Ягода, Генрих Григорьевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Генрих Григорьевич Ягода
1930 jagoda.jpg
Ягода в рабочем кабинете
Флаг
1-й народный комиссар внутренних дел СССР
10 июля 1934 — 26 сентября 1936
Глава правительства: Вячеслав Михайлович Молотов
Предшественник: должность учреждена
Преемник: Николай Иванович Ежов
Флаг
2-й народный комиссар связи СССР
26 сентября 1936 — 3 апреля 1937
Предшественник: Алексей Иванович Рыков
Преемник: Иннокентий Андреевич Халепский
 
Рождение: 7 (19) ноября 1891({{padleft:1891|4|0}}-{{padleft:11|2|0}}-{{padleft:19|2|0}})
Рыбинск, Ярославская губерния, Российская империя
Смерть: 15 марта 1938({{padleft:1938|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:15|2|0}}) (46 лет)
Москва, СССР
Место погребения: неизвестно
Имя при рождении: Енох Гершенович Ягода
Отец: Гершон (Гирш) Фишелевич (Григорий Филиппович) Ягода
Мать: Мария (Хася) Гавриловна Ягода
Супруга: Ида Леонидовна Авербах
Дети: сын Гарик
Партия: ВКП(б)
 
Военная служба
Годы службы: 19151917
Принадлежность: Флаг Российской империи Российская империя
Флаг СССР Советский Союз
Род войск: пехота
государственная безопасность
Звание: ефрейтор (Русская императорская армия)
Генеральный комиссар государственной безопасности НКВД/НКГБ СССР (СССР)
Сражения: Первая мировая война
 
Награды:
Орден Ленина Орден Красного Знамени Орден Красного Знамени

Орден Трудового Красного Знамени

Лишён всех наград

Ге́нрих Григо́рьевич Яго́да (имя при рождении — Енох Гершонович Яго́да[1] (7 [19] ноября 1891 год, г. Рыбинск Ярославской губ. — 15 марта 1938 года, Москва) — советский государственный и политический деятель, один из главных руководителей советских органов госбезопасности (ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД), нарком внутренних дел СССР (19341936), генеральный комиссар государственной безопасности.

Биография[править | править вики-текст]

Ранние годы[править | править вики-текст]

Родился 7 (19) ноября 1891 года в Рыбинске, в еврейской ремесленной семье. Его отец, Гершон Фишелевич (Григорий Филиппович в советских документах) Ягода, был печатником-гравёром. Кроме Еноха, в семье было еще двое сыновей — Михаил и Лев — и пять дочерей.

Семья Ягоды была связана родственными отношениями с семьёй Свердловых. Отец Ягоды, Гершон Филиппович, приходился двоюродным братом Михаилу Израилевичу Свердлову, отцу Якова Свердлова, жившему в Нижнем Новгороде. Впоследствии Ягода женился на Иде Леонидовне Авербах (дочери родной сестры Якова Свердлова Софьи Михайловны), своей троюродной племяннице. У них был сын Гарик (род. 1929). Братом Иды Авербах был советский литератор Леопольд Авербах.

Вскоре после рождения Еноха семья переехала в Нижний Новгород, где отец работал подмастерьем у печатников. Живя в Нижнем Новгороде, Ягода познакомился с Яковом Свердловым.

Семья была связана с социал-демократами. В 1904 году Гершон Ягода согласился на то, чтобы у него в квартире находилась подпольная типография Нижегородского комитета РСДРП(б). Юный Енох участвовал в работе этой подпольной типографии.

В декабре 1905 году во время декабрьского вооруженного восстания в Сормове погиб старший брат Михаил (18901905).

В 1907 году пятнадцатилетним подростком примкнул к нижегородским анархистам-коммунистам. По агентурным сведениям Московского охранного отделения в 1907—1908 годах принадлежал к нижегородской группе анархистов-коммунистов. В 1911 году на Генриха Ягоду было возложено поручение: завязать сношения с московской группой анархистов для совместного ограбления банка.[2]

Москва, арест. Ссылка в Симбирск (1912—1913)[править | править вики-текст]

Учётная карточка, 1912 г.

