Кузнецов-Вечеслов, Андрей Святославович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Андрей Кузнецов-Вечеслов
Andrey Kuznetsov-Vecheslov repetition 2011.jpg
Имя при рождении:

Андрей Святославович Кузнецов-Вечеслов

Род деятельности:
Дата рождения:

3 апреля 1951(1951-04-03) (66 лет)

Место рождения:

Ленинград, РСФСР, СССР

Гражданство:

Flag of the Soviet Union.svg СССРFlag of Russia.svg Россия

Отец:

Кузнецов, Святослав Петрович

Мать:

Вечеслова, Татьяна Михайловна

Супруга:

Хрусталева Ольга Октябрьевна

Андре́й Святосла́вович Кузнецо́в-Вече́слов (род. 3 апреля 1951 года, Ленинград, СССР) — российский балетмейстер, режиссёр, сценарист, актёр, сын знаменитой балерины Татьяны Вечесловой[1], чьё столетие отмечалось в феврале 2010 года[2].

Биография[править | править вики-текст]

Семья[править | править вики-текст]

Андрей Кузнецов-Вячеслов родился в семье потомственных артистов Мариинского театра.

Его дед — подполковник Михаил Михайлович Вечеслов, выпускник Пажеского корпуса, потомственный офицер, принадлежал к нетитулованному, но очень старому (от времён Иоанна Грозного) дворянскому роду. Герб рода Вечесловых находится в 6 части «Общего гербовника дворянских родов Российской империи».

Прапрапрабабушка Евгения Вечеслова (урождённая Лайон) — воспитательница Николая I — отличалась необычайной твёрдостью и смелостью характера, и будущий государь называл её «Моя няня-львица».

Бабушка Евгения Петровна Снеткова-Вечеслова[3] — корифейка балета Императорского Мариинского театра, с 1920-х до конца 1960-х годов — преподаватель младших классов в Ленинградском Хореографическом училище им А. Я. Вагановой. Отцом Евгении Снетковой-Вечесловой был Петр Снетков, известный альтист оркестра Мариинского театра.

Прабабушка Кузнецова-Вечеслова, Адель Снеткова (урождённая Фидлер)- учила нотной грамоте и игре на рояле юного Игоря Стравинского, а прапрапрабабушка — Фанни Снеткова[4], была любимой актрисой А. Н. Островского и первой исполнительницей роли Катерины в пьесе «Гроза».

Образование[править | править вики-текст]

Карьера и творчество[править | править вики-текст]

Андрей Кузнецов-Вечеслов на репетиции, 30.04.2010

Постановки[править | править вики-текст]

  • 1977 — балет «Сказка о попе и работнике его Балде», Петрозаводский музыкальный театр (совместно со Святославом Кузнецовым)
  • 1978 — балет «Вестсайдская история», Петрозаводский музыкальный театр
  • 1979 — балет «Ромео и Юлия», Петрозаводский музыкальный театр
  • 1992 — балет «Цикады», «Санкт-Петербургский Маленький балет», художник Юрий Хариков, режиссёр Борис Юхананов. Премьера в Эрмитажном театре .
  • 1993 — балет «Три грезы», «Санкт-Петербургский Маленький балет», художник Юрий Хариков, режиссёр Борис Юхананов. Премьера в Эрмитажном театре.
  • 1995 — балет «Подлинная история Красной Шапочки», «Балет Андрея Кузнецова» («Санкт-Петербургский Маленький балет»), художник Юрий Хариков. Премьера в Эрмитажном театре.

Отзывы[править | править вики-текст]

«Захватывающая красота света, костюмов и сценографии. Таков балет „Цикады“, премьера которого прошла в Эрмитажном театре Петербурга, творении Кваренги. Сценический облик „Цикад“ соединяет представление о фокинском балете эпохи „Русских сезонов“ с современными поставангардными поисками синтеза разных языков танца — с использованием открытий Баланчина, однако не придерживаясь неоклассической чистоты его хореографии, так же как и философской чистоты танца Бежара. Постановщики не избегают речитативно-мимических эпизодов; сам же хореографический синтез достигает порой утонченной терпкости введением в эталонные фигуры нехрестоматийных па. Стили объединяются не „горизонтально“, но возникают один внутри другого. Особенно хороши дуэтные и вообще ансамблевые танцы, где стилистический сплав все время подвижен, меняет свои пропорции; меняются композиционно-стилевые функции участников ансамбля, отчего возникают порой исключительно красивые и оригинальные ходы. Сольные эпизоды, напротив, безмятежно не боятся „общих мест“. Вторая, бессюжетная, часть балета — „Любовники“ — представляет чередование лирических и комических дуэтных танцев. Однако чередование неоднозначно: лирическим номерам — на музыку Брамса, Шопена, Генделя и Моцарта — присущ утрированно возвышенный стиль, в то время как бурлески комических любовников — сопровождаемые пьесами Юрия Ханина с их веселым примитивистским классицизмом — очень лиричны. Две части представления объединены связующими элементами, но главное — светлым ощущением детской свободы.

Отдаленные аналогии с постановками Пола Тейлора, Марка Морриса или Барышникова (который, кстати, оказал „Цикадам“ и конкретную помощь) ничего не объяснят. Важна сама внутренняя основа, на которой строится спектакль, а она обнаруживается в осознании российской почвы и нового, складывающегося сейчас, менталитета».

