Дашнакцутюн

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «АРФД»)
Перейти к: навигация, поиск
Армянская Революционная Федерация (Дашнакцутюн)
арм. Հայ Յեղափոխական Դաշնակցութիւն
Armenian Revolutionary Federation Flag.gif
Лидер:

Грант Овсепович Маргарян

Основатель:

Христофор Микаелян, Степан Зорьян и Симон Заварьян[d]

Дата основания:

1890, Тифлис

Штаб-квартира:

Ереван

Идеология:

социализм, национализм

Интернационал:

Социалистический

Количество членов:

около 32000 (2007)[1]

Девиз:

«Մահ կամ ազատութիւն» («Смерть или свобода»)

Мест в Национальном собрании Армении:
7 / 105
Партийная печать:

газета «Еркир», журнал «Дрошак»

Персоналии:

члены партии в категории (61 чел.)

Сайт:

arfd.am

Commons-logo.svg Дашнакцутюн на Викискладе

Армянская Революционная Федерация (АРФ), Дашнакцутю́н (арм. Հայ Յեղափոխական Դաշնակցութիւն (Հ.Յ.Դ.) — «Армянское революционное содружество») — одна из старейших армянских политических партий. Была создана в 1890 году в Тифлисе (Тбилиси), действовала на территории России, Османской империи (Турции), Ирана, США, ряда стран Европы. Официальное название на русском языке — Армянская революционная федерация «Дашнакцутюн» (АРФ «Дашнакцутюн»).

На первоначальном этапе ставила перед собой целью достижение экономической и политической свободы Турецкой Армении посредством «народной войны против турецкого правительства»[2]. В качестве средств достижения поставленных целей выдвигались пропаганда, революционная подготовка народа, организация и вооружение армянского населения Османской империи для самозащиты, саботаж и индивидуальный террор[3]. Террористические методы использовались не только на территории Османской империи, но и в российском Закавказье во время Первой русской революции (1905—1907).

В начале XX века в ходе борьбы против деспотического режима султана Абдул-Хамида II АРФ пошла на сотрудничество с младотурками и стала использовать легальные формы политической активности. Как утверждается, к 1907 году партия насчитывала 167 тыс. членов[4].

В 1918—1920 годах «Дашнакцутюн» была правящей партией в Республике Армения, возникшей в результате распада Российской империи. После того как в декабре 1920 года в результате военного вторжения турецких кемалистов и советских войск Республика Армения прекратила свое существование, партия продолжила свою деятельность с антисоветских позиций в эмиграции. Вооружённые отряды армянских националистов на территории Зангезура продолжили борьбу против советской власти, пока в конечном итоге не были разбиты советскими войсками.

Легальная политическая активность партии на территории Армении и Нагорного Карабаха была восстановлена в период «перестройки», во второй половине 1980-х годов. В конце 1980-х — начале 1990-х активисты «Дашнакцутюн» приняли активное участие в Карабахском конфликте.

В 1907—1960 годах «Дашнакцутюн» — член Социалистического Интернационала. С 1996 года вновь участвует в его работе в качестве наблюдателя, в 1999 году получила консультативный статус, а с 2002 года восстановила полноправное членство в этой организации[5].

История[править | править вики-текст]

Создание партии[править | править вики-текст]

Основатели партии «Дашнакцутюн» Ростом Зорьян, Христофор Микаелян и Симон Заварьян

Армянская революционная федерация, первоначально известная как «Федерация армянских революционеров», возникла летом 1890 года в Тифлисе в результате объединения нескольких армянских революционных групп в единую партию. Основную роль в этом объединении сыграли Христофор Микаелян, Ростом Зорьян и Симон Заварьян[6][7]. В Тифлисе был создан центральный орган организации «Кентрон» (центр) и выпускался её печатный орган «Дрошак» («Знамя»)[8]. Отделения партии создавались повсеместно в Османской и Российской империях, а также странах Европы и Соединённых Штатах[9].

В то время как стихийное национальное пробуждение армян происходило под влиянием европейских концепций национализма, армянские революционные партии, включая «Дашнакцутюн», первоначально отражали сильное влияние русского народничества и марксизма, но с течением времени национализм в их программах стал преобладать над социалистическими концепциями[10]. В деятельности партии социальный вопрос был подчинён национальному[11]. Своей ближайшей целью партия ставила достижение «политической и экономической свободы в Османской Армении»[7], а не отделения. Партийный орган «Дашнакцутюн», газета «Дрошак», указывала, что термины «свобода» и «независимость» не являются синонимами[12]. О создании «Дашнакцутюн» было объявлено в листовке, напечатанной в тифлисской нелегальной типографии. В ней говорилось, что партия намерена объединить весь армянский народ для освобождения Турецкой Армении от османского ига[13] и будет «сражаться до последней капли крови для освобождения отечества», что не могло не насторожить османские власти[14]. В третьей листовке партии «Дашнакцутюн» заявлялось, что АРФ установит «точный час всеобщего восстания в Турецкой Армении». Султан Абдул-Хамид II искусно воспользовался этими программными заявлениями своих противников, сыграв на опасениях курдских племён, что их земли могут достаться армянам[14].

Федерация армянских революционеров стала третьей из армянских национально-революционных организаций, возникших в этот период. В 1887 году в Женеве группой студентов-армян из России была создана партия социал-демократического толка «Гнчак» (Колокол). В 1885 году на территории самой Османской империи, в городе Ван, возникла партия «Арменакан»[15]. Возникновение этих партий ознаменовало прекращение усилий армянской элиты, имевших целью постепенное, эволюционное реформирование османского общества[16].

В первой редакции политической программы Армянской революционной федерации «Дашнакцутюн» (принята в 1892, полная версия опубликована в 1894 году[13]) пункты 8 и 11 раздела «Средства [революционной борьбы]» принципиально предусматривали применение террора в отношении «представителей власти, изменников, предателей, ростовщиков и всякого рода эксплуататоров», «разорение и разрушение правительственных учреждений». Аналогичные формулировки средств и методов борьбы присутствовали и в документах партии «Гнчак»[17]. «Манифест» партии писали молодые социалисты, возмущённые отказом Европы признать национальные тяготы Армении. В их первом публичном заявлении звучала такая фраза как «терпение имеет свои пределы» и заканчивалось мыслью, что «сейчас не время ждать»[18]. Должен был быть поднят революционный дух народа, объединившись с крестьянскими массами, начата организация вооруженных формирований, а также обучение армян самообороне. Также как и «Гнчак», «Дашнакцутюн» следовала принципам народовольцев в отношении террористических актов к врагам народа[19]. Принятие дашнаками терроризма как тактики является не только показателем их ярой приверженности своему делу, но и отражает их видение отношений между революционерами и народными массами. 7 октября 1895 года один из лидеров «Дашнакцутюн» Симон Заварьян писал из Женевы своим соратникам[20]:

Я не согласен с социалистами в том, что массы влияют на человека. Напротив, личности, герои психологически вдохновляют массы. Карлейль, Михайловский, кажется более правы.

Освобождение подразумевало гарантию жизни и труда, свободу слова, собрания и печати, равенство перед законом, распределение земли между неимущими, ликвидацию принудительного и неоплачиваемого труда. Для достижения этой цели планировалась организация партизанских отрядов, вооружение населения, использование террористических актов против деспотичных чиновников, предателей и эксплуататоров[21].

Принципиальным для организации партии стало принятие принципа децентрализации. Этот принцип лучше всего подходил для проведения деятельности на большой территории, позволяя создавать динамичную сеть организационных ячеек, которые самостоятельно проводили организаторскую и революционную работу, исходя из условий каждого отдельного региона[22].

