Катастрофа Ли-2 в Свердловске

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гибель хоккейной команды ВВС МВО
Lisunov Li-2 Soviet AF Monino 1994.jpg
Ли-2 идентичный разбившемуся
Общие сведения
Дата 7 января 1950 года
Характер столкновение с землёй во время захода на посадку
Причина Сложные метеоусловия
Место Союз Советских Социалистических Республик Кольцово, Свердловск, СССР
Погибшие 19 (все)
Воздушное судно
Модель Ли-2
Принадлежность Союз Советских Социалистических Республик ВВС СССР
Пункт вылета
Остановки в пути Союз Советских Социалистических Республик Казань, СССР
Пункт назначения Союз Советских Социалистических Республик Челябинск, СССР
Бортовой номер 42 красный
Пассажиры 13
Экипаж 6
Погибшие 19
Выживших 0

Авиакатастрофа в Свердловске 7 января 1950 года — авиационное происшествие с самолётом Ли-2, произошедшее 7 января 1950 года вблизи аэропорта Кольцово в окрестностях Свердловска[1].

Катастрофа[править | править код]

Военный самолёт Ли-2 (регистрационный № 42) находился в подчинении ВВС МВО и был выделен для перелёта ХК ВВС МВО на календарную игру чемпионата СССР по хоккею с шайбой 1949/50 по личному указанию Василия Сталина.

В 6 часов утра самолёт вылетел с аэродрома на Ленинградском проспекте из Москвы (с промежуточной остановкой в Казани) в Челябинск. На борту, помимо 6 членов экипажа, находились 13 человек хоккейная команда ВВС МВО, направлявшиеся на матч с местным «Дзержинцем». На момент катастрофы ВВС была одна из сильнейших команд страны — вице-чемпион СССР 1948/1949 по хоккею с шайбой.

Находясь в воздухе и имея данные о невозможности приземления из-за нелётной погоды в Челябинске, командир воздушного судна Иван Зотов принял решение садиться на запасном аэродроме в Свердловске. В сложных метеоусловиях (метель, сильный ветер) самолёт потерпел катастрофу — столкнулся с землёй во время захода на посадку.

Расследование катастрофы поручили Ф. Ф. Прокопенко, служившему в управлении боевой подготовки Московского военного округа. По мнению Прокопенко, катастрофа произошла из-за целого ряда неблагоприятных факторов. Помимо нелётной погоды, к гибели самолёта привели негативные последствия ведомственного подхода: местные диспетчеры заводили на посадку в первую очередь «свои», пассажирские самолёты. Чтобы военный Ли-2 не создавал помех этим «бортам», его отправили в зону ожидания, на верхние эшелоны.

Ожидание длилось довольно долго; за это время стемнело, сохранялась интенсивная болтанка, на борту пассажиры стали проявлять беспокойство, занервничал экипаж. Хоккеисты сбились в хвост, что для такого небольшого самолёта создавало определённые проблемы в пилотировании. В нескольких километрах от аэродрома Кольцово находилась другая, плохо оборудованная ВПП военного аэродрома Арамиль, имевшая свой радиопривод с частотами, близкими к частотам аэродрома Кольцово, и с близким курсом захода на посадку. На него-то ошибочно и настроился штурман Ли-2 капитан Пономарёв. Майор Иван Зотов, опытный лётчик, проходя этот привод, посадочную полосу не обнаружил и ушёл на второй круг. Вновь снизившись, включил прожектор, который в условиях интенсивного снегопада создал «экран», похожий на светящуюся стену. Это и стало последним, роковым обстоятельством[2]. Всего было выполнено три захода на посадку. Самолёт упал в районе, где позднее была построена ныне существующая новая взлётно-посадочная полоса аэропорта Кольцово.

После падения возгорания не было, однако удар был такой силы, что выжить никому не удалось. Как отмечают очевидцы, тела были страшно изуродованы и не подлежали опознанию. Все погибшие были похоронены на кладбище поселка Кольцово в братской могиле[3].

Спустя некоторое время в память о погибших на братской могиле был установлен памятник.

