Штурм дворца Амина

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Штурм дворца Амина
Основной конфликт: Афганская война 1979—1989
Evstafiev-40th army HQ-Amin-palace-Kabul.jpg
Бывшая резиденция Амина, дворец «Тадж-Бек», в 1987 году, Штаб-квартира ОКСВА, Фото Михаила Евстафьева
Дата

27 декабря 1979 года

Место

Дворец «Тадж-Бек», Афганистан

Итог

Победа советского спецназа; государственный переворот, убийство Хафизуллы Амина, приход к власти Бабрака Кармаля

Противники
Союз Советских Социалистических Республик Мусульманский батальон, Спецназ ГРУ, Спецназ КГБ СССР Flag of the People's Democratic Party of Afghanistan.svg Охрана Хафизуллы Амина
Flag of the People's Democratic Party of Afghanistan.svg ВС ДРА
Командующие
Союз Советских Социалистических РеспубликГригорий Бояринов
Союз Советских Социалистических Республик Вадим Кирпиченко
Flag of the People's Democratic Party of Afghanistan.svg Хафизулла Амин
Силы сторон
Всего 660 человек Всего 2000 человек
Потери
20 человек погибшими[1] погибли Хафизулла Амин, его сын и 200 телохранителей[источник не указан 465 дней]

Штурм дворца Ами́на — спецоперация под кодовым названием «Шторм-333», предшествующая вводу советских войск и началу Афганской войны 1979—1989 гг., в ходе которой спецподразделениями КГБ СССР и Советской Армии в резиденции «Тадж-бек» 34°27′17″ с. ш. 69°06′48″ в. д. / 34.4548278° с. ш. 69.1133444° в. д. / 34.4548278; 69.1133444 (G) (O) в районе Кабула «Дар-Уль-Аман» 27 декабря 1979 г. был убит президент Афганистана Хафизулла Амин. Также при штурме погибли два его малолетних сына[2].

Решение устранить Амина[править | править вики-текст]

Развитие ситуации в Афганистане в 1979 г. — вооруженные выступления исламской оппозиции, мятежи в армии, внутрипартийная борьба и особенно события сентября 1979 года, когда лидер НДПА Н.Тараки был арестован и затем убит по приказу отстранившего его от власти Х.Амина — вызвали серьёзное беспокойство у советского руководства. Оно настороженно следило за деятельностью Амина во главе Афганистана, зная его амбиции и жестокость в борьбе за достижения личных целей. При Амине в стране развернулся террор не только против исламистов, но и против членов НДПА, бывших сторонниками Тараки. Репрессии коснулись и армии, главной опоры НДПА, что привело к падению её и без того низкого морального боевого духа, вызвало массовое дезертирство и мятежи. Советское руководство боялось, что дальнейшее обострение ситуации в Афганистане приведет к падению режима НДПА и приходу к власти враждебных СССР сил. Более того, по линии КГБ поступала информация о связи Амина в 1960-е годы с ЦРУ и о тайных контактах его эмиссаров с американскими официальными представителями после убийства Тараки.

В результате было принято решение устранить Амина и заменить его более лояльным СССР лидером. В качестве такового рассматривался Б.Кармаль, чью кандидатуру поддерживал председатель КГБ Ю.Андропов. В конце ноября, когда Амин потребовал замены советского посла А. М. Пузанова, председатель КГБ Андропов и министр обороны Устинов были в согласии о необходимости проведения такой широкой операции [3].

При разработке операции по свержению Амина было решено использовать просьбы самого Амина о советской военной помощи (всего с сентября по декабрь 1979 г. было 7 таких обращений). В начале декабря 1979 г. в Баграм был направлен так называемый «мусульманский батальон» (отряд специального назначения ГРУ, специально сформированный летом 1979 г. из советских военнослужащих среднеазиатского происхождения для охраны Тараки и выполнения особых задач в Афганистане).[4]

Решение об устранении Амина и о вводе советских войск в Афганистан было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС 12 декабря 1979 г.

К положению в «А».

