Азербайджанский язык

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Азербайджанский язык
Самоназвание:

Azərbaycan dili,
آذربايجان ديلی, Азәрбајҹан дили

Страны:

Азербайджан, Иран, Ирак[1], Грузия, Россия, Афганистан[2][3], Украина, Турция, Казахстан, Армения (до 1988 года), Туркменистан, Узбекистан, Киргизия[4][5][6]

Регионы:

В Иране: Западный Азербайджан, Восточный Азербайджан, Ардебиль, Зенджан, Казвин, Хамадан, Кум; частично Меркези, Гилян, Курдистан; анклавы в Мазендеране и Хорасане-Резави; в городах Тегеран, Кередж, Мешхед.
В Грузии: Марнеули, Болниси, Дманиси, Гардабани; компактно в Сагареджо, Каспи, Мцхете, Цалке, Лагодехи, Карели, Тетри-Цкаро, Гори, Телави; в городах Тбилиси, Рустави, Дедоплис-Цкаро.
В России: компактно в Дагестане (Дербентский, Табасаранский, Рутульский, Кизлярский районы); тж. во многих городах России.
В Турции: компактно в Карсе, Игдыре, Эрзуруме; тж. во многих городах Турции.

Официальный статус:

Flag of Azerbaijan.svg Азербайджан
Flag of Russia.svg Россия:

Flag of Dagestan.svg Дагестан[7]
Регулирующая организация:

Общее число говорящих:

25—30 млн[8][9][10][11][12][13].

Рейтинг:

30

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Алтайские языки (гипотетическая семья)

Тюркская ветвь
Юго-западная (огузская) группа
Письменность:

латиница (в Азербайджане)
кириллица (в Дагестане / России)
арабское письмо (в Иране)

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

азе 025

ISO 639-1:

az

ISO 639-2:

aze

ISO 639-3:

azj, azb, qxq, slq aze, azj, azb, qxq, slq

Код IETF:

az

См. также: Проект:Лингвистика

Азербайджа́нский язы́к (самоназвание: azərbaycan dili, آذربايجان ديلی, азәрбајҹан дили) — язык азербайджанцев, один из старописьменных тюркских языков[14], традиционно относящийся к юго-западной (огузской) группе тюркской ветви алтайской языковой семьи, но имеющий при этом черты, свойственные языкам кыпчакского ареала.

По морфологическому строю азербайджанский язык агглютинативный, синтетический[15]. Лексика состоит из значительного числа иранских и арабских слов[16]. Фонетика испытала влияние персидского языка.

На протяжении XX века азербайджанская письменность менялась четырежды. В настоящее время азербайджанцы пользуются тремя видами письма: на арабице в Иране, латинице — в Азербайджане и на кириллице — в Дагестане (России).

Является государственным языком Азербайджана и одним из государственных языков Дагестана (Россия). Распространён также в местах компактного проживания азербайджанцев, в таких странах как Иран (Иранский Азербайджан) и Грузии (Квемо-Картли). Общее число говорящих 25—30 млн человек.

О названии[править | править вики-текст]

При Сефевидах азербайджанский язык по-разному называли как местные, так и иностранцы. Его именовали кызылбашским (так, например, поступал поэт Садеги Афшар, а также Абдоль-Джамиль Насири)[17]. Португальцы в то время называли его turquesco, остальные европейцы и большинство иранцев турецким[К. 1] или тюрки́[17].

В Российской империи вплоть до революции все тюркские языки, в том числе и азербайджанский, именовались просто «татарскими» языками. Единое же обозначение азербайджанского у русских авторов, посещавших в XVIII и в начале XIX веков Закавказье, отсутствовало. Например, по И. Г. Герберу (ок. 1690—1734) азербайджанский обозначается как «татарский со смесью турецкого» (описание того, что население западной стороны Каспийского моря в основном говорит «по турецки смешано с татарским»); у И. А. Гюльденштедта (1745—1781) как «наречие татарского языка» («наречие их татарского языка почти совершенно сходно с турецким»)»; по П. Г. Буткову (1775—1857) — «турецкий» или «тюркю»[18]. В «Обозрении российских владений за Кавказом» 1836 года для его обозначения используются не только термин «татарский язык», но и «мусульманский язык»[19]. Встречается также «закавказский татарский»[20].

«Общая грамматика турецко-татарского языка» (1846). Мирза Казембек

Начиная с первой половины XIX века можно наблюдать некоторый отход от простого наименования «татарский» по отношению к языку. Так, в своём письме от 1831 года к Н. А. Полевому русский писатель А. А. Бестужев-Марлинский пишет, что ему не удалось нигде найти «адербиджано-татарского» словаря[21]. Впервые научно обосновал и употреблял термин «азербайджанский язык» востоковед и первый декан Факультета восточных языков Санкт-Петербургского университета Мирза Казембек, издавший две работы («Грамматика турецко-татарского языка» 1839 и «Общая грамматика турецко-татарского языка» 1846 годов), причём он писал «адербиджанский»[22]. Востоковед Б. А. Дорн в своей рецензии на «Грамматику турецко-татарского языка», адресованной в 1841 году Академии наук в связи с представлением этой работы на соискание Демидовской премии, отмечал: «Особенного признания знатоков заслуживают поучения о дербентском, а ещё более о доселе почти вовсе неизвестном, но теперь выясненном Мирзою Казем-Беком азербайджанском наречии, поскольку оба имеют довольно особенностей, поощряющих к дальнейшим изысканиям»[23].

