I съезд РСДРП

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Первый съезд РСДРП, состоялся нелегально в Минске 1—3 (13—15) марта 1898 г. На съезде присутствовало девять делегатов. Инициатором созыва был П. Б. Струве. Через несколько недель все участники съезда, кроме одного, были арестованы — таким образом, реально действующая партия на этом съезде создана не была[1].

Созыв съезда[править | править вики-текст]

Впервые идея съезда разрозненных социал-демократических кружков появилась в 1896 г. у петербуржцев, и «Группа 4-го листка» завязала по этому поводу переговоры с Вильно, Киевом и Москвой и даже предложила будущей партии свою типографию. Но продолжавшиеся массовые аресты среди социал-демократического Петербурга, Москвы и других городов Центральной России не позволили тогда развернуть практическую работу по подготовке партийного съезда.

В конце 1896 г. виленская группа начала переговоры о съезде с петербургской и киевской организациями, после чего были отправлены два делегата в Швейцарию для переговоров с заграничным Союзом русских социал-демократов, и летом 1897 г. в Цюрихе был выработан проект объединения в одну партию.

Идея созыва съезда была подхвачена киевскими социал-демократами. Киевская группа «Рабочее дело», начав переговоры с петербургской, виленской и ивано-вознесенской организациями, пыталась собрать съезд в Киеве в 1897 г., но так как в назначенное время прибыли лишь представители от Петербурга и Москвы, решено было считать съезд несостоявшимся и собраться лишь на частное заседание. Было решено развернуть подготовку съезда и наладить издание общерусской социал-демократической «Рабочей газеты» (№ 1 вышел в Киеве в августе, № 2 — в декабре 1897). Газета освещала рабочее движение в России, призывала местные социал-демократические кружки и группы сплотиться в единую пролетарскую партию.

Совещание обсудило вопрос о созыве съезда и поручило заняться его организацией киевской группе, которая предложила участвовать в съезде Петербургскому союзу (фракции «стариков»), Киевскому и Московскому союзам, Екатеринославской группе, Литовской социал-демократической партии, Бунду.

Однако, из-за возникших разногласий на съезд не были допущены социал-демократы, издававшие газету «Рабочая мысль» (Петербург), представители ивано-вознесенской, одесской и николаевской социал-демократических групп, как не вполне устойчивые и недостаточно конспиративные. Не были посланы приглашения организации «Рабочее знамя» в Белостоке и Польской социалистической партии (ввиду поставленных ею неприемлемых условий). Не пригласили и «Союз русских социал-демократов за границей», опасаясь, что его делегаты также не смогут соблюсти требования конспирации. Харьковская социал-демократическая группа отказалась участвовать в работе съезда, заявив о несвоевременности создания партии. Послать делегата на съезд согласилась Литовская социал-демократическая партия, но затем отказалась.

Работа съезда[править | править вики-текст]

Делегаты съезда: С. Радченко, А. Ванновский, П. Тучапский, Б. Эйдельман, Н. Вигдорчик, К. Петрусевич, А. Мутник, А. Кремер, Ш. Кац

Съезд проходил на квартире ж.-д. служащего социал-демократа П. В. Румянцева, в доме на Захарьевской улице (в годы Великой Отечественной войны дом был сожжён германскими оккупантами, затем полностью восстановлен; ныне Дом-музей I съезда РСДРП на проспекте Независимости, д. 31/А). Съезд собрался 1 марта, чтобы подчеркнуть связь с деятельностью «Народной воли», и продолжался три дня.

