Ярославская область в Великой Отечественной войне

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ярославская область РСФСР СССР (включавшая до 1944 года территорию современной Костромской области) к началу Великой Отечественной войны 1941—1945 годов была интенсивно развивающимся крупным индустриальным регионом с многоотраслевым сельским хозяйством; на территории в 62 тысячи км² проживало около 2,3 млн человек.

Осенью 1941 года — зимой 1942 года существовала реальная угроза вторжения оккупационных войск на территорию области; в ней строились два рубежа обороны общей протяжённостью 780 км, часть стратегических предприятий была эвакуирована, велась подготовка к сопротивлению. В 1941—1943 годах область подвергалась бомбардировкам, наиболее разрушительные из которых произошли в ночи на 10 и 21 июня 1943 года. Ярославская область приняла около 0,4 млн раненых и около 0,3 млн эвакуированных. Народное хозяйство быстро перестроилось на военный лад и стало важной частью оборонного производства страны. За 1940—1944 годы годовой объём промышленного производства вырос на 12,2 %, область поставляла фронту около 760 видов оборонной продукции.

Ярославская область, ранее ввозившая более половины потребляемого продовольствия, в 1943—1945 годах обеспечивала себя всеми продуктами питания. В условиях нехватки наиболее трудоспособного населения удалось не только поддерживать необходимые объёмы производства, но и оказывать дополнительную помощь армии и освобождённым регионам. В области продолжали развиваться народное образование и культура. В боях Великой Отечественной войны участвовало около 0,6 млн жителей Ярославской области; около 0,2 млн из них погибло.


Предвоенное положение[править | править исходный текст]

Ярославская область была образована в 1936 году, она занимала площадь в 62,3 тысячи км². По данным переписи населения 1939 года, в области жило 2,28 млн человек, среди которых доминировало сельское население (65 %)[1].

13 августа 1944 года восточная часть региона (15 районов) была выделена в Костромскую область. В составе Ярославской области осталось 35,4 тысячи км², на которых располагались 24 района, 5 городов областного подчинения и 5 городов районного подчинения, 12 рабочих посёлков. Крупнейшими городами были Ярославль и Рыбинск [2]:23

К началу войны область была крупным индустриальным регионом с многоотраслевым сельским хозяйством. В 1936 году имелось 587 крупных промышленных предприятий, на которых было занято более 204 тысяч человек; в том числе 12 машиностроительных предприятий, 9 — химических, 18 — текстильных. Во вторую пятилетку (1933—1937) промышленное производство росло более чем на 17 % в среднем в год. Среди продукции области были грузовые автомобили, дорожные машины, суда, авиадвигатели, электромоторы, станки, полиграфические машины, синтетический каучук, автомобильные шины, лакокрасочные изделия, обувь, текстильные изделия, все виды изделий народного потребления. По стоимости производимой продукции лидировала металлообрабатывающая промышленность, на втором месте была резино-асбестовая отрасль, на третьем — текстильная. Большая часть производства области была сконцентрирована в крупнейших городах (суммарно 81 %), в районных центрах промышленность практически отсутствовала[3][4].

Активно развивались крупнейшие предприятия области. Ярославский СК-1 успешно освоил производство на основе искусственного латекса нового вида каучука, нашедшего широкое применение. Ярославский шинный завод в 1933—1940 годах довёл долю синтетического каучука в расходе сырья с нуля до 78,4 %; к началу войны он поставлял более 80 % всех советских автопокрышек. Наращивал производство Ярославский автозавод, выпускавший большегрузные автомобили, самосвалы и троллейбусы. Рыбинский моторостроительный завод начал ускоренное производство авиационных двигателей М-105, служивших в годы войны на истребителях Як-1, Як-2, Як-3, бомбардировщиках Пе-2 и др. Ряд крупных предприятий перешёл на суточный график работы.[5]:13

Одной из главных проблем области к концу 1930-х годов оставалась нехватка электроэнергии: имелись только 2 работающие электростанции в Ярославле общей мощностью 85 МВт: ГРЭС и ТЭЦ-1; при этом часть энергии уходила в соседнюю Ивановскую область. В декабре 1940 года начала работу Угличская ГЭС, осенью 1941 года — Рыбинская ГЭС; благодаря этому выработка электроэнергии к началу войны выросла в 6 раз, составив 505 МВт, что позволило не только ускорить местные стройки, но и отправлять часть энергии в Москву.[5]:13, 28 Для работы ГЭС были созданы Угличское и Рыбинское водохранилища общей площадью зеркала 4921 км2 и полезным объёмом 15,6 км3, обеспечившие судоходство на Волге весь навигационный период. Отрицательным моментом строительства стало затопление больших населённых территорий, в том числе города Мологи. Возводивший ГЭС Волгострой являлся составной частью ГУЛага — Волголагом; в годы войны численность его заключённых, в связи с завершением основных работ, уменьшилась от 85 до 21 тысячи человек.[6][4][2]:46—47

Одновременно были предприняты некоторые действия по укреплению производственных сил в сельском хозяйстве; войной было сорвано массовое строительство колхозных электростанций, начавшееся только в 1944 году. Несмотря на рост числа тракторов (в 10 раз, приблизилось к 4 тысячам), появление комбайнов — около 400 штук — и автомобилей — более 200, уровень механизации оставался очень низким. Посевные площади перед войной расширились примерно на 170 тысяч га, урожайность также возросла, хотя и оставалась низкой. Ярославская область собрала в 1940 году 405 тысяч тонн зерновых, то есть 9,4 центнера с га, что было выше, чем в остальных регионах центра России. Традиционно потребляющий хлеб и овощи регион в 1940 году сдал государству четверть своего сбора хлеба и овощей. В этом году в области было заготовлено рекордное количество льна — 90 % валового сбора: собрано 22,5 тысячи тонн льноволокна, третий результат в СССР. Упавшие в результате коллективизации показатели животноводства возросли за счёт создания в 1939—1940 годах 6712 новых животноводческих ферм, общественное стадо увеличилось на 123,4 тысячи голов. Около 70 % скота было породным, наиболее важны были ярославские коровы, романовские овцы, брейтовские свиньи и брабансонские лошади. Отрицательный эффект, усилившийся в военное время, дали массовое сселение хуторских хозяйств (которых было более 28 тысяч), укрупнение колхозов (из 7674 осталось 3585, в которых было занято около 450 тысяч человек), обмер приусадебных участков колхозников; положительным моментом было увеличение материальной заинтересованности колхозников за счёт повышения натуральной оплаты труда.[5]:16—17, 28[4][7]

Так называемой народной стройкой были проложены автодороги, связавшие три крупнейших города области: летом 1940 года — дорога Ярославль — Рыбинск, уже военными летом и осенью 1941 года — дорога Ярославль — Кострома.[5]:13[4][2]:19—21

В конце 1940 года в связи с указом «О государственных трудовых резервах» в области было открыто 10 ремесленных училищ, 10 школ фабрично-заводского обучения и несколько железнодорожных училищ. Их воспитанники-подростки с началом войны сменили на предприятиях квалифицированных рабочих, призванных на фронт. Активно велась подготовка специалистов для сельского хозяйства — работали 32 районные колхозные школы, 10 сельскохозяйственных техникумов, 3 школы механизации, а также различные курсы и кружки; однако механизаторских кадров всё равно не хватало.[5]:13, 16 В области поступательно развивались здравоохранение, народное образование и культура.[5]:17 Все сферы культурной жизни были идеологизированы.[4]

В 1937—1938 годах Ярославская область была затронута массовыми репрессиями. Всего было расстреляно 1660 человек. В последующие годы репрессии не прекратились, хотя масштабы их и уменьшились.[4]

С началом Второй мировой войны осенью 1939 года промышленность области стала приобретать военно-мобилизационные черты. На многие предприятия поступил приказ начать массовое производство боеприпасов (однако всё необходимое для этого было получено частью заводов только накануне Великой Отечественной войны). Методы руководства стали приобретать почти чрезвычайный характер. Постоянно пополнялись государственные продовольственно-сырьевые резервы. Активно велась оборонно-массовая работа: областной Осоавиахим в 1938—1940 годах удвоил численность своих членов до 111 тысяч человек; развивались военно-прикладная учёба и физкультурное движение (в 1940 году 37 тысяч человек сдали нормы БГТО (14—15 лет) и ГТО (с 16 лет); массово проводились военизированные и спортивные игры, соревнования, учения и т. п.). Действовали Ярославский аэроклуб, морские клубы, автопункты, Ярославская кавалерийская школа, дома обороны и др. Областной Красный Крест насчитывал к началу 1941 года 54 тысячи человек, в основном девушек. Весьма высок был авторитет Красной Армии.[5]:13, 16—17[4][8]:20—21[2]:202—206

Первыми секретарями обкома ВКП(б) в годы войны были Н. С. Патоличев (1939—1942), М. Я. Канунников (1942) и А. Н. Ларионов (1942—1946); председателями облисполкома — В. А. Гогосов (1940—1943) и Н. А. Гаврилов (1943—1945).[9]

Мобилизация и военная подготовка[править | править исходный текст]

На 22 июня 1941 года на действительной военной службе находились 73 тысячи жителей Ярославской области 1919—1922 годов рождения. Была объявлена мобилизация всех военнообязанных 1905—1918 годов рождения. Уже 23 июня в области было призвано 14 тысяч человек. В августе, в связи с большими потерями, была проведена мобилизация военнообязанных 1890—1904 годов рождения. В последующем призывной возраст составлял 17,5—55 лет. По сведениям Ярославского областного военкомата, за годы войны из Ярославской области было призвано 480 тысяч человек (мужчин; по другому источнику — 473 тысячи), что определяет число участников войны из области в совокупности — примерно 550 тысяч человек. Помимо этого, шли целевые призывы от партии — всего 16 тысяч человек — и комсомола — всего 10 тысяч юношей и 15 тысяч девушек. Всего из Ярославской области на фронт было направлено 26 тысяч женщин.[5]:17, 19[2]:140—142 С войны не вернулось более 200 тысяч жителей Ярославской области.[5]:31

…Глохнет даль, от дыма сизая:
То на запад — всё вперёд
Ярославская дивизия
В бой за Родину идёт.

Поэт Марк Лисянский, слова из боевой песни 243-й стрелковой дивизии

В 1941—1942 годах на территории Ярославской области были сформированы соединения и части 11 дивизий, 15 полков, 7 отдельных восстановительных железнодорожных батальонов, 3 укреплённых районов, 5 военных госпиталей и 4 военно-санитарных поездов. Помимо этого, на территории области были сформированы другие соединения и части армии с общей численностью более 20 дивизий, в том числе 49 лыжных батальонов, 5 спецназовских партизанских отрядов для выполнения разведывательно-диверсионных заданий в тылу противника. [5]:30—31[4][2]:199, 304

Из местного населения для борьбы с разведчиками и диверсантами, дезертирами, уголовниками на территории области к осени 1941 года были сформированы 42 истребительных батальона по 100—200 человек в каждом общей численностью 6,7 тысячи человек, работавших до сентября 1944 года. Это были иррегулярные войска, их членов привлекали к военной и трудовой мобилизации. Им помогали группы содействия на предприятиях и люди, в силу свой профессии много передвигающиеся по местности.[10][2]:101—103[11] С осени 1941 по январь 1945 года на территорию области забрасывались вражеские агенты — в основном побывавшие в плену советские граждане; работали они как по одиночке, так и группами. За годы войны было арестовано, по разным источникам, 57—58 агентов-парашютистов противника, из которых 12 в дальнейшем участвовали в контрразведывательных операциях. Всего по подозрению в шпионской деятельности в области было арестовано более 150 человек, некоторые из них действительно были шпионами, другие — только «вражескими пособниками». Также было выявлено и арестовано около ста человек, сотрудничавших с оккупантами, — бывшие полицейские и военнослужащие немецкой и финской армий.[12][2]:101—103 Только за первый год войны на территории области было задержано 6 тысяч дезертиров из РККА и 2,6 тысячи уклонистов от военной службы и военного учёта.[11]