В русскоязычной литературе XIX века встречаются указания на то, что наименование азербайджанского языка связано с пограничной персидской провинцией. Например, путешествовавший в 1852 году по Северной Персии И. Н. Березин не только употреблял термин «адербейджанское наречие», но оставил следующее замечание: «В Адербайджане господствует особенное наречие тюркского языка, называемое по имени самой области»[24]. В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона Т. XIIIa (1894) также было сказано, что язык называется по имени области в Персии[25].

Страница из «Татарской хрестоматии Адербейджанского наречия» (1852 год). Сост. Мирза Шафи Вазех и Ив. Григорьев

Начиная со второй половины XIX века, азербайджанские деятели стали создавать учебники по языку с наименованием «адербиджанский» в разных фонетических вариантах. В 1852 году поэт Мирза Шафи Вазех в сотрудничестве с учителем восточных языков Тифлисской гимназии Ив. Григорьевым составил так называемую «Татарскую хрестоматию Адербейджанского наречия»[26]. Позднее, в 1859 году, был написан, а в 1861 году в Петербурге издан «Учебник татарско-адербейджанского наречия», составленный учителем Восточных языков при Новочеркасской гимназии Мирза Абулгасаном Везировым[27].

За более верное название языка вскоре стали ратовать отдельные представители азербайджанской интеллигенции. Например, издатель газеты Кешкюль (азерб.), преподаватель тифлисского кадетского корпуса Джалал Эфенди Унсизаде (азерб.) обратился к российским властям с просьбой разрешить ему издавать газету под названием «Азербайджан», мотивируя это тем, что

коренное мусульманское население Закавказья говорит на так называемом азербайджанском наречии и не понимает татарского языка, на котором объясняются крымские и казанские татары, а на языках персидском и арабском говорит лишь незначительный класс пришлого населения… В видах удовлетворения означенной потребности, желая издавать в г. Тифлисе такой орган, новое современное издание в виде газеты с дозволения предварительной цензуры под названием «Азербайджан» на простом народном азербайджанском наречии[28].

В XIX—начале XX века употреблялось также название азербайджано-татарский язык, но оно было отброшено и заменено последовательно терминами: тюркский, азербайджанско-тюркский и азербайджанский[29]. По мнению авторов Энциклопедии Ираника язык был официально переименован с тюркского на азербайджанский по распоряжению И. Сталина[30]. В годы правления Народного фронта Азербайджана на государственном уровне проводилась политика по замене названия «азербайджанский» на «тюркский». Так, в декабре 1992 года парламент принял закон о государственном языке, в соответствии с которым язык назывался не азербайджанским, а тюркским[31]. В принятой в 1995 году Конституции государственный язык называется азербайджанским[32].

Англоязычная энциклопедия Ираника называет азербайджанский язык «Azeri Turkish» (азербайджанский турецкий) или просто «Azeri»[33].

Классификация[править | править вики-текст]

Азербайджанский язык обычно относят к юго-западной (огузской) группе тюркской ветви алтайской языковой семьи. Однако взгляд лингвистов на место языков огузского ареала в тюркской классификации и перечень составляющих её близкородственных идиом порой довольно различен.

В «Обозрении российских владений за Кавказом» 1836 года азербайджанский язык относится к «чигатайскому корню», то есть юго-западной ветви[19]. Востоковед-тюрколог XIX века В. В. Радлов (1882) выделил азербайджанский вместе с турецким и туркменским языками и некоторыми южнобережными говорами крымскотатарского языка в южную группу тюркских языков[34].

Филолог Ф. Е. Корш (1910), в свою очередь, выбирал при классификации отдельные признаки, которые охватывают большие ареалы. По его предположению тюркские языки первоначально разделялись на северную и южную группу и из последней выделились западная и восточная. К западной он относил азербайджанский, турецкий (османский) и туркменский[34]. Турецкий филолог и историк М. Ф. Кёпрюлюзаде (1926) рассматривал азербайджанский язык как чисто огузский[35]. По версии российского лингвиста В. А. Богородицкого (1934) — азербайджанский, гагаузский, кумыкский, турецкий и туркменский языки составляют юго-западную группу, с которой ряд сходных черт имеет чувашский язык[34].

По классификации немецкого лингвиста И. Бенцинга (1959) азербайджанский — один из трёх современных языков (наряду с турецким и туркменским) южной (огузской) группы, но в определении он по большей части основывался на географическом принципе группировки языков[36]. Немецко-американский тюрколог, профессор алтайской филологии К. Г. Менгес (1959) в своей классификации учитывает в большей степени историческую основу, но группирование названий у него носит географический характер. По его версии азербайджанский, гагаузский, турецкий и туркменский объединены в юго-западную (огузскую) подгруппу A-группы (центральная и юго-западная) тюркских языков[37]. По версии редакционного комитета книги «Philologiae turcicae fundamenta», изданной в 1959 году — азербайджанский, турецкий и туркменский языки относятся к южнотюркской подгруппе новотюркской группы тюркских языков[38].

По классификации, разработанной русским тюркологом Н. А. Баскаковым (1969), азербайджанский вместе с турецким, урумским и южнобережным диалектом крымскотатарского языков образуют огузо-сельджукскую подгруппу огузской группы западнохуннской ветви тюркских языков[34]. Согласно немецкому тюркологу Г. Дёрферу (англ.) огузские языки включают азербайджанский, турецкий, туркменский, хорасано-тюркский языки и афшароидные диалекты[39].

