — ISBN 978-83-86881-56-7.
  7. 1 2 А. Ю. Мусорин. Из наблюдений над лексикой русинского языка (рус.). Актуальные проблемы словообразования и лексикологии. — Вып. Х. — Новосибирск, 2007. — С. 332—336. Проверено 13 сентября 2009. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  8. ІЗБОРНИК: РУСИНСЬКА МОВА (рус.). Изборник: проект электронной библиотеки староукраинской литературы. Проверено 13 сентября 2009. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  9. ЗАКОН УКРАЇНИ Про засади державної мовної політики.
  10. Однако из приводимых А.Мусориным примеров таких церковнославянизмов слова юнак, властник, владолюбство, воскреснути, раб являются обычными словами украинского языка (причём первые три отсутствуют в русском), а остальные применяются в нём как архаизмы (см. Западнорусский письменный язык), «высокая» или конфессиональная лексика
  11. В статье А.Мусорина присутствует довольно много ошибок в написании украинских слов: «якость» вместо «якість», «коштовати» вместо «коштувати», «кiшеня» вместо «кишеня» и т. д. Кроме того, происхождение некоторых слов указано неверно (напр. «файный» подано как заимствование с английского посредством польского, хотя согласно наиболее распространенному мнению оно имеет немецкое происхождение.)
  12. Г. Костельник. Грамматика бачваньско-рускей бешеди.// Г. Костельник. Проза на руским литературним язику. Нови Сад, 2011. ISBN 978-86-7105-223-8
  13. Супрун А. Е. Введение в славянскую филологию. — Минск, 1989. — С. 132
  14. В. В. Чарский. Русинский язык Сербии и Хорватии в свете языковых контактов. Лингвогенетический аспект. Московская область, Щелково, 2011. ISBN 978-5-904456-57-3
  15. Henryk Fontański,Mirosława Chomiak. Gramatyka języka łemkowskiego «Śląsk» Sp. z.o.o. Wydawnictwo Naukowe, Katowice 2000
  16. Георгий Геровский. Язык Подкарпатской Руси (перевод с чешского, книга подготовлена к изданию стараниями С. В. Шарапова) Москва 1995
  17. Georgij Gerovskij, «Jazyk Podkarpatské Rusi I., Lidová řeč Podkarpatské Rusi» (s mapou nářečí Podkarpatské Rusi), Československá vlastivěda, díl III. — Jazyk, stránky 480—517, Praha 1934.
  18. Иванъ Гарайда. Грамматика руського языка. Унгваръ, 1941
  19. Мусорин — Из наблюдений над лексикой русинского языка
  20. Чарский Вячеслав. Южнорусинский язык в свете языковых контактов. Лингвогенетический аспект. Диссертация на соискание степени кандидата филологических наук. Москва, 2008 г.
  21. Павел Роберт Маґочі Не треба баламутити чітателя // 'Народны Новинкы: културно-сполоченьскый тыжденник Русинів СР. — 30 октября 2002. — № 43-44. — С. 3.
  22. Сабадош І.В. Словник закарпатської говірки села Сокирниця Хустського району. — Ужгород: Ліра, 2008. — С. 325. — 480 с. — ISBN 978-966-2195-13-2.
  23. Василь Ябур, Анна Плїшкова Русиньскый язык у зеркалї новых правил про основны і середнї школы з навчанём русиньского языка. — 2. — Пряшів: Русин і Народны новинкы, 2005. — С. 7. — 128 с. — ISBN 80-88769-61-2.
  24. Paul Robert Magocsi (red. nauk.) Русиньскый язык : Najnowsze dzieje języków słowiańskich. — 2. — Opole: Uniwersytet Opolski — Instytut Filologii Polskiej, 2007. — С. 222. — 476 с. — ISBN 83-86881-38-0.
  25. Paul Robert Magocsi (red. nauk.) Русиньскый язык : Najnowsze dzieje języków słowiańskich. — 2. — Opole: Uniwersytet Opolski — Instytut Filologii Polskiej, 2007. — С. 280. — 476 с. — ISBN 83-86881-38-0.
  26. Іштван Удварі. Русинські жерела урбарської реформы Марії Теризії. Nyíregyháza, 1999.
  27. С. Л. Николаев, М. Н. Толстая. Словарь карпатоукраинского торуньского говора. Институт славяноведения РАН, Москва 2001
  28. Іштван Удварі Образчикы з історії пудкарпатськых Русинув. XVIII. столїтіє. Изглядованя з історії культуры и языка. — Ужгород: Удавательство В. Падяка, 2000. — С. 67. — 340 с. — ISBN 996-7838-01-3.
  29. Марія Мальцовска Зелена фатаморґана. — Ужгород: Выдавательство В. Падяка, 2007. — С. 9. — 148 с. — ISBN 978-966-387-009-0.
  30. Петро Крайняк Вручено Нагороду Александра Духновича за русиньску літературу // Бесіда. — июль-август 2012. — № 4. — С. 10. — ISSN 1508-5104.

Ссылки[править | править вики-текст]

Логотип «Википедии»

«Википедия» содержит раздел
на русинском языке
«Головна сторінка»

Логотип «Викисловаря»
В Викисловаре список слов русинского языка содержится в категории «Русинский язык»