Экипаж[править | править код]

  1. Иван Зотов — командир корабля, майор
  2. В. Тараненко — второй лётчик
  3. А. Пономарёв — штурман, капитан
  4. М. Фомичёв — бортмеханик, капитан
  5. М. Демченко — радист, лейтенант
  6. И. Лукьянов — механик, старший сержант

Погибшие члены хоккейной команды ВВС[править | править код]

  1. Борис Бочарников — защитник, играющий тренер; игрок «сборной Москвы» (1948)[прим 1]
  2. Василий Володин — нападающий
  3. Евгений Воронин — защитник
  4. Николай Исаев — второй вратарь команды ВВС
  5. Юрий Жибуртович — нападающий
  6. Зденек Зикмунд — нападающий; игрок «сборной Москвы» (1948)
  7. Харий Меллупс — вратарь; игрок «сборной Москвы» (1948)
  8. Александр Моисеев — нападающий
  9. Иван Новиков — нападающий; игрок «сборной Москвы» (1948)
  10. Юрий Тарасов — нападающий; игрок «сборной Москвы» (1948), брат Анатолия Тарасова
  11. Роберт Шульманис — защитник
  12. Михаил Альперин — врач команды ВВС
  13. Алексей Галкин — массажист команды ВВС
  1. «Сборная Москвы» по хоккею, игравшая в 1948—1953 годах, фактически представляла собой сборную СССР.

Спасшиеся члены ХК ВВС МВО и последствия трагедии для команды[править | править код]

  • Всеволод Бобров — на начало января 1950 года — новичок ХК ВВС МВО. По официальной версии, изложенной, в том числе, в его воспоминаниях, опоздал на самолёт, поскольку не прозвонил заведённый на 4:00 исправный будильник. Хотя вылет был задержан на 2 часа, команда полетела без Боброва. В итоге, Бобров поехал на поезде до Челябинска.
  • Николай Александрович Кольчугин — администратор ХК ВВС МВО, которого тренер команды Б. М. Бочарников прямо из самолёта отправил за Бобровым. По версии Виктора Шувалова, Кольчугин остался в Москве, так как должен был на следующий день заявлять Всеволода Боброва в спорткомитете. Кольчугин оформил заявку Боброва и купил ему билет на поезд. Вечером Бобров доехал до Куйбышева, когда по поезду объявили: «Капитан Бобров, зайдите в военную комендатуру!». Там он и узнал о трагедии[4].
  • Виктор Шувалов — перешел в ХК ВВС МВО из Челябинска, а потому не был взят на выезд, чтобы «не попасть под гнев» челябинских болельщиков.
  • Александр Виноградов — капитан ХК ВВС МВО, который по итогам последней игры перед вылетом был дисквалифицирован на два матча. Он мог полететь на матч, но в самолете его не было (заявлено, что он получил микротравму).
  • Матвей Гольдин — главный тренер ХК ВВС МВО. За несколько недель до катастрофы был отстранён от своих обязанностей за то, что после неудачного для ВВС матча с «Динамо» поздравил с хорошей игрой отличившегося у соперников Василия Трофимова — не зная, что за спиной находится болезненно воспринявший проигрыш генерал авиации Василий Сталин.

В последующие после катастрофы дни был объявлен срочный набор в команду ВВС. Вернулись Андрей Чаплинский, Александр Стриганов, Александр Афонькин, пришли ряд новичков — вратарь Борис Тропин, защитник Евгений Рогов, форвард Анатолий Архипов. Вместе с Виноградовым (которому оперативно аннулировали дисквалификацию) и Шуваловым их посадили в поезд и отправили в Челябинск, где предстояло провести первую игру. В итоге, команда на матч вышла, тренером был объявлен Всеволод Бобров. При этом, главные лидеры команды попали в список спасшихся. Игра завершилась со счетом 8:3 в пользу москвичей. После игры члены команды прибыли в Свердловск на похороны погибших товарищей.

Информации об авиакатастрофе не распространялась — впервые о ней упомянул журналист Владимир Пахомов на страницах еженедельника «Футбол-Хоккей» в № 4 от 26 января 1969 года.

В отчётах о матчах ВВС МВО в центральной прессе не упоминалось, кто забивал голы, если это были не Всеволод Бобров или Виктор Шувалов. Также упоминался Жибуртович, но при этом не указывались его имя и инициалы, поскольку за ВВС МВО теперь играл брат погибшего Павел.

В сезоне 1949/1950 команда доиграла сезон в усечённом составе. Тем не менее, до последней игры ХК ВВС МВО сохранял шансы занять призовое место. Лишь поражение в проходившем под сильный снегопад последнем матче с рижским «Динамо» со счетом 3:4 лишило их бронзовых медалей — от третьего места команду отделило всего одно очко.

В межсезонье команда стараниями Василия Сталина усилилась и в последующие три сезона была чемпионом СССР. В 1953 после смерти Иосифа Сталина команду расформировали, объединив состав с ЦДСА.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]