Сравнение с другими тюркскими языками[править | править вики-текст]

Российский лингвист О. А. Мудрак, являющийся ведущим специалистом в области сравнительно-исторического языкознания, ближайшим родственником азербайджанского называет туркменский язык[40]. По крайне мере связующим звеном между ними по сути выступает хорасано-тюркский язык[41][42], но он ближе к азербайджанскому, чем к туркменскому[42]. Ряд фонетических особенностей азербайджанского языка сближает его с узбекским, ногайским и кумыкским языками[43].

Лингвогеография[править | править вики-текст]

Азербайджанский язык преимущественно распространён в Азербайджане, где он является родным для более 98 % населения страны[44], а также в Иране и в северном Ираке (например, в Киркуке)[45].

Карта распространения азербайджанского языка. Лингвистически смешанные зоны показаны диагоналями. Прямыми линиями — области, где на азербайджанском говорили до начала армяно-азербайджанского конфликта (начиная с 1988 года)

В Иране азербайджанский язык сплошным массивом распространён почти до самого Казвина[46]. На нём разговаривают в северо-западных провинциях Ирана (прежде всего Западный и Восточный Азербайджан, но а также на юго-восточном побережье Каспийского моря: Галуга)[45]. По оценке (1997) общее количество говорящих на нём в Иране около 23,5 млн человек[47].

В Ираке на азербайджанском говорят преимущественно в Киркуке, Эрбиле и Равандузе, а также в городах и сёлах на юго-востоке от Киркука, таких как Эль-Микдадия, Ханакин и Мандали, и в некоторых местах Мосульского региона[48].

Помимо вышеуказанных стран азербайджанский язык распространён также в местах компактного проживания азербайджанцев на территории Грузии (край Квемо-Картли), России (Дагестан), турецких провинций Карс и Ыгдыр и в диаспоре. До 1990-х годов азербайджанский язык был также распространён в Армении[47].

По результатам переписи 2010 года указавших владением азербайджанским языком в России составило 473,044 человека[49], из которых только 368,173 являлись азербайджанцами[50] (общее же количество азербайджанцев составило 603,070)[51].

Диалекты[править | править вики-текст]

По генетическому признаку различаются два типа диалектов азербайджанского языка: огузский (западная и южная группы диалектов и говоров) и кыпчакский (восточная и северная группа диалектов и говоров)[52]. Образование диалектов и говоров азербайджанского языка относится к XVIII веку, когда на территории Азербайджана возникли ряд ханств и султанств[53]. В то же время по результатам анализа процентного схождения между языками, проведённого О. А. Мудраком с помощью методов глоттохронологии на основе вопросов по морфологии и исторической фонетике, выделение нухинского диалекта из общеазербайджанского языка падает на времена Тимура (~1360 г.)[54].

В азербайджанском языке выделяются 4 диалектные группы[43]:

  • восточная: бакинский, дербентский, кубинский и шемахинский диалекты, муганский и ленкоранский говоры;
  • западная: карабахский, гянджинский и казахский (не путать с казахским языком) диалекты, айрумский говор;
  • северная: шекинский диалект, закатало-кахский говор;
  • южная: нахичеванский, тебризский и ордубадский диалекты, ереванский говор[55].

Диалекты азербайджанского языка в Иране: тебризский, урмийский, хойский, кушчийский, марагинский, мерендский, орьянтепейский, туркменчайский, ардебильский, сарабский, мийанский, а также анклавный галугяхский[56]. Галугяхский назывался «самой восточной известной точкой азербайджанской языковой территории»[42]. Несмотря на то, что он очень близок к иранским диалектам азербайджанского языка, имеет при этом ряд отличий от них[42]. Помимо уже упомянутых в числе азербайджанских диалектов Ирана также представлен диалект карапапахов, на котором говорят возле озера Урмия; на некоторых диалектах также говорят в Хорасане (Лотфабад и Дарагаз включительно)[56].

Среди других азербайджанских диалектов и говоров по лексике, фонетике и грамматике резко выделяется нижнекатрухский диалект, который представлен в селении Нижний Катрух (Дагестан) с сильно выраженным лакским субстратом[57]. Диалект проживающих в Дагестане терекеме близок к кубинскому и шемахинскому диалектам[58]. Также имеются иракские диалекты азербайджанского языка[39].

Помимо диалектов имеются также переходные говоры — геокчайский (объединяет особенности восточной и западной групп диалектов), агдашский (объединяет особенности восточной и северной групп диалектов) и джебраильский (объединяет особенности западной и южной групп диалектов)[59].

Кашкайское наречие[править | править вики-текст]

Очень близко к азербайджанскому языку кашкайское наречие, на котором говорят кашкайские племена, обитающие в иранской провинции Фарс. Как писал российский востоковед В. В. Бартольд, судя по песням, записанных в 1914 году востоковедом А. А. Ромаскевичем, язык кашкайцев является южнотюркским диалектом, близком к туркменскому и азербайджанскому[60]. По сообщению же Гаррода, шведский востоковед Ярринг, который собирал среди кашкайцев материал по их языку, считал, что их язык почти полностью совпадает с азербайджанским[61].

Советско-российский этнограф С. И. Брук также считал язык кашкайцев близким к азербайджанскому[62]. Тюркологи Т. Ковальский и А. Габайн определили кашкайский как диалект, близкий к азербайджанскому[42]. К. Менгес, в свою очередь, считал кашкайский и язык айналлу близкими к османскому, чем к азербайджанскому[42]. А. Джафароглу и Г. Дёрфер со своей стороны отказались от предположения К. Менгеса о близости кашкайского к османскому[42].

