Яндарбиев, Зелимхан Абдулмуслимович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Зелимхан Абдулмуслимович Яндарбиев
Йандарбин Іабдулмуслиман кІант Зелимха
Зелимхан Абдулмуслимович Яндарбиев
Флаг
и.о. Президента Чеченской Республики Ичкерия
21 апреля 1996 — 12 февраля 1997
Предшественник: Джохар Мусаевич Дудаев
Преемник: Аслан Алиевич Масхадов
Флаг
1-й Вице-президент Чеченской Республики Ичкерия
17 апреля 1993 — 21 апреля 1996
Предшественник: нет, должность учреждена
Преемник: Саид-Хасан Абумуслимов
 
Рождение: 12 сентября 1952({{padleft:1952|4|0}}-{{padleft:9|2|0}}-{{padleft:12|2|0}})
с. Выдриха, Шемонаихинский район, Восточно-Казахстанская область, Казахская ССР
Смерть: 13 февраля 2004({{padleft:2004|4|0}}-{{padleft:2|2|0}}-{{padleft:13|2|0}}) (51 год)
Доха, Катар
Дети: двое сыновей (старший Дауд)
Партия: Вайнахская демократическая партия
Образование: Чечено-Ингушский государственный университет
Деятельность: поэт, прозаик, драматург
 
Военная служба
Годы службы: 19912002
Принадлежность: Чеченская Республика ИчкерияFlag of Chechen Republic of Ichkeria.svg Чеченская Республика Ичкерия
Звание:  ?
Командовал: Вооружённые силы ЧРИ
Сражения: Первая чеченская война

Межвоенный конфликт в Чечне[1]
Вторжение в Дагестан
Вторая чеченская война:

 
Награды:
Орден «Честь Нации»

Зелимха́н Абдулмусли́мович Яндарби́ев (чеч. Йандарби́н Іабду́л-Муслима́н кІа́нт Зели́мха; 12 сентября 1952, село Выдриха, Шемонаихинский район, Казахская ССР — 13 февраля 2004, Доха, Катар) — активный участник террористического движения в Чечне. В 19961997 годах исполнял обязанности президента самопровозглашённой Чеченской Республики Ичкерия. Участвовал в боевых действиях против российских войск. Обвинялся в террористической деятельности на территории России, с 2001 года находился в международном розыске по линии Интерпола.[2] Был внесён в список террористов ООН.[3][4]

Убит в феврале 2004 года в Дохе, в результате операции российских спецслужб[5]

Общая биография[править | править исходный текст]

Родился в Казахстане (выходец из тейпа Хал-Келой). Позже переехал в Чечено-Ингушскую АССР, в своё родовое селение Старые Атаги. В 17 лет начал работать разнорабочим и каменщиком. В 1972 году был призван на службу в армию. После демобилизации два года работал помощником бурильщика на буровой. Одновременно поступил на заочное отделение филологического (чеченский язык и литература) факультета Чечено-Ингушского государственного университета, который окончил в 1981 году.

После окончания университета работал корректором, а затем начальником производственного отдела Чечено-ингушского книжного издательства. Вступил в КПСС.

В 1985—1986 годах занимал должность председателя Комитета пропаганды художественной литературы Союза писателей СССР. В период перестройки занялся общественно-политической деятельностью. С 1989 года работал литературным консультантом в Союзе писателей ЧИАССР, с этого же времени являлся председателем политической организации чеченского общества «Барт» («Согласие»).

Был женат, имел детей: три дочери и два сына. Старший сын погиб под колесами автомобиля в конце восьмидесятых в районе 18 школы. Младший Дауд получил ранения во время покушения в Катаре.

На момент знакомства с Джохаром Дудаевым возглавлял Вайнахскую демократическую партию.

Литературная деятельность[править | править исходный текст]

Ещё в советские годы начал заниматься литературной деятельностью (стихи, проза, драматургия), продолжил её и после провозглашения ЧРИ, занимая руководящие посты и являясь одним из основных идеологов сепаратизма.

В период 1981—1983 годах издал первые два сборника стихов «Сажайте, люди, деревца» (1981), «Знаки зодиака» (1983) и повесть «Время расплаты» (1983). В это же время стал членом и руководителем литературного кружка «Пхьармат» («Прометей») в Грозном, где, по его словам, «писал стихи на вайнахском языке, что само по себе уже было явлением антисоветским».

В 1984 году вступил в Союз писателей ЧИАССР, в 1985 году — в Союз писателей СССР. В 1986 году был назначен главным редактором детского журнала «Радуга». В этом же году вышел сборник его стихов «Сыграйте мелодию», а в местном драмтеатре состоялась премьера его пьесы «Не приведи Господь».