На четвёртом съезде партии в Вене (1907 год) была принята новая программа, в которой были сформулированы задачи и для российской Армении, на которую партия решила распространить свою деятельность по защите интересов армян. Если для турецкой Армении ставилась задача получения политической и экономической свободы, основанной на началах местной автономии в рамках Османской империи, то российское Закавказье должно было стать демократической республикой, входящей на федеративных началах в состав России[13].

Начало активной деятельности[править | править вики-текст]

1892—1895 годы стали периодом организации, расширения и укрепления «Дашнакцутюн». Её члены разъехались по регионам Османской империи с целью установления контактов и организации сотрудничества с местными пропагандистами и руководителями армянских вооружённых отрядов (фидаев). В эти годы были созданы новые революционные ячейки, сформировались местные и региональные центры, была налажена доставка оружия и боеприпасов для самообороны. Доставка оружия и боеприпасов была налажена через такие регионы, как Иранский Азербайджан, Эриванская губерния, Сурмалинский уезд, Александропольский уезд, Карсская область, где в связи с этим были сосредоточены необходимые людские и материальные ресурсы[23]. В Тебризе был создан оружейный завод, который был укомплектован работниками, имеющими опыт в производстве и сборке оружия и боеприпасов[24]. К 1892 году отделения партии были сформированы во многих городах Турецкой Армении, российской Армении, Персии, Закавказья, в черноморских портах Трапезунд и Одесса, а также в столице Турции. Персия стала убежищем для дашнаков, подвергавшихся преследованиям в России, и плацдармом для операций в соседней Турции. Центры дашнаков находились в северо-западной части страны — Тебризе, Хое, Салмасе. Агитаторы пересекали российско-персидскую границу под видом учителей, священников, паломников и купцов. Они занимались организацией отделений партии, призывали к протестам и готовились к вводу на османскую территорию[25]. К началу 1900 года, после хамидийской резни, АРФ продолжала работы по подготовке армян Турции к «самообороне»[26]. Весной 1907 года Дашнакцутюн вступила в переговоры с большевиками и на Кавказ из Санкт-Петербурга была переправлена большая партия винтовок[27].

Проведённые акции в конце XIX—начале XX веков[править | править вики-текст]

Хамидийская резня и реакция АРФ[править | править вики-текст]

Рост политической активности армянской общины вызвал жестокие репрессии правительства Османской империи — кровавую резню, осуществлявшуюся преимущественно курдскими вооруженными формированиями хамидие по приказу султана Абдул-Хамида. В ответ на эти действия члены Армянской революционной федерации провели ряд акций, призванных привлечь внимание европейских держав к этим событиям и армянскому вопросу в целом, заручиться их вмешательством и поддержкой[28][29][30][31]. Хотя АРФ рассматривала себя не как террористическая партия, а как защитник политических интересов армян, в исключительных случаях она допускала возможность применения террористических методов, как например в случае с захватом заложников в Оттоманском банке[32].

Захват Оттоманского банка[править | править вики-текст]

14 (26) августа 1896 года в Стамбуле дашнаки напали на финансовый институт, представлявший интерес для европейских держав[33]. Цель выбиралась тщательно — главный офис Имперского Оттоманского Банка — место сосредоточения иностранного капитала и экономического контроля Османской империи. Они требовали автономию для шести провинций, угрожая взорвать банк со 150 заложниками[34]. Двадцать шесть членов партии, руководимые Бабкеном Сюни, держат под контролем в течение двух дней банк, блокируя входы и выходы и грозясь взорвать его если их требования не будут выполнены. Их требования варьировали от возвращения земель, захваченных курдами до администрирования европейскими державами провинций с армянским населением. После обещания, что их требования будут выполнены оставшиеся в живых дашнаки (четверо были убиты и пятеро ранены при взрывах) были препровождены через разъярённую толпу и вывезены в Марсель[33][35]. По прибытии во Францию они были задержаны[32]

Эффект от этого акта, проведённого небольшой группой армян, был огромен. В Стамбуле произошли армянские погромы, длившиеся несколько дней; во главе толпы погромщиков были солдаты турецкой армии, полицейские и учащиеся богословских школ. В результате в общей сложности погибли около 6000 армян[33]. Это было демонстрацией расплаты за действия революционеров[36]. В ответ на европейские протесты Турция отрицала произошедшее и возлагала вину на армянских «террористов»[35].

Ханасорский поход[править | править вики-текст]

24 июля 1897 года группа хорошо вооруженных дашнаков пересекла персидско-турецкую границу и, в местечке Ханасор недалеко от города Ван, напала на лагерь курдского племени, который, по данным АРФ, год тому назад участвовал в массовых убийствах армян. В результате курдское племя было разгромлено, были убиты почти все взрослые мужчины[32][37].

Покушение на султана[править | править вики-текст]
Попытка покушения на Абдул-Хамида II 21 июля 1905 года в Стамбуле

План убийства султана Абдул-Хамида II готовился долгие годы. Основатель и лидер партии Дашнакцутюн Христофор Микаелян отправился в Османскую империю для подготовки к покушению вместе с соучастницей. Сам Микаелян погиб во время испытаний бомбы. Его спутница продолжила подготовку и участвовала в покушении, осуществлённом в 1905 году. В результате взрыва бомбы перед мечетью, которую посещал султан, погибло двести человек. Сам султан, задержавшийся на мгновение, чтобы пожать руку имаму, не пострадал[38]

Антироссийские акции и деятельность в Закавказье[править | править вики-текст]

Россия наряду с Ираном первоначально рассматривалась дашнаками как тыловая база; во внутренние дела России дашнаки не имели намерения вмешиваться. Однако репрессии со стороны царского правительства привели к тому, что в 1905 году дашнаки выступили против правящего режима совместно с другими революционными партиями (их считали «армянскими эсерами»). В феврале 1905 года с началом в Баку армяно-татарской резни дашнаки предоставили своих западноармянских боевиков для организации самообороны [источник не указан 2116 дней] и совершили теракт против бакинского губернатора Накашидзе, которого обвиняли в организации резни. В 1906 году на съезде в Софии дашнаки приняли окончательное решение об участии во внутриполитической жизни России. В то же время дашнакские фидаи во главе с Ефремом Давтяном сыграли едва ли не решающую роль в развитии революции в Иране. Российская интервенция в Иране ещё более обострила отношения дашнаков с царской властью, так как дашнаки активно выступали против интервентов. Напротив, с турецкими властями их отношения после младотурецкой революции 1908 года, провозгласившей конституционные свободы и равноправие наций, внешне нормализовались, и дашнаки некоторое время выступали в блоке с младотурками.

На Кубани активисты «Дашнакцутюн», как и партии Гнчак, занимались вымогательством крупных денежных средств у представителей армянской диаспоры и у казённых учреждений, угрожая убийствами. Значительные суммы были таким образом получены Армавирской и Екатеринодарской организациями партии. За отказ от выдачи 10 тыс. рублей в Армавире был убит купец Н.Шахназаров[39].

В конце 1911 — начале 1912 года в Санкт-Петербурге проходил массовый судебный процесс над дашнаками. В числе защитников был и Александр Керенский. Приговор, на фоне тяжести предъявленных обвинений (террористическая деятельность и т. д.), был относительно мягким: 52 человека было приговорено к тюремному заключению, и только 4 сосланы на каторгу.

Отношения с младотурками и Первая мировая война[править | править вики-текст]

В 1889 году в Османской империи начали возникать первые организации младотурок, ставивших целью смещение режима султана Абдул-Хамида II, восстановление конституции 1876 года и созыв парламента. В результате объединения разрозненных ячеек внутри страны и в парижской эмиграции было создано «Османское общество единения и прогресса» (тур. İttihat ve Terakki).