Летом 1912 года 20-летнего Генриха Ягоду задержали в Москве: будучи евреем, он не имел права жить в Москве и поселился там по подложному паспорту, оформленному на имя некого Галушкина у своей сестры Розы — члена партии анархистов. Он был изобличён «в преступных сношениях с лицами, принадлежащими к революционным организациям». Жандармы отметили, что молодой человек имел намерение перейти в православие и устроиться на работу в старой столице. Суд приговорил его к двум годам ссылки в Симбирск, где у его деда был свой дом.

Вскоре после приезда в Симбирск, ссыльный Ягода подал прошение на имя симбирского губернатора Ключарева, прося перевода к родителям в Нижний Новгород. Мотивируя просьбу, Ягода писал: «В г. Симбирске не имею личного заработка и нуждаюсь в семейной обстановке вследствие моего крайне болезненного состояния…». Губернатор оставил просьбу без внимания[3].

Амнистия по случаю 300-летия дома Романовых сократила срок ссылки на год. Это позволило Генриху Ягоде уже летом 1913 года не только вернуться из ссылки, но и поселиться в Санкт-Петербурге. Для этого ему пришлось принять православие и формально отказаться от иудаизма.[4]

Санкт-Петербург (1913—1917)[править | править вики-текст]

С 1913 года работал на Путиловском заводе.

В 1930 году один из заместителей Ягоды — Трилиссер, старый член партии, отбывший десять лет на царской каторге, по собственной инициативе предпринял исследование биографии своего начальника. Автобиография Ягоды, написанная по требованию Оргбюро ЦК, оказалась лживой. Ягода писал, что он вступил в партию большевиков в 1907 году, в 1911 году был отправлен царским правительством в ссылку и в дальнейшем принимал активное участие в Октябрьской революции. Почти всё это было неправдой. На самом деле Ягода примкнул к партии только летом 1917 года, а до того не имел с большевиками ничего общего[5].

В 1915 году Генриха Ягоду призвали в армию и отправили на поля сражений Первой мировой войны. Он дослужился до ефрейтора 20-го стрелкового полка 5-го армейского корпуса. Осенью 1916 года получил ранение и вскоре был демобилизован. Вернулся в Санкт-Петербург.

В 1917 году сотрудничал в газете «Солдатская правда» (газета издавалась с 15 (28) апреля 1917 года по 6 марта 1918. В июле закрыта Временным правительством[6]). К предреволюционным годам относится знакомство Ягоды с Максимом Горьким, с которым они позже поддерживали дружеские отношения.

Революция и деятельность в ВЧК-ОГПУ[править | править вики-текст]

Был участником Октябрьской революции в Петрограде.

Г.Г. Ягода(крайний слева) с В. Р. Менжинским и Ф. Э. Дзержинским в 1924 году

С ноября 1917 года по апрель 1918 года — ответственный редактор газеты «Крестьянская беднота».

С 1918 года работал в Петроградской ЧК. В 1918—1919 годы — сотрудник Высшей военной инспекции РККА. В 1919 году его заметили Я. М. Свердлов и Ф. Э. Дзержинский и перевели в Москву. В 1919—1920 годы — член коллегии Народного комиссариата внешней торговли. C конца 1919 года по конец 1920 года управляющий делами управления Особого отдела, приказ о назначении подписан И. П. Павлуновским[7]. С 1920 член Президиума ВЧК, затем член коллегии ГПУ. С сентября 1923 года — второй заместитель председателя ОГПУ. Со смертью Дзержинского в июле 1926 года ОГПУ возглавил Менжинский, занимавший до того момента пост первого зампреда и будучи начальником Секретно-оперативного управления — в последней должности его сменил в июле 1927 года Ягода[8].) Из-за болезни председателя ОГПУ В. Р. Менжинского Ягода фактически возглавлял это учреждение. По утверждению А. Колпакиди, с уходом И. А. Акулова с поста первого зампреда ОГПУ эта должность оставалась вакантной и ведущую роль стал играть зампред Г. Г. Ягода.

Во внутрипартийной борьбе поддержал И. В. Сталина. Руководил разгромом антисталинских[9] демонстраций в октябре 1927 года.

4 августа 1933 года Ягода был награждён орденом Ленина (за строительство Беломорканала).