1. Одобрить соображения и мероприятия, изложенные тт. Андроповым Ю. В., Устиновым Д. Ф., Громыко А. А. Разрешить им в ходе осуществления этих мероприятий вносить коррективы непринципиального характера. Вопросы, требующие решения ЦК, своевременно вносить в Политбюро. Осуществление всех этих мероприятий возложить на тт. Андропова Ю. В., Устинова Д. Ф., Громыко А. А.

2. Поручить тт. Андропову Ю. В., Устинову Д. Ф., Громыко А. А. информировать Политбюро ЦК о ходе выполнения намеченных мероприятий". [5]

Отдел 8, Управления «С» (нелегальная разведка) КГБ СССР разработал операцию уничтожения Амина «Агат», являвшуюся частью большего плана вторжения [6]. 14 декабря в Баграм был направлен батальон 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка, для усиления батальона 111-го гвардейского парашютно-десантного полка 105-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, который с 7 июля 1979 г. охранял в Баграме советские военно-транспортные самолеты и вертолеты. Одновременно Б.Кармаль и несколько его сторонников были тайно привезены в Афганистан 14 декабря и находились в Баграме среди советских военнослужащих. 16 декабря была произведена попытка убийства Амина, но он остался жив и Б.Кармаля срочно вернули в СССР. 20 декабря из Баграма в Кабул был переброшен «мусульманский батальон», который вошел в бригаду охраны дворца Амина, что существенно облегчило подготовку к запланированному штурму этого дворца. Для этой операции в середине декабря в Афганистан прибыли также 2 спецгруппы КГБ.

К переброске в Афганистан, кроме сухопутных войск, также была подготовлена 103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия из Белоруссии, которая уже 14 декабря была переброшена на аэродромы в Туркестанском военном округе.

25 декабря начался ввод советских войск в Афганистан. В Кабуле части 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии к полудню 27 декабря, закончили десантирование посадочным способом и взяли под свой контроль аэропорт, блокировав афганскую авиацию и батареи ПВО. Другие подразделения этой дивизии сосредоточились в назначенных районах Кабула, где получили задачи по блокированию основных правительственных учреждений, афганских воинских частей и штабов, других важных объектов в городе и его окрестностях. Над Баграмским аэродромом после стычки с афганскими военнослужащими установили контроль 357-й гвардейский парашютно-десантный полк 103-й дивизии и 345-й гвардейский парашютно-десантный полк. Они также обеспечивали охрану Б. Кармаля, которого с группой ближайших сторонников вновь доставили в Афганистан 23 декабря.[4]

Начальник управления «С» (нелегальная разведка) ПГУ КГБ Ю.Дроздов (согласно архивам Митрохина [7], начальником управления «С» был генерал-майор КГБ В. А. Кирпиченко. Вероятно, Дроздов стал им позднее), находившийся тогда в Кабуле, позднее вспоминал, что 27 декабря примерно в 15:00 по местному времени в разговоре по телефону Андропов сказал ему: «Не хотелось бы, но придется», добавив «Это не я тебя посылаю», после чего перечислил всех членов Политбюро, бывших в комнате рядом с ним.[8]

Участники операции[править | править вики-текст]

План операции был утвержден представителями КГБ СССР и Министерства обороны СССР (Б. С. Иванов, С. К. Магометов), завизирован генерал-лейтенантом Н. Н. Гуськовым (начальник оперативной группы Штаба ВДВ, прибывшей в Афганистан 23 декабря[4]), генерал-майором КГБ В. А. Кирпиченко (заместителем начальника ПГУ КГБ[4], по документам из архива Митрохина, он являлся начальником Управления «С» (нелегальная разведка) [7]), Е. С. Кузьминым, Л. П. Богдановым и В. И. Осадчим (резидент КГБ СССР). Руководство силами и средствами осуществлялось с пункта управления «Микрон», развернутого на стадионе, здесь находились генералы Николай Никитович Гуськов, Султан Кекезович Магометов, Борис Семенович Иванов и Евгений Семенович Кузьмин, а также из советского посольства, где генерал Вадим Алексеевич Кирпиченко и полковник Леонид Павлович Богданов обеспечивали координацию их действий и отслеживали изменения обстановки в стране. Они постоянно находились на прямой связи с Москвой. Действиями спецгрупп КГБ руководил генерал-майор Ю. Дроздов, а «мусульманского батальона» — полковник ГРУ В. Колесник[4].