Не подлежащие первоочередному призыву трудоспособные мужчины от 16 до 50 лет проходили обязательное военное обучение (110 учебных часов) без отрыва от основной деятельности — всевобуч, чтобы при надобности стать стрелками в отрядах военного ополчения; всего было подготовлено 135,2 тысячи человек. Также работали группы специального обучения, готовившие резервных снайперов, радистов, телефонистов, шофёров и истребителей танков; всего подготовлено 47,5 тысячи человек. Всего за годы войны в области обучились военному делу 182,6 тысячи мужчин. Многие из ополченцев после подготовки уходили на фронт добровольцами. Также работали курсы медсестёр для студенток.[5]:19[4][2]:49-51 С 1942/1943 учебного года в школах была введена начальная и допризывная военная подготовка учащихся 5—10 классов, оценки за неё шли в аттестат; юноши готовились на бойцов, а девушки — на сандружинниц МПВО, радисток, телеграфисток, телефонисток. В 1—4 классах была введена военно-физическая подготовка. За годы войны значительно усовершенствовалась материально-техническая база военной подготовки.[2]:49-51

82 тысячи жителей Ярославской области участвовали в строительстве укреплений под Ленинградом: 10 (в район Боровичи-Валдай-Угловка) и 12 августа 1941 года были мобилизованы по 10 тысяч человек; 25 августа (в район Волховстроя) — 30 тысяч человек; 2 октября — 30 тысяч человек; ещё 2 тысячи человек были направлены в разное время как замена выбывших по разным причинам. Работать приходилось в условиях нехватки жилья и продовольствия, эпидемических заболеваний, при непосредственной близости врага.[5]:22—23[4]

Прифронтовое положение[править | править исходный текст]

30 сентября 1941 года началась решающая битва за Москву; 20 октября в Москве и пригородах было введено осадное положение. В середине октября возникла угроза скорого вторжения на территорию Ярославской области вражеских войск — фронт проходил от её юго-западной границы всего в 50 км — неприятельские танковые части находились уже у канала Москва — Волга. 24 октября были созданы чрезвычайные органы власти во главе с местным руководством — Ярославский и Рыбинский городские комитеты обороны, функционировавшие до середины 1944 года.[2]:231, 349—350[5]:23, 25

Строительство оборонительных сооружений[править | править исходный текст]

На прошедшем в середине октября 1941 года совещании у Сталина была поставлена задача до конца января 1942 года возвести в области укрепления — необходимо было предотвратить окружение Москвы с севера и захват Рыбинской ГЭС; в крайнем случае не дать противнику переправиться через Волгу.[2]:268—271[4][8]:21[12][13][5]:19[14]

Оборонительная линия была разделена на два участка. Юго-западный шёл по правому берегу Волги от Рыбинского водохранилища через Мышкин к Угличу; у деревни Гребенево рубеж поворачивал на юго-восток через Борисоглебский район к Ростову, а затем к деревне Гари на границе с Ивановской областью. Северо-восточный рубеж шёл от деревни Прислонь Пошехонского района по восточному берегу Рыбинского водохранилища через Пошехонье-Володарск и Рыбинск; далее он направлялся по левому берегу Волги через Тутаев, Ярославль, Кострому, село Красное до деревни Серково на границе с Горьковской областью. Дополнительные обводы планировалось возвести вокруг крупнейших городов — Рыбинска, Ярославля и Костромы, а также вокруг Ростова, Переславля-Залесского, Гаврилов-Яма и некоторых других населённых пунктов.[5]:19[14][2]:268—271

В Ярославской области было создано Управление оборонительных работ (УОР) Наркомата обороны, которому были подчинены Волгострой, Особое строительно-­монтажное управление № 3 и другие организации; строительство велось одновременно 12 производственными подразделениями. УОР возглавил начальник Волгостроя В. Д. Журин, общее руководство строительством осуществлял заместитель начальника Главоборонстроя НКВД СССР, командующий 3-й сапёрной армией Я. Д. Рапопорт, начальником политотдела был 2-й секретарь Ярославского обкома ВКП(б) А. Н. Ларионов.[5]:19[4][14][2]:268—271

Общая протяжённость рубежей составила 780 км. Предполагалось строительство сплошного заслона из противотанковых и противопехотных препятствий и мощной огневой завесы, а также отдельных оборонительных узлов в важнейших точках. Вначале на всём протяжении начались сооружение противотанковых препятствий и заготовка материалов для огневых точек. В ноябре, по предложению командующего 28-й резервной армией генерала И. В. Тюленева, работы были сосредоточены в важнейших местах — там, где, вероятно, стал бы наступать враг; в них велось сооружение глубинных батальонных районов. Боевые точки внутри батрайонов размещались так, чтобы в сторону противника на один погонный метр фронта приходилось не менее 5 пуль. Общая протяжённость заградительных сооружений составила около 1900 км.[5]:19[4][14][2]:268—271

Из партийно-советского аппарата на строительство поступили 2 тысячи человек. Руководство строительством осуществляли военные специалисты. С различных предприятий было привлечено 300 инженеров. В конце октября 1941 года в области была введена обязательная платная трудовая и гужевая повинность для выполнения специальных работ. Уже в конце октября на строительстве работало 105 тысяч человек из населения Ярославской области, 20 тысяч человек из Волгостроя, 15 тысяч человек из строительных организаций области, а также 30 тысяч человек из армейских строительных батальонов. На конец ноября было занято в сумме 174 тысячи, а к концу года — 210 тысяч человек.[2]:268—271[4] 74 % мобилизованных на строительство были сельскими жителями; до 70 % составляли женщины. Жили строители в основном километров за десять от места работ или в землянках. Питание горожан осуществляли организации общественного питания, а селян — колхозы.[5]:19, 22[2]:268—271

Важную организующую и воспитательную роль играла газета «За Родину», издававшаяся политотделом УОР тиражом 10—30 тысяч экземпляров. Изготовление необходимых для работ инструментов наладили 79 предприятий области и 39 машинно-тракторных станций: было изготовлено 205 тысяч лопат, 90 тысяч ломов, 24 тысячи тачечных колёс, 46 тысяч металлических клиньев, 34 тысячи кувалд, 24 тысячи кирок; многие организации передали на стройку одежду, на месте было организовано плетение лаптей. Предприятия области быстро освоили выпуск сборных железобетонных конструкций для дотов и колпаков-укрытий и др.: на 9 декабря было поставлено 159, 2 тысяч погонных метров колючей проволоки, 5,4 тысячи противотанковых ежей, более 100 железобетонных комплектов для дотов, несколько сотен кубометров леса для дзотов, блиндажей и землянок.[5]:22[14][2]:243—244, 268—271

Несмотря на то, что использовалось 7360 лошадей, несколько сотен тракторов, 200 грузовых и 15 легковых автомобилей, транспорта сильно не хватало. Земляные работы почти полностью велись вручную. Зимой морозы достигли 35—40 °C, сильно промёрз грунт. Чтобы справиться с ним, отогревали землю кострами, а затем откалывали куски (использовались также взрывы); чтобы предотвратить замерзание талого грунта, его рыхлили и прикрывали ветками, соломой и снегом. Работали звеньями: одни снимали корку мёрзлой земли, другие рыли до середины, третьи — до дна. Несмотря на тяжёлые условия, многие перевыполняли нормы в 2—3 раза, лидерами были бригады А. М. Иванова с Ростовского торфопредприятия и Е. Г. Дюковой со станции Нея, выполнявшие 4—4,5 нормы.[5]:22[14][2]:268—271

После успешного контрнаступления на Западном и Калининском фронтах в конце декабря 1941 года работы на северо-восточном рубеже от Рыбинска до границ с Горьковской областью были приостановлены при готовности наполовину; полностью были выстроены отдельные узлы на восточном берегу Рыбинского водохранилища и прикрытие Рыбинского гидроузла. Юго-западный рубеж был достроен полностью и сдан в срок 30 января 1942 года.[5]:22[4][14][2]:268—271 За 80 дней были построены 201,5 км противотанковых препятствий, установлено 8,8 тысячи противотанковых ежей, 285 пулемётных дотов, 122 огневые точки для 45-мм пушек, 1322 колпака, противотанковые рвы, ловушки, эскарпы, контрэскарпы протянулись на 142 км. Было построено 1076 землянок и 248 командно-наблюдательных пунктов. Произведённых земляных работ в 4323,6 тысячи м3 хватило бы на возведение двух плотин через Волгу. Кроме того, в городах жилые дома, административные здания, улицы, железнодорожные вокзалы и др. приспосабливались к длительной обороне; устанавливались зенитные орудия. На территории дома отдыха «Красный Холм» Ярославского района был сооружён тайный бункер для руководства области.[13]:156—175[2]:268—271

Планы на случай оккупации и частичная эвакуация[править | править исходный текст]

На случай отступления Красной Армии с территории области к 20 ноября 1941 года в ней было создано 35 партизанских отрядов численностью от 25 до 35 человек в каждом (всего их планировалось создать 45). Были определены районы их действий, подготовлены руководители, в ноябре 1941 года в лесах начали закладывать скрытые базы вооружения, продовольствия и одежды, строить землянки для укрытия в зимнее время года.[12][10][5]:22, 31[4][15][2]:170-173

В Ярославле и в западных и прилегающих к железным дорогам и шоссе районах области была создана сеть диверсионно-разведывательных и террористических групп. К середине ноября 1941 года в Ярославле было сформировано 24 группы в составе 187 человек, а в районах области (главным образом в Костроме, Рыбин­ске, Данилове, Ростове, Буе) к 1 ноября 1941 года — 42 группы в составе 256 человек. Помимо этого, оперативный отдел Волголага подготавливал 5 разведывательно-диверсионных групп на Рыбинском, Угличском и Шекснинском гидроузлах. Кроме этого, в колониях и лагерях отобрали ещё 74 человека для возможного включения в такие группы. Для каждой группы закладывали тайники с оружием, боеприпасами, медикаментами и продовольствием; только в Ярославле планировалось создать 45 тайников.[12][10][2]:170-173

Была налажена связь с резидентами, руководящим составом партизанских отрядов, фронтовыми и прифронтовыми органами НКВД: радиосвязь, а также переброска эмиссаров и связных на самолётах (готовились посадочные площадки), дублированные линии живой связи на Москву, Калинин, Киров, Горький.[12][2]:170-173

В связи с началом контрнаступления советских войск 19 декабря 1941 года мероприятия по подготовке к партизанской войне были приостановлены, а 3 февраля 1942 года свёрнуты, оружие и боеприпасы были изъяты из баз. Однако работа с потенциальными партизанами продолжалась до середины 1943 года.[12]

В июне 1941 — январе 1942 года были разработаны подробные планы мероприятий (взрывов и поджогов) по уничтожению важнейших промышленных объектов Ярославской области на случай решения Красной Армии оставить её. Только в Ярославле предполагалось уничтожить 27 крупных, 122 средних и мелких предприятия и 73 продовольственно-материальные базы. Готовились разрушить плотину Рыбинской ГЭС. В качестве исполнителей были подготовлены оперативные группы во главе с 27 работниками НКВД. В конце 1941 года было взорвано 46 железнодорожных мостов и снято более 90 км пути. Но наступление врага остановилось возле Калинина, что дало возможность перейти к менее радикальным планам.[12][16][2]:202-206, 343—345