По классификации тюркских языков, предложенной в 1950-х годах немецким лингвистом И. Бенцингом, диалект кашкайцев указан как часть азербайджанского языка южной (огузской) группы тюркских языков[36]. Согласно Краткой литературной энциклопедии диалект кашкайцев составляет особую группу в системе азербайджанских диалектов[63]. По Большой российской энциклопедии их язык всего лишь близок к азербайджанскому[64].

Язык/диалект[править | править вики-текст]

В своё время К. Г. Менгес описал вначале хорасано-тюркский как диалект туркменского, а спустя несколько лет как диалект азербайджанского (кучанский диалект)[42]. Позже этот язык был идентифицирован как самостоятельный[42]. Michael Knüppel считает, что мнение К. Менгеса о харасано-тюркском как об азербайджанском диалекте было не совсем ошибочным[42].

В качестве азербайджанского диалекта В. Ф. Минорский и М. Мокаддам рассматривали халаджский язык, но по мнению Г. Дёрфера последний образует самостоятельную ветвь тюркских языков[65]. Являясь самостоятельным и своеобразным, халаджский язык, в целом, не выходит за рамки языков огузского типа[65].

Венгерский лингвист и востоковед Л. Лигети (англ.), при изучении в 1936—1937 годах монгольских языков Афганистана, собрал материал по языку афшаров, проживающих в окрестностях Кабула. Он выявил некоторые характерные особенности их языка и позднее определил его в качестве одного из азербайджанских диалектов[66]. Г. Дёрфер считает, что кабульский афшарский можно, но не обязательно, отнести как азербайджанский (или «азероидный») диалект[45]. Примечательно, что свой язык афганские афшары называют азери[67][68].

По мнению немецкого тюрколога Г. Дёрфера (англ.) языки айналлу и кашкайский настолько близки к азербайджанскому, что могут называться его диалектами. Он полагает, что кашкайский, сонкорский и айналлу представляют переходные формы между азербайджанским и хорасанско-тюркским[69]. Г. Дёрфер отмечал, что, хотя по лингвистическим признакам сонкорско-тюркский язык и можно отнести к иранским диалектам азербайджанского языка, но его носители чётко отличают своё наречие от азербайджанского языка[70].

История[править | править вики-текст]

Фотокопия обязательства, принятого Кубинским ханством в 1782 г. перед Россией, о торговле. Текст обязательства написан на азербайджанском языке[71]

Азербайджанский язык оформился на территории Азербайджана на основе огузских и кыпчакских племенных языков с преобладанием огузских элементов[72]. Его корни восходят к языку огузских племён Центральной Азии VII—X веков, ставшему языком-предшественником для некоторых современных тюркских языков[73]. Письменных памятников на огузском языке нет, но в словаре караханидского филолога XI века Махмуда Кашгари «Диван-и лугат-ит тюрк» присутствуют словарные единицы и некоторые языковые примечания с пометой «у огузов», а чаще — «у огузов и кыпчаков»[74]. Сведения из этого источника, а также материалы словаря Ибн Муханны (XIV век) указывают на генетическую связь между этими языками и современным азербайджанским языком[72].

Наддиалектное койне представлено фольклорными материалами, как, например «Книгой моего деда Коркута»[14][75].

Периодизация[править | править вики-текст]

В истории развития азербайджанского литературного языка тюрколог и этнограф Н. А. Баскаков выделял три периода[76]:

  • XIV—XVI вв. — период, когда литература ещё создавалась на персидском языке, характеризуется развитием староазербайджанского языка, насыщенного арабскими и персидскими словами.
  • Вторая половина XIX — начало XX вв. — литературный азербайджанский язык, сближаясь с общенародным разговорным языком, приобретает нормы национального литературного языка.
  • После Октябрьской революции — литературный азербайджанский язык становится языком «азербайджанской социалистической нации».

До XVIII века[править | править вики-текст]

Описывая начальный период развития литературного азербайджанского языка советский историк-востоковед А. Сумбатзаде писал, что азербайджанский язык в тот период «в значительной мере носил общетюркский характер огузской группы этого языка и был понятен в своей основе как азербайджанцам, так и туркменам и туркам»[77]. Немецкий тюрколог Г. Дёрфер (англ.), в свою очередь, считал, что в начальном периоде разница между азербайджанским и турецким языками была крайне малой[39]. Другой советский востоковед — А. П. Новосельцев, рассматривал XIV век как время выделения восточнотюркских наречий Малой Азии, Закавказья и Западного Ирана[78].

Письменная, классическая азербайджанская литература берёт своё начало после монгольского завоевания[79]. Первые письменные памятники на азербайджанском языке относятся к XIII веку[80]. Так, наиболее ранним автором, от которого дошли литературные произведения, является живший в конце XIII—начале XIV веков шейх Гасаноглы Иззеддин («Пур-е Гасан»)[79]. До наших дней дошло также стихотворение (пятистишие) на тюркском (азербайджанском) языке современника Гасаноглы — бакинского поэта начала XIV века Насира[81]. По мнению И. П. Петрушевского уже в этот период на азербайджанском говорило громадное большинство населения южного Азербайджана[82].

Перевод XV века Шейх Алван Ширази произведения «Гюльшан-и раз» персидского поэта Махмуда Шабустари на азербайджанский язык[83]

Поэт конца XIV—начала XV веков Насими создал первые шедевры азербайджанской поэзии, заложив основы азербайджанского литературного языка. Для обогащения литературного языка он широко пользовался притчами, изречениями, примерами, идиомами и т. д. из народно-разговорного языка и устного народного творчества. Согласно же Энциклопедии Британика азербайджанский литературный язык начал развиваться в XV веке и достиг высокого уровня развития в XVI веке[84].

