Меч-кладенец

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ме́ч-кладене́ц — наименование меча нескольких богатырей из русского фольклора. Могли быть волшебными и придавать владельцу непобедимость. Обычно попадали в руки хозяину из какого-либо тайника.

Название[править | править код]

Пишется с маленькой буквы через дефис: меч-кладенец.

Большое количество упоминаний меча-кладенца в сказках и былинах, относящихся к различным персонажам, ясно указывает, что кладенец — не было именем собственным оружия, конкретного единственного меча, подобного, к примеру, Экскалибуру, а всего лишь определением некоторой категории клинков.

Корень данного эпитета — «клад...» — обычно связывают со словом «класть», то есть с идеей чего-то спрятанного, добытого из клада или погребения. Также следует рассматривать другое значение слова «класть», а именно — меч-кладенец одним взмахом богатыря кладёт вражеское войско. Но словарь Свода русского фольклора А. Н. Розова указывает на происхождение от слова «укладный», что попросту означает «стальной»[1] — возможно, в какие-то времена стальные мечи производили впечатление своей редкостью. Тем не менее, ясности в этимологии слова нет, отмечают его связь со староирландским словом claideb (меч) и валлийским cleddyf (меч), и лат. gladius.

В «Сказании о Вавилоне-граде» — он носит прозвание «Аспид-змей» и может обращаться в змея. Также его называют «Самосёк» — так как он мог рубить сам.

В некоторых поздних диалектах превратился в устной речи в «меч-колунец»[2].

Александр Веселовский предложил версию, что словосочетание ведёт историю от итал. chiarenza («блеск, сияние») благодаря «Повести о Бове»[3] — переработанному итальянскому роману тринадцатого века «Buovo d’Antone» — одну из вариаций темы о Ланселоте, главный герой которого владеет мечом по имени Chiarenza, Clarenca (точно так же персонаж Пуликане оттуда стал Полканом). Исследователь отмечает, что ему не знакомы тексты ранее XVIII века, где бы встречался «меч-кладенец», указывает на то, что в белорусских текстах повести о Бове меч назывался кгляденция / кгляренция, и что Фасмер считает, что кладенец — это позднее и чисто русское народно-этимологическое развитие белорусской кляренции.

Место обретения[править | править код]

Даётся в руки лишь такому герою, который может им владеть[4]. Мог быть скрыт в земле, замурован в стене, спрятан под плитой. В одной из былин мать прячет от сына подарок отца под печью и отдаёт лишь тогда, когда выросший ребёнок в силах его поднять (ср. Тесей, которому мать указывает камень, под которым его отец, уходя, спрятал меч).

Стоит отметить случаи, когда богатырь выкапывает меч-кладенец из могилы, кургана. Такое оружие, принадлежавшее мёртвым, имеет особые силы. Прикоснувшись к миру мёртвых, он приобретал сверхъестественную силу, становясь сам носителем смерти. Например, в былине «Святогор и Илья Муромец» два главных персонажа во время путешествия находят гроб, который оба решают примерить. Илье Муромцу гроб оказывается велик, а Святогору — как раз впору. Он просит младшего товарища взять его меч-кладенец и ударить по крышке, отчего гроб опоясывает железная полоса. Оружие отходящий в мир иной богатырь оставляет Илье:

«А теперь прощай, владей моим мечом-кладенцом,
А добра коня моего богатырскаго
Привяжи к моему гробу.
»

Меч под головой[править | править код]

Другой обладатель меча-кладенца — Еруслан Лазаревич — обретает его следующим образом: в поисках оружия, которым он сможет сразить царя Огненного Щита, он заезжает на бранное поле, посреди которого возвышается голова великана-богатыря. Голова рассказывает Еруслану, что необходимый ему меч спрятан под ней.

Иван Билибин. «Руслан и голова». Илл. К поэме А. С. Пушкина «Руслан и Людмила». 1918. Государственный Русский музей

Ответила голова величиной с пивной котёл, промеж глаз целая пядь:

 — Я не жива, не мертва. Добрый человек, русский богатырь Еруслан Лазаревич, ты едешь к царю Огненный Щит Пламенные Копья, поедешь по бранному полю, увидишь моё туловище, под ним мой меч-кладенец, в нём секрет таится, он тебе пригодится[5].

Этот же мотив использует Пушкин в своей поэме «Руслан и Людмила», где Еруслан стал Русланом, а царь Огненный Щит — Черномором. Имя меча, которое настоятельно необходимо богатырю для спасения невесты, уже не называется, да и сама голова настроена агрессивно:

И, сморщась, голова зевнула,
Глаза открыла и чихнула…
Поднялся вихорь, степь дрогнула,
Взвилася пыль; с ресниц, с усов,
С бровей слетела стая сов;
Проснулись рощи молчаливы,
Чихнуло эхо — конь ретивый
Заржал, запрыгал, отлетел,
Едва сам витязь усидел,
И вслед раздался голос шумный:
«Куда ты, витязь неразумный?
Ступай назад, я не шучу!
Как раз нахала проглочу!»

Богатырь вступает с головой в схватку:

И степь ударом огласилась;
Кругом росистая трава
Кровавой пеной обагрилась,
И, зашатавшись, голова
Перевернулась, покатилась,
И шлем чугунный застучал.
Тогда на месте опустелом
Меч богатырский засверкал.

Меч в стене[править | править код]

Меч-кладенец в парке Козельска

Князь Пётр Муромский (муж Февронии) из «Повести о Петре и Февронии», кстати, соотечественник Ильи Муромца, убивает змея, совращающего жену его брата Павла, с помощью меча-кладенца, который принадлежал Агрику — легендарному сыну и преемнику иудейского царя Ирода. Меч он находит спрятанным в монастыре[6]:

«отрок показа ему во алтарной стене между керемидами [камнями] скважню, в ней же мечь лежаше. Князь же Петр, видев мечь, нарицаемый Агриков, и взя его.»

Владельцы[править | править код]

В поздних сказках, возникших намного позже героических былин, меч-кладенец становится уже практически обязательным атрибутом главного героя:

В современной культуре[править | править код]

«МЕЧ-КЛАДЕНЕЦ (очень ржавый двуручный меч с волнистым лезвием, прикован цепью к железной стойке, витрина тщательно опечатана).»

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Словарь (архаические, диалектные и другие малопонятные слова и выражения) // Былины: В 25 т. / СПб.: Наука; М.: Классика, 2001—… — (Свод рус. фольклора). Т. 2: Былины Печоры: Север Европейской России. — 2001. — С. 583—630.
  2. Там же
  3. Журавлев А. Ф. Язык и миф, М., 2005, с.163
  4. Кладенец-меч // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  5. Русские сказки. Еруслан Лазаревич (недоступная ссылка — история). Проверено 9 декабря 2007. Архивировано 20 октября 2007 года.
  6. Повесть о Петре и Февронии
  7. Сказка о Бове Королевиче (недоступная ссылка — история). Проверено 9 декабря 2007. Архивировано 8 января 2008 года.
  8. Сказка о молодце-удальце, молодильных яблоках и живой воде
  9. Иван Царевич и Белый Полянин
  10. ФЭБ: Буря-богатырь Иван коровий сын: [Сказка] N 136. — 1984
  11. В. А. Жуковский. Двенадцать спящих дев
  12. Понедельник начинается в субботу

Литература[править | править код]