Присутствовало 9 делегатов, представлявших наиболее крупные социал-демократические организации России — петербургский, московский, екатеринославский и киевский «Союзы борьбы», а также группу «Рабочей газеты» и Бунд. От «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» в съезде участвовали 4 человека — Степан Радченко (петербургский союз), Александр Ванновский (московский союз), Павел Тучапский (киевский союз) и Казимир Петрусевич (екатеринославский союз), от Бунда Шмуэль Кац, Арон Кремер и Абрам Мутник, а также 2 человека от киевской «Рабочей газеты» — Борис Эйдельман и Натан Вигдорчик. Всего состоялось 6 заседаний. В целях конспирации протоколов не велось, записывались только резолюции. Основным был вопрос об образовании партии. Съезд провозгласил создание марксистской рабочей партии и принял решение назвать её Российской социал-демократической рабочей партией (РСДРП), то есть партией пролетариата всех национальностей России. В единогласно принятом решении указывалось, что все «Союзы борьбы», группа «Рабочей газеты» и Бунд «… сливаются в единую организацию под названием „Российской социал-демократической рабочей партии“…»[2]. Съезд избрал ЦК РСДРП в составе 3 чел.: С. И. Радченко — от петербургского «Союза борьбы», Б. Л. Эйдельман — от группы «Рабочей газеты» и А. И. Кремер — от Бунда. Официальным органом партии была объявлена «Рабочая газета». «Союз русских социал-демократов за границей» признавался частью партии и её представителем за рубежом. Съезд поручил членам ЦК составить «Манифест Российской социал-демократической рабочей партии» с изложением ближайших политических задач партии. В «Манифесте», написанном П. Б. Струве, в частности говорилось: «…Чем дальше на восток Европы, тем, в политическом отношении, трусливее и подлее становится становится буржуазия и тем большие культурные и политические задачи выпадают на долю пролетариата»[3].

Манифест съезда[править | править вики-текст]

Манифест РСДРП в еврейской газете.1898 г.

«Манифест» и решения съезда, напечатанные отдельным листком в апреле 1898 в бобруйской подпольной типографии Бунда, были восприняты революционными социал-демократами России как документы исторической важности и получили одобрение Ленина. После съезда социал-демократические организации и союзы приняли название комитетов РСДРП.

Разногласия[править | править вики-текст]

Однако I съезду РСДРП не удалось преодолеть идейной и организационной разобщенности социал-демократического движения. Он не выработал ни программы, ни устава. Партия, как единая централизованная организация, на съезде не была создана. Положение усугублялось тем, что сразу же после съезда многие партийные организации были разгромлены, 8 из 9 делегатов съезда, в том числе члены ЦК, арестованы, типография и готовый к печати № 3 «Рабочей газеты» захвачены полицией.

В российской социал-демократии наступил период «разброда и шатаний» (см. В. И. Ленин, Полн. собр. соч., 5 изд. т. 9, с. 51 и т. 16, с. 100). Понадобилось не менее 5 лет (с 1899 по 1903) работы, чтобы создать и укрепить партию на принципах революционного марксизма, подготовить ее идейное и организационное единство. В июле 1903 г. на Втором съезде РСДРП, созванном редакцией «Искры», завершился процесс объединения революционных марксистских организаций и была создана партия рабочего класса России.

Политическая полиция о съезде[править | править вики-текст]

Доклад С. В. Зубатова о съезде

Филёры охранного отделения давно следили за Б. Эйдельманом, приведшим их из Харькова в Минск. Там они увидели также им знакомых Тучапского и Вигдорчика. Получив об этом телеграмму, начальник сыска С. В. Зубатов не придал этой встрече особого значения, к тому же объекты уже разъехались. Но всё же он сообщил директору департамента МВД Л. А. Ратаеву:

«По имеющимся конфиденциальным сведениям, съезд представителей нескольких местных революционных организаций, провозгласивших объединение последних под общим названием Российской социал-демократической рабочей партии, состоялся в Минске 1-2 марта минувшего года. Участниками названного съезда были: привлеченные уже к дознаниям Борух Эйдельман, Абрам Мытникович и Арон Кремер (от Общееврейского рабочего союза в России и Польше), Казимир Петрусевич (от екатеринославского кружка), Павел Тучапский (от киевского Союза борьбы за освобождение рабочего класса), Александр Вановский (от такового же союза в Москве), один делегат от минских социал-демократов и одно лицо, оставшееся неарестованным…»

В сноске к этому месту было сказано: «Негласно поднадзорный дворянин Рудольф Иванов Данилович, живший до сентября в Петербурге, откуда отметился в Варшаву».

И далее: «Инициатива съезда и руководство его занятиями принадлежали, по-видимому, представителю южнорусских рабочих организаций Б. Эйдельману, а главными сотрудниками в этом деле были, вероятно, Мытникович, Кремер и Румянцев».

Из этого донесения видно, что сам Зубатов даже почти год спустя не имел точных сведений о съезде.

Литература[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Р. Сервис "Ленин. Биография", с. 151
  2. «КПСС в резолюциях…», 8 изд., т. 1, 1970, с. 16
  3. Цит. по: Л. Троцкий. Моя жизнь. М., 2001. С. 125