Dehname. titul sehifesi.jpg
Məhəmməd Füzulinin Leyli ilə Məcnun əsəri.png
Дехнаме (Шах Исмаил Хатаи, 1506) и Лейли и Меджнун (Физули, 1536). Рукописи 1610 и 1856 года

В XVI—начале XIX веков большая часть Азербайджана была под властью Сефевидского, а затем Каджарского Ирана, которым правили шахи из тюркоязычных иранских династий[85]. На протяжении около столетия в Государстве Сефевидов азербайджанский язык стал языком двора, армии и суда[86][87][88][89][90][91]. Большой вклад в развитие литературного азербайджанского языка и литературы внёс шах Исмаил, писавший свои стихи под псевдонимом Хатаи. По замечанию М. Джавадовой, исследовавшей лексику шаха, Хатаи «сыграл важную роль в формировании, утверждении и обогащении азербайджанского литературного языка в первой четверти XVI в. Он был умелым мастером по использованию всех тонкостей азербайджанского языка и его словарного фонда. В этом отношении особенно ценным представляется его сочинение „Дех-намэ“, которое по своим словарным особенностям является одним из примерных сочинений в истории нашего языка»[92]. Сам поэт, шах Исмаил покровительствовал литераторам и собрал при дворе элиту поэтов, в числе которых были творившие на азербайджанском языке Хабиби, Сурури, Матеми, Шахи, Гасими, Кишвери.

Во второй половине XVIII века становится языком государственных актов, официальных переписок в административных учреждениях Кубинского ханства[93]. По мнению А. С. Сумбатзаде, выделение отличного от остальных огузских языков азербайджанского языка завершилось в XVIII веке[94].

С XIX века[править | править вики-текст]

Обложка «Татарской азбуки адербейджанского наречия» (1896), составленной Алексеем Черняевским

Н. Г. Волкова отмечает, что начиная с XVI—XVII веков в трудах Мухаммеда Физули, Ковси Табризи и других азербайджанских авторов начинается сближение азербайджанского литературного и разговорного языков. По её мнению, окончательно азербайджанский литературный язык сблизился с разговорным во второй половине XIX столетия[95].

Вплоть до присоединения к России в XIX в. письменный литературный язык развивался в двух областях: в Южном Азербайджане (с центром в Тебризе) и Ширване (с центром в Шемахе). В связи с этим в различной литературе (научной, художественной, религиозной), издававшейся в те времена в Южном Азербайджане, преобладали элементы диалектов этого региона, а в Ширване — элементы диалектов ширванской группы[96]. Уже в середине XIX века на базе бакинского и шемахинского диалектов оформился современный литературный азербайджанский язык[55]. Если принять во внимание, что понимание персидского языка уже становилось затруднительным среди мусульман Кавказа, и уже развивалась новая литература на местном азербайджанском языке, необходимость созданной в 1852 году «Хрестоматии» Мирзы Шафи и Григорьева, дававшей на живом и понятном языке образцы лучших произведений русской, азербайджанской и персидской литературы, становится очевидной[26]. Стоит отметить также, что ещё к началу 1852 года у Григорьева и Мирзы Шафи был уже закончен «татарско-русский» словарь[26].

Первая когда-либо изданная азербайджанская книга, кажись была в 1780 году в Петербурге и называлась «Канун-и Джадид»[97].

Период второй половины XIX века характеризуется активным развитием азербайджанского литературного языка. Вместе с этим расширяются сферы его употребления. Так, азербайджанский язык включили в учебные планы уездных и городских училищ. В 1878 году, по настоянию представителей азербайджнаской интеллигенции, при Горийской семинарии открылось азербайджанское отделение. Вслед за этим возникли азербайджанские школы, где обучение происходило на родном языке по новому методу (усули-джадид)[98]. В 1882 году вышел первый учебник на азербайджанском языке Вэтэн дили. В конце XIX века возникли русско-татарские (то есть русско-азербайджанские) школы, где преподавание велось на двух языках. Преподавание в них азербайджанского языка продолжалось до 1914 года, после чего, начиная с 1913/1914 гг., обучение родному языку было отведено только первым двум классам[98]. Что же касается тиража книг и количества их названий, то в дореволюционный период они были весьма невелики. Предназначались они, главным образом, для привилегированных слоёв общества, в то время как народные массы не имели доступа к книге. По данным 1913 года в Азербайджане было издано 273 печатных единиц общим тиражом в 173 тыс. экземпляров, из которых только 32 % тиража вышли на азербайджанском языке[99].

XX век: современный статус[править | править вики-текст]

Советский Азербайджан[править | править вики-текст]

Текст Декларации независимости Азербайджанской Демократической Республики на азербайджанском языке («тюркском» по тогдашней терминологии)

В мае 1918 года на территории юго-восточного Закавказья была провозглашена независимая Азербайджанская Демократическая Республика (АДР). В новообразованном государстве в начале не было общего подхода какой язык должен быть государственным — турецкий или азербайджанский[100], но уже 27 июня государственным языком АДР был провозглашён тюркский (азербайджанский) язык[101].