В октябре — декабре 1941 года в связи с угрозой прихода врага и разрушения бомбардировками 19 (по другим данным 25) ведущих предприятий области были полностью или частично эвакуированы вглубь страны. Первыми из эвакуированных были заводы № 26 (Рыбинский машиностроительный) и № 62 (Ярославский механический наркомата боеприпасов). Завод № 226 (производил антифриз для двигателей танков) был эвакуирован на 2/3, Ярославский электромеханический завод — наполовину, Ярославский шинный завод и фабрика «Красный Перекоп» — на 30—50 %, СК-1 на четверть, также частично эвакуировались Угличский завод часовых камней, Ярославская кордная фабрика, «Свободный труд», Ярославский судостроительный завод, Рыбинский катерозавод, Ярославский электромашиностроительный завод, Константиновский завод им. Менделеева, «Резинотехника», Переславская фабрика киноплёнки и другие предприятия. Пунктами назначения были Уфа, Ульяновск, Горький, Чкалов, Куйбышев, Киров, Саратов, Сызрань, Молотов, Орск, Энгельс, Асбест, Алма-Ата, Челябинск и др. Всего из области выбыло 5300 вагонов и 48 барж (18,7 млн т) с оборудованием, сырьём и материалами; 799 вагонов, 21 баржа и 10 пароходов с более чем 30 тысячами специалистов. 44 баржи застряли по дороге во льдах; люди с них добирались дальше железной дорогой, часть груза (лаковый, эмалевый и нитролаковый цеха химического завода «Победа рабочих») пришлось оставить до весны. Проводить полную эвакуацию в глубокий тыл было нельзя, так как многие предприятия производили незаменимую продукцию для фронта — производство не должно было останавливаться, кроме того, не хватало рабочей силы и транспорта; однако некоторые оставшиеся в городе предприятия находились в состоянии готовности к немедленной эвакуации. После разгрома врага под Москвой часть оборудования была возвращена назад; полностью на новом месте (в Челябинске) остался лишь завод № 62.[5]:23[8]:21[13]:89-116[2]:202-206[17]

Помимо промышленных предприятий в Уфу был эвакуирован Рыбинский авиационный институт, ныне это Уфимский авиационный технический университет.[18] Из западных районов области были эвакуированы в Молотовскую, Омскую и Челябинскую области 38 тысяч детей, которым на предприятиях срочно были сшиты зимние пальто, а на заводе «Упорный труд» скатаны валенки.[5]:36[2]:332—339

Противовоздушная оборона и авианалёты[править | править исходный текст]

Режим угрожаемого положения по противовоздушной и противохимической обороне был объявлен в области в первые дни войны.[2]:206 Была введена обязательная светомаскировка, однако эффект от неё был невысоким, так как противник хорошо знал расположение крупных объектов уже до войны, а впоследствии уточнял его в ходе разведывательных полётов; кроме того, маскировка не всегда поспевала за сезонными изменениями ландшафта.[13]:149-150 Были установлены оповещающие сигналы ПВО; подготовлены бомбо- и газоубежища; население прошло курсы противовоздушной обороны (по месту работы, учёбы или жительства); на промышленных и общественных объектах и в жилых домах были организованы отряды самообороны и противопожарные полки; в Ярославле, Рыбинске и Костроме на базе строительных организаций были созданы аварийно-восстановительные отряды.[2]:206—208[19]

Налёты «Люфтваффе» на Ярославскую область с целью разрушить стратегические объекты начались в августе 1941 года — с приближением фронта. Наиболее частыми налёты бомбардировщиков были во время битвы за Москву. В октябре 1941 года они совершались практически ежедневно. Бомбы падали в основном на железнодорожные станции и эшелоны; под удары попадали поезда, шедшие на фронт, перевозившие эвакуированных детей, пассажирские и санитарные поезда; под Рыбинском в районе Копаево были разбиты 5—10-тысячетонные резервуары с бензином и нефтью.

В конце месяца была нанесена серия ударов по элеваторам. Всего до конца октября только на Ярославль было совершено около 100 групповых и одиночных налётов, в ходе которых было сброшено 400 фугасных и зажигательных авиабомб; были разрушены четыре вокзала, 15 жилых домов, уничтожено 175 вагонов; погибли 327 человек, 552—582 (по разным источникам) получили ранения.[13]:89-116[4][5]:23[20][2]:208—209 6 ноября 12—15 (по разным источникам) немецких бомбардировщиков He-111 разбомбили Московский вокзал Ярославля, через который проходили эшелоны на Калининский фронт: по данным службы МПВО, были сброшены 97 фугасных бомб весом 50—250 кг — было разрушено депо, сгорело 50 вагонов, создались большие пробки поездов; также пострадал сборочный цех Автомобильного завода и 12—17 (по разным источникам) деревянных жилых домов; погибло около 80 человек, 150 (по другому источнику 163) было ранено.[4][20][13]:149-150

10 декабря 1941 года была совершена массированная бомбардировка — было сброшено 1026 авиабомб — Рыбинского авиамоторного завода, который, однако, успели эвакуировать за несколько дней до этого, о чём враг не знал.[20][5]:23[2]:209 В январе 1942 года под Ярославлем был разбомблен состав — погибло более 80 пассажиров. Ночью 4 февраля в Рыбинске, несмотря на «режим полного затемнения», была разбомблена нефтебаза и существенно пострадал 341-й катерозавод. 28 марта несколько «Юнкерсов» заставили остановиться на неделю Константиновский нефтемаслозавод им. Менделеева. 17 апреля три самолёта сбросили бомбы на Ярославль. В конце мая была сделана попытка уничтожить Ярославский железнодорожный мост — несколько ждавших на берегу пароход эвакуированных ленинградцев получили осколочные ранения. В ночь с 11 на 12 июня и сутками позже три немецких самолёта сбросили шесть фугасных бомб в районе Ярославского шинного завода и повторили то же самое сутками позже, 1 июля 1942 года предприятие атаковал одиночный «Юнкерс».[20]

До конца осени 1941 года противостоять вражеской авиации было нечем, даже в Ярославле имелось всего 32 зенитных орудия, 8 пулёметов для стрельбы по воздушным целям и 12 прожекторов.[20][4][13] Постановлением от 9 ноября 1941 года был создан Рыбинско-Ярославский дивизионный район ПВО. Сюда была направлена 147-я истребительная авиационная дивизия противовоздушной обороны[21]:78, 135 в составе 4 полков[4]; под Ярославлем было размещено 17 самолётов на аэродромах в Дядьково и Туношне[20]. Первыми сбитыми над территорией области вражескими самолётами стали два разведывательных Junkers Ju 88D — оба посредством тарана (28 апреля 1942 года близ Рыбинска — Г. А. Троицкий, 31 мая в Ярославле — Амет-хан Султан), причём первый из советских лётчиков погиб. Несмотря на то, что это никак не отразилось на общей обстановке, даже такой успех имел большой моральный эффект.[22]:I: 9[13]:179—203 Отличился 62-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, охранявший Угличскую ГЭС: в июне 1942 года был сбит разведчик-биплан «Хейнкель-126», упавший за Дивной Горой, под Угличем было сбито ещё 5 самолётов: у села Василёва, деревни Михали, деревни Подберезье и села Ильинское, а один прямо над городом — упал на Октябрьскую улицу, повредив угол дома.[20]

К лету 1943 года Ярославль обороняли 17 экипажей истребителей, 75 зенитных орудий среднего калибра, 19 орудий малого калибра, 55 зенитных пулемётов и незначительное число зенитных прожекторов и аэростатов заграждения.[21]:135 Ярославский завод № 50 у посёлка Павловское установил на понтоны мост-дублёр Ярославского железнодорожного моста, который по размеру и внешнему виду не отличался от настоящего, но был почти полностью деревянным, однако, в случае необходимости, он мог выдержать тяжёлые эшелоны, кроме того, немецкие лётчики тратили на него часть бомб (разобран в конце 1940-х годов).[2]:343—345[20][23] Однако даже в 1943 году ПВО не всегда реагировала надлежащим образом: в марте несколько раз подвергалась бомбёжке железнодорожная станция в Рыбинске, а в июне — была сброшена бомба на Рыбинский авиамоторный завод, затем несколько дней подряд падали бомбы на Северный рабочий посёлок — при этом никакого сопротивления немецким самолётам оказано не было.[13]:420-421[20] Обеспеченность бомбо- и газоубежищами на май 1943 года составляла от плана в Ярославле 35 %, в Рыбинске — 31 %, в других городах — 50—100 %; подготовка к ПВХО: Ярославль — 93 % плана, Рыбинск — 97 %, другие города — 26 %; организация групп самозащиты: Ярославль — 73 %, Рыбинск — 96 %, районы — 37,5 %; обеспеченность противогазами: Ярославль — 52 % взрослые и 12 % дети, Рыбинск — 61 % взрослые и 9 % дети.[2]:209

Крупнейший авианалёт на область начался 9 июня 1943 года в 23 часа 47 минут (воздушная тревога была объявлена за 17 минут до этого) и продолжался полтора часа. За это время на Ярославль 109 (по другому источнику — 58) бомбардировщиков «Юнкерс» и «Хейнкель» из авиадивизий «Блиц», «Бельке», «Викинг» и «Кондор», поднявшиеся с аэродромов в Брянской и Орловской областях, сбросили 1766 авиабомб общим весом 190 тонн, из них 416 (по другому источнику — 342) фугасных, а 1350 (по другому источнику — 1100) зажигательных. Первым делом был повреждён водозабор. Основной удар пришёлся на Шинный завод, в большинстве корпусов которого начался сильный пожар; в результате основной корпус был практически уничтожен, 6 корпусов были значительно повреждены и только 2 почти не пострадали, также были подожжены лаборатория и склад; завод был выведен из строя на 3 месяца, полностью восстановился ещё позже. Также бомбы были сброшены на Автозавод, СК-1 (6 цехов и главная контора), Асбестовый завод (4 цеха и электросеть), Регенераторный завод (3 цеха и водопровод), Кордную фабрику, станцию Всполье, железнодорожный мост через Волгу (не пострадал), Махорочную фабрику (сгорел склад с 140 т табака), ТЭЦ-1 (полностью сгорел старый механический цех, частично — новый механический цех, пострадало масляное хозяйство), предприятия связи. 2 тысячи семей были вынуждены искать себе новое жильё. В Рыбинске была повреждена силовая станция Авиамоторного завода, сильно пострадал Катерозавод, а также Северный рабочий посёлок. Также был совершён налёт на Константиновский нефтемаслозавод им. Менделеева. Войска ПВО делали всё, что могли, — на аэродромы не вернулось три бомбардировщика, один был повреждён. Борьба с пожарами проводилась организованно. После налёта Ярославлю было решено выделить дополнительно 36 зенитных орудий.[13]:494—498[20][4][19][2]:202—206, 209

Второй крупный авианалёт на Ярославль произошёл в ночь с 20 на 21 июня. 88 (по другому источнику — 100) немецких бомбардировщиков были встречены нескольким десятками истребителей из ПВО Москвы — 1 вражеский самолёт был сбит. ПВО Ярославля достойно встретило противника, но тем не менее на город было сброшено 1366 авиабомб общим весом 130 тонн, из них 330 фугасных, а 1036 зажигательных. Пострадали склады и барачный посёлок и полностью сгорел цех подготовки каучука Шинного завода; была повреждена Северная подстанция ТЭЦ-1, разрушены пять цехов СК-1, три цеха Регенераторного завода, четыре цеха Асбестового завода, а также дом № 11 по проспекту Шмидта. Немцы потеряли 5 бомбардировщиков, ещё 2 получили повреждения.[13][20][2]:202—206, 209

За эти два июньских налёта, по данным штаба МПВО Ярославля, на город было сброшено 937 фугасных авиабомб общим весом 154,9 тонны, 742 зажигательные авиабомбы весом 64,9 тонны и 1794 мелкие зажигательные авиабомбы; обезврежено 117 фугасных авиабомб весом 27,9 тонны и 35 зажигательных авиабомб весом 2,7 тонны; произошло 225 загораний и 278 пожаров; был убит 301 (по другим источникам 231) человек, около 500 (по другим источникам более 600) ранено, 120 спасено из завалов; был нанесён убыток на 93 млн рублей. Ремонтно-восстановительными бригадами в дальнейшем было убрано 65 тысяч м3 мусора. Немцы потеряли 12 машин: 4 — уничтожили истребители, 7 — зенитчики, один столкнулся с тросом аэростата. 21 июня «Люфтваффе» пыталась бомбить и Углич — было уничтожено 2 их самолёта.[19]:66—67[20][2]:208—210