В 1987—1989 годах учился в Москве на Высших литературных курсах при Литературном институте имени Горького. В 1990 году был опубликован четвёртый сборник его стихов «Жизнь права».

В 1996 во Львове была издана книга его мемуаров «Чечения — битва за свободу» [1]. В 1997 году в дагестанском книжном издательстве «Юпитер» вышла пятая книга его стихотворений «Письмена на грани жизни» (чеч. «Зил тІера йозанаш»).

Другие книги Яндарбиева, изданные в различные годы или неизданные: «В преддверии независимости», «Джихад и проблемы современного мира» [2] (Габала, 2000), «Чей Халифат?» (Габала, 2001), «Истинный лик терроризма» (2003), поэтические сборники «Баллада о Джихаде» (2003), «Галерея памяти» (2004).

Политическая деятельность[править | править исходный текст]

В мае 1990 года организовал и возглавил Вайнахскую демократическую партию (ВДП), целью которой было «создание независимого демократического государства». После образования Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН) в ноябре 1990 года стал заместителем Председателя исполкома ОКЧН (председателем был избран Джохар Дудаев).

В 1991—1993 годах был депутатом парламента ЧРИ первого созыва, возглавлял Комитет по СМИ и свободе слова. Выступал как последовательный и жёсткий сторонник независимости Чечни от Российской Федерации.

В 1992 году возглавил делегацию парламента Ичкерии на переговорах с делегацией Верховного совета РСФСР. В 1992 году совершил первый хадж в Мекку[6].

В апреле 1993 года поддержал решения президента Джохара Дудаева о роспуске парламента, конституционного суда ЧРИ и Грозненского городского собрания. Сергей Шахрай, в 1993—1994 годах министр по делам национальностей и региональной политики России, будучи в гостях на популярной радиостанции вспоминал об этом следующее:

Что касается Дудаева, то в 93-м году в Грозном, мне, Рамазану Абдулатипову и Валерию Шуйкову удалось подписать соглашение с парламентом Чечни. И Дудаев тогда тоже против этого не возражал о разграничении предметов ведения и полномочий. Мы готовы были этот договор с Грозным подписать. Кстати, именно этот договор в последующем подписал Шаймиев, ну, доведённый до логического конца. Через месяц или 2 после подписания этого документа осенью в Москву явился Яндарбиев. Привёз бумагу о том, что они свои подписи под этим документом отзывают. Яндарбиев не скрывал свою концепцию. Он говорил, понимаете, Сергей Михайлович, он и мне это говорил, чеченское общество, общество тейповое, родовое, важны клановые и прочие интересы. Один клан за образование отвечал, другой за МВД, третий ещё за что-то. В такой ситуации Дудаев никто, все решают эти кланы между собой и внутри себя. Нам нужна большая война, чтобы в пламени войны с Россией переплавить, разрушить родовые племенные отношения, а потом мы, говорит, после войны с Россией заключим мир, но мы будем уже демократическим государством, где нужен президент, разделение властей, но хлеще Геббельса. Это была концепция. Им в войне надо было переплавить свои там тейповые отношения. И построить в кавычках гражданское общество.

Передача «Без дураков» от 02.04.2008, радиостанция «Эхо Москвы»

17 апреля 1993 года указом Дудаева назначен вице-президентом Ичкерии, занимался в основном идеологическими вопросами. В должности вице-президента посещал Литву и Грузию.

1 октября 1993 года на него было совершено покушение — когда Яндарбиев выходил из машины возле своего дома, неизвестные выпустили в него две гранаты из подствольного гранатомёта, но никто при этом не пострадал.

Во время Первой чеченской войны принимал участие в боевых действиях на стороне сепаратистов, в середине января 1995 года руководил обороной центральной части Грозного.

22 апреля 1996 года, будучи вице-президентом ЧРИ, в связи с гибелью Джохара Дудаева стал исполняющим обязанности президента и верховным главнокомандующим вооружёнными силами ЧРИ.

28 мая 1996 года возглавлял чеченскую делегацию на переговорах в Москве (российскую сторону возглавлял Борис Ельцин). В результате переговоров было подписано соглашение «О прекращении боевых действий в Чечне с 1 июня» (вскоре соглашение было нарушено обеими сторонами).

В начале августа 1996 года под политическим руководством Яндарбиева боевики осуществили штурм Грозного. 16 августа 1996 года Яндарбиев и секретарь Совета безопасности РФ генерал Александр Лебедь объявили о создании наблюдательной комиссии для контроля за выполнением условий прекращения огня.