После установления Советской власти в Азербайджане азербайджанский язык получает всестороннее развитие. 16 августа 1920 года Азревком издал Декрет «о преподавании языков в школах 1 и 2 ступени», таким образом установив тюркский (азербайджанский) язык одним из обязательных для преподавания с первого года обучения в школах 2 ступени (шестой год обучения) по 4 недельных часа[102]. В июле 1921 года вторая сессия ЗакЦИКа постановила ввести обязательное преподавание в ряде школ высшего типа, а также в техникумах основных языков народов Закавказья и изучение их истории и быта[103]. Уже на следующий день ЦИК Азербайджанской ССР принял декрет о национализации государственных учреждений республики, в том числе внедрения делопроизводства и переписки на азербайджанском языке в государственные органы республики. При АзЦИКе была создана Центральная комиссия по выработке азербайджанской научной терминологии[104].

Памятник родному языку в г. Нахичевань, Азербайджан

В советское время в Закавказье только Армения и Грузия смогли включить в свои конституции статьи о государственном языке, в то время как в Советском Азербайджане вплоть до второй половины XX века азербайджанский язык не имел какого-либо статуса. Первые попытки объявить его государственным были предприняты ещё в конце 1940-х — начале 1950-х гг. при тогдашнем руководителе Азербайджанской ССР М. Д. Багирове. Была даже организована комиссия для обеспечения перевода всех учреждений и предприятий республики на азербайджанский язык, но в связи с отстранением, а затем арестом Багирова дело не получило продолжения[105]. Только 21 августа 1956 года был принят закон о дополнении Конституции Азербайджанской ССР 1937 года статьёй о государственном языке, объявившей азербайджанский язык государственным языком в республике[106]. 12 декабря 1958 года был одобрен новый союзный закон «О связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР», который отменил обязательность изучения национальных языков союзных и автономных республик в русских школах этих республик[107]. В Азербайджане в июне 1959 года было принято постановление об обязательном изучении государственными служащими азербайджанского языка с последующей обязательной же сдачей экзаменов[108]. За это летом 1959 года партийное руководство Азербайджанской ССР подверглось чистке[109].

Дж. Гасанлы полагает, что широкое и повсеместное применение азербайджанского языка, будь то в государственных учреждениях, делопроизводстве а также в учебных и культурных заведениях, «дало толчок развитию национального самосознания»[110]. Ст. 73 следующей Конституции Азербайджанской ССР 1978 года также провозгласила его государственным языком республики[111]. После обретения Азербайджаном независимости, азербайджанский язык был объявлен государственным языком Азербайджанской Республики.

Иранский Азербайджан[править | править вики-текст]

Выступление на азербайджанском языке последнего премьер-министра Ирана, азербайджанца Мир-Хосейна Мусави в Зенджане.

В период Конституционной революции 1905—1911 гг. в Иранском Азербайджане на азербайджанском языке стали издаваться демократические газеты, увеличилось число новометодных азербайджанских школ[112]. Пришедшая в 1925 году на смену Каджарам династия Пехлеви, запретила использование азербайджанского языка в образовании, прессе и делопроизводстве. Более того, многие представители тогдашних иранских правящих кругов не признавали даже само существование азербайджанского языка. Некоторые из них утверждали, что это диалект персидского языка, другие выдвигали требования, чтобы азербайджанцы забыли свой язык по той причине, что он, якобы, навязан им чужеземными завоевателями[113].

Ситуация изменилась, когда в августе 1941 года советско-английские войска вторглись в Иран, оккупировав север и юг страны. Азербайджанцы получили возможность говорить и издавать газеты на родном языке. В ноябре 1945 года на территории, занятой советскими войсками, образовалось Национальное правительство Азербайджана, которое 6 января 1946 года объявило азербайджанский язык государственным языком Южного Азербайджана[114]. Для первых семи классов школы были подготовлены и изданы учебники на азербайджанском языке. Заключённое в июне того же года, по итогам переговоров между центральной властью и азербайджанскими демократами, соглашение предусматривало, что в Азербайджане «преподавание в средних и высших школах будет вестись на двух языках — персидском и азербайджанском»[115]. Однако с падением Национального правительства запрет на публичное использование азербайджанского языка был возобновлён[116]. Однако после исламской революции 1979 года была принята новая конституция, которая в ст. 15 провозгласила, что «местные национальные языки могут свободно использоваться наряду с персидским языком в прессе и иных средствах массовой информации, а также для преподавания национальных литератур в школах»[117].

В качестве лингва франка[править | править вики-текст]

На протяжении веков азербайджанский язык функционировал в качестве лингва франка, обслуживая торговлю и межэтническое общение во всей Персии, на Кавказе и юго-восточном Дагестане. Его трансрегиональное влияние продолжалось по крайней мере до XVIII века[118].

В Обозрении российских владений за Кавказом, вышедшем в 1836 году, было указано:

« Господствующий язык в Ширване есть туркоманский, употребляемый в Адербийджане (Азербайджане — прим.) и называемый у нас обыкновенно татарским… Язык этот, называемый в Закавказье турки, то есть турецким… отличается большой приятностью, музыкальностью и если присоединить к этому легкость изучения его, то не удивительным покажется, что он там в таком же употреблении, как в Европе французский»[119]. »

По свидетельству А. А. Бестужева-Марлинского в рассказе «Красное покрывало»: «Татарский язык закавказского края отличается от турецкого, и с ним, как с французским в Европе, можно пройти из конца в конец всю Азию»[120]. Подобную мысль высказал учёный-экономист А. Фон-Гакстаузен, путешествовавший по Кавказу в 1843—1844 годах. Он писал: «Это язык сообщения, торговли и взаимного разумения между народами на юге Кавказа. В этом отношении его можно сравнить с французским в Европе. В особенности же он язык поэзии»[121]. В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, издававшегося в конце XIX — начале XX веков, сказано: «простота и доступность сделали это наречие международным языком для всего восточного Закавказья»[25].