В начале 1933 г. принял участие в фальсификации дела о вредительстве в системе Наркомата земледелия и Наркомата совхозов СССР, и о шпионско-диверсионной организации, работавшей на Японию (по делу вредителей было арестовано около 100 специалистов-аграрников во главе с заместителями наркома земледелия Ф. М. Конаром и А. М. Маркевичем, а также заместителем наркома совхозов СССР М. М. Вольфом. На суде 14 обвиняемых отказались от своих показаний. Однако 40 человек были приговорены к расстрелу, остальные осуждены на различные сроки заключения. Из 23 обвиняемых по делу шпионажа к расстрелу были приговорены 21 человек). Некоторое время спустя А. М. Маркевич написал из лагеря заявление на имя Сталина, Молотова и прокурора СССР И. А. Акулова, где указывал на незаконные методы ведения следствия:

Ягода резко оборвал меня: «Не забывайте, что вы на допросе. Вы здесь не зам. наркома. Не думаете ли вы, что мы через месяц перед вами извинимся и скажем, что ошиблись. Раз ЦК дал согласие на ваш арест, значит, мы дали вполне исчерпывающие и убедительные доказательства вашей виновности». Все следователи по моему делу добивались только признания виновности, а все объективные свидетельства моей невиновности отметали[10]

В это же время заявление на имя заведующей бюро жалоб Комиссии советского контроля М. И. Ульяновой прислал А. Г. Ревис, один из двух не расстрелянных фигурантов по делу о шпионаже в пользу Японии. Он также сообщил о незаконных методах ведения следствия. Комиссия Политбюро, образованная 15 сентября 1934 г. для изучения обоих заявлений (и состоявшая из Кагановича, Куйбышева и Акулова), пришла к выводу о том, что заявления соответствуют истине. Ею, кроме того, были выявлены и другие случаи нарушения законности органами ОГПУ и НКВД: пыток арестованных и фабрикации дел. Комиссия подготовила проект постановления, в котором предусматривалось искоренение незаконных методов следствия; наказание виновных и пересмотр дел о Ревисе и Маркевиче. Убийство Кирова предотвратило принятие этого проекта.[11]

Глава НКВД[править | править вики-текст]

Максим Горький и Генрих Ягода. Не ранее ноября 1935 г. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 1656. Л. 9.

В июле 1934 г. был образован НКВД СССР. И новый наркомат, и Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) возглавил Генрих Ягода.

О настроениях Ягоды в тот момент свидетельствовал позднее начальник Секретно-политического отдела НКВД Г. А. Молчанов:

В 1934 г. Ягода неоднократно указывал мне на необходимость проведения более либерального курса в нашей карательной политике. Мне, например, запомнился разговор, который мы вели летом 1934 г. на водной станции «Динамо». В этом разговоре Ягода прямо мне сказал, что пора, пожалуй, прекратить расстреливать людей.[12]

Подобные заявления Ягоды являлись отражением общего курса правящей элиты на введение репрессий в рамки закона. Аналогичным образом высказывались тогда Ворошилов и Каганович.[13]

Под руководством Ягоды был учреждён ГУЛаг и увеличилась сеть советских исправительно-трудовых лагерей, началось строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключённых. К освещению этой стройки было привлечено 36 видных писателей во главе с Максимом Горьким[14].

Ягода официально носил титул «первого инициатора, организатора и идейного руководителя социалистической индустрии тайги и Севера». В честь заслуг Ягоды по организации лагерных строек был даже воздвигнут специальный памятник на последнем шлюзе Беломорско-Балтийского канала в виде тридцатиметровой пятиконечной звезды́, внутри которой находился гигантский бронзовый бюст Ягоды[15][16].

Ягода и Хрущёв на строительстве канала Москва — Волга

Под давлением Сталина участвовал в организации судебных процессов над «убийцами» С. М. Кирова, «Кремлёвского дела» и др., однако противился фабрикации дел о подпольных антисоветских организациях. По мнению историка О. В. Хлевнюка фактически сталинскую линию в следствиях по этим делам проводил Ежов, который вступил в заговор против наркома внутренних дел… и его сторонников с одним из заместителей Ягоды Я. С. Аграновым[17]

В 1935 году Ягоде первому было присвоено звание «Генеральный комиссар госбезопасности». В августе 1936 состоялся показательный Первый Московский процесс против Каменева и Зиновьева.