3 октября 1996 года возглавлял чеченскую делегацию на очередных переговорах в Москве (российскую делегацию возглавлял Виктор Черномырдин).

После избрания в 1997 году президентом ЧРИ Аслана Масхадова примкнул к национал-радикальному крылу оппозиции, которое возглавлял Салман Радуев. Позже поддерживал оппозиционный Совет командующих, созданный Шамилем Басаевым и его сторонниками. Критиковал Масхадова за мягкость в отношениях с Россией и нежелание в полной мере вводить в Чечне шариат.

Считался одним из идеологов вторжения исламских боевиков в Дагестан в августе 1999 года. В октябре того же года был назначен Масхадовым его личным посланником и полномочным представителем Ичкерии в мусульманских странах.

В январе 2000 года был дополнительно назначен представителем ЧРИ в Афганистане. Сумел договориться с лидерами движения Талибан об официальном признании Афганистаном суверенитета ЧРИ[7].

По собственному утверждению (на 2001 год) был в Афганистане «всего два раза», «в общей сложности 10 дней»: 1-й раз в ноябре 1999 года, во второй — прибыл в Афганистан в январе 2000 года, «Тогда мы с талибами подписали договор о взаимном признании, открыли посольство в Кабуле и консульство в Кандагаре… На всех документах моя подпись и подпись афганского министра иностранных дел Ахмада Мутаваккиля. С Бен Ладеном я не встречался, он не мог меня принять, так как я торопился в Иран и Пакистан. Я встречался с остальным руководством Афганистана, дважды с муллой Омаром»[6].

Некоторое время жил в Объединённых Арабских Эмиратах, но большую часть времени ездил по разным странам Ближнего Востока, пытаясь найти политическую поддержку для сепаратистов: «Я занимаюсь политикой… как бывший президент и представитель моджахедов»[6].

9 октября 2001 года объявлен в международный розыск по линии Интерпола наряду с другими сепаратистами и криминальными деятелями: Масхадовым, Закаевым, Нухаевым.

31 октября 2002 года против Яндарбиева было возбуждено уголовное дело по статьям: участие в вооружённом мятеже, участие в незаконном вооружённом формировании и покушение на жизнь сотрудников правоохранительных органов.

11 ноября 2002 года подал в отставку со всех официальных должностей [3] в связи с несогласием со внешнеполитическим курсом ЧРИ (в частности, с осуждением захвата заложников в Москве 23-26 октября, которое высказал Масхадов [4]). Указывали на его возможную причастность к теракту на Дубровке[8]. С 2003 года постоянно проживал в Катаре, где был объявлен личным гостем эмира[источник не указан 564 дня], катарские власти предоставили ему статус "беженца без права политической деятельности"[8].

В июне 2003 года комитет Совета безопасности ООН по санкциям в отношении талибов, организации «Аль-Каида» включил Яндарбиева в список лиц, подлежащих санкциям. Стал первым лидером чеченских боевиков, который по требованию России был включен в данный список[8]. Данное решение обязывало всех участников ООН незамедлительно блокировать его счета и другие имущественные средства, не допускать въезда на свою территорию или транзита через неё и исключить оказание ему какой-либо материальной помощи или поддержки. Представитель МИД РФ отметил: «Мы рассматриваем этот шаг как реальный вклад в укрепление широкой международной солидарности в борьбе с террористической угрозой… Международное сообщество официально подтвердило прямую связь одного из главарей чеченских террористов с авангардом международного терроризма».[9]

Гибель[править | править исходный текст]

13 февраля 2004 года Яндарбиев был убит в результате подрыва его автомобиля, когда он возвращался домой после пятничной молитвы в центральной мечети Дохи. Взрывное устройство было заложено под днище его личного джипа. В момент взрыва вместе с Яндарбиевым в салоне автомобиля находились его 13-летний сын Дауд (получил тяжелые ожоги) и два охранника, которые погибли тогда же.

По обвинению в организации этой акции были арестованы и приговорены к пожизненному тюремному заключению два сотрудника российского посольства, известные как Анатолий Владимирович Белашков и Василий Анатольевич Богачев (Билашков и Бочков или Покчов по другим источникам[10]), хотя, возможно, это вымышленные имена. Глава МИД РФ Игорь Иванов заявил, что задержанные российские граждане, находившиеся в командировке в посольстве России в Катаре, являются сотрудниками спецслужб и выполняли задачи информационно-аналитического характера, связанные с противодействием международному терроризму[11].