Последний воздушный бой произошёл над областью в августе 1943 года над деревней Аверинское — погибли и немецкий экипаж, и советский лётчик. Вскоре началась успешная для советских войск Курская битва, отвлёкшая самолёты противника, а затем длительное наступление Красной Армии, в результате которого Ярославская область оказалась вне досягаемости вражеских бомбардировщиков, хотя самолёты-разведчики появлялись над ней даже в начале 1945 года. В это время у немцев существовал так и не реализованный план операции «Железный молот», согласно которому авиационные ударные комплексы «Mistel» должны были уничтожить важнейшие советские электростанции в районе Москвы и Верхней Волги, в том числе ярославские ГРЭС и ТЭЦ-1, Рыбинскую и Угличскую ГЭС.[13][20]

За всё время войны над Ярославской областью было зафиксировано 1220 самолёто-вылетов противника, совершено 55 бомбардировочных налётов.[20][2]:210 Только на Ярославль 202 самолёта совершили 24 налёта, сбросив 946 фугасных и 2380 зажигательных авиабомб: были полностью уничтожены 51 цех, 235 жилых домов и 32 барака; 335 человек погибли, 983 были ранены[5]:37 (согласно другим источникам, на областной центр было совершено 13 налётов, за которые сброшено 1146 фугасных авиабомб общим весом 191,5 тонны, 751 зажигательная авиабомба весом 66,2 тонны и 1832 мелкие зажигательные авиабомбы (до 10 кг); из них обезврежено 137 фугасных авиабомб весом 31,3 тонны и 35 зажигательных авиабомб весом 2,7 тонны; произошло 227 загораний и 278 пожаров; 335—368 человек (по разным источникам) было убито, 750 ранено, 120 спасено из завалов; нанесён убыток на 96,8 млн рублей[19][2]:209—210). В 18 налётах на Рыбинск участвовало около 100 самолётов, ими было сброшено более тысячи фугасных авиабомб; погибли 33—34 человека, около ста было ранено; было разрушено 63, повреждено 70 зданий.[2]:210 За всё время на Ярославскую железную дорогу было совершено 240 налётов: уничтожено 3 паровозных депо, разрушено 69 станций и вокзалов, более 15 км пути, 2 моста, 31 паровоз, 1252 вагона.[2]:343—345 Всего силами ПВО и авиации над территорией области было сбито 27 самолётов противника, в том числе 6 — посредством тарана (помимо Г. Троицкого и Амет-хана Султана их совершили С. Ачкасов, А. Морозов, С. Пичугин и И. Ушкалов); часть самолётов противника не была найдена, так как упала в водоём или болото.[4][20][22]:I: 9[24]:104[2]:210

Приём раненых[править | править исходный текст]

Здание на площади Волкова в Ярославле, в котором в годы войны располагался военный госпиталь № 1316. Фотография 1960-х годов

Первый эвакуационный госпиталь был открыт в Ярославской области уже 23 июня 1941 года. К концу года в оказавшейся в прифронтовой полосе области действовало 30 эвакогоспиталей, в которых лечились свыше 14 тысяч человек. К 15 февраля 1942 года были созданы дополнительные эвакогоспитали на 10 тысяч коек; размещались они в зданиях образовательных, культурных и рекреационных учреждений. Большая часть госпиталей области в начале войны относилась к Местному эвакуационному пункту № 8 (МЭП-8), в который направлялись больные и раненые с Северо-Западного фронта; эти госпитали располагались в Ярославле, Ростове, Петровском, Гаврилов-Яме, Любиме, Данилове, Некрасовском, Красном Профинтерне, Бабайках, Пошехонском районе, Мышкине, Тутаеве, Константиновском, Чёбакове, селе Павловском Ярославского района. Часть госпиталей находилась в зоне действия Фронтового эвакуационного пункта № 211 (ФЭП-211), в который направлялись пострадавшие с Волховского фронта; эти госпитали располагались в Рыбинске, Глебове, Угличе, Некоузе, Красном Холме, Волге. Только за первое полугодие войны в Ярославскую область поступили с фронта 101 205 пострадавших, из них в части возвращены 7080 человек, в батальон выздоравливающих направлены 5443, эвакуированы в глубокий тыл 76 722, ушли в отпуск 234, уволены из армии по состоянию здоровья 152, продолжили лечение 10 999, умерли 575 человек (0,57 %). Раненых поступало всё больше, и вскоре госпитали области оказались в 1,5 раза переполнены. К концу 1942 года здесь было уже 53 госпиталя на 26 200 мест. Не хватало коек, белья для больных и обмундирования для выздоравливающих, медицинских (особенно гипса, спирта и наркотических анальгетиков) и других материалов, топлива зимой (вместо дров часто приходилось использовать промышленные отходы). Главной причиной была недостаточность транспортных средств у госпиталей. В связи с нехваткой гробов, с лета 1942 года стали проводиться захоронения в братских могилах.[5]:35-36[25][2]:60—61, 94—99[26]:13—16

В начале войны все эвакогоспитали области имели общехирургический характер. В 1942 году была проведена специализация госпиталей, позволившая оказывать нуждающимся более квалифицированную помощь: появились сортировочные, терапевтические, туберкулёзные, инфекционные, неврологические, хирургические для тяжёлых, средних и лёгких ранений, урологические, офтальмологические, челюстно-лицевые и др. госпиталя. Формирование эвакогоспиталей на территории области достигло максимума в 1943 году, а затем пошло на спад. В 1941—1943 годах в госпиталях области велась в основном лечебно-эвакуационная работа, в 1944—1945 годах в них преимущественно долечивались.[2]:60-61[25]

Всего за годы войны в Ярославской области было сформировано или работало 178 эвакогоспиталей, часть из них после формирования отправлялась на фронт или в глубокий тыл. Также в регионе активно формировались полевые подвижные и хирургические полевые подвижные госпитали для действующей армии. На территории области работало 93 эвакогоспиталя, в которых было сделано 71,6 тысячи операций (пятое место в РСФСР), более 30 тысяч переливаний крови (второе место в РСФСР), 3,6 млн физиотерапевтичеких процедур. Через них прошло около 380 тысяч бойцов, из которых 282 тысячи были возвращены после лечения в армию (72,4 % раненых и 70 % больных; первое место в РСФСР), 5 тысяч умерли (смертность — 0,9 % раненых и 4 % больных; второй по минимуму результат в РСФСР — после Ульяновской области), остальные были отправлены на долечение в глубокий тыл или уволены из армии (26,6 % раненых и 26 % больных).[5]:35-36[27][25][2]:60—61, 94—99

Военные госпитали, располагавшиеся на территории современной Ярославской области, и места задокументированных на 1997 год захоронений на ней (одинаковые номера обозначают перемещение госпиталя)[28]:VII: задний форзац[26]:18:

С начала войны стала ощущаться нехватка медперсонала, так, к концу 1941 года число врачей в области сократилось на 42 %. Проводились курсы повышения квалификации врачей, в первую очередь хирургов; переподготовки медсестёр и санитарных дружинниц. Только в первый военный год в области на курсах Красного Креста (за годы войны количество первичных организаций его областного общества возросло с 1018 до 1516, а численность членов — с 42,6 тысячи до 72,2 тысячи) было подготовлено 2734 медсестры и 2300 сандружинниц; всего за годы войны — 4,9 тысячи медсестёр и 8,5 тысячи сандружинниц; 90 % из них была направлена на фронт, в эвакогоспитали, на санитарные поезда, в лечебные учреждения области. За то же время были подготовлены 48 164 значкиста ГСО и БГСО (готов и будь готов к санитарной обороне): они дежурили в госпиталях, работали в инфекционных больницах, санпропускниках, помогали в обустройстве эвакуированных детей, собирали и шили для армии одежду, проводили противоэпидемическую работу, оказывали помощь пострадавшим от налётов, тушили пожары, сдавали и привлекали население сдавать кровь. Большую помощь госпиталям оказывали добровольцы, помогавшие в их оснащении и развёртывании, в уходе за ранеными, их бытовом обслуживании (например, ремонт и стирка белья, помощь в написании писем), проводящие культурно-массовую работу в госпиталях. Помощь также оказывали шефствующие организации, участвовавшие в ремонте, приобретавшие мебель, посуду, предметы досуга, небольшие подарки; колхозы доставляли продукты, дрова, солому для набивки матрасов и сено для лошадей; учреждения культуры проводили концерты и ставили спектакли.[5]:35-37[27][25][24]:27-30[2]:78, 222—223

В марте 1942 года в области насчитывалось 5,1 тысячи, а в январе 1945 года — 8,7 тысячи доноров; ярославская станция переливания крови заготавливала 25—27 л крови в день, всего за годы войны было запасено около 34 тысяч литров крови — её хватало для бесперебойного снабжения госпиталей самой области и Северо-Западного фронта; всего кровь ярославцев получили около 100 тысяч раненых.[5]:37[27][25][24]:29-30[2]:78, 222—223

После окончания войны лечение раненых не прекратилось. 29 августа 1944 года организовано 4 госпиталя для инвалидов войны с общей вместимостью 1000 коек — два в Ярославле (№ 1780 и № 5773) и по одному в Ростове (№ 1385) и Рыбинске (№ 3905). В феврале 1946 года госпиталь № 1780 преобразован в госпиталь для инвалидов Великой Отечественной войны: в 1946—1949 годах он был общехирургическим, с 1950 года — ортопедическим, а с 1960 года — травматологическим.[2]:62[27][25]

Приём эвакуированных, военнопленных и репатриированных[править | править исходный текст]

Братская могила ленинградцев в Ярославле

В первые же дни войны в область стали поступать эвакуированные с оккупированных и прифронтовых территорий; поначалу они, не имея соответствующего статуса, приезжали сами по себе, надеясь на помощь родственников и знакомых. С 29 июня 1941 года начали массово прибывать эвакуированные дети — с июня по сентябрь их было принято 67,8 тысячи. Осенью 1941 года в область хлынул непрерывный поток беженцев, в основном женщин с малолетними детьми, больных и стариков; в конце 1941 — начале 1942 года ежедневно прибывали 1,5—2 тысячи человек. Помимо прочего, были размещены 12 тысяч семей руководства Красной Армии. Общее число эвакуированных в области на апрель 1943 года — 265 тысяч, из них 123 тысячи детей; большая часть эвакуированных прибыла из Ленинграда.[5]:36[4][25][2]:332—339[29]:72—75 Регулярный учёт прибывающих был налажен только к 1943 году, данные до этого времени были приблизительными.[29]:74—75 Бо́льшая часть эвакуированных проезжала через Ярославскую область транзитом. Так, за январь — апрель 1942 года через область прошли 268 эшелонов с 509 тысячами человек. За это время на эвакопунктах станций Всполье, Урочь и Буй с поездов сняли 4400 больных и 870 умерших. Людям приходилось сутками жить в антисанитарных условиях переполненных вокзалов.[5]:36[29]:73[26]:13-14 Всего за годы войны Ярославская область приняла, пропустила и разместила более 1 млн эвакуированных.[2]:332—339[29]:71

На крупных железнодорожных вокзалах были организованы эвакуационные пункты. Прибывающим было необходимо оказать медицинскую помощь (многие были истощены до дистрофии), провести санитарную обработку, помочь с продовольствием, предоставить жильё и работу. Для временного размещения прибывающих создавались стационары, была организована продажа отсутствующих в свободной торговле товаров первой необходимости, малоимущим они выдавались бесплатно. Посильную помощь активно оказывали местные жители. Однако возможности области были весьма ограничены, в связи с чем значительная часть прибывших долгое время не могла адаптироваться, им не хватало еды и одежды, жилой площади, встречалось отношение к ним местных жителей как к лишней обузе. После восстановления сил эвакуированные трудоустраивались в сельское хозяйство, промышленность, на транспорт, в том числе и в другие области; однако, несмотря на огромный дефицит рабочей силы, трудоустройство часто затягивалось (так, в июне 1943 года не работало более 13 тысяч трудоспособных эвакуированных), что было связано в том числе с низкой квалификацией и неприспособленностью к тяжёлому труду части прибывших. По мере освобождения советских территорий проходила реэвакуация, большинство эвакуированных покинуло Ярославскую область в 1944—1945 годах.[5]:36[4][25][2]:332—339[29]