В 1894 году появилась первая листовка от имени подпольного общества «Единение и прогресс» (Иттихад), которая призывала всех без различия вероисповедания подняться на борьбу против режима «кровавого» султана, деспотизма и тирании[40]. В 1902 году на I конгрессе турецких либералов в Париже произошло объединение младотурок с дашнаками, курдами, евреями, албанцами и арабами. Они пришли к соглашению об участие в будущем конституционном государстве, с предоставлением равных прав всем национальностям и религия, однако, младотурки были против вмешательства европейских стран от имени национальных меньшинств (статья 61 Берлинского Договора). Дашнаки были против и отказались от дальнейшего участия[41].

На II конгрессе турецких либералов (Париж, 1907), инициированном «Дашнакцутюн», турки и армяне пришли к соглашению о свержении правления Абдул-Хамида и создании современного государства, но на этот раз без европейского вмешательства[41]. Там же была принята «Декларация» о восстановлении конституции и созыве парламента. Она призывала ко всеобщему восстанию всех народов империи ради свержения режима Абдул-Хамида[40].

Тогда же на съезде партии «Дашнакцутюн» была принята новая программа, согласно которой целью партии было декларировано создание культурно-политической автономии Турецкой Армении в пределах Османской империи, которая должна была быть преобразована в федеративное государство[42]. За соглашение с младотурками дашнаки, как сотрудничающие с врагом, подверглись обвинениям со стороны отказавшихся от присутствия на конгрессе представителей партии «Гнчак»[41].

Год спустя македонская армия, под предводительством младотурков, двинувшись на Константинополь, свергла Абдул-Хамида и 24 июля 1908 года учредило конституционное правительство[41]. Победа младотурок воодушевила мусульманское и армянское население империи. Однако при преобразовании движения «Единение и прогресс» в политическую партию (октябрь 1908 года) оказалось, что болезненный для империи национальный вопрос в программе новой партии рассматривается в духе идеологии паносманизма, согласно которой все подданные султана, независимо от вероисповедания, — «османы»[40].

5 мая 1912 года произошёл фактический разрыв отношений между дашнаками и младотурками. Дашнаки, имевшие своих депутатов в турецком парламенте, утратили легитимность в Османской империи и были вынуждены перейти в ряды несистемной оппозиции, а позднее — в подполье[13].

Перед началом Первой мировой войны, в августе 1914 года, младотурки безуспешно пытались заручиться помощью Османского отделения АРФ в организации восстания российских армян в случае войны. Отказ повлёк убийство нескольких лидеров партии. Российские власти прибегали к схожим схемам. Министр иностранных дел Сергей Сазонов считал «желательным поддерживать самые тесные отношения с армянами и курдами с целью… использовать их в любой момент» в случае начала войны. По его плану, в случае войны предполагалось обеспечить оружием население по ту сторону турецкой границы[43]. Руководство «Дашнакцутюн», однако, заявило, что армяне по обе стороны границы в грядущей войне должны оставаться лояльными своим правительствам[44].

В августе 1914 года армянский католикос попробовал получить от российских властей гарантии послевоенной автономии для Турецкой Армении. Наместник Кавказа граф Воронцов-Дашков заявил, что Россия будет настаивать на осуществлении ранее согласованных реформ, и призвал армян в России и по ту сторону границы быть готовыми в случае войны к выполнению российских указаний. «План восстания турецких армян» Воронцова-Дашкова предполагал создание военизированных армянских отрядов под российским командованием в Олту, Сарыкамыше, Кагисмане и Игдыре, а также на персидской территории в Хое и Дилмане. С целью участия в сражениях на стороне российской армии формировались армянские добровольческие батальоны, которых создано было сначала пять, а позже ещё два. Их созданием занималось Армянское национальное бюро в Тифлисе, находившееся под сильным влиянием «Дашнакцутюн». Среди добровольцев были выходцы с закавказских территорий, присоединённых Россией в 1878 году, те, кто бежал на Кавказ от турецкого владычества, а также представители зарубежной диаспоры. Наиболее заметной фигурой среди османских армян был лидер блока АРФ в турецком парламенте и участник захвата Оттоманского банка Гарегин Пастермаджан (Армен Гаро)[45].

Османской разведке было изначально о планах России — лидерами АРФ были оглашены российские обещания, российская пресса призывала к солидарности с армянами и повсюду ходили слухи об Армянской автономии, поддерживаемой Россией. 24 сентября 1914 командование 3-й османской армии сообщало с российско-турецкой границы[46]:

русские спровоцировали армян живущих в нашей стране через армян на Кавказе...формируются вооруженные банды, идёт накопление оружия и боеприпасов во многих местах для распространения среди армян.

Обвинения османских властей в дезертирстве, принявшем большие размеры, а также об армянских солдатах и мирных жителях, переходящих на российскую сторону, подтверждаются различными источниками[47].

После Сарыкамышского поражения турецкой армии особое значение приобретает Ван, провинция с большим армянским населением, где влияние «Дашнакцутюн» было значительным и до войны были установлены связи с российским консульством. Согласно британскому консулу, в течение 1914 года АРФ тайно доставляла и распределяла среди населения большое количество оружия. В ноябре 1914 года в Сарае появляются добровольцы Андраника в связи с чем османские власти потребовали от руководителей дашнаков выдать армянских дезертиров. Начинаются столкновения между представителями власти и силами самообороны армян[48].

Национальные армянские комитеты в диаспоре предпринимали дипломатические попытки чтобы убедить западные правительства Антанты в выгоде для баланса сил международного администрирования Киликии. Микаэль Варандян, теоретик АРФ и делегат армянского комитета в Софии, отмечая, что будущее восточно-анатолийских армян кажется обеспеченным при поддержки России, просил дать армянам Киликии ​​«возможность принять участие в войне против Турции»[49].

1917—1918[править | править вики-текст]

Февральская революция была встречена со стороны армян с большим энтузиазмом. Снова возродились надежды по военно-политическому решению Россией армянского вопроса. В этот период большая часть турецкой Армении была оккупирована российскими войсками. В результате военных кампаний 1916 года были захвачены Эрзерум, Трапезунд, Эрзинджан и весь регион озера Ван. Главной задачей армянских политических лидеров был Кавказский фронт — оказать поддержку российской армии в регионе и не допустить чтобы турки отвоевали обратно северо-восточную Анатолию. Судьба Армении была связана с победой России [50]. «Дашнакцутюн» вы­сту­па­ла за уча­стие Рос­сии в вой­не до по­бе­ды над Центральными державами[51]. Временным правительством было разработано «соглашение о Турецкой Армении», согласно которому, турецкая Армения управлялась генерал-комиссаром, назначаемым правительством и отчитывающийся непосредственно в Петроград. Комиссаром был назначен генерал Пётр Аверьянов, а его помощником представитель «Дашнакцутюн» Завриян. В следующие несколько месяцев обратно вернулись сотни армянских беженцев. Битлис и города в регионе Ван управлялись непосредственно армянами, а для территории в целом была создана новая проармянская российская администрация[52].

Кроме территориальных вопросов и по безопасности, армяне считали, что революция поможет реализовать и вдохновляемые Западом политические надежды. На тот момент ни одна крупная армянская политическая партия не выступала с декларацией независимости, они ратовали за автономию для армян в составе демократической России. К 1917 году «Дашнакцутюн» являлась лидером среди армянских политических партий в Закавказье и предлагала разделить Закавказье на кантоны соответственно этническим границам в регионе. В апреле дашнаки выдвинули свои требования, включавшие как национальные, так и социальные вопросы, которые должны были быть выполнены до созыва Учредительного Собрания. Ими возлагались надежды на про-армянскую политику Временного правительства, однако в течение 1917 года оно продолжало терять популярность среди населения[53].