— Пётр Поспелов, «Московские новости»[5]

Частный балетный театр «Санкт-Петербургский Маленький балет» возник в конце 1991 года. Его возглавил балетмейстер Андрей Кузнецов — сын легендарных звезд «Мариинки» Святослава Кузнецова и Татьяны Вечесловой. Соавторами Кузнецова стали режиссёр Борис Юхананов и художник Юрий Хариков. Балет состоит из трех частей: «Белая греза» на музыку Шопена, «Черная греза» — Шуберта, «Последняя греза» — Паганини. Премьера «Трех грез», как и прошлая премьера «Маленького балета» («Цикады», 1992), прошла при переполненном зале. Вновь был шумный и очевидный успех. За год, прошедший после «Цикад», Андрей Кузнецов воспитал танцовщиков, достаточно восприимчивых к поставленной перед ними задаче — осмысления, казалось бы, до предела формализованного канона классической хореографии. «Три грезы» названы «постромантическим» балетом, то есть, по словам авторов, «созданным уже после смерти классического балета, с чаянием на его возрождение». Буквальное возрождение традиций императорского балета едва ли возможно, авторы не могут не учитывать духовный и исторический опыт последних десятилетий. Выстраивая партитуру спектакля через «развитие и повторение тайных тем в явной судьбе», Андрей Кузнецов, не задается целью реанимировать язык классического балета, но пытается как бы заново его воспринять. Что дает необычный эффект: хореография, не выходящая за рамки традиционной школы, смотрится в его спектакле абсолютной новацией.

— Лариса Юсипова, «Коммерсантъ»[6]

«Балет Андрея Кузнецова, ранее известный как „Санкт-Петербургский маленький балет“, представил в Эрмитажном театре свою очередную премьеру — спектакль „Подлинная история Красной Шапочки“. Главные партии исполнили танцовщики балета Мариинского театра Маргарита Куллик (Шапочка) и Владимир Ким (Волк-Маркиз). Сценография и костюмы выполнены Юрием Хариковым. Спектакли „Маленького балета“ всегда служили поводом для споров о том, имеет ли право современный хореограф на эксперимент над классикой. Андрей Кузнецов рассказывает „Подлинную историю Красной Шапочки“ не как пародию на классику и не как лирическое прощание с ней, а как историю о том, чего, возможно, и вовсе и не было. Русский балет в этом спектакле — один из героев сказки, другим можно назвать русский модерн с его устремлением создать новую классику для нового времени. Комические репризы танцовщиков, загнанные в рамки классических номеров, отсылают зрителя не столько к давно знакомым эпизодам балетов, сколько к нашим собственным представлениям о петербургской культуре рубежа веков».

— Инна Ткаченко, «Коммерсантъ»[7]

Драматические спектакли (хореография и сценическое движение)[править | править вики-текст]

Оперные постановки (хореография, сценическое движение, пластика)[править | править вики-текст]

  • 1997 — «Князь Игорь», Мариинский театр, Музыкальный руководитель и дирижёр — Валерий Гергиев. Режиссёр-постановщик — Георгий Исаакян. Художник-постановщик — Юрий Хариков.
  • 2010 — «Садко» Н.Римского-Корсакова, Саратовский академический театр оперы и балета, режиссёр-постановщик Вадим Мелков, художник-постановщик — Юрий Хариков.
  • 2012 — «Сверлийцы», композитор Дмитрий Курляндский, режиссёр Борис Юхананов, художник-постановщик — Степан Лукьянов, художник по костюмам - Анастасия Нефедова, премьера состоялась в Центре дизайна "ARTPLAY".

Музыкальная комедия[править | править вики-текст]

Театральные роли[править | править вики-текст]

Отзывы[править | править вики-текст]

«Двигателем этой силищи в спектакле стал старый слуга Фирс (Андрей Кузнецов), вызывающий истинное восхищение. Какая глыба и мощь! Дух земной силы. Какое величие прошлого до Беды, до свободы — и рядом бессильный Лопахин, немощь будущего… Режиссёр лишает его всяких привычных штампов — это никакой не слуга и никакой не старик. Перед нами оживший тотем усадьбы, её вечный хранитель, дух этого места, гениус локус, глыба физической мощи и нравственного здоровья, по сравнению с которым молодые лица эпохи модерна кажутся дряхлой немощью. Каждое появление Фирса — это таинственный танец тотема, выход божка, ждущего жертвоприношений. Про него не скажешь: тебе пора умирать, дедушка…»

— Анатолий Королёв, «Знамя»[9]

Роли и эпизоды в кино[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Андрей Кузнецов-Вечеслов Она всю жизнь пила смесь яда с шампанским. — Газета «Коммерсантъ», 25 февраля 2000. — № 32 (1917).
  2. Столетие звезды русского балета Татьяны Вечесловой отмечают в Москве. — РИА Новости, 25 февраля 2010.
  3. Снеткова (Вечеслова) (русс.). Русский балет. Энциклопедия (1997). Проверено 20 марта 2010. Архивировано 21 апреля 2012 года.
  4. Светлана Рухля «Царица грез» на Александринской сцене // Санкт-Петербургские ведомости. — 14 августа 2004.
  5. Петр Поспелов Цикады: Премьера труппы «Санкт-Петербургский маленький балет». — Московские новости, 1993.
  6. Лариса Юсипова Грезы в Эрмитажном театре. — Газета «Коммерсантъ», 15.06.1993. — № 110 (333).
  7. Инна Ткаченко О традиции, которую мы не застали, и о классике, которой не видели. — Газета «Коммерсантъ», 22.03.1995. — № 51 (769).
  8. Я желаю чужого желания, которое желает меня. Театр им. Рубена Симонова. Проверено 20 марта 2010. Архивировано 21 апреля 2012 года.
  9. Анатолий Королёв «Сад размышлений» // Знамя. — М., 2006. — № 2.