Для оставшихся без попечения родителей детей было организовано 214 детских домов, размещённых в клубах, бывших помещичьих усадьбах, колхозных домах и др.; также создавались новые дома малютки. Число детских домов и интернатов в сентябре 1941 года составляло 425, затем сократилось до 282 в июне 1943, а в июле 1945 года составляло 159. Число воспитанников в них, соответственно, в сентябре 1941 года составляло 70,4 тысячи, в июне 1943 года — 27,1 тысячи, а в июле 1945 года — 14 тысяч. При детских домах создавались подсобные хозяйства. Выявленные безнадзорники помещались в сеть приёмников-распределителей НКВД; за 1942 год из 8,6 тысячи поступивших туда детей 2,8 тысячи было отправлено в детские дома, 2,4 тысячи трудоустроены. За всё время войны в Ярославской области было собрано 5808 л грудного молока для оставшихся без матерей младенцев.[5]:36-37[4][25][2]:69—73, 94—99, 222—223, 332—339

Военнопленные в Ярославской области находились с октября 1944 года по июнь 1949 года; общее их число, по разным источникам, составляло 17—25 тысяч человек. На территории области находилось 6 лагерей для военнопленных: № 259 в Рыбинске, № 276 в Ярославле, № 282 в Берендеево, № 221 и № 452 в Угличе, № 343 в Петровском. Оказавшиеся в Ярославской области пленные в основном были мобилизованы в 1938—1940 годах, пленены в 1944—1945 годах. Находясь в плену, они трудились в промышленности, на торфоразработках, в сельском хозяйстве, дорожном строительстве; лагеря находились на самообеспечении. Так как значительная часть военнопленных имела ранения и контузии, заболевания (тиф, дистрофия, туберкулёз), в 1944—1945 годах была создана специальная сеть медицинских учреждений, в том числе спецгоспиталь № 5365 на станции Чёбаково. 70 % лечившихся были спасены. На кладбищах при лагерях похоронено 1,7 тысячи человек. В 1946 году началось возвращение пленных на родину.[2]:44-46[4][27][25]

В 1944—1945 годах Ярославская область приняла 19,2 тысячи репатриированных из Финляндии советских граждан (6 тысяч семей) ингерманландского происхождения; обосновались они в основном в Большесельском, Мышкинском, Первомайском и Угличском районах; после окончания войны большинство из них вернулось в Карело-Финскую ССР.[5]:37[12][2]:218-220 В сентябре 1945 года из Германии в Ярославскую область прибыло 330 репатриированных детей из Западной Украины и Западной Белоруссии; на время установления сведений о выживших родственниках они были размещены в детдомах.[2]:218-220 После войны из Ярославской области для заселения оставленных жителями поселений Карельского перешейка добровольно отправились почти 2 тысячи человек (402 семьи).[5]:37

Тыловой регион[править | править исходный текст]

Промышленность[править | править исходный текст]

Народное хозяйство с самого начала войны стало перестраиваться. К осени 1941 года практически вся промышленность региона работала для фронта. К примеру, металлообрабатывающая промышленность вместо 148 видов мирных изделий стала производить 125 видов военной продукции.[5]:23[17] Всего промышленность области поставляла фронту около 760 видов оборонных изделий.[4] Вырос удельный вес машиностроительной и металлообрабатывающей отраслей продукции путём сокращения лёгкой и пищевой отраслей.

К началу войны в Ярославской области имелись ЯрГРЭС (Ляпинская станция) и ТЭЦ-1 общей мощностью 85 тысяч кВт и годовой выработкой 505 млн кВт-ч, а также городские и сельские электростанции. Ввиду нехватки донецкого каменного угля и бакинской нефти возросло значение местного топлива — торфа (росли старые предприятия, было открыто 9 новых) и дров (количество лесозаготовительных пунктов увеличилось в 4 раза, заготовка древесины возросла в 2,5 раза); значительную роль стал играть сернокислый гудрон, скапливавшийся на Константиновском заводе им. Менделеева. Всего местное топливо ежегодно заменяло 18,6 тысячи тонн мазута и 24,5 тысячи тонн каменного угля. В 1942—1943 годах выработка из-за нехватки топлива и накапливавшихся неисправностей была низкой; станции работали неустойчиво, что отрицательно влияло на предприятия-потребители. В начале 1943 года был произведён капитальный ремонт станций.[2]:202—206, 274—276 Продолжали достраиваться Угличская и Рыбинская ГЭС; за годы войны они выработали приблизительно 3,2 млрд (по другому источнику — более 4 млрд) кВт•ч электроэнергии; ими производилась в начале войны половина всей потребляемой Москвой энергии, а в конце — треть[5]:25[4][2]:46—47; выработка электроэнергии по области в 1945 году была в 2,24 раза больше, чем в 1940 году.[24]:119—121 Однако гидроэлектростанции питали в основном столицу.[5]:28 Население области или не получало энергию совсем, или получало через день на 3—4 часа.[2]:274—276

Машиностроение, сократив или даже полностью прекратив выпуск обычной продукции, занялось изготовлением оружия, боеприпасов и различных технических средств: корпуса снарядов и мин, авиабомб, деталей реактивных снарядов, минных взрывателей, пистолетов-пулемётов Шпагина (ППШ), миномётов, артиллерийских тягачей, боевых катеров и множество комплектующих изделий (всего — 48,8 млн оборонных изделий; для отгрузки основных видов боеприпасов потребовалось 16,1 тысячи железнодорожных вагонов). Ярославский автомобильный завод выпускал корпуса осколочных и бронебойных снарядов для зенитных и противотанковых бронебойных орудий, основные детали для гвардейских реактивных миномётов «Катюша», ППШ, узлы и детали для танков, в 1941 году также грузовые полуторные и трёхтонные самосвалы, с 1943 года — артиллерийские тягачи. Ярославский тормозной завод производил тормозное оборудование для железных дорог, компрессоры для электровозов, паровозные рукава, а также снаряды, зажигательные авиабомбы, корпуса гранат, взрыватели для мин, осколочные гранаты. Ярославский электромашиностроительный завод выпускал осколочно-фугасные снаряды, узлы для реактивной артиллерии, стартёры и генераторы постоянного тока для танков. Ярославский судостроительный завод снабжал кораблями Волжскую военную флотилию: изготавливал водолазные боты, бензозаправщики для гидроавиации, речные тральщики МСВ-38, минные плоты, оснащённые «Катюшами» буксирные и быстроходные дивизионные катера Я-5, катера МО-4; Рыбинский судостроительный завод и Рыбинская судоверфь выпускали боевые катера. Ярославский паровозоремонтный завод ремонтировал паровозы и бронепоезда, а также выпускал артиллерийские снаряды и зажигательные авиабомбы, детали для оружия, запчасти к мотовозам и тракторам. «Пролетарская свобода» выпускала 82-мм мины. «Красный маяк» — электроинструменты, а также артиллерийские снаряды, корпуса зажигательных авиабомб, коробки для противогазов, лотки для мин. Рыбинский завод дорожных машин — фугасные и химические авиабомбы. Рыбинский завод полиграфических машин — 82-мм миномёты (некоторое время был их единственным производителем), а также корпуса авиабомб и мин, в 1944 году возобновил выпуск полиграфических машин.[5]:25[4][16][2]:195—197, 202—206, 233—234, 350—351, 357—358, 364—365, 371—372[17]

Предприятия химической, нефтехимической и резинотехнической промышленности выпускали более 455 видов продукции для армии. За 1941—1944 годы выпуск оборонной продукции каждой отрасли вырос в несколько раз, производительность труда в отрасли увеличилась на 30 %. Ярославская область выпускала 47 % всей продукции резиновой промышленности страны. Ярославский шинный завод выпускал покрышки всех типов, а также катки и амортизаторы для танков, шины для броневиков и боевых самолётов, спецрезины для бензобаков. Ярославский подошвенный завод — аэростаты заграждения и наблюдения, противогазы и прокладки для танков. «Резинотехника» — аэростаты. «Победа рабочих» — лакокрасочные изделия, а также пробки для снарядов. «Свободный труд» — лакокрасочные изделия, материалы для аккумуляторов, а также противохимическую одежду. Константиновский завод им. Менделеева — моторные масла и другие смазки для авиации (единственный в стране), бензины для ВВС и ВМФ. Завод № 226 перерабатывал хлор. СК-1 вырабатывал — синтетический каучук и латекс. Ярославский асбестовый завод — асбестовую бумагу, а из неё — детали для техники. Ярославский кислородный завод — сжатый воздух, кислород для автогенных сварок, азот для СК-1.[5]:25[4][16][2]:202—206, 369—370[17]

Предприятия лёгкой промышленности обеспечивали армию обмундированием. Только за четвёртый квартал 1942 года они сшили 117,3 тысячи гимнастёрок, 15 тысяч ватных курток, 31,2 тысячи маскировочных костюмов, 50 тысяч пилоток, 21,2 тысячи палаток, а также сотни тысяч комплектов белья, портянок, рукавиц, погон, патронташей, противогазов, котелков и др. Обувная фабрика «Североход» выпустила 1,8 млн пар обуви для армии (на 61 % больше, чем в 1940 году; хватило бы на 149 дивизий), военные палатки. Фабрика «Упорный труд» производила валяную обувь (хватило бы на 170 дивизий). Ярославский кожевенный завод выработал хрома на 6,1 млн пар обуви, также он выпускал армейские полушубки и перчатки. Швейная промышленность за 1941—1944 годы увеличила выпуск нательного белья более чем в 5 раз, ватных шаровар — более чем в 2 раза, телогреек — более чем в 40 раз; изготовленных гимнастёрок и брюк хватило бы на 90 дивизий. Текстильная промышленность выработала за годы войны 143 млн м специальных тканей, в том числе 7 млн м брезента, 21 млн м специальной бязи, 35 тысяч тонн корда, десятки тысяч метров бельтинга. Фабрика «Красный Перекоп» выпускала военные палатки, материалы для противохимических костюмов. Ярославская кордная фабрика — корд для Шинного завода. Местная промышленность изготовила десятки тысяч предметов обозно-вещевого имущества, кроме того, она производила также почти все товары первой необходимости для населения области. В 2 раза увеличилось производство на предприятиях промысловой кооперации — было произведено 21,1 млн единиц вещевого имущества.[24]:133—134[5]:25[4][16][2]:202-206

Важнейшую роль играли лесозаготовительная и деревообрабатывающая промышленности: производство круглого леса, фанерного сырья, пиловочника, шпальника, спичечного сырья, крепёжного леса; катков, лыж, саней, деталей для сельскохозяйственных инструментов и пр. Было заготовлено неисчислимое количество дров для отопления Москвы, железных дорог, ТЭС, различных предприятий, а также на внутренние нужды области — отопление большинства зданий, работу тракторов и автомашин на берёзовой чурке. На дровозаготовки проходили мобилизации. В транспортировке леса активно использовались рационализированные дороги.[5]:25[4][24]:182[2]:130-132

Активно развивалась торфяная промышленность. К 1941 году в Ярославской области было 700 торфяных болот общей площадью 248,1 тысячи гектар и объёмом торфяной залежи 6 млрд м3. Работало более 20 торфопредприятий, наиболее крупными из которых были Вареговское, Ляпинское и Бередеевское. В годы войны производились мобилизации на торфозаготовки — по 10—12 тысяч человек ежегодно; общее количество работников в отрасли составляло около 13,5 тысячи человек. Добыча торфа составляла: 1942 год — 1,2 млн т, 1943 год — 1,5 млн т, 1944 год — 1,2-1,6 млн т, 1945 год — 4,8 млн т. В 1940 году началась заготовка прудового гудрона, который использовался как технологическое топливо: 1941 год — 15,7 тысячи т, 1942 год — 21 тысяча т, 1943 год — 42,6 тысячи т, первое полугодие 1944 года — 26,1 тысячи т.[2]:280-282