Общий надзор за операцией «Агат» по убийству Амина осуществлял вылетевший в Кабул начальник Отдела 8 КГБ (организация убийств) Владимир Красовский. Общее руководство операцией «Агат» осуществлял его заместитель А. И. Лазаренко (архив КГБ Митрохина, том.1, глава 4 [7]). Непосредственное руководство штурмом осуществлял полковник КГБ Григорий Иванович Бояринов, начальник Курсов усовершенствования офицерского состава (КУОС) КГБ СССР (согласно архиву КГБ Митрохина, том.1, глава 4 [7], школа подготовки к спец. операциям при Отделе 8 расположенная в Балашихе). Участники штурма были разбиты на две группы: «Гром» — 24 чел. (бойцы группы «Альфа», командир — замначальника группы «Альфа» М. М. Романов) и «Зенит» — 30 чел. (офицеры специального резерва КГБ СССР, выпускники КУОС; командир — Яков Фёдорович Семёнов[9]). Во «втором эшелоне» находились бойцы так называемого «мусульманского батальона» майора Х. Т. Халбаева (520 человек) и 9-я рота 345-го отдельного гвардейского парашютно-десантного полка под руководством старшего лейтенанта Валерия Востротина (80 человек).[10][11]

Нападавшие были одеты в афганскую форму без знаков различия с белой повязкой на рукаве. Паролем опознания своих были окрики «Яша» — «Миша».

Штурм[править | править вики-текст]

Днем 27 декабря во время обеда Х.Амин и многие его гости почувствовали себя плохо, некоторые, в том числе и Амин потеряли сознание. Это было результатом спецмероприятия КГБ (главным поваром дворца был Михаил Талибов, азербайджанец, агент КГБ, прислуживали две советских официантки [12]). Жена Амина немедленно вызвала командира президентской гвардии, который начал звонить в Центральный военный госпиталь и в поликлинику советского посольства, чтобы вызвать помощь. Продукты и сок были немедленно направлены на экспертизу, а повара были задержаны. Во дворец прибыла группа советских врачей и афганский доктор. Советские врачи, не осведомленные о спецоперации, оказали помощь Амину. Эти события насторожили афганскую охрану.

В 19:10 группа советских диверсантов на автомашине приблизилась к люку центрального распределительного узла подземных коммуникаций связи, проехала над ним и «заглохла». Пока часовой-афганец приближался к ним, в люк была опущена мина и через 5 минут прогремел взрыв, оставивший Кабул без телефонной связи.[4] Этот взрыв был и сигналом начала штурма.

Штурм начался в 19:30 по местному времени. За пятнадцать минут до начала штурма бойцы одной из групп «мусульманского» батальона, проезжая через расположение третьего афганского батальона охраны, увидели, что в батальоне объявлена тревога — в центре плаца стояли командир и его заместители, а личный состав получал оружие и боеприпасы. Автомобиль с разведчиками «мусульманского» батальона остановился возле афганских офицеров, и они были захвачены, но афганские солдаты открыли огонь вслед удаляющейся машине. Разведчики «мусульманского» батальона залегли и открыли огонь по атакующим солдатам охраны. Афганцы потеряли убитыми более двухсот человек[13]. Снайперы тем временем сняли часовых у вкопанных у дворца в землю танков.

Затем две самоходные зенитные установки ЗСУ-23-4 «Шилка» «мусульманского» батальона открыли огонь по дворцу, а ещё две — по расположению афганского танкового батальона охраны для того, чтобы не допустить его личный состав к танкам. Расчеты АГС-17 «мусульманского» батальона открыли огонь по расположению второго батальона охраны, не позволяя личному составу покинуть казармы.

На 4 БТР спецназовцы КГБ двинулись ко дворцу. Одна машина была подбита[14] охраной Х. Амина. Подразделения «мусульманского» батальона обеспечивали внешнее кольцо прикрытия. Ворвавшись во дворец, штурмующие «зачищали» этаж за этажом, используя в помещениях гранаты и ведя огонь из автоматов.

