Авторская песня

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Авторская песня в России»)
Перейти к: навигация, поиск
Авторская песня
Направление:

Песня

Истоки:

Студенческая и туристская самодеятельность в СССР,
зонги в Германии и других странах

Место и время возникновения:

СССР — 1950-е годы,
другие страны — 1960-е годы

Родственные:

Городской романс

Производные:

Литерал

См. также:

Автор-исполнитель, КСП, Менестрели

Булат Окуджава

Авторская песня, или бардовская музыка — песенный жанр, возникший в середине XX века в разных странах. Его отличительными особенностями являются совмещение в одном лице автора музыки, текста и исполнителя, гитарное сопровождение, приоритет значимости текста перед музыкой.

История[править | править вики-текст]

В России[править | править вики-текст]

Предшественниками авторской песни можно считать городской романс и песенные миниатюры Александра Вертинского.

Поначалу основу жанра составляли студенческие и туристские песни, отличавшиеся от «официальных» (распространявшихся по государственным каналам) доминирующей личностной интонацией; а также живым и неформальным подходом к теме. Отдельные произведения жанра появились ещё в 1930-х годах (сочинённые Павлом Коганом и Г. Лепским романтические песни, самой известной из которых стала «Бригантина», а также ранние песни М. Анчарова). В довоенной Москве стали популярны песни геолога Николая Власова (1914—1957), положившего начало туристической песне: «Студенческая прощальная» («Ты уедешь к северным оленям, в дальний Туркестан уеду я…») и др. Особая судьба сложилась у песен Евгения Аграновича, который начал их сочинять с 1938 года.

Песни этого поколения были малоотличимы от звучавших по официальным каналам и часто писались перетекстовкой уже известной мелодии: например, классикой туристской и авторской песни считается «Баксанская» — песня, написанная воинами-альпинистами зимой 1943 года на мелодию известного танго Б. Терентьева «Пусть дни проходят». Но совершенно также написаны:

  • всенародно известная песня «Синий платочек» (первый вариант текста, написанный профессиональным композитором, вскоре сменился «народным», который и разошёлся по всей стране);
  • символ блокадного Ленинграда «Волховская застольная» (на мелодию песни «Наш тост»).

Чаще всего (хотя и не всегда) исполнители песен жанра «авторская песня» являются одновременно авторами и стихов, и музыки.

В начале 1950-х мощный пласт авторских песен появился в студенческой среде — в частности, на биологическом факультете МГУ (известнейшими авторами этой плеяды стали Ген Шангин-Березовский, Д. Сухарев, Л. Розанова) и в Педагогическом институте им. Ленина (Ю. Визбор, Юлий Ким, Ада Якушева).

Широкую популярность приобрела авторская песня в середине 1950-х, с появлением магнитофона. В это время начали систематически сочинять песни:

Поздне, в 1960-х — 80-х, классиками жанра стали:

В 80-х и 90-х к ним добавились:

Песни собственного сочинения, в том числе и всенародно известные, писали и «чистые» поэты — например:

Авторская песня была одной из форм самовыражения «шестидесятников».

В её развитии можно выделить несколько этапов.

1. Романтический этап, лидером которого стал Б. Окуджава, продолжался примерно до середины 1960-х годов. Главной сферой реализации романтического начала была «песня странствий» с центральными для неё образами дружбы (друга) и дороги как «линии жизни» — пути в неизведанное и пути к самопознанию. На этом этапе авторская песня практически не выходила за пределы породившей её среды, распространяясь «от компании к компании» изустно или в магнитофонных записях. Публично она исполнялась крайне редко и, опять-таки, почти исключительно «в своем кругу» — в самодеятельных студенческих «обозрениях», «капустниках» творческой интеллигенции и т. п., а также на туристических слётах, которые постепенно превратились в фестивали авторской песни. На этом этапе власти почти не обращали на авторскую песню внимания, считая безобидным проявлением самодеятельного творчества, элементом интеллигентского быта.

Особняком, однако, стояли горькие и сатирические песни А. Галича, который уже в начале 60-х гг. («Старательский вальсок», «Спрашивайте, мальчики», «За семью заборами», «Красный треугольник» и др.) обратился к резкой критике существующего строя с неслыханной для того времени смелостью и откровенностью.

2. С середины 60-х гг. к иронической, а позднее и к откровенно сатирической трактовке окружающей жизни обратился и Юлий Ким («Разговор двух стукачей», «Два подражания Галичу», «Мы о Марксе твердим и о Ленине…», «Моя матушка Россия» и др.). Ряд песен А. Галича («Мы не хуже Горация», «Я выбираю Свободу») и Ю. Кима («Подражание Высоцкому», «Адвокатский вальс») были прямо посвящены советским диссидентам.