22 августа 1936 г. покончил с собой М. П. Томский. В постскриптуме предсмертного письма, адресованного Сталину, он писал:

Если ты хочешь знать, кто те люди, которые толкали меня на путь правой оппозиции в мае 1928 г. — спроси мою жену лично, только тогда она их назовёт.

Встретившийся с женой Томского Ежов выяснил (согласно его собственному заявлению), что Томский имел в виду Ягоду.[18]

В сентябре 1936 года Ягода был снят с поста наркома внутренних дел и назначен наркомом связи. В январе 1937 снят и с этого поста, исключён из ВКП(б).

4 апреля центральные газеты СССР опубликовали официальное сообщение за подписью председателя Президиума ЦИК СССР Михаила Калинина, в котором отмечалось: «Ввиду обнаруженных преступлений уголовного характера народного комиссара связи Г. Г. Ягоды Президиум ЦИК СССР постановляет <…> передать дело следственным органам»[19].

Арест[править | править вики-текст]

28 марта 1937 г. арестован НКВД.

Опросом членов ЦК ВКП(б) от 31.03 — 01.04.37 года

О Ягоде.

Утвердить следующее предложение Политбюро ЦК ВКП(б):

Ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений Наркома связи Г. Г. Ягоды, совершённых в бытность его Наркомом внутренних дел, считать необходимым исключение его из партии и ЦК и санкционировать на его арест.

При обыске у Ягоды, согласно протоколу, были найдены фильмы, открытки, фотографии порнографического характера[20], резиновый искусственный половой член[21], троцкистская литература и др. Также две расплющенные пули, которыми были убиты Зиновьев и Каменев, с надписями. Всё это забрал к себе новый нарком НКВД Н. И. Ежов, оно было изъято при его аресте. Первоначально Ягоду обвинили в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», затем ещё обвинили в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции». Против Ягоды выступили его главные сподвижники Я. С. Агранов, Л. М. Заковский, С. Г. Фирин, С. Ф. Реденс, Ф. И. Эйхманс, З. Б. Кацнельсон, И. М. Леплевский и др. Протокол допроса от 28 апреля 1937 года[22].

В письме А. Х. Артузова к Н. И. Ежову в 1937 году дается оценка Ягоде, как человека ограниченного, недостойного по всем параметрам тех постов, которые он занимал в ОГПУ. По характеру, по интеллектуальной силе, по культуре, по образованию, по знанию марксизма Ягода — антипод В. Р. Менжинского.

Б. И. Гудзь

Его жена Ида Авербах была уволена из прокуратуры и 9 июня 1937 года арестована «как член семьи осуждённого НКВД СССР». Вместе с матерью и семилетним сыном она была отправлена в ссылку в Оренбург сроком на пять лет[23], позже расстреляна.

Со слов драматурга Владимира Киршона, который был целенаправленно подсажен чекистами в тюремную камеру к Ягоде незадолго до вынесения приговора суда, тот вспоминал и пытался расспрашивать Киршона как о своей любовнице, невестке покойного Горького Надежде Пешковой («Тимоше»), так и о жене и сыне. Он говорил:

Я хотел (…) расспросить вас об Иде, Тимоше, ребёнке, родных… Если б я увиделся с Идой, сказал бы несколько слов насчет сынка, я бы на процессе чувствовал себя иначе, всё перенёс бы легче…

Ягода знал, что его обманывают, обещая устроить свидание с супругой[24].

«Тимоша» Пешкова была вдовой сына Максима Горького — Максима Пешкова. Обвинение в убийстве сына Горького (как и самого Горького) было предъявлено Ягоде и секретарю Горького П. П. Крючкову. Когда Ягода признал себя в этом виновным, он утверждал, что сделал это из «личных соображений» — влюблённости в Тимошу.

Судебный процесс[править | править вики-текст]

В феврале 1938 года Ягода предстал на Третьем Московском процессе как один из главных обвиняемых. На обвинение в шпионаже ответил:

Нет, в этом я не признаю себя виновным. Если бы я был шпионом, то уверяю вас, что десятки государств вынуждены были бы распустить свои разведки.