По­сле Октябрьской ре­во­лю­ции «Дашнакцутюн» от­ка­за­лась при­знать Совнарком Советской России. Совместно с грузинскими меньшевиками и азербайджанскими мусаватистами дашнаки уча­ст­во­ва­ли в ор­га­ни­за­ции Закав­каз­ско­го ко­мис­са­риа­та (но­ябрь 1917) и ра­бо­те За­кав­каз­ско­го сей­ма (февраль — май 1918)[51].

Деятельность в период существования Республики Армения[править | править вики-текст]

Члены правительства Республики Армения в 1918 году. Слева направо, сидят: А. Саакян, А. Хатисов, Х. Араратов; стоят: Н. Агбалян, A. Гюлханданян, Араратян.

Во время русского правления на Кавказе удельный вес армянского элемента быстро возрастал. Армянские специалисты и класс коммерсантов стали преобладающими в Тифлисе и других городах, а сельское население освободилось от экономических порабощений. Несмотря на это географическое распределение армян было таково, что при любом справедливом разделе Закавказья почти все их финансовые и коммерческие центры были бы исключены из Армянской области, также как и несколько сот тысяч, а возможно даже и большинство армянского населения[54].

При царской власти армянские провинции оставались неразвитыми в сравнении с финансовой, культурной и политической жизнью в Тифлисе. Ереван в 1914 году представлял собой сонный восточный город с 30 000 населением, по сравнению с 300 000 Тифлисом и столичным Баку. Эти факторы объясняют крайнее нежелание армянских лидеров, в том числе и доминирующей партии «Дашнакцутюн», создать независимое государство вокруг Еревана в 1918 году. Создание такого государства не было логическим следствием национально-культурного возрождения XIX века или революционного движения последних тридцати лет[54]. 28 мая 1918 года в Армении была создана республика. Был организован временный парламент во главе с «Дашнакцутюн». К июню 1919 года эта фракция лидирует в новом парламенте, по сути, создав государство с однопартийным правлением[55]. Победа Армянской Революционной Федерации на выборах была предрешена. Партия распространилась по всему Кавказу с конца 19 века и повлияла на коллективные действия армян при попытке царской власти экспроприировать ценности Армянской Апостольской Церкви в 1903 году. В 1917 году Дашнакцутюн принимала участие в работе некоторых закавказских административных органов. Сеть партии была нарушена в России и Османской Империи, она потеряла многих лидеров во время войны, но её влияние в Восточной Армении оставалось сильным[56]. «Дашнакцутюн» получила 90 % голосов, на втором месте с 5 % голосов была партия Социал-Революционеров. Некоторые наблюдатели считают, что «Дашнакцутюн» использовала видимость демократического процесса для усиления контроля над правительством больше, чем установления государства основываясь на народ[57].

В мае 1918 — но­ябре 1920 годов ли­де­ры «Дашнакцутюн» (О. Кад­жаз­ну­ни, А. Ха­ти­сян, А. Оганд­жа­нян, С. Вра­цян) в раз­ное вре­мя возглавляли пра­ви­тель­ст­ва Рес­пуб­ли­ки Ар­ме­ния, фрак­ция «Дашнакцутюн» име­ла абсолютное боль­шин­ст­во в пар­ла­мен­те РА. «Дашнакцутюн» ори­ен­ти­ро­ва­лась на под­держ­ку Ан­тан­ты, вы­сту­па­ла за при­сое­ди­не­ние к Рес­пуб­ли­ке Ар­ме­ния 6 армянских ви­лай­е­тов Тур­ции (что час­тич­но было уч­те­но в Севр­ском мир­ном до­го­во­ре 1920 года). «Дашнакцутюн» также тре­бо­ва­ла пе­ре­дать Рес­пуб­ли­ке Ар­ме­ния ряд районов Елиза­вет­поль­ской, Тиф­лис­ской и Эри­ван­ской гу­бер­ний со сме­шан­ным на­се­ле­ни­ем, что, в свя­зи с ана­ло­гич­ны­ми претензия­ми со сто­ро­ны ру­ко­во­дства Азербайджана и Грузии, ста­ло од­ной из при­чин ар­мя­но-грузинского и ар­мя­но-азербайджанского во­оружённых кон­флик­тов[51].

Политика дашнаков привела к отчуждению местного мусульманского населения. Пользуясь недовольством мусульманского меньшинства, Турция, Азербайджан и большевики пытались усилить своё влияние на республику. Дашнакам удалось подавить восстание большевиков, вспыхнувшее в мае 1920 года и охватившее всю республику. После этого приступили к опустошению мусульманских деревень и изгнанию местного населения в Турцию и Азербайджан, заменяя их армянскими переселенцами. Нестабильной социально-политической ситуацией в стране воспользовались большевистская Россия и Турция, атаковавшие страну с двух сторон[55]. Вступивший вместе с войсками Красной Армии из Советского Азербайджана на территорию республики, Революционный комитет Армении 29 ноября 1920 года объявил Армению советской республикой. 2 декабря того же года дашнакское правительство в лице некоторых из оставшихся в Армении членов заявило о своем роспуске.

18 февраля 1921 года в Армении вспыхнуло восстание под предводительством дашнаков и на короткое время было восстановлено дашнакское правительство во главе с последним премьером Республики Армения Симоном Врацяном. Дашнаки сумели нанести ряд поражений Красной Армии, однако 3 апреля Красная Армия вновь заняла Ереван. В ноябре 1923 года в Ереване под давлением представителей новой власти был созван съезд бывших членов партии, по решению которого партия «Дашнакцутюн» в Армении была распущена.

Деятельность в Туркестане[править | править вики-текст]

Дашнакцутюн имела организации и в Туркестане, где вела деятельность среди армянских общин, объединившись с русскими коммунистами региона. Напряжение в отношениях между Советской властью и местным мусульманским населением в определённой степени стимулировало активную деятельность дашнаков, которые настраивали армян региона против коренного населения. В Ферганской долине имели место «зачистки» и погромы мусульманских деревень со стороны дашнаков, что приводило к ответной реакции басмачей в отношении армян. В 1917 году, после падения Кокандской автономии и взятия Коканда, вооружённые представители армянской общины присоединились к частям Красной гвардии. В течение трех дней продолжались грабёж и убийства мусульман. Наиболее активные в этой резне армяне позже оправдывались, что причиной насилия был страх перед «джихадом». В период 1918 до середины 1919 года, когда под контролем дашнаков находилась революционная диктатура и Советы Андижана, ими совершались налёты на мусульманские кишлаки. Действия против мусульманского населения Туркестана имели место почти одновременно с аналогичными действиями дашнаков на Южном Кавказе. В июне 1918 года дашнаками был совершен налет на Ош, а в декабре на окрестности Джалал-Абада. Из секретного донесения в Совнарком Туркестана из Андижана следует, что «Дашнакцутюн несёт ответственность за разжигание конфликта между Советской властью и мусульманским населением…». В ответ на нападение басмачей на гарнизон Андижана, в домах мусульман старого города в течение недели велись обыски, которые сопровождались убийствами, грабежами и изнасилованиями. На проходившем в марте 1919 года чрезвычайном съезде Советов Туркестана мусульманскими делегатами было внесено предложение с требованием «обезоружить и расформировать отряд Дашнакцутюн и очистить Красную гвардию от преступного элемента». В мае комиссией ТуркЦИКа был отдан приказ армянской общине Ферганы о сдачи оружия, а также частям Красной армии о выведении бойцов-армян из своих рядов. На проходившем через несколько дней первом съезде Мусульманского бюро Компартии Туркестана было объявлено, что в регионах основного сосредоточения дашнакских дружин — Андижане, Коканде и Скобелеве, их разоружение было завершено[58]

Период эмиграции[править | править вики-текст]