Эстетика «песни протеста» была продолжена В. Высоцким. Он расширил интонационные приёмы (так, его интонационная находка — распевание согласных) и лексику песни, включив в неё обширный пласт сниженной лексики.

3. Важное место в творчестве многих бардов занимала тема Великой Отечественной войны. При этом, в отличие от героического пафоса песен «официальной культуры», в авторской песне на первое место выходил «человеческий аспект» войны, причинённые ею страдания, её античеловечность («До свидания, мальчики!» Б. Окуджавы, «Баллада о Вечном огне» А. Галича, «Так случилось, мужчины ушли» В. Высоцкого и многие другие песни).

4. Видя силу воздействия такой авторской песни, власти перешли к её преследованию. Перед поэтами-певцами наглухо закрылись двери концертных организаций (в 1981 году после XXV Московского слёта КСП[1] по линии ВЦСПС было разослано в регионы письмо, запрещающее предоставление любых площадок для сценических выступлений Юлию Киму, А. Мирзаяну и А. Ткачёву), издательств, радио- и телестудий. Их изгоняли из творческих союзов, выталкивали в эмиграцию (А. Галич), всячески поносили в печати и т. д. В то же время, благодаря «магнитиздату», авторскую песню знали, пели, слушали, переписывали друг у друга. О жизни авторской песни в 1979—1990 годах писала регулярная самиздатская газета «Менестрель» Московского клуба самодеятельной песни (КСП). С 1979 года её главным редактором был Ан. Крылов, с 1986 — Б. Б. Жуков; она распространялась в фото- и ксерокопиях по всей стране.

Однако отношение государства к авторам было далеко не единым. Так, Союз писателей занимал позицию предельно неприязненную — «что это за поющие поэты»; в то же время Союз композиторов многое делал для авторов самодеятельной песни — считая, что их творчество (при всей самодельности их мелодий) компенсирует некоторое пренебрежение массовой песней, появившееся у профессиональных композиторов в 1960-е годы по сравнению с довоенным временем (в частности, это мнение звучало в известном документальном фильме 1967 г. «Срочно требуется песня»). При всех мерах запрещения песен по другим линиям, песни С. Никитина, В. Берковского, А. Городницкого, А. Дулова и других авторов регулярно включались в нотно-текстовые сборники массовой песни, выпускаемые СК. А для такого известного автора 70-х и 80-х годов, как Е. Бачурин, Союз композиторов фактически стал продюсером, выпустив его первый виниловый альбом, а вскоре и второй. Также никакие гонения на авторскую песню не влияли на частоту появления по радио С. Никитина.

Среди работ профессиональных композиторов, интонации авторской песни узнаваемо звучит у:

5. Власти попытались «овладеть изнутри» авторской песней, взяв под «крышу» комсомола стихийно возникавшие повсюду «клубы самодеятельной песни« (первоначально — студенческой) (КСП). Но это удавалось им не слишком хорошо.

Повзрослевшие «барды»-основатели жанра продолжали разрабатывать лирическую линию, но в ней все отчетливее звучали ностальгия по прошлому, горечь потерь и предательств, стремление сохранить себя, свои идеалы, редеющий дружеский круг, тревога перед будущим — настроения, суммированные в чеканной строчке Б. Окуджавы: «Возьмёмся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке». Эта лирико-романтическая линия была продолжена в творчестве С. Никитина, А. Дольского, В. Долиной, а также бард-рокеров (А. Макаревич, Б. Гребенщиков, А. Холкин).

  • С начала 1990-х годов развитие авторской песни перешло в спокойное русло. Растёт число «поющих поэтов» и их исполнительское мастерство, количество их профессиональных организаций, концертов, фестивалей, продаваемых кассет и дисков; оформляется даже своеобразная «классика» авторской песни (популярные альбомы «Песни нашего века»). Появляются посвящённые авторской песне передачи на радио и телевидении: например, М. Кочетков организовал и вёл телепередачу об авторской песне «Домашний концерт» на телеканале РЕН ТВ, a с декабря 1995 года на коммерческом телеканале «Телеэкспо» он вёл в прямом эфире песенную передачу с участием бардов «Гнездо глухаря» — проект, выросший впоследствии в известное московское бард-кафе с тем же названием[2]. Концерты авторской песни и интервью с авторами-исполнителями периодически транслирует телеканал «Культура»; а на радио «Эхо Москвы» существует еженедельный концерт авторской песни по заявкам, который ведёт Нателла Болтянская[3].