Пищевая промышленность поставляла в армию концентраты, сухие овощи, консервы, сухари, мясные изделия и молочные продукты.[24]:134 Ярославский ликёро-водочный завод помимо обычной продукции выпускал «коктейль Молотова».[4][17]

Для производства новой продукции требовалось новое оборудование, но связи с его производителями с началом войны были нарушены, предприятия области были вынуждены сами начать его производство. Всего за первые два года войны металлообрабатывающая промышленность изготовила 700 единиц нового оборудования, в том числе Ярославский автозавод — 350. Сотни старых станков были модернизированы, возвращались в строй устаревшие станки. В связи с тем, что значительно сократилось поступление в область сырья, промышленность была вынуждена ввести меры жёсткой экономии и перейти на местные возможности. Например, Первомайский фарфоровый завод стал делать посуду из местной низкокачественной глины; охру для лакокрасочной промышленности добывали в районе Туношны, Карабихи и Петровска (всего — 2,9 тысячи тонн); для получения каучука для резинотехнического производства в 1943 году было высажено тысяча гектар кок-сагыза; Ярославская махорочная фабрика, один из главных поставщиков армии, перешла на махорку, выращенную в Некрасовском и Любимском районах области. Всего во всех отраслях было использовано 18 тысяч тонн местного сырья вместо ввозимого ранее. В качестве сырья стало использоваться и то, что раньше считалось отходами производства. Предприятия хозяйственное мыло изготавливали из смолы соснового пня и древесной золы, спички делали из тонкой дранки, обувь — на деревянной подошве; мастерские реставрировали лампочки и посуду. Народ самостоятельно занимался гончарным производством, плетением лаптей, изготовлением домотканой одежды, выпариванием соли. Активно распространялся поточный метод организации производства, ритмичная работа, увеличилось количество рационализаторских предложений, распространилось изобретательство.[24]:112—120, 125, 223—224[5]:25, 28[4][2]:202—206, 218[17]

В связи с уходом наиболее трудоспособного населения на фронт с первых дней войны стала ощущаться нехватка кадров. Рабочий график был продлён и составил 10—12 часов в день, были введены обязательные сверхурочные и отменены выходные и отпуска. За станки вернулись пенсионеры и пришли подростки — по состоянию на январь 1945 года, даже в машиностроении лишь 35,2 % рабочих имели довоенный стаж, 57,5 % работающих составляли женщины (в целом в крупной промышленности на 1 апреля 1945 года — 72,7 % против 54,2 % на 1 июля 1938 года); также число рабочих полнилось за счёт торговцев и служащих. Помимо обучения в школах фабрично-заводского обучения и ремесленных училищах повсеместно работали краткосрочные курсы для освоения рабочих специальностей, распространилась практика обучения на рабочих местах.[24]:106—111[5]:23, 25[8]:20[17]

Помимо населения в Ярославскую область были эвакуированы предприятия: ленинградские заводы «Красный парус», «Красный водник», «Красный Треугольник», Завод металлических школьных принадлежностей имени Л. Б. Красина «Союз», Завод точных технических камней № 1 (на его базе образовался Угличский часовой завод) и др.[29]:72[17]:93 Кроме этого, в Ярославскую область были переданы планы по производству оборонной продукции с некоторых заводов с оккупированных территорий.[17]:93

Несмотря на все трудности, за 1940—1944 годы годовой объём промышленного производства вырос на 12,2 %; некоторые предприятия увеличили выпуск продукции в 2—3 раза.[5]:23 Продукция нефтеперерабатывающей промышленности за 1942—1944 годы увеличилась на 46,5 %, химической — на 24,9 %, металлообрабатывающей — на 26,9 %. На каждом предприятии было развёрнуто социалистическое соревнование, способствовавшее увеличению объёмов производства. Предприятия области более 135 раз были отмечены по итогам Всесоюзного социалистического соревнования, в том числе 5 раз награждались знамёнами ГКО и ЦК ВКП(б), 24 раза — переходящими знамёнами наркоматов, ВЦСПС, ЦК профсоюзов. 455 работников награждены орденами и медалями, в том числе высшей наградой — орденом Ленина. Рыбинский завод полиграфических машин был награждён орденами Ленина (1945) и Трудового Красного Знамени (1942), ярославские Судостроительный и Электромашиностроительный заводы — орденом Отечественной войны I степени.[24]:121—129, 132—136[4][2]:202-206[17]

Сельское хозяйство[править | править исходный текст]

На селе нехватка людей, в том числе руководящих кадров и специалистов, была ещё больше, чем в городе, так как помимо мобилизации (а 80 % призывников были из сельской местности), часть населения была переведена в промышленность, на торфо- и лесоразработки, строительство оборонительных сооружений, полевых аэродромов, ремонт дорог. Количество мужчин в колхозах уменьшилось более чем вдвое. Решающей силой в колхозах стали женщины — их доля увеличилась от 52 % в 1939 году до 71 % в 1943 году. В основном они пополняли, проходя обучение на курсах, кадры механизаторов (всего за годы войны был обучен 18 581 механизатор) и управленцев. Чтобы облегчить семейные обязанности женщин, во многих учреждениях создавались детские ясли и площадки. На колхозную работу возвратились старики. На сельскохозяйственные работы направлялись горожане, так, в 1943 году ими было выработано 17 % всех трудодней на полевых работах. Велось сельскохозяйственное обучение всех учащихся: 5—7 классы — агроминимум и зооминимум (кроме Ярославля, Рыбинска и Костромы), 8—10 классы — на машинистов сельскохозяйственных машин. Летом 1941 года в колхозах трудилось 63 тысячи школьников 7—10 классов, летом 1942 года — 125 тысяч, летом 1943 года — 79—85 тысяч, летом 1944 года — 48 тысяч; для них был установлен обязательный минимум в 50 трудодней.[24]:144—150[7][2]:142—144, 244—252[30] Специалистов для сельского хозяйства готовили в 32 районных колхозных школах, 10 сельскохозяйственных техникумах, 3 школах механизации, а также в сети курсов и кружков. За годы войны было подготовлено 15 тысяч бригадиров-полеводов, более 5,5 тысячи председателей колхозов, более 3 тысяч счетоводов, более 2 тысяч заведующих животноводческими фермами.[2]:244—252

В связи с захватом важных сельскохозяйственных районов перед растениеводством Ярославской области была поставлена задача увеличить урожаи в 2 раза. Эта цель достигалась расширением посевных площадей и повышением урожайности. Для достижения последнего в области велась селекционная работа с основными культурами: функционировала Ярославская государственная селекционная станция, семеноводческими хозяйствами проводилась апробация сортовых посевов, так в 1943 году удельный вес по зерновым культурам достигал 57—95 %, по озимой ржи — 95,4 %, по овсу — 56,8 %, по льну — 100 %. Из культур важнейшее значение имели картофель (широко распространилась практика использования в качестве посадочного материала только верхушек клубней), лук (важнейший источник витаминов, главный вкусовой овощ), лён (урожай и урожайность которого в 1942 достигли 72,9 тысячи га, 3,5 ц/га, третье место в стране) и табак (посевные площади: до 1942 года — не более 700 га, 1942 — 2400 га, 1943 — около 3 тысяч га).[2]:215—218

Обязательный минимум трудодней к середине войны вырос в 4 раза по сравнению с довоенным. Средняя выработка на одного колхозника выросла с 294 трудодней в 1940 году до почти 400 трудодней в конце войны. Не выработавшие без уважительных причин обязательного минимума отдавались под суд и исключались из колхоза с лишением всех прав; в 1944 году таких было 2,2 тысячи человек (1,1 % работавших) — в несколько раз меньше, чем до войны.[7][5]:28[24]:138, 158[2]:244—252 Были повышены нормы сдачи сельскохозяйственной продукции государству, вдвое увеличен сельскохозяйственный налог.[2]:244—252

Из деревни в армию были переведены (по разным сведениям) 46—50 тысяч лошадей (почти половина поголовья; 1 января 1941 года их было 83,3 тысячи, а 1 января 1945 года — 60,2 тысячи), 230 тракторов (в 1945 году в колхозах остался только 61 трактор) и 4/5 всех автомобилей (к 1944 году от имевшихся в колхозах в 1940 году 208 машин осталось только 3; область в целом направила в армию 247 легковых и 3478 грузовых автомобилей); новая техника и запчасти к старой в годы войны на село практически не поступали. Часть машинно-тракторных станций использовалась для ремонта военной техники. Резко уменьшилось поступление удобрений, горючего и смазочных материалов.[7][5]:28[24]:138—140, 151[2]:244—252

В начале войны в Ярославскую область были эвакуированы сельскохозяйственные животные, в основном из Смоленской и Калининской областей. Эвакуация осуществлялась либо гоном в 600—700 км по обледенелой земле под открытым небом, часто с перебоями в кормлении, либо железной дорогой, в основном в переполненных вагонах с недостаточным водопоем. В связи с этим, несмотря на организованные в области ветеринарно-смотровые пункты и нормальные условия содержания, первое время по прибытии наблюдались значительный падёж, недостатки в весе, различные заболевания; в связи с этим часть скота была сразу отдана на убой. В 1943 году началась реэвакуация скота: в Смоленскую область было возвращено 16 тысяч голов скота, в Калининскую область — более 33 тысяч голов скота.[2]:339—342

На селе проводились различные соцсоревнования: перевыполнение планов, запашка гектаров обороны и помощи освобождённым районам (к концу войны их количество достигло 10 тысяч), борьба с потерями урожая, областной фонд помощи семьям военнослужащих, торговля в городах «излишками» по довоенным ценам.[2]:244—252

В 1941—1942 годах колхозы и совхозы работали в основном успешно, большинство выполняло обязательство перед государством. Отчасти рабочая сила пополнялась за счёт эвакуированных — почти 120 тысяч из них было направлено в сельское хозяйство. Посевные площади увеличились. Урожайность хотя и существенно снизилась, но тем не менее была значительно выше средней по РСФСР. В 1942 году область впервые со времени своего создания выполнила план хлебозаготовок. Возросло количество скота в колхозах. Среднегодовой удой увеличился на 169 литров на одну корову. Сверх плана было сдано 1744 тонны мяса.[7][24]:138, 149[2]:244—252

Самыми тяжёлыми для деревни стали 1943—1944 годы. Увеличение потребностей фронта и начавшаяся реэвакуация вызвали ещё большее сокращение трудовых ресурсов и поголовья рабочих лошадей. Имевшаяся техника была до предела изношена, а запчасти практически не поставлялись. К 1944 году число сельскохозяйственных машин сократилось примерно в 2 раза. В эти годы важную роль сыграла шефская помощь промышленности. Десятки предприятий подключились к производству деталей; только за 1943 год их было изготовлено на сумму более 1 млн рублей (по другому источнику, за годы войны было изготовлено 8 млн запчастей). Из городов в МТС посылались ремонтники, инструмент и оборудование. На уборку урожая из города присылался транспорт. В качестве гужевого транспорта использовались быки и яловые коровы, к концу войны их число в этой роли составляло около 20 тысяч голов. Раздой коров осуществлялся преимущественно на грубых и сочных кормах. Телята выращивались при уменьшенных количествах молока и кормов, ягнята и поросята вскармливались сосновой хвоей.