После установления советской власти многие из наиболее радикальных членов «Дашнакцутюн» покинули пределы Армении, чтобы продолжить борьбу за государственность извне, способствуя таким образом росту армянской диаспоры и повышая антисоветские настроения, либо остались для создания воинственных оппозиционных организаций против Турции и Советского Союза[59]. Деятельность партии в Советской Армении, наряду с другими некоммунистическими партиями, была запрещена[9]. Члены Дашнакцутюн, после установления советской власти, подверглись жестоким репрессиям. Свою основную деятельность партия разворачивает среди зарубежной диаспоры, более чем в 100 странах мира создаются штаб-квартиры. Дашнакцутюн от других политических организаций отличает четко организованная структура и строгая внутрипартийная дисциплина, а также формат взаимоотношений между подразделениями, которые носят военизированный характер[60]. Под воздействием потери независимости в 1920 году пророссийская позиция партии в корне меняется, становясь радикально антироссийской, то есть антисоветской. Это сопровождается значительным отходом от сильной антитурецкой позиции. Официальный Дашнакцутюн отныне становится политической партией армянской диаспоры[61]. Бежавшие из Армении члены элиты Дашнакцутюн становятся главной силой армянской диаспоры[62].

Завоевание большевиками Армении стало сильным ударом для армян связанных с этой партией. В отличие от других политических организаций, например, партии Гнчак, продолжавших поддерживать армян вне зависимости от того где они проживали и заключивших мир с новой политической властью, сосредоточившихся на существовании армянской советской республики, как необходимости для выживания армянского народа[63], дашнаки видели в этом трагедию как для партии, так и катастрофу для армянского народа в целом[63][64]. Но борьба Дашнакцутюн была направлена не только против Советского Союза, но также против конкурирующих политических сил армянской диаспоры, не находящихся в обвинительной позиции по отношению к советской власти, которые в глазах дашнаков предавали цель свободной и независимой Армении[65]. В декабре 1933 года в Нью-Йорке произошло убийство архиепископа Туряна, который, по мнению некоторых дашнаков, стал предателем национального дела. Позволяя поднять флаг советской Армении вместо красно-сине-оранжевого триколора павшей республики, он соглашался с властью большевиков и подчинению Армении Москве. После этого убийства последовали акты насилия. Дашнаками была захвачена церковь в Филадельфии. В этнических кварталах Бостона и Чикаго имели место небольшие беспорядки. Разногласия внутри диаспоры становились непреодолимыми[64].

Период II мировой войны[править | править вики-текст]

Во время II мировой войны некоторые из находящихся в Берлине дашнаков, хотя это отрицается официальными органами партии, заключают соглашение в 1942 году с нацистами против Советского Союза[66]. Согласно рассекреченным, в соответствии с законом о раскрытии нацистских военных преступлений, документам ЦРУ, в армянском еженедельнике Armenian Mirror-Spectator (англ.) за 1 сентября 1945 года был опубликован оригинальный немецкий документ, согласно которому, Национальный Совет Армении, состоящий из дашнакских лидеров — председателя Арташеса Абегяна, заместителя Абрама Фулханданияна, Арутюна Багдасаряна, Давида Давидханяна, Гарегина Нжде, Вагана Папазяна, Дро Канаян и Дертовмасяна, обратился к нацистскому министру восточных оккупированных территорий Альфреду Розенбергу для превращения советской Армении в германскую колонию. По заявлению агента СС Вильгельма Хеттль (англ.), комментирующего сотрудничество дашнаков с СД и Абвером, «в Бухаресте доктор Араратян и генерал Канаян имели наиболее важное значение»[67]. Генерал Дро Канаян, бывший лидер независимого армянского правительства, участвовал в формировании Армянского легиона на Западном фронте[66]. Дро набирал в 812-й легион как эмигрантов, так и военнопленных, и они прошли с немцами до Крыма и Северного Кавказа[68]. В декабре 1941 и январе 1942 года Канаян возглавляет прибывшую в Симферополь группу деятелей «Дашнакцутюн». Согласно данным советской разведки, он «ставил армянам задачу... вместе с немцами принять участие в "освобождении" Армении» для создания «Великой Армении под протекторатом немцев»[69]. По мере того как Красная Армия вынуждала немцев отступать в 1944-1945 годах, многие армяне, живущие на Северном Кавказе и Украине, отступали с немцами, оказавшись позже в лагерях для беженцев в Германии, откуда им позволили эмигрировать в Соединенные Штаты[66]. В рамках Армянской Революционной Федерации Гарегином Нжде, воевавшим на стороне Германии против Советского Союза, была создана молодёжная организация, прото-фашистская группа Цегакрон, позже переименованная в «Армянскую молодёжную организацию» (англ.)[70].

Послевоенный период[править | править вики-текст]

Продашнакские приходы порвали с остальной церковью, создавая самостоятельный церковный орган. В 1950 году это собрание переходит под эгиду католикоса Киликии, отделив эти общины от Эчмиадзина. Крыло диаспоры связанное с дашнаками, призывало к силовому решению армянских проблем, в отличие от других более умеренных партий и общественных организаций[64].

Однако дашнакам пришлось принять факт, что Советская Армения была родиной-центром и приспосабливаться к доминированию Москвы[71]. Партия, начиная с 1970-х годов, от антисоветского и антикоммунистического «крестового похода» перешла к анти-турецкой кампании по признанию геноцида армян и требований территориальных компенсаций, для чего была необходима поддержка Советского Союза[9]. К концу 1970-х годов армянская диаспора и Советская Армения достигают в отношениях «модус вивенди», отчасти из-за позволения советских властей провести памятные мероприятия в 1965 году, посвящённые геноциду[71]. Начиная с 1970-х годов ведутся регулярные переговоры между руководством партии и советскими чиновниками[72]. Новое поколение в армянской диаспоре требовало большей воинственности в борьбе за признание геноцида, и дашнаки меняют свою антисоветскую направленность, вступив в новую фазу своей национальной борьбы.[71].

На XX съезде партии в декабре 1972 году в Вене было принято решение о «возвращении к своим революционным традициям»[70]. Происходит сдвиг с антисоветской позиции и следуют заявления, обозначающие Турцию (и во вторую очередь США) как главного врага[73]. Начиная с 1975 года турецкие цели подверглись атаки со стороны армянских террористических групп — Армянская секретная армия освобождения Армении (АСАЛА) и ДжСАГ[74]. История ДжСАГ была связана с террористической ветвью Дашнакцутюн[75]. По мнению ряда авторов, возникновение террористической организации ДжСАГ, при председателе Бюро АРФ Грайре Марухяне[70], было связано с опасениями Дашнактцутюн, что молодые члены партии войдут в ряды более радикальной АСАЛА[70][71][76][77][78][79]. По мнению политолога Фолкера Якоби, изучавшему историю армянских политических партий, решение о создании ДжСАГ было принято в октябре 1975 году партией Дашнакцутюн в Бейруте[70]. Согласно Фрэнсису Хайланду, бывшему сотруднику ЦРУ и автору книги по армянскому терроризму, ДжСАГ заботилось о том, чтобы публично дашнаки не имели отношения к кровопролитию. Однако, по мнению информированных источников, в том числе и внутри армянского террористического движения, ДжСАГ была создана и поддерживалась партией Дашнакцутюн[76]. Согласно рассекреченному докладу ЦРУ об армянском терроризме, ДжСаг была создана Дашнакцутюн. Исследования и данные, полученные в большом количестве, указывают на то, что эта террористическая организация являлась военным крылом партии[80].

С 1988 года Дашнакцутюн, в лице председателя Бюро партии Грайра Манухяна, сотрудничает с КГБ с целью предотвращения антисоветской тенденции в карабахском движении[81].