Наиболее известными авторами 2000-х годов считаются:

Для широкого круга любителей бардовской песни, в 2001 году в посёлке Листвянка Иркутской области актёром Евгением Кравклем и его друзьями был достроен и открыт «Театр авторской песни на Байкале».

«Бардом-десятником» называет себя Семён Слепаков, с 2010 года исполняющий написанные в бардовской традиции юмористические и сатирические песни.

В других странах[править | править вики-текст]

Фабриццио де Андре, Италия
Яромир Ногавица, Чехословакия
Яцек Качмарский, Польша

Авторская песня не является феноменом лишь русской культуры. Это явление возникло в 1960-е годы одновременно в разных странах. Везде авторы-исполнители (Liedermacher — в ГДР и ФРГ, cantautor — в Италии и Латинской Америке, auteur-compositeur-interprète — во Франции, singer-songwriter — в США) пели песни собственного сочинения под гитару. Везде такие поэты с гитарами были глубоко связаны с местной традицией, но при этом повсюду их песни содержали критику общества и государства — неважно, социалистического или капиталистического, представляли собой эксперимент с разными жанрами и обладали колоссальной способностью создавать альтернативные аудитории (прежде всего молодёжные). Популярность авторской песни была связана с общемировым всплеском молодёжных общественно-политических движений 1960-х — начала 1970-х годов (см., в частности, статью Протесты 1968 года), с появлением новых левых на Западе, а также диссидентского антикоммунистического движения в Центральной Европе. Родоначальником этого направления считают появившиеся в 1930-е годы зонги Бертольда Брехта и Ханса Эйслера.

Творчество Эдварда Стахуры и Яцека Качмарского в Польше, Карела Крыла, Павла Добеша и Яромира Ногавицы в Чехословакии, Вольфа Бирмана в ГДР и Франца-Йозефа Дегенхардта в ФРГ, Жоржа Брассенса во Франции, Луиджи Тенко и Фабрицио Де Андре в Италии, Виктора Хары в Чили, Фила Оукса, Пита Сигера, Тома Пакстона, Дина Рида и Боба Дилана в США способствовало формированию в этих странах критически настроенной и демократически организованной публики, воспринявшей ритуалы авторского исполнения, коллективного слушания магнитофонных записей и самостоятельного, любительского пения в компаниях. Также простые, но эмоциональные мелодии, припевы были стимулом к совместному пению на концертах, к этому призывали сами исполнители.

На Кубе песни Карлоса Пуэблы и Компая Сегнундо по своему жанру были похожи на авторскую песню в других странах, однако важным отличием было то, что эти исполнители были официально признаны режимом Фиделя Кастро, который использовал их для увеличения своей популярности как на самой Кубе, так и за рубежом.

В странах «социалистического лагеря» в результате цензурной политики властей распространение авторской песни приняло форму полуофициальных фестивалей и встреч, концертов на частных квартирах, домашних магнитофонных записей, которые распространялись бесплатно среди друзей и знакомых или покупались на «чёрном рынке». За пределами «социалистического лагеря» концерты и звукозаписи авторской песни были вполне легальными, но всё же связь между авторской песней и музыкальной индустрией никогда не была сколько-нибудь прочной, а «заградительная политика» теле- и радиокомпаний в США, ФРГ, Италии и Франции, долго не желавших предоставлять эфир авторской песне с её порой острой и непредсказуемой социальной критикой и рискованным, карнавальным юмором, также придавала ей в этих странах определенную ауру «нелегальности». В Чили же после военного переворота 1973 года все публичные исполнения nueva cancion сначала находились под строжайшим запретом, а почти все известные «поэты с гитарой» были вынуждены покинуть страну, самый знаменитый из них, Виктор Хара, был убит почти сразу после захвата власти военными. Лишь после 1975 года nueva cancion вышли из глубокого подполья, но и тогда их авторы были вынуждены использовать эзопов язык.

Ни аудитория «поэтов с гитарой», ни их коллеги не приветствовали их профессионализацию и их сближение с миром поп-музыки. Первое публичное выступление Боба Дилана с электрогитарой на фестивале (англ.) в Ньюпорте в 1965 году стало нарушением этого табу и было встречено публикой оглушительным свистом[4].

Жанры и термины[править | править вики-текст]

Чёткой и единой терминологической системы, связанной с песенными жанрами, до сих пор не существует. Иногда термины «авторская песня» и «бардовская песня» употребляют как синонимы. Но, например, Владимир Высоцкий категорически не любил, чтобы его называли «бардом» или «менестрелем»[5]. Также себя к бардам не причисляет Александр Розенбаум.

