Эта статья является кандидатом в добротные статьи

Я вас любил…

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
«Я вас любил...»
Жанр:

стихотворение

Автор:

Александр Пушкин

Дата написания:

1829

Дата первой публикации:

1830

Wikisource-logo.svg Текст произведения в Викитеке

«Я вас любил…» («Я вас любил: любовь ещё, быть может…») — стихотворение Александра Сергеевича Пушкина, написанное в 1829 году и представляющее собой лирическую миниатюру, созданную, по мнению исследователей, как отклик на реальные события в жизни поэта[1]. Мелодичность элегии образуется благодаря пятистопному ямбу с пиррихиями[2].

Журнал «Северные цветы», 1830

Впервые опубликовано в альманахе «Северные цветы» (1830)[3].

Версия об адресате стихотворения[править | править вики-текст]

Версию о том, что стихотворение обращено к дочери президента Академии художеств Анне Олениной, первым выдвинул биограф Пушкина Павел Анненков[4]; впоследствии это предположение поддержали некоторые отечественные литературоведы[5].

В то же время, по мнению пушкиниста Татьяны Цявловской, история взаимоотношений поэта и Олениной остаётся малоисследованной[6], а гипотеза о том, что Анна Алексеевна является адресатом стихотворения, — спорной[7].

Пушкин, бывавший по окончании лицея в доме Алексея Николаевича Оленина, знал его дочь ещё ребёнком. Вернувшись после ссылки в Петербург, поэт навестил многих добрых знакомых, в том числе семью Олениных[8]. За годы разлуки Анна Алексеевна превратилась в барышню, не знающую недостатка в поклонниках. В своём недописанном романе, отрывки из которого были включены в дневник (июль 1828), Оленина называла Пушкина «самым интересным человеком своего времени»[9]:

« Все — мужчины и женщины — спешили оказать ему знаки внимания, которыми отмечают гениев. Одни делали это, следуя моде, другие — чтобы заполучить прелестные стихи и благодаря этому придать себе весу, третьи, наконец, — из действительного уважения к гению. »
Анна Оленина. Портрет работы Ореста Кипренского

Поэт на самом деле ухаживал за Олениной и делал ей предложение, однако в его черновиках сохранились наброски к восьмой главе «Евгения Онегина», в которой Annette Olenine фигурирует как весьма неоднозначный персонаж: «Уж так жеманна, так мала», «…Что поневоле каждый гость / Предполагал в ней ум и злость»[10]. По мнению Цявловской, эти строки свидетельствуют о том, что произошли какие-то события, уязвившие самолюбие Пушкина[10].

Внучка Олениной, Ольга Николаевна Оом, утверждала, что в альбоме Анны Алексеевны имелось написанное рукой Пушкина стихотворение «Я вас любил…» Под ним были зафиксированы две даты: 1829 и 1833 с пометкой «plusqueparfait — давно прошедшее»[11]. Сам альбом не сохранился, и вопрос об адресате стихотворения остался открытым.

« Вся психологическая основа стихотворения «Я вас любил...» противится тому, чтобы признать его написанным к Олениной. Слова стихотворения предполагают безграничную преданность женщине — до полнейшего отказа от собственного чувства. За стихотворением чувствуется какая-то протяженность, давность чувства, остужающее дыхание времени[7]. »

Основная тема[править | править вики-текст]

«Я вас любил…» — это поэтическая исповедь, страстная и печальная одновременно. Слова прощания, адресованные некогда любимой женщине, исполнены горести и мужской гордости[1]. По своей композиции стихотворение делится на две части, не совпадающие ни размером, ни формой. Одна из них представляет собой «лирическое повествование», вторая — «лирическое пожелание»[12]. Первая занимает семь строк; это сдержанный монолог героя, в котором трижды повторяется анафора «Я вас любил». Во второй части интонация резко меняется — происходит неожиданный переход от мягкой исповедальности к внезапному эмоциональному порыву[13].

Парадоксальность стихотворения заключается в том, что заключительная строка («Как дай вам бог любимой быть другим») опровергает всё сказанное в предыдущих семи: она означает, что «любовь не окончилась, а, напротив, достигла высшей ступени самоотверженности»[14]. По словам литературоведа Игоря Сухих, похожий приём (присутствие любви-отречения) можно наблюдать и в появившемся годом позже финале «Евгения Онегина», когда героиня признаётся: «Я вас люблю (к чему лукавить?), / Но я другому отдана; / Я буду век ему верна»[14].

Поэт Наум Коржавин, написавший в начале 1960-х годов отдельную статью об этом стихотворении, отмечал, что в нём отсутствуют сложные поэтические элементы, потому что они сломали бы свободное развитие мысли. Все слова, произносимые в первых семи строках, «постепенное выговаривание чувства», — это путь к итоговой фразе[15]:

« Конечно, есть в этих последних строках и горький привкус: предчувствие, что такой надёжной и верной любви героине уже не встретить. Но этот привкус только придаёт достоверность главному: дай вам бог быть именно так любимой другим. »

Литературное «потомство»[править | править вики-текст]

Стихотворение Пушкина вызвало ряд поэтических откликов в XX веке. Так, Иосиф Бродский написал «вызывающую перелицовку» на заданную тему: «Я вас любил. / Любовь ещё (возможно, / что просто боль) / сверлит мои мозги»[16]. Версия Дмитрия Пригова реализуется через «физическую параллель»: «Любовь, быть может! / Неземная! / Это мне — боль. / А им — любовь!» У Виктора Сосноры отсыл к пушкинской миниатюре идёт через строки: «Я вас любил. / Любовь ещё — быть может. / Но ей не быть». Среди ранних произведений Наума Коржавина выделяется стихотворная интерпретация: «Предельно краток язык земной, / Он будет всегда таким. / С другим — это значит: то, что со мной, / Но — с другим»[17].