Выйти на их след удалось благодаря свидетелям, заметившим возле мечети автофургон. Полиция нашла службу проката автомобилей в аэропорту Дохи, где был арендован этот автофургон, а видеокамеры зафиксировали облик клиентов. Был также проведён мониторинг телефонных разговоров подозреваемых по сотовым телефонам, зарегистрированным на имена двух европейцев. Оба 35-летних россиянина не имели дипломатического иммунитета. Их арестовали на вилле, снятой российским дипломатом, но не имеющей дипломатического статуса, через несколько дней после взрыва. Третьего подозреваемого, первого секретаря посольства России в Дохе Александра Фетисова, спас его официальный статус в посольстве. Позднее он был объявлен персоной нон грата и покинул Катар[12]. За месяц до теракта подозреваемых отправили в Катар как временных сотрудников посольства. В ходе следствия подозреваемые признали себя сотрудниками спецслужб и сообщили, что взрывное устройство, которое они подложили под джип Яндарбиева, было нелегально переправлено на дипломатической машине в Катар из Саудовской Аравии, куда его прислали из Москвы в мешке с дипломатической почтой[13]. Следует отметить, что информацией, способствовавшей аресту россиян, катарскую госбезопасность снабдили американские спецслужбы, по предположению эксперта ветерана внешней контрразведки полковника в отставке Станислава Лекарева, благодаря этому свидетельская база к моменту их ареста была собрана настолько доказательная, что отпираться им было бессмысленно[10] (отмечают, что российские спецслужбы могли рассчитывать на невмешательство американских в связи с их совместным сотрудничеством по борьбе с международным терроризмом).

26 февраля 2004 года в тот же день, когда власти Катара арестовали сотрудников российских спецслужб, в Москве в аэропорту «Шереметьево-2» были задержаны летевшие из Белоруссии в Белград на отборочный предолимпийский турнир по греко-римской борьбе граждане Катара борец Ибад Ахмедов, его тренер Александр Дубовский (известный в Катаре под именем Ибрагим Ахмед) и член совета Национальной федерации борьбы Катара Насер Ибрагим Мидахи. Предлогом послужил провоз незадекларированной валюты в размере 7,2 тыс. долларов США. При этом сотрудники ФСБ заявили, что задержанные по описанию похожи на террористов, взорвавших 6 февраля 2004 года поезд метро в Москве. Дубовский был отпущен практически сразу. А освобождение катарских борцов произошло 23 марта буквально через несколько часов после телефонного разговора президента РФ Владимира Путина с эмиром Катара шейхом Хамадом бен Халифой аль-Тани, состоявшегося в ночь с 22 на 23 марта 2004 года. Считается, что именно тогда стороны договорились о дальнейшей судьбе арестованных сотрудников российских спецслужб и первого секретаря посольства Александра Афанасьева[14][15][16]. В начале марта в Париже министр обороны РФ Иванов заявил: «Государство использует все имеющиеся в его распоряжении средства для освобождения российских граждан, незаконно арестованных в Катаре»[10].

В конце 2004 года МИД России удалось добиться экстрадиции осуждённых в Российскую Федерацию в рамках соглашения о передаче осуждённых для отбывания наказания в России; 23 декабря 2004 года они прибыли в Россию и были встречены с воинскими почестями[17]. Их дальнейшая судьба неизвестна; по словам руководителя Федеральной службы исполнения наказаний Ю. Калинина, он не располагает данными об их местонахождении[18].

В конце 2006 года бывший сотрудник одной из российских спецслужб генерал-майор в отставке Анатолий Гушер высказал сожаление о том, что операция по ликвидации Яндарбиева привлекла к себе повышенное внимание[19].

В 2011 году «Коммерсант» отмечал, что «защитой двух сотрудников российских спецслужб в Катаре» занималось российское адвокатское бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры» (EPA&P): «В 2004 году они были признаны катарским судом виновными в убийстве чеченского лидера Зелимхана Яндарбиева, но вскоре вернулись в Россию»[20]. Павел Кудюкин отмечал настойчивость, «которая была проявлена в переговорах с Катаром по возвращению в Россию „ликвидаторов“ Зелимхана Яндарбиева»[21]. «Независимая газета» (2011.09.09) отмечала ликвидаторов, как «агентов ГРУ»[22]. «Анатолий Белашков и Василий Богачев, офицеры ГРУ Минобороны, взорвали в Катаре бывшего президента Чечни Зелимхана Яндарбиева и его 13-летнего сына. ГРУшников поймали и приговорили к пожизненному заключению. Потом их выдали России, где в аэропорту на трапе для них была расстелена ковровая дорожка, а сами они были встречены с воинскими почестями. Для того, чтобы кортеж мог беспрепятственно добраться до центра города, было перекрыто движение по Киевскому шоссе», — писал Матвей Ганапольский в 2011 году[23]. Стоит отметить, что в день убийства руководитель пресс-службы Службы внешней разведки РФ Борис Лабусов заявил, что его ведомство к происшедшему не причастно[8].