Когда Амин узнал о нападении на дворец, он приказал своему адъютанту сообщить об этом советским военным советникам, сказав: «Советские помогут». Когда адъютант доложил, что нападают именно советские, Амин в ярости швырнул в него пепельницу и крикнул «Врёшь, не может быть!»[15]

Хотя значительная часть солдат бригады охраны сдалась (всего было пленено около 1700 человек), часть подразделений бригады продолжала оказывать сопротивление. В частности, с остатками третьего батальона бригады «мусульманский» батальон сражался ещё сутки, после чего афганцы ушли в горы.

Одновременно со штурмом дворца Тадж-Бек группами спецназа КГБ при поддержке десантников 345 парашютно-десантного полка, а также 317-го и 350-го полков 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии были захвачены генеральный штаб афганской армии, узел связи, здания ХАД и МВД, радио и телевидение. Афганские части, дислоцированные в Кабуле были блокированы (в некоторых местах пришлось подавлять вооруженное сопротивление).[13][4]

В ночь с 27 на 28 декабря в Кабул из Баграма под охраной сотрудников КГБ и десантников прибыл новый афганский лидер Б. Кармаль. Радио Кабула передало обращение нового правителя к афганскому народу, в котором был провозглашен «второй этап революции».[4] Советская газета «Правда» 30 декабря написала, что «в результате поднявшейся волны народного гнева Амин вместе со своими приспешниками предстал перед справедливым народным судом и был казнён»[16]. Кармаль высоко оценил героизм участников войск КГБ и ГРУ штурмовавших дворец сказав: "Когда у нас появятся свои собственные награды, мы наградим ими все советские войска и чекистов участвовавших в боевых действиях. Мы надеемся, что правительство СССР наградит орденами этих товарищей" (архив КГБ Митрохина, том.1, глава 4 [7]) .

Потери[править | править вики-текст]

В ходе штурма Тадж-бека погибли 5 офицеров спецназа КГБ, 6 человек из «мусульманского батальона» и 9 десантников. Погиб и руководитель операции — полковник Бояринов. Почти все участники операции были ранены.[17] Также от огня своих погиб находившийся во дворце советский военный врач полковник В. П. Кузнеченков (посмертно его наградили орденом Красного Знамени).[18] Согласно документам из архива КГБ Митрохина, том 1, глава 4, потери составили более 100 человек [7]

С противоположной стороны погибли Х. Амин, его два малолетних сына и около 200 афганских охранников и военнослужащих. Также погибла находившаяся во дворце жена министра иностранных дел Ш. Вали. Вдова Амина и их дочь, раненая при штурме, отсидев несколько лет в кабульской тюрьме, затем выехали в СССР.[источник не указан 604 дня]

Убитых афганцев, в том числе и двоих малолетних сыновей Амина, похоронили в братской могиле неподалеку от дворца. Амина похоронили там же, но отдельно от остальных. Никакого надгробия на могиле поставлено не было.[4]

Итоги[править | править вики-текст]

Несмотря на то что в военном плане операция была проведена успешно, сам факт убийства главы государства стал трактоваться западными странами как свидетельство советской оккупации Афганистана, а следующих руководителей ДРА (Кармаль, Наджибулла) руководство этих стран называло марионеточными лидерами.

Награды[править | править вики-текст]

В апреле 1980 года около 400 сотрудников КГБ СССР, имевших отношение к операции, были награждены орденами и медалями. Получили правительственные награды также около 300 офицеров и солдат «мусульманского» батальона.[4] Первому заместителю Начальника Отдела Внешней Разведки КГБ полковнику Лазаренко был присвоено звание Генерал-майора, начальник поддержки нелегальных резидентов в Кабуле Исмаил Муртуза Оглы Алиев был награжден орденом Красной Звезды, так же, как и другие лица из штурмовых групп (архив КГБ Митрохина, том.1, дополнение 2 [7])

За героизм, проявленный в операции «Шторм 333», штурме дворца Амина «Тадж-бек» в Дар-Уль-Амане в период Афганской войны, звания Героя Советского Союза были удостоены:

  1. Hero of the Soviet Union medal.png Бояринов, Григорий Иванович (ПГУ КГБ СССР) — Указ Президиума ВС СССР от 28.04.1980 г. (посмертно).
  2. Hero of the Soviet Union medal.png Исаков, Михаил Иванович (МВД СССР) — Указ Президиума ВС СССР от 04.10.1980 г.
  3. Hero of the Soviet Union medal.png Карпухин, Виктор Фёдорович (ПГУ КГБ СССР) — Указ Президиума ВС СССР от 28.04.1980 г.
  4. Hero of the Soviet Union medal.png Козлов, Эвальд Григорьевич (ПГУ КГБ СССР) — Указ Президиума ВС СССР от 28.04.1980 г.
  5. Hero of the Soviet Union medal.png Колесник, Василий Васильевич (ГШ.ВС) — Указ Президиума ВС СССР от 28.04.1980 г.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. А.В.Волков. Ввод советских войск в Афганистан
  2. Сергей Баленко. Ю.И. Дроздов. Как штурмовали дворец Амина. Проверено 7 февраля 2013. Архивировано из первоисточника 11 февраля 2013.
  3. Westad, Arne O. Concerning the Situation in ‘A:’ New Russian Evidence on the Soviet Intervention in Afghanistan : Cold War International History Project Bulletin, Nos. 8-9, 1996-97
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 А.Волков. Ввод советских войск в Афганистан
  5. Решение Политбюро ЦК КПСС №П176/125 от 12 декабря 1979 г.
  6. нТом 1, гл. 4 архива Митрохина. Заметки Митрохина содержат лишь краткий намек на попытки отравить пищу Амина, метод, который, как кажется, был предпочтительным методом Отдела 8 КГБ (отдел по организации убийств). По словам Владимира Кузичкина, который сбежал из отдела несколько лет спустя, в качестве убийцы первый выбор пал на агента-нелегала азербайджанца Михаила Талибова, владевшего фарси и проживавшего уже несколько лет в Кабуле с афганскими документами, удостоверяющими личность, сфабриковаными КГБ. Снабженный ядом из лаборатории Отдела Технических Операций КГБ, Талибов получил работу в качестве шеф-повара в президентском дворце. Но, по словам Кузичкина, "Амин был так предельно осторожен, как любой из Борджиа. Он продолжал менять еду и питье, как будто он ожидал быть отравленным" (Kuzichkin, Vladimir Inside the KGB: Myth and Reality : London: André Deutsch, 1990, pp. 314-15; Kuzichkin, Vladimir Coups and Killings in Kabul : Time, 22/11/1982; Barron KGB Today: The Hidden Hand : paperback edition, London: Coronet Books, 1985, pp. 15-16). Еще одна, неудачная, попытка отравить Амина состоялась на обеде данном им для своих министров 27 декабря (Dobbs, Michael Down with Big Brother: The Fall of the Soviet Empire : London: Bloomsbury, 1997, p. 19)
  7. 1 2 3 4 5 6 7 Andrew, Christopher, Mitrokhin, Vasily The Sward and the Shield: The Mitrokhin Archive and the Secret History of the KGB, chapter 23 : Perseus Books Group, 2012
  8. Юрий Дроздов. Записки начальника нелегальной разведки
  9. Герой былых времен
  10. Спецназ России N 12 (87) Декабрь 2003 года
  11. Павел Евдокимов. ТОВАРИЩ КУОС
  12. Deac, W. P. Sky Train Invasion : Afghanistan Forum, No. 3, 1993, p.23
  13. 1 2 В. Колесник. Как был взят дворец Амина
  14. Головная БМП с командиром группы «Гром» М. М. Романовым, его замом Балашовым и др. Балашов впоследствии вспоминал: «Пробив шлагбаум возле КПП, мы оказались на площадке перед Тадж-Беком, вот тут нас и подбили… Машина встала, задымилась. Помню крик командира БМП (он был из „мусульманского батальона“ ГРУ), ему осколок попал в бедро. Выскочили из машины и укрылись за кучами кирпича» [1].
  15. Ю. И. Дроздов. Как штурмовали дворец Амина  (Проверено 28 декабря 2012)
  16. Андрей Остальский. Афганский симптом  (Проверено 19 октября 2012)
  17. Подразделение антитеррора «Альфа»
  18. Евгений Пастухов. Бесконечный афганский шторм  (Проверено 31 июля 2011)

Ссылки[править | править вики-текст]