Приговор по делу Бухарина-Рыкова-Ягоды, март 1938

На процессе Ягода признал себя виновным в том, что прикрывал участников заговора, будучи заместителем председателя ОГПУ. На процессе произошел следующий диалог между прокурором А. Я. Вышинским и Ягодой:

Вышинский: Во всяком случае, это было тогда, когда вы, подсудимый Ягода, были заместителем председателя ОГПУ и когда на вашей обязанности лежала борьба с подпольными группами?

Ягода: Да.

Вышинский: Следовательно, вы совершили прямую государственную измену?

Ягода: Да.

Процесс примечателен также следующим диалогом:

Вышинский: Скажите, предатель и изменник Ягода, неужели во всей вашей гнусной и предательской деятельности вы не испытывали никогда ни малейшего сожаления, ни малейшего раскаяния? И сейчас, когда вы отвечаете, наконец, перед пролетарским судом за все ваши подлые преступления, вы не испытываете ни малейшего сожаления о сделанном вами?

Ягода: Да, сожалею, очень сожалею…

Вышинский: Внимание, товарищи судьи. Предатель и изменник Ягода сожалеет. О чём вы сожалеете, шпион и преступник Ягода?

Ягода: Очень сожалею… Очень сожалею, что, когда я мог это сделать, я всех вас не расстрелял.

На рассвете 13 марта суд огласил приговор: подсудимый был признан виновным и приговаривался к расстрелу. Последней попыткой сохранить жизнь было прошение о помиловании, в котором Ягода писал:

Вина моя перед Родиной велика. Не искупить её в какой-либо мере. Тяжело умирать. Перед всем народом и партией стою на коленях и прошу помиловать меня, сохранив мне жизнь.

Центральный Исполнительный Комитет СССР прошение отклонил. Расстрелян 15 марта 1938 года в Лубянской тюрьме НКВД.

Награды[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Ягода Генрих (Енох) Григорьевич (Гершенович)
  2. Справка начальника Симбирского губернского жандармского отделения полковника Никольского о Генрихе Ягоде. 2 января 1913
  3. «Кровав, как никто из чекистов», «Симбирский курьер»
  4. Александр Север. Тайна сталинских репрессий
  5. А. М. Орлов. «Тайная история сталинских преступлений»
  6. «Солдатская правда», ежедневная газета 1917
  7. 1 2 А. И. Колпакиди. М. Л. Серяков. ЩИТ И МЕЧ. Энциклопедический справочник (23). Проверено 19 марта 2013. Архивировано из первоисточника 21 марта 2013.
  8. Народ
  9. Борис Черток. «Люди и ракеты»
  10. Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., РОССПЭН, 2012. С. 226
  11. Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., РОССПЭН, 2012. С. 227—228
  12. Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., РОССПЭН, 2012. С. 223
  13. Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., РОССПЭН, 2012. С. 222—223
  14. Беломорско-Балтийский канал имени Сталина: История строительства. — Под редакцией М. Горького, Л. Л. Авербаха, С. Г. Фирина. — М., Государственное издательство «История фабрик и заводов», 1934.
  15. Взлёт и падение Генриха Ягоды
  16. С. Н. Наумов. Палачи русского народа
  17. Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., РОССПЭН, 2012. С. 263
  18. Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., РОССПЭН, 2012. С. 264—265
  19. Новая Газета | Цветной выпуск от 27.04.2007 № 15 (25) | Премьера года: канал Москва—Волга
  20. [1], подраздел «Протокол обыска и опись имущества, изъятого на квартирах и даче Г. Г. Ягоды»
  21. Историко-документальная выставка «XVII съезд ВКП(б) — съезд расстрелянных победителей»
  22. Спецсообщение Н. И. Ежова И. В. Сталину с приложением протокола допроса Г. Г. Ягода. 28 апреля 1937 г.
  23. Мухин, Леонид. Виктория Авербах: Мой дед — Генрих Ягода // Живой Ангарск : новостной портал. — 2010-04-28.
  24. Киршон, В. М. Запрещённый Сталин. Часть II // Глава 7. Сталин и Ягода // Сообщение В. М. Киршона о поведении Ягоды в тюрьме. zapravdu.ru (1938). Проверено 28 октября 2011. Архивировано из первоисточника 5 февраля 2012.
  25. Ягода
  26. в связи с 10-летием ВЧК-ГПУ-ОГПУ [2]

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]