"Здоровые" и "больные" языки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Здоровые» и «больные» языки — это термин, введенный лингвистом Александром Евгеньевичем Кибриком. Согласно Кибрику, к «здоровым» языкам можно отнести те языки, которые с течением времени продолжают развиваться и расширяться, их социальный статус трансформируется, также меняется и сфера действия «здорового» языка. Об этом он пишет в своей работе «Очерки по общим и прикладным вопросам языкознания».[1]

К «больным» языкам Кибрик относит такие, которые находятся на этапе стагнации или деградации: у них остановился процесс развития, социальный статус перестал расширяться или вовсе снизился, употребление «больного» языка и число носителей в значительной степени сократились. В том случае, когда вышеперечисленные «болезни» распространяются на все сферы, появляется вероятность скорого «вымирания» и полного исчезновения данного языка.

Языковая шкала[править | править код]

Согласно Кибрику, существует так называемая языковая шкала, на которой слева располагаются «здоровые» языки, справа «мертвые» языки, а между ними «больные» и «исчезающие» языки. Если язык расположен близко к «мертвым» языкам, это означает, что он поражен множеством «болезней», а значит его можно считать «исчезающим».

Факторы, влияющие на «здоровье» языка[править | править код]

Основные факторы, оказывающие влияние на язык:[2]

  1. Количество человек, говорящих на языке. Численность людей, владеющих языком, напрямую влияет на его «здоровье»: чем меньше людей говорят на том или ином языке, тем выше вероятность его исчезновения в скором времени. Однако маленькое число говорящих на языке людей не всегда обозначает, что язык относится к категории «исчезающих», так как есть ряд других факторов, способных положительно влиять на язык.
  2. Возраст основной массы носителей языка. Исходя из этого показателя можно предположить вероятность скорейшего исчезновения языка: если носители принадлежат к различным возрастным категориям, то существует низкая вероятность того, что язык станет мертвым. На жизнеспособность языка положительно влияет его популярность среди молодого поколения.
  3. Этническая «чистота» браков. Благоприятным образом на «здоровье» языка сказываются «чистые» браки, в которых оба партнера принадлежат к одной этнической группе.
  4. Воспитание детей до 7 лет. Воспитание ребёнка сказывается на языке: если ребёнок живёт с родителями и представителями старшего поколения (бабушками и дедушками), то он усваивает язык своей этнической группы. Если же он растет вне семьи или в семье, где язык не употребляется, то это негативно сказывается на «здоровье» языка.
  5. Проживание этнической группы. Большую роль в деле сохранения языка играет место проживания этнической группы. Наоборот, негативное влияние оказывает переселение народов.[3]
  6. Языковые контакты. Регулярные контакты с представителями других языковых групп отрицательно отражаются на языке.
  7. Сохранение традиционного уклада жизни. Этнические группы, не меняющие традиционный и привычный уклад жизни и не стремящиеся адаптироваться к новым формам существования, имеют больше шансов сохранить свой язык в здоровом состоянии.
  8. Престиж языка. Престиж языка может стать фактором, способным стимулировать представителей этноса к изучению языка. И наоборот, если знания языка не престижно, то у людей не будет стремления к его изучению, особенно среди молодежи.
  9. Изучение языка в образовательных учреждениях. На сохранение языка влияет его преподавания в школах и университетах.
  10. Политика государства. Если государство не препятствует преподаванию и изучению языка малых этнических групп, а наоборот выступает за сохранение редких языков, то невелика вероятность его исчезновения.

«Тяжело больные» языки[править | править код]

К «тяжело больным» языкам Кибрик относит:[4]

Критика[править | править код]

В работе «Отечественные лингвисты XX века: коллективная монография/справочник» О. В. Федорова[5] подчеркивает, что А. Е. Кибрик много лет занимался изучением редких языков, которые находятся под угрозой исчезновения. Работа Кибрика была направлена на сбор как можно большего количества информации для того, чтобы у следующих поколений появилась возможность продолжить изучать язык. Кибрик осуществлял командировки на Кавказ, где проводил исследования таких языков, как хиналугский и арчинский[6][7]. В результате этих поездок Кибрик издал сборник «Малые языки и народы: существование на грани» [Кибрик (ред.) 2005; 2008].[8]

Примечания[править | править код]

  1. [1]Кибрик А. Е. Очерки по общим и прикладным вопросам языкознания М.: Изд-во МГУ, 1992. С. 67
  2. Кибрик 1972 — Кибрик А. Е. Методика полевых исследований (к постановке пробле- мы) // Публикации отделения структурной и прикладной лингвистики. Вып. 10. М.: МГУ, 1972.
  3. Kibrik A. E. Lessons of variability in clause coordination: Evidence from North Caucasian languages // Bickel B., Grenoble L. A., Peterson D. A., Timberlake A. (eds). Language Typology and Historical Contingency: In honor of Johanna Nichols. John Benjamins, 2013. P. 125—152.
  4. Кибрик А. Е. (ред.). Малые языки и традиции: существование на грани. Вып. 1. Лингвистические проблемы сохранения и документации малых языков. М.: Новое издательство, 2005.
  5. Отечественные лингвисты XX века / Отв. ред. В. В. Потапов. — М.: Издатель- ский Дом ЯСК, 2016. — С. 235
  6. Кибрик А. Е. Опыт структурного описания арчинского языка. Т. 2. Таксономическая грамматика // Публикации отделения структурной и прикладной лингвистики. Вып. 12. М.: МГУ, 1977.
  7. Кибрик А. Е., Кодзасов С. В., Оловянникова И. П., Самедов Д. С. Опыт структурного описания арчинского языка. Т. 1. Лексика. Фонетика // Пуб- ликации отделения структурной и прикладной лингвистики. Вып. 11. М.: МГУ, 1977.
  8. Малые языки и традиции: существование на грани. Вып. 2. Тексты и словарные материалы. / Гл. ред. А. Е. Кибрик. — М.: Языки славянской культуры, 2008. — 304 с.

Ссылки[править | править код]