Кузнецов-Вечеслов, Андрей Святославович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Андрей Кузнецов-Вечеслов
Andrey Kuznetsov-Vecheslov repetition 2011.jpg
Имя при рождении:

Андрей Святославович Кузнецов-Вечеслов

Род деятельности:
Дата рождения:

3 апреля 1951(1951-04-03) (66 лет)

Место рождения:

Ленинград, РСФСР, СССР

Гражданство:

СССРFlag of the Soviet Union.svg СССРРоссияFlag of Russia.svg Россия

Отец:

Кузнецов, Святослав Петрович

Мать:

Вечеслова, Татьяна Михайловна

Супруга:

Хрусталева Ольга Октябрьевна

Андре́й Святосла́вович Кузнецо́в-Вече́слов (род. 3 апреля 1951 года, Ленинград, СССР) — российский балетмейстер, режиссёр, сценарист, актёр, сын знаменитой балерины Татьяны Вечесловой[1], чьё столетие отмечалось в феврале 2010 года[2].

Биография[править | править вики-текст]

Семья[править | править вики-текст]

Андрей Кузнецов-Вячеслов родился в семье потомственных артистов Мариинского театра.

Его дед — подполковник Михаил Михайлович Вечеслов, выпускник Пажеского корпуса, потомственный офицер, принадлежал к нетитулованному, но очень старому (от времён Иоанна Грозного) дворянскому роду. Герб рода Вечесловых находится в 6 части «Общего гербовника дворянских родов Российской империи».

Прапрапрабабушка Евгения Вечеслова (урождённая Лайон) — воспитательница Николая I — отличалась необычайной твёрдостью и смелостью характера, и будущий государь называл её «Моя няня-львица».

Бабушка Евгения Петровна Снеткова-Вечеслова[3] — корифейка балета Императорского Мариинского театра, с 1920-х до конца 1960-х годов — преподаватель младших классов в Ленинградском Хореографическом училище им А. Я. Вагановой. Отцом Евгении Снетковой-Вечесловой был Петр Снетков, известный альтист оркестра Мариинского театра.

Прабабушка Кузнецова-Вечеслова, Адель Снеткова (урождённая Фидлер)- учила нотной грамоте и игре на рояле юного Игоря Стравинского, а прапрапрабабушка — Фанни Снеткова[4], была любимой актрисой А. Н. Островского и первой исполнительницей роли Катерины в пьесе «Гроза».

Образование[править | править вики-текст]

Карьера и творчество[править | править вики-текст]

Андрей Кузнецов-Вечеслов на репетиции, 30.04.2010

Постановки[править | править вики-текст]

  • 1977 — балет «Сказка о попе и работнике его Балде», Петрозаводский музыкальный театр (совместно со Святославом Кузнецовым)
  • 1978 — балет «Вестсайдская история», Петрозаводский музыкальный театр
  • 1979 — балет «Ромео и Юлия», Петрозаводский музыкальный театр
  • 1992 — балет «Цикады», «Санкт-Петербургский Маленький балет», художник Юрий Хариков, режиссёр Борис Юхананов. Премьера в Эрмитажном театре .
  • 1993 — балет «Три грезы», «Санкт-Петербургский Маленький балет», художник Юрий Хариков, режиссёр Борис Юхананов. Премьера в Эрмитажном театре.
  • 1995 — балет «Подлинная история Красной Шапочки», «Балет Андрея Кузнецова» («Санкт-Петербургский Маленький балет»), художник Юрий Хариков. Премьера в Эрмитажном театре.

Отзывы[править | править вики-текст]

«Захватывающая красота света, костюмов и сценографии. Таков балет „Цикады“, премьера которого прошла в Эрмитажном театре Петербурга, творении Кваренги. Сценический облик „Цикад“ соединяет представление о фокинском балете эпохи „Русских сезонов“ с современными поставангардными поисками синтеза разных языков танца — с использованием открытий Баланчина, однако не придерживаясь неоклассической чистоты его хореографии, так же как и философской чистоты танца Бежара. Постановщики не избегают речитативно-мимических эпизодов; сам же хореографический синтез достигает порой утонченной терпкости введением в эталонные фигуры нехрестоматийных па. Стили объединяются не „горизонтально“, но возникают один внутри другого. Особенно хороши дуэтные и вообще ансамблевые танцы, где стилистический сплав все время подвижен, меняет свои пропорции; меняются композиционно-стилевые функции участников ансамбля, отчего возникают порой исключительно красивые и оригинальные ходы. Сольные эпизоды, напротив, безмятежно не боятся „общих мест“. Вторая, бессюжетная, часть балета — „Любовники“ — представляет чередование лирических и комических дуэтных танцев. Однако чередование неоднозначно: лирическим номерам — на музыку Брамса, Шопена, Генделя и Моцарта — присущ утрированно возвышенный стиль, в то время как бурлески комических любовников — сопровождаемые пьесами Юрия Ханина с их веселым примитивистским классицизмом — очень лиричны. Две части представления объединены связующими элементами, но главное — светлым ощущением детской свободы.

Отдаленные аналогии с постановками Пола Тейлора, Марка Морриса или Барышникова (который, кстати, оказал „Цикадам“ и конкретную помощь) ничего не объяснят. Важна сама внутренняя основа, на которой строится спектакль, а она обнаруживается в осознании российской почвы и нового, складывающегося сейчас, менталитета».