За счёт этих и других литературных упражнений происходит, по мнению американского профессора-слависта Джонатана Платта, «вечное возвращение и обновление старых литературных тем»[17].

Музыкальные адаптации[править | править вики-текст]

Романс Даргомыжского

Первым стихотворение «Я вас любил…» положил на музыку композитор Феофил Толстой, с которым Пушкин был знаком. Романс Толстого появился в 1829 году — раньше, чем стихотворение было опубликовано в «Северных цветах»; вероятно, оно было получено композитором от автора в рукописном виде. При сверке текстов исследователи отметили, что в музыкальной версии Толстого одна из строчек («То ревностью, то страстию томим») отличается от канонического журнального варианта («То робостью, то ревностью томим»)[5].

Сравнивая романс Александра Алябьева (1834) с адаптациями Александра Даргомыжского (1832) и Бориса Шереметева (1859), музыковеды обращают внимание на смысловые акценты при работе композиторов с текстом стихотворения — это касается прежде всего первой строки[18]:

« у Шереметева на первую долю такта попадает глагол в прошедшем времени «Я вас любил», у Даргомыжского сильная доля совпадает с местоимением «Я». В романсе Алябьева предлагается третий вариант – «Я вас любил». »

Таким образом каждый из композиторов устанавливал собственное «взаимодействие музыки и слова»[18].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Шанский Н. М. Лингвистический анализ художественного текста. — Л.: Просвещение. Ленинградское отделение, 1990. — С. 271-272. — 415 с. — ISBN 5-09-001959-2.
  2. Шанский Н. М. Лингвистический анализ художественного текста. — Л.: Просвещение. Ленинградское отделение, 1990. — С. 278. — 415 с. — ISBN 5-09-001959-2.
  3. Синявский Н., Цявловский М. Пушкин в печати 1814—1837. — М: Соцэкгиз, 1938. — С. 70.
  4. Анненков П. В. Сочинения Пушкин. — СПб, 1885. — Т. II. — С. 496—49.
  5. 1 2 См, например: Черейский Л. А. К датировке одного стихотворения Пушкина // Временник Пушкинской комиссии, 1973. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1975. — С. 79-80.
  6. Цявловская Т. Г. Дневник А. А. Олениной. — Пушкин: Исследования и материалы / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). — Л.: Изд-во АН СССР. — Т. 2. — С. 247.
  7. 1 2 Цявловская Т. Г. Дневник А. А. Олениной. — Пушкин: Исследования и материалы / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). — Л.: Изд-во АН СССР. — Т. 2. — С. 289 - 292.
  8. Цявловская Т. Г. Дневник А. А. Олениной. — Пушкин: Исследования и материалы / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). — Л.: Изд-во АН СССР. — Т. 2. — С. 248.
  9. А. А. Оленина Из «Дневника» // А. С. Пушкин в воспоминаниях современников. — М.: Художественная литература, 1974. — Т. 2. — С. 67 - 70.
  10. 1 2 Цявловская Т. Г. Дневник А. А. Олениной. — Пушкин: Исследования и материалы / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). — Л.: Изд-во АН СССР. — Т. 2. — С. 280 - 281.
  11. Дневник Анны Алексеевны Олениной (1828—1829) Предисловие и редакция Ольги Николаевны Оом. — Париж, 1936. — С. XXIV, XXXIX—XL, L.
  12. Шанский Н. М. Лингвистический анализ художественного текста. — Л.: Просвещение. Ленинградское отделение, 1990. — С. 276 - 278. — 415 с. — ISBN 5-09-001959-2.
  13. Тарасов Л. Ф. К методике лингвистического анализа поэтического произведения // Русский язык в школе. — 1972. — № 4. — С. 18.
  14. 1 2 Игорь Сухих Классное чтение: от горухщи до Гоголя Художественный мир Пушкина // Нева. — 1912. — № 10.
  15. Коржавин Н. О поэтической форме // В защите банальных истин. — М.: Московская школа политических исследований, 2003. — ISBN 5-93895-040-6.
  16. Александр Жолковский «Я вас любил...» Бродского // Избранные статьи о русской поэзии: инварианты, структуры, стратегии, интертексты. — М.: Российский гос. гуманитарный университет, 2005. — С. 292. — 652 с. — ISBN 5-7281-0800-8.
  17. 1 2 Джонатан Платт Отвергнутые приглашения к каменным объятиям: Пушкин — Бродский — Жолковский. Перевод: Е. Канищева // Независимый филологический журнал. — 2004. — № 67.
  18. 1 2 Ольга Фищук Стилистическая эволюция музыкального языка в романсах А. Алябьева // Израиль XXI. — 2011. — № 30.