В свете обстоятельств гибели Яндарбиева заслуживают внимания рассуждения о вопросах ликвидации террористов «во имя интересов человечества» в мемуарах бывшего министра внутренних дел России генерала Куликова[24]. Отмечают, что решение на проведение операции должно было исходить от Путина[10]. В 2006 году министр обороны и вице-премьер РФ Сергей Иванов выступил с заявлением: «Если мы знаем, что в том или ином регионе мира готовится террористический акт, направленный против России или её граждан, мы оставляем за собой право нанести удар, чтобы предотвратить эту угрозу». Он также отметил: «Для этого можно использовать всё что угодно, кроме ядерного оружия. Лишь бы это было эффективно», и добавил: «Методы и способы, естественно, не обсуждаются»[25].

Существовали также другие версии убийства Яндарбиева: кровная месть или конфликты между самими сепаратистами из-за контроля над финансовыми потоками[26][27], обе они были выдвинуты в день убийства[8].

Примечания[править | править исходный текст]

  1. На стороне ваххабитов
  2. Зелимхан Яндарбиев // Интерпол
  3. Consolidated List of Individuals and Entities pursuant to resolution 1267
  4. Резюме-приложение Комитета при СБ ООН
  5. газета Известия, 30 декабря 2004 «Ликвидация Зелимхана Яндарбиева»
  6. 1 2 3 Время новостей: N°230, 17 декабря 2001
  7. Время новостей: № 230, 17 декабря 2001
  8. 1 2 3 4 5 Российские спецслужбы заявляют о своей непричастности к убийству Зелимхана Яндарбиева - Первый канал
  9. СБ ООН признал чеченского боевика Зелимхана Яндарбиева международным террористом. NEWSru (26 июня 2003). Проверено 15 августа 2010. Архивировано из первоисточника 15 февраля 2012.
  10. 1 2 3 4 Игорь Плугатарев. Приказ: «Ликвидировать!». Независимая газета (16 апреля 2004). Проверено 12 февраля 2013. Архивировано из первоисточника 15 февраля 2013.
  11. Ондпнамнярх
  12. Катар объявил первого секретаря посольства России в Дохе персоной нон грата
  13. The Washington Post: «Путин возродил кагэбэшную тактику „мокрых дел“ операцией в Катаре»
  14. Российские спецслужбы провели болевой прием Газета «Коммерсантъ», № 36/П (2875), 01.03.2004
  15. В Доху Ибад Ахмедов возвращался на «Боинге» катарского эмира
  16. Двое подданных Катара, задержанные в России, уже находятся на родине
  17. Лента. Ру
  18. Utro.Ru
  19. Виктор Васин, Денис Ельцов: «Кто отравил Литвиненко?», АИФ, 29 ноября 2006 г.
  20. Ъ-Секрет фирмы. «Большое дело»
  21. В Кризис.ру — экстренные новости экономики и бизнеса. Финансовый кризис, Россия кризис, причины кризиса, экономический кризис, кризис 2009
  22. К вопросу об американском правосудии. Независимая газета (9 сентября 2011). Проверено 12 февраля 2013. Архивировано из первоисточника 15 февраля 2013.
  23. Награждение виновных — Мнения — ТСН.ua
  24. Командные высоты
  25. УСТРАНЯТЬ ЛИДЕРОВ ЭКСТРЕМИСТОВ БУДУТ ОТНЮДЬ НЕ ГРОМИЛЫ-СУПЕРМЕНЫ В КАМУФЛЯЖЕ И МАСКАХ. Проверено 1 мая 2013. Архивировано из первоисточника 13 мая 2013.
  26. Lenta.ru: Комментарии: Одинокий волк Чечни
  27. Анатолий Юрков. Фигура и ее тень. Российская газета (2 апреля 2004). Проверено 15 августа 2010.

Книги[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]

Интервью и заявления[править | править исходный текст]

Литературные произведения[править | править исходный текст]

Предшественник:
Джохар Мусаевич Дудаев
и. о. Президента Чеченской Республики Ичкерии
апрель 1996январь 1997
Преемник:
Аслан Алиевич Масхадов