Современность[править | править вики-текст]

Платформа[править | править вики-текст]

Предлагавшийся по Севрскому договору раздел Турции. Голубым показана территория, которая должна была отойти к Армении (так наз. «Вильсоновская Армения»). К северу от этой зоны — Карсская область, находившаяся на момент в составе Армении (ныне в составе Турции).

В истории Армении «Дашнакцутюн» занимает особое место из-за своих максималистских требований по восстановлению исторической Армении[9].

В 1985 году на 23 Всемирном Конгрессе «Дашнакцутюн» была ратифицирована политическая платформа, согласно которой «основной политической целью АРФ остается создание свободной, независимой и единой Армении охватывающей Вильсоновские границы, Нахичевань, Карабах и Ахалкалаки». В платформе также обозначается, что врагом на пути к решению армянского вопроса является Турция, а также делается вывод — «у армянского народа не остаётся иного выбора, кроме как прибегнуть к самообороне, чтобы обеспечить своё физическое существование и право на самоопределение»[77].

Платформа партии представляет собой, сложившийся по историческим причинам, набор ценностных принципов, включающий в себя как националистическую, так и социалистическую составляющие[82].

Деятельность в Армении[править | править вики-текст]

Восстановив свою деятельность в Армении в 1990 году, АРФ оставила за собой право оказывать силовое сопротивление любому правительству, с которым она была не согласна[9]. «Дашнакцутюн» не имела представительства в Армении до августа 1990 года, когда оно было официально зарегистрировано в стране. Партия имела большое символическое значение, как «авангард» антисоветской борьбы и борьбы против Турции. Однако на тот момент партия уже давно отказалась от резкой антисоветской позиции и в 1988 году выступала против массовых протестов и забастовок. Тем не менее, многие в Советской Армении верили в мифическую силу партии и принимали её националистическую риторику близко к сердцу[83]. С 1991 года «Дашнакцутюн» вновь легально действовал в Армении. Взращенные в центрах армянской диаспоры, растянувшейся от Бейрута до Лос-Анджелеса, дашнаки снова становятся силой в Армении, стремясь вернуть себе позиции потерянные в результате прихода к власти большевиков. Вооружившись финансовыми средствами из-за рубежа, дашнаки и их соратники смогли основать газеты и начать бизнес, а также создать условия для продвижения кандидатов с целью достижения значительной политической власти в государстве. Однако их успех внушал беспокойство многим местным армянам, которые видели в них новичков с небольшим опытом тягот советской эпохи и недостаточным уважением к её достижениям[84][85].

Несмотря на символическую связь «Дашнакцутюн» с Армянским общенациональным движением отношения между ними были проблематичны из-за неспособности АРФ примириться с коренным ереванским руководством АОД. В период между 1988—1998 годами отношения между этими организациями почти всегда были конкурирующими[83]. В 1991 году АРФ с неохотой принимает декларацию независимости Армении[9]. Кроме политической составляющей, в партии была конспиративная организация «Дро», в функции которой входила экономическая, военная и политическая разведка. Среди задач стоящих перед боевиками «Дро» было уничтожение политических противников, они имели причастность к имевшим место в Армении ряду громких политических убийств. В их арсенале хранилось значительное количество легкого и стрелкового оружия. Это дало повод президенту Левону Тер-Петросяну запретить деятельность партии в целом[60]. 29 июня 1992 года президент Армении Левон Тер-Петросян выступил с телеобращением к нации, в котором обвинил Дашнакцутюн в сговоре с КГБ, а также в наличие у них привлечённых средств для Армении и Нагорного Карабаха, которые так и не достигли назначения. Лидеру партии Грайру Марухяну было дано 48 часов, чтобы покинуть Армению, несмотря на то, что на следующий день было назначено открытие Генерального Конгресса организации[86]. В декабре 1994 году президент Армении, Левон Тер-Петросян, запретил деятельность партии и её изданий на территории страны[87]. Тер-Петросян официально выступил против Дашнакцутюн, с обвинениями о предполагаемой роли её членов в убийстве бывшего политика[85], а также в террористической деятельности, обороте наркотиков и попытки дестабилизации. Около десятка её видных членов были заключены в тюрьму по обвинениям начиная с владения фиктивными документами до убийств. Дашнакцутюн оставалась официально запрещённой, так как считалась «иностранной организацией». В 1998 году партия вновь легализовалась с приходом к власти президента Роберта Кочаряна, после вынужденной отставки Левона Тер-Петросяна в феврале 1998 года. Большинство её членов были освобождены из тюрьмы[87]. Хотя запрет на деятельность партии был отменён, судебные решения касаемые причастности ряда видных членов партии к подготовке вооруженного переворота и политическим убийствам не были сняты. По мнению некоторых исследователей, принимая во внимание многолетний опыт подпольной деятельности и приверженность к использованию силовых способов борьбы, а также определенное покровительство армянских властей, возможно, что и в настоящее время в структуре партии имеются вооруженные подразделения, однако точными данными о существование таковых никто не располагает[60]. Организационная структура АРФ отличается высокой дисциплиной и тесными взаимосвязями между многочисленными ячейками[9].

Здание Верховного органа АРФ в Ереване

Партия принимала участие в парламентских выборах 1999, 2003, 2007 и 2012 годов. Во время президентских выборов 2008 года, кандидатом партии являлся Ваган Ованнисян. Он набрал 6,2 % голосов и занял четвёртое место. С 1999 по 2010 года была связана с правящей коалицией в Национальном собрании. Причиной выхода из коалиции стало принципиальное несогласие по вопросу армяно-турецкого сближения. В 2010 году перешла в оппозицию[88]. Несмотря на это представители партии продолжали занимать посты председателей двух ключевых парламентских комитетов (комитет по обороне и безопасности и комитет по иностранным делам). Партия ведёт работу через собственный телеканал «Страна», который не подвергается давлению со стороны властей. Кроме того, в отличие от Армянского национального конгресса (АНК), партия не ограничивается со стороны властей при проведении митингов и встреч. Члены «Дашнакцутюн» также имеют неограниченный доступ к телевидению, контролируемому правительством, в отличие от АНК и партии Наследие[89]. В результате выборов 1999 и 2007 годов, представители партии занимали 1 и 4 министерских поста соответственно[88]. «Дашнакцутюн» имеет значительные финансовые, медийные и человеческие ресурсы для более развёрнутой политической борьбы, но тогда ей пришлось бы выйти за пределы, поддерживающего её националистического электората, что может привести к изменению её платформы. В таком случае, это могло бы лишить партию значительной поддержки за пределами Армении, а именно там формируются источники её финансирования[82].

Количество мест в парламенте Армении[88]
год 1999 2003 2007 2012 2017
количество мест 8 11 16 5 7

Партия является членом Социалистического интернационала.

Деятельность в Нагорно-Карабахской Республике[править | править вики-текст]

«Дашнакцутюн» возродилась на территории Армении и НКАО на волне «перестройки», во второй половине 1980-х. Как утверждают нынешние активисты «Дашнакцутюн», эта партия стала первой политической силой в Армении, осознавшей, что карабахскую проблему невозможно решить исключительно мирными средствами. На фоне обострения армяно-азербайджанских отношений АРФ занялась поставками оружия и формированием партизанских отрядов[90]. Создавались чисто дашнакские отряды, вооружение и экипировка которых обеспечивались исключительно из партийных средств. Партия имела стабильные финансовые источники — пожертвования членов партии из диаспоры и регулярные членские взносы, что позволяло приобретать довольно крупные партии оружия[60].