В связи с засухой в Поволжье, Западном Казахстане и на Северном Кавказе в 1943 году области было дано максимальное задание за всю войну — сдать государству 3 млн пудов хлеба. Средний урожай в области в 1943 году составил 11,8 ц/га зерновых, 3,1 ц/га льносемени и льноволокна, 122 ц/га картофеля, 127 ц/га овощей. В уборочной кампании было задействовано около 100 тысяч мобилизованных горожан, школьников, нетрудоспособных. Ярославская область сдала государству 3,5 млн пудов хлеба и 2,2 млн пудов картофеля, не считая отчислений в Фонд обороны и Красной Армии (по другому источнику — 3 млн и 1,8 млн соответственно). Было увеличено поголовье скота (план 1943 года по крупному рогатому скоту был выполнен на 107,2 %, по свиньям — на 109,8 %, по овцам — на 102,1 %), удои молока снизились только незначительно. Десятки хозяйств показывали результаты высокие даже для мирного времени, особенно в животноводстве — Ярославская область прочно была среди лидеров по плодородности скота и надоям молока на фуражную корову, что в значительной степени объяснялось высокой породностью скота (к концу войны практически все животные были породными). Своими результатами на всю страну прославилась молочная ферма заведующей П. А. Малининой из Костромского района. Ярославская область заняла третье место во Всесоюзном соревновании 1942 и 1943 годов и взяла знамя Наркомзема СССР и ВЦСПС за подъём животноводства. За активное участие комсомольцев и другой молодёжи в проведении сельскохозяйственных работ в 1942 и 1943 годах ЦК ВЛКСМ присудил ярославской комсомольской организации переходящее красное знамя. По итогам Всесоюзного соревнования 1943 года СНК СССР отметил хорошую работу Ярославской области по полеводству. Опыт ярославцев нередко ставился в пример.[7][24]:139, 151—162[2]:86—88, 244—252

В 1944—1945 годах накапливавшиеся с начала войны трудности проявились в полной мере. С конца 1943 по июль 1944 года из сельского хозяйства выбыло более 65 тысяч человек: продолжалась мобилизация на фронт, в промышленность (в 1944 году на производство ушло более 26 тысяч человек, подростки поступали в города на рабочее обучение) и строительство, увеличился отъезд эвакуированных; по сравнению с 1940 годом количество занятых в сельском хозяйстве к 1944 году сократилось на 32,3 %. Помогая освобождённым регионам, область лишилась значительной части остававшейся техники и лошадей. Резко ухудшилась агротехника: во многих хозяйствах произошло возвращение к устаревшим разбросному севу, ручной обработке почвы, мелкой пахоте. Зимой и весной 1944 года была неблагоприятная погода, что отрицательно сказалось на состоянии озимых. Крайне высокой была сменяемость руководителей хозяйств. В 1944 году силами самой деревни, при помощи промышленных предприятий, началась её электрификация путём строительства малых электростанций; к 1945 году было электрифицировано 78 колхозов и 5 МТС.[7][31][24]:144, 168

По сравнению с 1940 годом к концу войны государственные поставки, при незначительно возросших валовых сборах, выросли по хлебу на 28 %, картофелю — на 6,6 %, овощам — на 55,8 %; посевные площади увеличились за это время на 27,5 тысячи га. Поголовье крупного рогатого скота возросло на 15 %, свиней — на 25 %, овец и коз — на 32 %; при этом заготовки мяса выросли на 38,9 %.

Всего за годы войны колхозы области поставили, помимо прочего, 35 миллионов пудов картофеля, 22 миллиона пудов зерна, 9,6 миллиона пудов овощей, 2,2 миллиона пудов мяса, 15 миллионов литров молока, 382 тысячи пудов шерсти, 3 миллиона пудов льноволокна и льносемян, 9 миллионов пудов сена, 36,5 млн штук яиц, около 100 тысяч голов скота было направлено в освобождённые районы. Ярославская область, ранее ввозившая более половины потребляемого продовольствия, в 1943—1945 годах сама обеспечивала себя всеми продуктами питания. За успехи в годы войны и выполнение заданий фронта 424 работника сельского хозяйства области были награждены орденами и медалями, в том числе 25 колхозников высшей наградой — орденом Ленина. Однако трудности накапливались, деревня держалась из последних сил.[7][5]:28[31][24]:162, 167—169[2]:86—88, 244—252

Транспорт[править | править исходный текст]

Ярославская железная дорога включала 6 отделений, около 140 станций, около 1,9 тысячи км пути, более 46 тысяч сотрудников. За годы войны она погрузила, разгрузила, обработала и пропустила транзитом более 6 млн (по другому источнику — более 5,5 млн) вагонов с грузами. В 1943 году план перевозок был перевыполнен на 145 %, в 1944 году — на 185 %. Дорога дважды получала переходящее красное знамя НКПС и ВЦСПС, один раз — ГКО; многие работники были награждены орденами и медалями.[2]:343—345[4]

Важную роль играл и автомобильный транспорт. К началу войны протяжённость автомобильных дорог в Ярославской области составляла около 13 тысяч км, в том числе республиканского значения — около 1 тысячи км; в конце войны (после выделения Костромской области) в Ярославской области было 6,2 тысячи км дорог, в том числе 0,5 тысячи км дорог республиканского значения. Дороги республиканского значения имели в основном булыжное покрытие, дорогие местного значения были грунтовыми. Важнейшие трассы: Вологда — Ярославль — Ростов — Переславль-Залесский — Москва, Ростов — Борисоглеб — Углич, Ярославль — Кострома, Ярославль — Тутаев — Рыбинск, Углич — Рыбинск — Пошехонье-Володарск — Череповец, Ростов — Иваново. За годы войны состояние дорожно-мостового хозяйства области сильно ухудшилось.[2]:79—82

Ярославские речники отправили до 1200 военных транспортов и боевых катеров[4]; в том числе они участвовали в снабжении оборонявшегося Сталинграда и вывозе из него раненых. Ярославские автоколонны участвовали в эвакуации Москвы, снабжении Калининского фронта и блокадного Ленинграда.[24]:128—129 В Ярославле продолжал работу городской трамвай, помимо перевозки горожан задействованный в транспортировке грузов (продовольствия, торфа и др.), эвакуированных и раненых.[32]:102—104[2]:283—284

Помощь фронту и освобождённым регионам[править | править исходный текст]

Танк «Колхозник Переславщины», построенный на личные сбережения жителей Переславского района

Для оказания помощи армии, населению пострадавших районов, семьям фронтовиков в СССР был создан Фонд обороны. Он формировался за счёт добровольного сбора среди населения денежных средств, вещей, продуктов питания, отчислений от многочисленных субботников и воскресников, отказа коопераций от дивидендов с прибылей и др. За годы войны население области внесло в Фонд обороны более 70 млн рублей. В хозяйствах области в Фонд обороны было распахано более 10 тысяч гектаров земли, продукция с которых шла на фронт сверх плана. На строительство конкретной боевой техники было внесено 146,2 млн рублей деньгами и 38,9 млн рублей облигациями госзаймов, передано 4 г платины, 3,4 кг золота, 5,1 кг серебра и драгоценных изделий на 21,7 тысячи рублей. На эти средства были построены авиаэскадрильи «Ярославский комсомолец» и «Ярославец», танковые колонны «Ярославский колхозник» и «Иван Сусанин», подводная лодка «Ярославский комсомолец», 54-й отдельный дивизион бронепоездов и несколько других бронепоездов, звено истребителей «Ярославский пионер», батарея дальнобойных орудий «Юный ярославец», вооружён взвод автоматчиков и другое. В холодную зиму 1941—1942 годов в Красную Армию были отправлены 16,8 тысячи полушубков, 12,4 тысячи меховых жилетов, 50,6 тысячи пар валенок, 43,9 тысячи ушанок, 13,9 тысячи ватных курток и фуфаек, 13,1 тысячи шаровар, 19,9 тысячи свитеров и джемперов, 56,1 тысячи пар нательного белья, 178,3 тысячи пар меховых рукавиц и тёплых носков, множество постельного белья, портянок и полотенец — всего 609,7 тысячи вещей.[5]:29[4][33][24]:172—186[2]:301—303

Помимо плановых поставок государству и армии село дополнительно снабжало продовольствием эвакуационные госпиталя, детские дома, освобождённые районы. Были обычны добровольные поставки, особенно в блокадный, а затем и освобождённый Ленинград, куда за все годы было отправлено 144 тысячи тонн продуктов. Колхозы оказывали большую помощь восстанавливавшемуся после оккупации сельскому хозяйству других регионов: всего в освобождённые районы область передала 100 тысяч голов продуктивного скота, 5,1 тысячи лошадей и сельскохозяйственный инструмент; в 1943—1944 годах туда было отправлено 557 тракторов, 294 комбайна и около 3 тысяч лошадей. Промышленные предприятия отправляли в освобождённые районы оборудование, инструмент, материалы, предметы домашнего обихода. Больше всего Ярославская область оказывала помощь Калининской (скот, деньги, одежда, предметы домашнего обихода) и Смоленской областям (районы Ярославской области установили шефство над районами Смоленской области, оказывая им всестороннюю помощь в восстановлении быта, промышленности, сельского хозяйства и культуры), Донбассу (два эшелона с промышленным оборудованием и материалами; также заводы Ярославля соорудили для региона энергопоезд мощностью 1400 кВт) и Белоруссии (три эшелона с промышленным оборудованием и материалами, продукцией сельского хозяйства, одеждой и обувью, предметами быта; позднее скот), а также Краснодарскому и Ставропольскому краям (сельхозтехника), Тульской области и Калмыцкой АССР (древесина).[5]:28-29[4][7][24]:193—195, 201—211[2]:187—198

Свыше 5—7 тысяч человек за годы войны по мобилизации или добровольно были направлены на постоянную работу в восстанавливающиеся Великолукскую, Курскую, Псковскую, Ростовскую, Смоленскую и Сталинградскую области. Проводились и сезонные мобилизации: зимой в Московскую область на лесозаготовки, летом в Подмосковный угольный бассейн на строительство шахт, в Ленинградскую область на торфоразработки и на Кубань помогать в полевых работах.[5]:29[2]:189


Литература[править | править исходный текст]

Список литературы, широко освещающей тему.[2]:373—395[34][35][36][5]:662

Общее[править | править исходный текст]

Освещающая тему в целом[править | править исходный текст]

  • Ярославская область в годы Великой Отечественной войны. Научно-популярное справочное издание / Управление по делам архивов Правительства Ярославской области, Государственный архив Ярославской области; сост. Г. Казаринова, О. Кузнецова. — Ярославль: Индиго, 2010. — 400 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-91722-028-4 [Энциклопедия по теме.]

[5]:11, 13[4]

Сборники статей[править | править исходный текст]

  • Солдаты Великой Отечественной: воспоминания и очерки / Ярославский государственный университет; [редкол.: В. С. Флеров (отв. ред.) и др.]. — Ярославль: Верхне-Волжское книжное издательство, 1987. — 109 с. [Воспоминания и очерки преподавателей и сотрудников Ярославского университета.]
  • «Война — жесточе нету слова…»: тезисы докладов историко-краеведческой конференции (25 апреля 1995 года) / Рыбинский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник. — Рыбинск, 1995. — 41 с.
  • Прифронтовая полоса: Ярославская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Сборник статей, документов и материалов. — Ярославль: Нюанс, 2005. — 176 с. — 150 экз. — ISBN 5-88610-062-X [Статьи о деятельности Ярославского горисполкома, о Рыбинске и Угличском районе в начале войны, об Ярославском отряде МПВО, о приёме эвакуированного населения, о деятельности промышленных и коммунальных предприятий, Государственного архива Ярославской области, школ, о встрече Победы, воспоминания.]
  • Славные имена, 1941—1945: материалы научной конференции / Ярославское городское общественное движение «Ярославль-2000»; Центр хранения документации новейшей истории — филиал Государственного архива Ярославской области [и др.]; под ред. Ю. Ю. Иерусалимского. — Ярославль, 2005. — 308 с.
  • 4 года из 1000: 65-летию Победы посвящается: [ярославцы в Великой Отечественной войне: альманах]. Выпуск 1. / авт. вступ. ст. Ю. Ю. Иерусалимский; авт. колл.: А. Е. Власов; А. В. Кононец, Е. О. Мухтаров, С. В. Рябинин, Д. Е. Озерова. — Ярославль: Ярновости, Рыбинск: Рыбинский дом печати, 2010. — 272 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-88697-190-3 [Статьи о связи с областью маршала К. А. Мерецкова, о земляках Герое Социалистического Труда конструкторе М. И. и Герое Советского Союза автоматчике А. И. Кошкиных, о военных песнях на стихи ярославских поэтов, о 54-м отдельном дивизионе бронепоездов, об участии области в появлении и производстве «Катюш», о заводе «Красный маяк», Рыбинском и Ярославском судостроительных заводах, о бомбардировках, медицине, музеях, милиции, воспоминания.]
  • 4 года из 1000: 65-летию Победы посвящается: [ярославцы в Великой Отечественной войне: альманах]. Выпуск 2. / авторы вступ. ст.: В. С. Дябин, Р. Н. Дябина; авт. колл.: А. Е. Коняев, Ю. А. Муратова, Е. О. Мухтаров, Д. Е. Озерова, А. В. Туманов, М. И. Шакурова. — Ярославль: Ярновости, Рыбинск: Рыбинский дом печати, 2011. — 238 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-88697-213-9 [Статьи о генерале армии П. И. Батове, об Ярославском шинном заводе, Ярославской махорочной фабрике, фабрике «Красный Перекоп», о подводной лодке «Ярославский комсомолец», о проживании в Ярославской области эвакуированных деятелей культуры РСФСР и Эстонии, о нотариате, воспоминания.]