Хроники показывают, что в 1950-х и начале 1960-х годов наиболее употребителен по отношению к жанру был термин «самодеятельная песня» — его, в частности, применяли и сами авторы.

Вопрос о названии песенного жанра не сразу заинтересовал любителей авторской песни. Как пишет в своей книге «История московского КСП» Игорь Каримов, аббревиатура КСП использовалась ещё в конце 1950-х, но в то время расшифровывалась как «конкурс студенческой песни». На ставшей вехой в истории КСП конференции по вопросам самодеятельной песни в Петушках (май 1967) вопрос обсуждался сфокусировано. Рассматривались варианты «гитарная песня», «любительская песня», «туристская песня» и ряд других. По итогам совещания было выбрано название «самодеятельная песня», а за сочетанием КСП закрепилось значение «Клуб самодеятельной песни». Тогда же, в мае 1967 г., состоялся первый общемосковский слёт КСП.

На стыке авторской песни и фолк-музыки в 1990-е годы сформировалось движение «менестрелей», связанное с поклонниками ролевых игр и исторической реконструкции. Его представители — Тэм и Йовин, Канцлер Ги, Айрэ и Саруман, Элхэ Ниэннах и другие — исполняют акустические песни собственного сочинения, часто на тематику Средневековья либо фэнтези (по преимуществу произведений Дж. Р. Р. Толкина).

См. также[править | править вики-текст]

Библиография[править | править вики-текст]

  • «Люди идут по свету» / Сост. Л. Беленький. — М.: Физкультура и спорт, 1989, 400 с., 220 000 экз. (нотно-текстовое издание)
  • «Наполним музыкой сердца» / Сост. Роллан Шипов. — М.: Советский композитор, 1989, 254 с., 300 000 экз. (нотно-текстовое изд.)
  • «Среди нехоженых дорог одна — моя» / Сост. Л. Беленький. — М.: Профиздат, 1989, 440 с., 200 000 экз. (нотно-текстовое изд.)
  • Грушинский. Книга песен / Сост. Вит. Шабанов. — Куйбышев: Куйбышевское книжное издательство, 1990, 368 с., 100 000 экз. (нотно-текстовое изд.)
  • Берег надежд: песни ленинградских авторов. 1950—1960-е годы. — СПб: Бояныч, 2002. — 448 с, ил. — ISBN 5-7199-0153-1
  • Авторская песня. Антология / Составитель Д. А. Сухарев. — Екатеринбург: У-Фактория, 2003. ISBN 5-94799-234-5
  • Каримов И. М. «История московского КСП». М., Янус-К, 2004
  • Поющая душа. Песни ленинградских авторов. 1970-е годы. — СПб: Всерусский собор, 2008. — 864 с. — ISBN 978-5-903097-23-4
  • Джагалов Росен. Авторская песня как жанровая лаборатория «социализма с человеческим лицом» / Авторизованный перевод с англ. А. Скидана // Новое литературное обозрение, 2009, № 100, c. 204-215
  • Городницкий А. «Атланты держат небо…». — М.: Эксмо, Яуза, 2011. — 448 с. — ISBN 978-5-699-51594-3
  • Орловский С. П. Альтернативный подход. — в сборнике статей «Авторская культура песен» (ж. «Релга»)

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. «25-й Московский. Микрофоны вычёркиваем!»
  2. «Гнездо глухаря»
  3. Авторская песня на «Эхо Москвы»
  4. Росен Джагалов. АВТОРСКАЯ ПЕСНЯ КАК ЖАНРОВАЯ ЛАБОРАТОРИЯ — Авторизованный пер. с англ. Александра Скидана // Материал взят с сайта Журнальный зал, список источников обозначен в конце статьи.
  5. Владимир Высоцкий сказал следующее:
    «Значит, „Как Вы относитесь к нынешнему менестрелизму и что, по-Вашему, — бардовская песня?“ Во-первых, я эти два слова впервые слышу — слово „менестрелизм“ вот и „бардовская“. Вы знаете, в чём дело — я никак не отношусь. Я никогда к этому никак не относился, никогда себя не считал никаким ни „бардом“, ни „менестрелем“. Вот, и тут, вы понимаете… Я никогда не принимал участия ни в каких „вечерах“ этих, которые организовывались. Сейчас такое дикое количество этих вот так называемых „бардов“ и „менестрелей“, что я к ним не хочу никакого отношения иметь.»

    Стенограмма выступления Высоцкого в г. Ворошиловграде 25 января 1978 г. (21 ч.)), http://v-vysotsky.com/