По итогам парламентских выборов в декабре 1991 года партия получила большинство в Верховном Совете НКР, а её лидер Артур Мкртчян стал спикером. После смерти Мкртчяна в апреле 1992 года, обстоятельства которой остались невыясненными, парламент до 1995 года возглавлял представитель «Дашнакцутюн» Георгий Петросян. В 1992 году, когда почти половина территории Нагорного Карабаха находилась под контролем азербайджанских войск, парламент делегировал значительную часть своих полномочий Государственному комитету обороны, который возглавлял Роберт Кочарян. После подписания 12 мая 1994 года соглашения о прекращении огня ГКО был распущен, а в декабре 1994 года парламент принял закон о президенте НКР[90].

В период с 1992 по 2000 годы «Дашнакцутюн» находилась в оппозиции. Партия оказалась настолько обескровлена участием в Карабахской войне, что не смогла выставить своих кандидатов на парламентских выборах 1995 года и пассивно поддержала Роберта Кочаряна на президентских выборах 1996 года. После того, как Кочарян в 1997 году возглавил правительство Армении, «Дашнакцутюн» на внеочередных президентских выборах решительно поддержал Аркадия Гукасяна, восстановив таким образом свою репутацию. На парламентских выборах 2000 года партия набрала около 30 % голосов и заняла 9 из 33 парламентских мест («Союзу Демократического Арцаха» досталось 13 мест)[90].

Популярность, которую Гукасян завоевал своим противостоянием в 1998—2000 годах с военной верхушкой НКР, способствовала тому, что на президентских выборах 2002 года его поддержала АРФ и даже коммунисты, в результате чего Гукасян получил 88,4 % голосов. «Дашнакцутюн» подписал соглашение с правящей партией «Союз Демократического Арцаха» о создании коалиции, выдвинув предложения по антикоррупционной деятельности, восстановлению «освобождённых» (лишившихся азербайджанского населения) деревень и пр. Через год АРФ вышла из коалиции, создав коалиционный блок с центристской партией «Движение — 88». На муниципальных выборах 2004 года этот блок победил на выборах мэра Степанакерта (Ханкенди), а также ещё в 85 муниципалитетах[90].

Накануне парламентских выборов 2005 года новый блок был уверен в победе, которая дала бы возможность их представителю занять пост премьер—министра. Однако блок получил лишь 3 мандата, в то время как «Союз Демократического Арцаха» — 12 мест, а совершенно новая партия «Свободная Родина» — десять. Перед президентскими выборами 2007 года блок неожиданно заявил о своей поддержке Бако Саакяна — кандидата от «Свободной Родины», который и победил на выборах[90]

Деятельность в Ливане[править | править вики-текст]

АРФ действует во всех государствах, где имеется армянская диаспора

В Ливане армянской общине было предоставлено гражданство и гарантируется представительство в правительстве страны[91]. Армянам позволено избирать определённое число членов в парламент Ливана[92]. Партия дашнаков осуществляла значительный контроль над культурными, религиозными и политическими процессами в армянской общине Ливана. С 1953 года все места в парламенте, отведённые для армянской общины, занимались исключительно представителями Дашнакцутюн[91]. Долгое время АРФ доминировала на выборах над независимыми армянскими кандидатами. Однако позже ситуация начинает медленно меняться в пользу небольших группировок и независимых кандидатов[92]. В Ливане армянская диаспора, в частности Дашнакцутюн и Гнчак, поддерживали вооруженных конфессиональных ополченцев, прежде всего с целью защиты общины (впервые в 1958 году, а затем в период гражданской войны в Ливане в 1975—1990 годах), но также для обеспечения собственных целей, что приводило к убийству одних армян другими.[92]