Будучи в Тифлисе, Лермонтов принялся учить азербайджанский язык. В 1837 году в своём письме С. А. Раевскому он писал: «Начал учиться по-татарски, язык, который здесь, и вообще в Азии, необходим, как французский в Европе, — да жаль, теперь не доучусь, а впоследствии могло бы пригодиться…»[122]. Господствующее положение азербайджанского языка в качестве языка межнационального общения усилилось во второй половине XIX в.[123].[цитата не приведена 110 дней]

Дагестан[править | править вики-текст]

На протяжении веков азербайджанский язык служил лингва франка (языком межнационального общения) в южном Дагестане[124], где он получил заметное распространение ещё в XVI—XVII веках[125]. Натуралист, статистик и этнограф второй половины XIX века Н. К. Зейдлиц отмечал у жителей это части Дагестана наличие общеразговорного азербайджанского языка[126]. В одном из источников за 1836 год сказано, что в Дербенте местные мусульмане разговаривают на татарском (то есть азербайджанском) и татском языках, но азербайджанский «в большом употреблении не только между мусульманами, но даже между армянами и евреями»[127].

В Самурском округе Дагестанской области азербайджанский язык широко распространился в XVIII—XIX веках; в качестве языка межнационального общения он употреблялся в Самурской долине[128]. Его распространение в долине зафиксировал кавказовед XIX века П. К. Услар, специально изучавший языки народов Кавказа[126].

До XIX века азербайджанский наряду с кумыкским и аварским языками служил также лингва-франка в предгорном и низменном Дагестане[124]. Побывавший в конце XIX века в Дагестане К. Ф. Ган подтверждал «факт, что почти во всём Дагестане тюрко-татарский язык считается, так сказать, интернациональным»[126]. Вместе с тем, у него есть сообщение о неодинаковой степени владения азербайджанским среди различных народов Дагестана: «Что касается тюрко-татарского языка, которым владел мой спутник… то он нам оказал большие услуги в Самурском округе, в Кази-Кумухе его понимали менее, а аварцам он уже был совсем чужд»[126]. Ботаник и энтомолог А. К. Беккер, посетив Южный Дагестан, оставил следующее:

« Тюрко-азербейджанское наречие вытесняет всё более и более татское наречие; оно проникло к горцам, которые охотно изучают его как необходимое для сношений с жителями Дербента и смежных закавказских мусульманских провинций; на этом же наречии объясняются между собой зачастую и горцы, говорящие хотя сродными, но непонятными им с первого раза языками[126]. »

У агулов азербайджанским «владели только те, кто ходил в Азербайджан в качестве отходников»[129]. Благодаря частым хозяйственным контактам (отходничество) знание азербайджанского было зафиксировано среди арчинцев[130].

26 сентября 1861 года в селении Ахты была открыта первая в Самурском округе светская школа для обучения русскому и азербайджанскому языкам[128]. На азербайджанском языке шли первые пьесы зародившегося в начале XX века лезгинского национального театра (первая пьеса на лезгинском была поставлена лишь в 1914 году)[131]. В 1923—1928 годах азербайджанский являлся также единственным официальным языком преподавания в дагестанских школах[132].

Во время переписи 1926 года часть Кюринского, Самурского и Кайтаго-Табасаранского округов заполняли личные листки тюркские (то есть азербайджанские)[К. 2], в то время как на остальной части Дагестана перепись проводилась на русском языке[133].

На азербайджанском выходил первый в Дагестане культурно-просветительский и литературно-художественный журнал «Маариф йолу»[134]. В 1932 году в рутульском селении Рутул начала выходить газета на азербайджанском языке «Гызыл чобан» («Красный чобан»)[135].

Посредством азербайджанского лезгинский поэт-ашуг Сулейман Стальский общался с лакским поэтом и писателем, литературоведом Э. Капиевым, который переводил его на русский[136]. Э. Капиев на съезде фольклористов в 1940 году говорил: «Сулейман диктовал и толковал мне свои стихи по-тюркски (азербайджански — прим.), в процессе того, как я для себя в записной книжке составлял подробный подстрочник и шла так называемая редакторская работа»[137]. Стоит отметить, что по-азербайджански писали многие лезгинские, а также рутульские и табасаранские поэты.

К середине XX века азербайджанский продолжал оставаться языком межнационального общения в Южном Дагестане. Ещё в 1950-х годах советский этнограф Л. И. Лавров отмечал: «В Южном Дагестане почти везде вторым языком является азербайджанский»[138]. Он сообщал, что рутульцы пользуются родным языком «дома, на работе и на собраниях, но если на собраниях присутствуют люди, не знающие этого языка (лезгины, цахуры и пр.), то ораторы чаще всего говорят по-азербайджански»[139]. На нём велось делопроизводство в сельсоветах и колхозах Рутульского района[140]. Что касается библиотек, то они на тот момент, преимущественно, были укомплектованы русскими книгами. Так, в библиотеке избы-читальни селения Шиназ из 1000 книг лишь 30 были на азербайджанском[140].

Начиная с 1938 и вплоть до 1952 года азербайджанский также служил языком школьного обучения у цахуров, пока его не сменили на русский[141]. В рутульских школах до 1952 года преподавание также велось по-азербайджански. При поступлении в школу, дети уже владели минимальным запасом слов, позволяющих им составить несложные азербайджанские фразы[140]. В числе причин того, что в 1938 году создание для рутульцев письменности было признано нецелесообразным, явилось, как отмечал Л. И. Лавров, «поголовное знание рутульцами такого развитого языка, как азербайджанский»[129]. Другой этнограф Г. А. Сергеева, говоря о рутульцах, констатировала: «не было смысла создавать письменность маленького народа, который знал язык соседей — азербайджанцев, уже имеющих письменность»[142].