— Пётр Поспелов, «Московские новости»[5]

Частный балетный театр «Санкт-Петербургский Маленький балет» возник в конце 1991 года. Его возглавил балетмейстер Андрей Кузнецов — сын легендарных звезд «Мариинки» Святослава Кузнецова и Татьяны Вечесловой. Соавторами Кузнецова стали режиссёр Борис Юхананов и художник Юрий Хариков. Балет состоит из трех частей: «Белая греза» на музыку Шопена, «Черная греза» — Шуберта, «Последняя греза» — Паганини. Премьера «Трех грез», как и прошлая премьера «Маленького балета» («Цикады», 1992), прошла при переполненном зале. Вновь был шумный и очевидный успех. За год, прошедший после «Цикад», Андрей Кузнецов воспитал танцовщиков, достаточно восприимчивых к поставленной перед ними задаче — осмысления, казалось бы, до предела формализованного канона классической хореографии. «Три грезы» названы «постромантическим» балетом, то есть, по словам авторов, «созданным уже после смерти классического балета, с чаянием на его возрождение». Буквальное возрождение традиций императорского балета едва ли возможно, авторы не могут не учитывать духовный и исторический опыт последних десятилетий. Выстраивая партитуру спектакля через «развитие и повторение тайных тем в явной судьбе», Андрей Кузнецов, не задается целью реанимировать язык классического балета, но пытается как бы заново его воспринять. Что дает необычный эффект: хореография, не выходящая за рамки традиционной школы, смотрится в его спектакле абсолютной новацией.

— Лариса Юсипова, «Коммерсантъ»[6]

«Балет Андрея Кузнецова, ранее известный как „Санкт-Петербургский маленький балет“, представил в Эрмитажном театре свою очередную премьеру — спектакль „Подлинная история Красной Шапочки“. Главные партии исполнили танцовщики балета Мариинского театра Маргарита Куллик (Шапочка) и Владимир Ким (Волк-Маркиз). Сценография и костюмы выполнены Юрием Хариковым. Спектакли „Маленького балета“ всегда служили поводом для споров о том, имеет ли право современный хореограф на эксперимент над классикой. Андрей Кузнецов рассказывает „Подлинную историю Красной Шапочки“ не как пародию на классику и не как лирическое прощание с ней, а как историю о том, чего, возможно, и вовсе и не было. Русский балет в этом спектакле — один из героев сказки, другим можно назвать русский модерн с его устремлением создать новую классику для нового времени. Комические репризы танцовщиков, загнанные в рамки классических номеров, отсылают зрителя не столько к давно знакомым эпизодам балетов, сколько к нашим собственным представлениям о петербургской культуре рубежа веков».

— Инна Ткаченко, «Коммерсантъ»[7]

Драматические спектакли (хореография и сценическое движение)[править | править вики-текст]

Оперные постановки (хореография, сценическое движение, пластика)[править | править вики-текст]

  • 1997 — «Князь Игорь», Мариинский театр, Музыкальный руководитель и дирижёр — Валерий Гергиев. Режиссёр-постановщик — Георгий Исаакян. Художник-постановщик — Юрий Хариков.
  • 2010 — «Садко» Н.Римского-Корсакова, Саратовский академический театр оперы и балета, режиссёр-постановщик Вадим Мелков, художник-постановщик — Юрий Хариков.
  • 2012 — «Сверлийцы», композитор Дмитрий Курляндский, режиссёр Борис Юхананов, художник-постановщик — Степан Лукьянов, художник по костюмам - Анастасия Нефедова, премьера состоялась в Центре дизайна "ARTPLAY".

Музыкальная комедия[править | править вики-текст]

Театральные роли[править | править вики-текст]

Отзывы[править | править вики-текст]

«Двигателем этой силищи в спектакле стал старый слуга Фирс (Андрей Кузнецов), вызывающий истинное восхищение. Какая глыба и мощь! Дух земной силы. Какое величие прошлого до Беды, до свободы — и рядом бессильный Лопахин, немощь будущего… Режиссёр лишает его всяких привычных штампов — это никакой не слуга и никакой не старик. Перед нами оживший тотем усадьбы, её вечный хранитель, дух этого места, гениус локус, глыба физической мощи и нравственного здоровья, по сравнению с которым молодые лица эпохи модерна кажутся дряхлой немощью. Каждое появление Фирса — это таинственный танец тотема, выход божка, ждущего жертвоприношений. Про него не скажешь: тебе пора умирать, дедушка…»

— Анатолий Королёв, «Знамя»[9]

Роли и эпизоды в кино[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Андрей Кузнецов-Вечеслов Она всю жизнь пила смесь яда с шампанским. — Газета «Коммерсантъ», 25 февраля 2000. — № 32 (1917).
  2. Столетие звезды русского балета Татьяны Вечесловой отмечают в Москве. — РИА Новости, 25 февраля 2010.
  3. Снеткова (Вечеслова) (русс.). Русский балет. Энциклопедия (1997). Проверено 20 марта 2010. Архивировано из первоисточника 21 апреля 2012.
  4. Светлана Рухля «Царица грез» на Александринской сцене // Санкт-Петербургские ведомости. — 14 августа 2004.
  5. Петр Поспелов Цикады: Премьера труппы «Санкт-Петербургский маленький балет». — Московские новости, 1993.
  6. Лариса Юсипова Грезы в Эрмитажном театре. — Газета «Коммерсантъ», 15.06.1993. — № 110 (333).
  7. Инна Ткаченко О традиции, которую мы не застали, и о классике, которой не видели. — Газета «Коммерсантъ», 22.03.1995. — № 51 (769).
  8. Я желаю чужого желания, которое желает меня. Театр им. Рубена Симонова. Проверено 20 марта 2010. Архивировано из первоисточника 21 апреля 2012.
  9. Анатолий Королёв «Сад размышлений» // Знамя. — М., 2006. — № 2.