Видные представители АРФД[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Դաշնակցությունը հույս ունի մնալ իշխանության մեջ
  2. Nalbandian, 1975, с. 157.
  3. Nalbandian, 1975, с. 168,171
    .
  4. Киракосян Н. Б. История партии «Дашнакцутюн» с 1890 г. по 1907 г. М., 1999
  5. La F.R.A. Dachnaktsoutioun rejoint l’Internationale Socialiste Архивировано 4 декабря 2006 года. (фр.)
  6. Nalbandian, 1975, с. 151.
  7. 1 2 Libaridian, 1980, с. 1.
  8. Dasnabedian, 1990, с. 31.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 Gerard J. Libaridian Encyclopedia of Russian History. Dashnaktsutiun / James R. Millar. — Gale, 2004. — Т. I. — С. 366. — ISBN 0-02-865907-4.
  10. Bloxham, 2005, с. 49
    .
  11. Suny, 1993, с. 77
    .
  12. Hovannisian, 1997, с. 216
    .
  13. 1 2 3 4 Оганисян Р. С. Формирование политической доктрины партии «Дашнакцутюн» в 1890—1920 гг.. — Вестник Московского Университета Сер. 12 Политические Науки, 2011 № 1.
  14. 1 2 Bloxham, 2005, с. 50.
  15. Nalbandian, 1975, с. 90,104.
  16. Bloxham, 2005, с. 50
    .
  17. Nalbandian, 1975, с. 168,171
    .
  18. Suny, 1993, с. 77
    .
  19. Hovannisian, 1997, с. 216
    .
  20. Suny, 1993, с. 86
    .
  21. Hovannisian, 1971, с. 39
    .
  22. Dasnabedian, 1990, с. 33.
  23. Dasnabedian, 1990, с. 35.
  24. Jeffrey W. Stebbins. Bell and Banner: Armenian Revolutionaries at the end of the Ottoman Empire. — Naval Postgraduate School, 2011. — С. 80.
  25. Nalbandian, 1975, с. 173.
  26. Bloxham, 2005, с. 57.
  27. Невский С. А. Из истории борьбы с незаконным оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ в России.. — Общество и право, 2007 №2(16). — С. 53-62.
  28. Jeffrey W. Stebbins. Bell and Banner: Armenian Revolutionaries at the end of the Ottoman Empire. — Naval Postgraduate School, 2011. — С. 85—89.
  29. Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times. — Т. 2. — С. 224-225.
  30. R.Pannosian. The Armenians: From Kings and Priests to Merchants and Commissars. — Hurst & Company, 2006. — С. 216-217.
  31. Alan Whitehorn (ed.). The Armenian Genocide: The Essential Reference Guide: The Essential Reference Guide. — ABC-CLIO, 2015. — С. 30.
  32. 1 2 3 Volker Jacoby. Die Konturen der innenpolitischen Konflikte in Armenien. — Johann Wolfgang Goethe-Universität, 1998. — С. 117—118.
  33. 1 2 3 Jeffrey W. Stebbins. Bell and Banner: Armenian Revolutionaries at the end of the Ottoman Empire. — Naval Postgraduate School, 2011. — С. 80—81.
  34. Bloxham, 2005, с. 53
    .
  35. 1 2 Boumoutian, 2006, с. 269.
  36. Bloxham, 2005, с. 53.
  37. Ronald Grigor Suny «They Can Live in the Desert but Nowhere Else»: A History of the Armenian Genocide Princeton University Press, 2015, стр. 143
  38. Jeffrey W. Stebbins. Bell and Banner: Armenian Revolutionaries at the end of the Ottoman Empire. — Naval Postgraduate School, 2011. — С. 89.
  39. Карлеба В. А. Особенности легализации (отмывания) криминальных доходов в Российской Империи (конец XIX – начало XX в.в.). — Научный журнал КубГАУ, 2017 №130(06).
  40. 1 2 3 Академический словарь теории и истории империй / Барышников В. Н.. — Издательство Санкт-Петербургского государственного университета, 2012.
  41. 1 2 3 4 Boumoutian, 2006, с. 270.
  42. S.Torossian / Soviet policy in the Armenian questions/ Caucasian review / Institute for the study of the USSR, 1955 p.10
  43. Bloxham, 2005, с. 72-73.
  44. Stephan Astourian The Armenian Genocide: An Interpretation. — Society for the History of Education, 1969. Vol. 23, № 2 (Feb., 1990). — С. 111-160.
  45. Bloxham, 2005, с. 72-73
    .
  46. Bloxham, 2005, с. 75
    .
  47. Bloxham, 2005, с. 75.
  48. Bloxham, 2005, с. 77.
  49. Bloxham, 2005, с. 80
    .
  50. Suny, 1993, с. 120
    .
  51. 1 2 3 Ст. «Дашнакцутюн» // Большая российская энциклопедия
  52. Suny, 1993, с. 121
    .
  53. Suny, 1993, с. 122
    .
  54. 1 2 Hovannisian, 1980, с. 2.
  55. 1 2 Amy Nicole Stidger. The Ties That Bind: Reimagining Memory in Armenian Identity Formation. — The University of Texas at Austin, 2014. — С. 41.
  56. Hovannisian, 1980, с. 7.
  57. Hovannisian, 1980, с. 9.
  58. А. Ш. Кадырбаев Армянская диаспора и Дашнакцутюн в Туркестане. 1917–1921 годы. — Восточный архив, № 2 (28), 2013. — С. 32-39.
  59. Amy Nicole Stidger. The Ties That Bind: Reimagining Memory in Armenian Identity Formation. — The University of Texas at Austin, 2014. — С. 48.
  60. 1 2 3 4 Добаев И. П. Истоки терроризма на Ближнем Востоке и факторы,определяющие его современную активизацию.. — Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС., 2016 №2. — С. 156-164.
  61. Volker Jacoby. Die Konturen der innenpolitischen Konflikte in Armenien. — Johann Wolfgang Goethe-Universität, 1998. — С. 119.
  62. Volker Jacoby. Die Konturen der innenpolitischen Konflikte in Armenien. — Johann Wolfgang Goethe-Universität, 1998. — С. 116.
  63. 1 2 Amy Nicole Stidger. The Ties That Bind: Reimagining Memory in Armenian Identity Formation. — The University of Texas at Austin, 2014. — С. 56.
  64. 1 2 3 Charles King. The ghost of freedom. — Oxford University Press, 2008. — С. 180—181.
  65. Volker Jacoby. Die Konturen der innenpolitischen Konflikte in Armenien. — Johann Wolfgang Goethe-Universität, 1998. — С. 121.
  66. 1 2 3 R.G.Suny. The Armenian People from Ancient to Modern Times. Soviet Armenia.. — 1997. — С. 366-367.
  67. Nazi War Crimes Disclosure Act
  68. Thomas de Waal. Great Catastrophe. Armenians and Turks in the Shadow of Genocide. — Oxford University Press, 2015. — С. 112.
  69. Синицын Ф. Л. Национальный фактор в гитлеровской оккупационной политике в первый период Великой Отечественной Войны (июнь 1941 г. – ноябрь 1942 г.). — Вестник РУДН, сер. История России, 2011, № 3.
  70. 1 2 3 4 5 Volker Jacoby. Die Konturen der innenpolitischen Konflikte in Armenien. — Johann Wolfgang Goethe-Universität, 1998. — С. 148.
  71. 1 2 3 4 Yossi Shain, Aharon Barth. Diasporas and International Relations Theory. — The MIT Press, 2003. — Т. 57 №3. — С. 468.
  72. Volker Jacoby. Die Konturen der innenpolitischen Konflikte in Armenien. — Johann Wolfgang Goethe-Universität, 1998. — С. 152.
  73. Hyland, 1991, с. 66.
  74. Hyland, 1991, с. 61.
  75. 1 2 Hyland, 1991, с. 62.
  76. 1 2 Michael M. Gunter. Armenian Terrorism: A Reappraisal. — The Journal of Conflict Studies, 2007. — С. 115.
  77. Laura Dugana, Julie Y.Huang, Gary LaFree, Clark McCauley. Sudden desistance from terrorism: The Armenian Secret Army for the Liberation of Armenia and the Justice Commandos of the Armenian Genocide. — Taylor & Francis, 2008. — С. 235.
  78. Boumoutian, 2006, с. 278.
  79. Declassified CIA report about Armenian terrorism
  80. Volker Jacoby. Die Konturen der innenpolitischen Konflikte in Armenien. — Johann Wolfgang Goethe-Universität, 1998. — С. 153.
  81. 1 2 Александр Искандарян Армения между автократией и полиархией. — Pro et Contra, 2011 Май - август. — С. 19-28.
  82. 1 2 Razmik Ponossian. Post-Soviet Armenia. — The University of Michigan Press. — С. 230-231.
  83. Amy Nicole Stidger. The Ties That Bind: Reimagining Memory in Armenian Identity Formation. — The University of Texas at Austin, 2014. — С. 63—64.
  84. 1 2 Charles King. The ghost of freedom. — Oxford University Press, 2008. — С. 222.
  85. Stephan H. Astourian. From Ter-Petrosian to Kocharian: Leadership Change in Armenia. — University of California. — С. 40.
  86. 1 2 Razmik Ponossian. Post-Soviet Armenia. — The University of Michigan Press. — С. 232-233.
  87. 1 2 3 Armenia 2012: An introduction to the political introduction to the political party landscape (англ.) (June 2012). Архивировано 30 марта 2016 года.
  88. Caucasus Analytical Digest. The Political System of Armenia: Form and Content. David Petrosyan p.8-12
  89. 1 2 3 4 5 Kimitaka Matsuzato From Belligerent to Multi-Ethnic Democracy: Domestic Politics in Unrecognized States after the Ceasefires. — EURASIAN REVIEW, Volume 1, November 2008. — С. 104-106.
  90. 1 2 Hyland, 1991, с. 67.
  91. 1 2 3 Khachig Tölölyan. Elites and Institutions in the Armenian Transnation. — Wesleyan University, 2001.

Литература[править | править вики-текст]

  • Louise Nalbandian. The Armenian Revolutionary Movement: The Development of Armenian Political Parties through the Nineteenth Century. — California, Los Angeles: University of California Press, 1975. — 247 с.
  • Gerard J. Libaridian. Revolution and Liberation in the Programs of the Dashnaktsutiune, 1892 and 1907. — Conference on «Nationalism and Social Change In Transcaucasia», 1980.
  • Hratch Dasnabedian. History of the Armenian Revolutionary Federation Dashnaktsutiun 1890/1924. — 1990. — 221 с. — ISBN 88-85822-11-8.
  • Richard G. Hovannisian. Caucasian Armenia between Imperial and Soviet Rule: The Interlude of National Independence. — Conference on «Nationalism and Social Change In Transcaucasia», 1980. — 51 с.
  • Francis P. Hyland. Armenian terrorism : the past, the present, the prospects. — Westview Press, 1991. — 248 с. — ISBN 0-8133-8124-X.
  • Donald Bloxham. The Great Game of Genocide: imperialism, nationalism, and the destruction of the ottoman armenians. — Oxford University Press, 2005. — ISBN 0-19-927356-1.
  • George A. Boumoutian. A Concise History of the Armenian People (From Ancient Times to the Present).The Armenian Question and Its Final Solution. — Mazda Publishers, Inc., 2006. — ISBN 1-56859-141-1.
  • Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times: Foreign dominion to statehood : the fifteenth century to the twentieth century. The Armenian Question in the Ottoman Empire 1876 to 1914.. — Macmillan Press, 1997. — ISBN 0-333-61974-9.
  • Ronald Grigor Suny. Looking toward Ararat. — Indiana University Press, 1993. — 310 с. — ISBN 9780253207739.
  • Richard G. Hovannisian Russian Armenia. A Century of Tsarist Rule. — Jahrbücher für Geschichte Osteuropas, 1971.

Ссылки[править | править вики-текст]