Сборники документов[править | править исходный текст]

  • Ярославцы в годы Великой Отечественной войны: сборник документов / Партийный архив Ярославского обкома КПСС, Государственный архив Ярославской области; [сост.: Н. С. Алексеева [и др.]; редкол.: И. И. Сидоров (отв. ред.) [и др.]. — Ярославль: Ярославское книжное издательство, 1960. — 447 с. — 2000 экз.
  • Письма павших / авт. очерков В. А. Мясников, сост. Т. В. Мясникова. — Ярославль: Верхне-Волжское книжное издательство, 1981. — 319 с. [Сборник писем ярославцев, погибших на фронтах Великой Отечественной войны.]
  • Летопись Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.: по материалам ярославской областной газеты «Северный рабочий» / Управление по делам архивов Администрации Ярославской области, Государственный архив Ярославской области, Редакция ярославской областной газеты «Северный край»; авт.-сост. О. В. Кузнецова; редкол.: Е. Л. Гузанов [и др.].. — Ярославль, Рыбинск: Рыбинский дом печати, 2005. — 336 с. — 200 экз. — ISBN 5-88697-128-9
  • В тылу и на фронте ковалась Победа, 1941—1945: сборник писем. — Ярославль: [б. и.], 2005. — 123 с.
  • Подвиг ярославцев в годы Великой Отечественной войны [изоматериал] / Мэрия г. Ярославля; авт. текста В. И. Гладких, дизайнер Н. В. Дроздов. — Ярославль: Фонд культуры, 2005. — [20] с.
    • Подвиг ярославцев в годы Великой Отечественной войны [альбом] / [Правительство Ярославской области]; авт. альбома В. И. Гладких. — Ярославль, 2010. — 31 с.

Разделы в книгах по истории области[править | править исходный текст]

Частное[править | править исходный текст]

Художественная литература[править | править исходный текст]

Источники[править | править исходный текст]

  1. Всесоюзная перепись населения 1939 г.: основные итоги. — М.: Наука, 1992. — С. 24, 32. — 1350 экз.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 Ярославская область в годы Великой Отечественной войны. Научно-популярное справочное издание / сост. Г. Казаринова, О. Кузнецова. — Ярославль: Индиго, 2010. — 400 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-91722-028-4
  3. Книга памяти: Т. 1., 1994, с. 11, 13
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 Рязанцев Н. П., Салова Ю. Г. История Ярославского края (1930—2005 гг.): учебное пособие для учащихся средних общеобразовательных учебных заведений. — Ярославль, Рыбинск: Б/и, Рыбинский Дом печати, 2005. — 277 с. — ISBN 5-88697-134-3
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 Анисков В. Т., Калинин Г. И., Смирнов В. А. Введение // Книга памяти: Т. 1. Поименный список убитых, умерших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, призванных или родившихся в г. Ярославле / сост. В. А. Смирнов, Н. К. Кашлаков и др.. — Ярославль: Рабочая группа редколлегии, 1994. — С. 1—40. — 664 с. — 1000 экз. — ISBN 5-86008-008-5
  6. Рязанцев Н. П. Из истории Волголага в 1930 — 1940-е годы. Сталин: время, люди, Империя. Проверено 30 ноября 2011. Архивировано из первоисточника 16 июля 2012.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Рязанцев Н. П., Шокин С. Д. Ярославская деревня в годы Великой Отечественной войны // Деловые вести Ярославии. — 2010. — №. 5. — С. 34—35.
  8. 1 2 3 4 Патоличев Н. С. Подвиг тыла // Огонёк. — 1970. — № 19 (2236). — С. 20—22.
  9. Ярославская область. Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898—1991. knowbysight.info. Проверено 20 августа 2011. Архивировано из первоисточника 16 июля 2012.
  10. 1 2 3 Введение [1] [2] // Служить Отечеству честь имею: Сборник документов по истории органов внутренних дел Ярославского края в конце 18 — начале 21 века / авт.-сост. А. М. Селиванов, Н. П. Рязанцев, Ю. Г. Салова, В. М. Марасанова, А. А. Саблина. — Ярославль: Мин-во внутр. дел РФ, Упр. внутр. дел. Яросл. обл., Яросл. гос. ун-т им. П. Г. Демидова, 2002. — 632 с.
  11. 1 2 Власов А. Ярославская милиция в годы войны // 4 года из 1000: 65-летию Победы посвящается: [ярославцы в Великой Отечественной войне: альманах]. Выпуск 1. — Ярославль: Ярновости, Рыбинск: Рыбинский дом печати, 2010. — С. 176—236. — 272 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-88697-190-3
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 Стяжкин С. В. Испытание огнем // Верой и правдой: ФСБ. Страницы истории [Ярославль] / Ред. совет: А. А. Котельников (пред.), А. И. Алексашкин, Е. Л. Гузанов, С. В. Кудрявцев, А. М. Пушкарный, М. Л. Размолодин, С. В. Стяжкин, А. Р. Хаиров, В. К. Храпченков, А. Н. Чукарев; УФСБ по Ярослав. обл. — Ярославль: Нюанс, 2001. — 528 с. — 2000 экз. — ISBN 5886100555
  13. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Зефиров М. В., Дегтев Д. М., Баженов Н. Н. Свастика над Волгой. Люфтваффе против сталинской ПВО. — АСТ, АСТ Москва, Хранитель, 2007. — 656 с. — 3000 экз. — ISBN 5-17-041913-9, ISBN 5-9713-4525-7, ISBN 5-9762-2434-2
  14. 1 2 3 4 5 6 7 Егорова Т. Ярославль готовился к обороне // Северный край. — 30 января 2007.
  15. Ерёмичев Ф. С. Подготовка партизанских отрядов и диверсионных групп на территории Ярославской области в 1941—1942 гг. // Ярославский педагогический вестник. Гуманитарные науки. — 2010. — № 3. — С. 293—294.
  16. 1 2 3 4 Скибинская О. Ярославский апокалипсис // Любитель природы. Экологический сборник / Сост. А. Н. Грешневиков. — Рыбинск: Рыбинское подворье, 2001. — С. 271—277. — 432 с. — ISBN 5-85231-105-7 (вторая версия статьи на сайте УФСБ России по Ярославской области)
  17. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Хаиров А. Р. Предприятия Ярославской области — фронту // Прифронтовая полоса: Ярославская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Сборник статей, документов и материалов. — Ярославль: Нюанс, 2005. — С. 92—101. — 176 с. — 150 экз. — ISBN 5-88610-062-X
  18. История. Рыбинская государственная авиационная технологическая академия имени П. А. Соловьёва. Проверено 20 августа 2011. Архивировано из первоисточника 16 июля 2012.
  19. 1 2 3 4 Кузнецова О. В. Страницы истории ярославского отряда МПВО // Прифронтовая полоса: Ярославская область в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Сборник статей, документов и материалов. — Ярославль: Нюанс, 2005. — С. 55—69. — 176 с. — 150 экз. — ISBN 5-88610-062-X
  20. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Мухтаров Е. О. Валькирии над Ярославлем // Аргументы недели. — № 37—38 (175—176), 17 и 24 сентября 2009 года.
    Мухтаров Е. О. Валькирии над Ярославлем // 4 года из 1000: 65-летию Победы посвящается: [ярославцы в Великой Отечественной войне: альманах]. — Ярославль: Ярновости, Рыбинск: Рыбинский дом печати, 2010. — С. 124—143. — 272 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-88697-190-3 [с дополнениями]
  21. 1 2 Светлишин Н. А. Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне / Академия наук СССР. Институт военной истории Министерства обороны СССР. — М.: Наука, 1979. — 296 с. — 10 800 экз.
  22. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок gzy не указан текст
  23. Финогенов В. Самый секретный мост // Золотое кольцо. — 2007. — № 95.
  24. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок trud не указан текст
  25. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Озерова Д. Е. Ярославская медицина в годы Великой Отечественной войны // 4 года из 1000: 65-летию Победы посвящается: [ярославцы в Великой Отечественной войне: альманах]. — Ярославль: Ярновости, Рыбинск: Рыбинский дом печати, 2010. — С. 144—161. — 272 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-88697-190-3
  26. 1 2 3 Вечная память: Краткая история и списки захороненных военнослужащих периода Великой Отечественной войны 1941—1945 годов в городе Ярославле / автор-составитель В. С. Дябин. — Ярославль: Рабочая группа редколлегии областной Книги памяти, 1995. — 334 с. — ISBN 5-86008-010-7
  27. 1 2 3 4 5 Шелия Ж. А. Госпитали в годы Великой Отечественной войны: по материалам Яославской и Костромской областей. Диссертация на учёную степень кандидата исторических наук. — Ярославль, 2001. — 308 с.
  28. Книга памяти: в 7 томах и дополнительный том: Поименный список погибших и пропавших без вести при защите Родины в годы Великой Отечественной войны, призванных или родившихся в Ярославской области / сост. В. А. Смирнов, Н. К. Кашлаков и др. — Ярославль: Рабочая группа редколлегии, 1994—1995, 1997, 2005. — 4168 с. — 1000 экз.
  29. 1 2 3 4 5 6 Котова Т. В. Проблемы эвакуации населения в годы Великой Отечественной войны в документах Государственного архива Ярославской области // Прифронтовая полоса: Ярославская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Сборник статей, документов и материалов. — Ярославль: Нюанс, 2005. — С. 70—85. — 176 с. — 150 экз. — ISBN 5-88610-062-X
  30. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок tvsh не указан текст
  31. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок shp не указан текст
  32. Кузнецова О. В. Деятельность коммунальных предприятий Ярославля // Прифронтовая полоса: Ярославская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Сборник статей, документов и материалов. — Ярославль: Нюанс, 2005. — С. 102—113. — 176 с. — 150 экз. — ISBN 5-88610-062-X
  33. Мухтаров Е. О. Ярославские «броненосцы» // 4 года из 1000: 65-летию Победы посвящается: [ярославцы в Великой Отечественной войне: альманах]. — Ярославль: Ярновости, Рыбинск: Рыбинский дом печати, 2010. — С. 78—86. — 272 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-88697-190-3
  34. Каталог Отдела краеведения Ярославской областной универсальной научной библиотеки им. Н. А. Некрасова
  35. Помнят люди героев. Ярославль и ярославцы в годы Великой Отечественной войны. Библиографический список литературы / Сост. Н. И. Фондо. — Ярославль: Центральная библиотека имени М. Ю. Лермонтова, 2010. — 2 с.
  36. Великая Отечественная война. Ярославль. Что читать о городе. Рекомендательный указатель литературы. Ярославская областная универсальная научная библиотека им. Н. А. Некрасова. Отдел краеведения. Проверено 27 июля 2011. Архивировано из первоисточника 16 июля 2012.

Ссылки[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  • Анисков В. Т., Калинин Г. И., Смирнов В. А. Книга памяти: Т. 1. Поименный список убитых, умерших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, призванных или родившихся в г. Ярославле. — Рабочая группа редколлегии, 1994. — С. 664.