В рутульском с. Хнов, как сообщалось, ещё 90-95 % населения владели азербайджанским языком, на котором они разговаривали при встрече с лезгинами (сам район, где расположено селение, сплошь населён лезгинами)[143]. Особенно крепко он держался в цахурской среде. В 1952 году среди дагестанских цахур азербайджанским языком владело 88 % обследованного населения, а в 1982 года — 87,9 %[138]. Анкетное обследование, проведённое в 1960-х годах среди арчинцев, показало, что 6 % из них знали азербайджанский[144].

Закавказье[править | править вики-текст]

Помимо Дагестана, азербайджанский язык был также широко распространён среди народов Закавказья. Ф. Т. Марков отмечал, что ассирийцы между собой говорили на айсорском, «а в сношениях с другими национальностями пользуются татарским (то есть азербайджанским)», общепринятым в Эриванском уезде[145].

Его знали тушинцы, представители одной из этнографических групп грузин. Тушины-овцеводы арендовали у азербайджанцев земли (Ширак), на которых они вели общение как с азербайджанцами, так и с дагестанцами; между ними происходил широкий обмен товарами и продуктами. Советско-грузинский этнограф Р. Л. Харадзе, исследовавшая семейную общину грузин, писала: «поэтому тушины с детства обучали мальчиков азербайджанскому языку, определяя их для этого обычно на год в семьи своих кунаков-азербайджанцев. Почти в каждой семейной общине тушин имелся по крайней мере один член, знающий азербайджанский язык», который назывался «меене» (буквально «специалист по языку»)[146]. Такой человек помогал в установлении взаимоотношения общины с соседними народами[146].

В прошлом, как известно, существовала точка зрения о едином татском народе, который представлен «татами-мусульманами», «татами-христианами» (армяно-татами или татоязычными армянами) и «татами-иудеями» (горские евреи, носители одного из татских диалектов). Как татоязычные мусульмане, так и татоязычные христиане владели азербайджанским языком. Иранист Б. В. Миллер отмечал, что ещё в 1912 году армянский священник, не знающий татского языка, вынужден был произносить проповеди на азербайджанском как более понятном для «армяно-татского» населения с. Кильвар (англ.)[147][148].

В ряде селений северо-западной части Азербайджана азербайджанский язык стал языком общения как с азербайджанцами, так и между аварцами и цахурами (например, в с. Юхары Чардахлар)[149]. В Илисуйском султанате, который существовал в этом крае, в качестве языка дипломатический переписки на Кавказе частично употреблялся арабский[150]. Между тем, местное население (аварцы, цахуры, ингилойцы и азербайджанцы) было знакомо с азербайджанским. Султан Даниял-бек, который переписывался со своим русскими и дагестанскими корреспондентами по-арабски, в конфиденциальном письме к генералу Меликову писал следующее: «Если вам окажется необходимым писать к нам письмо, то пишите оное собственноручно и по-татарски, потому что письма на этом языке мы разбираем без затруднения»[150]. В связи с этим И. Ю. Крачковский и А. Н. Генко вопрошали, было ли это вызвано собственными интересами султана или интересами его корреспондента[150].

Влияние на соседние языки[править | править вики-текст]

Двуязычие в ходе длительного соприкосновения двух этнических общностей приводило к тому, что азербайджанский вытеснял из общения языки соседних народов. В конце XVIII — начале XIX века вторым язык табасаранцев уже был азербайджанский, влияние которого у них усилилось в 1860-х годах[151]. Процесс вытеснение табасаранского языка азербайджанским происходил среди южных табасаранцев, в то время как у северных табасаранцев, территориально более отдалённых от азербайджанцев, им владело только мужское население[151]. Для табасаранцев азербайджанский служил не только языком близкого соседа, с которыми они имели экономические, семейно-бытовые связи (в том числе частые смешанные браки) и по территории которого проходил их торговый путь; посредством него они могли общаться с дербентскими азербайджанцами в торговых делах[152].

Свидетельства об утрате ими родного языка встречаются ещё во второй половине XIX века. Например, в 1870-х годах лингвист и этнограф Л. П. Загурский отмечал, что «табасаранцы уже забывают всё более и более свой родной язык, уступающий место азербайджанскому наречию»[152]. Об этом в тот же период писал А. К. Беккер: «тюрко-азербайджанское наречие произвело ощутимое влияние на некоторые горские языки, а табасараны, живущие поблизости к Дербенту, забывают всё более и более родную речь»[153]. В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, издававшегося в 1890—1907 годах, встречаем то же самое: «вследствие близкого соседства и постоянных сношений с последними, табасаранцы усвоили себе их азербайджанское наречие и забывают понемногу свой родной язык»[25]. Более того, этот процесс продолжался и во второй половине XX века. Л. И. Лавров, побывавший в 1959 году в Табасаранском районе, сообщал: «Табасаранский язык постепенно вытесняется азербайджанским, который в районе знают почти все»[154].

Факт владения этим языком зафиксирован немецким лингвистом и этнографом А. Дирром, исследовавшим в начале XX века дагестанские языки: «…знание татарского языка довольно сильно распространено среди табасаранцев, но не больше, чем среди других народов Восточного и Южного Дагестана, и женщины его совсем не знают»[126]. В тоже время он относил табасаранский к тюрко-татарским языкам: «В языке табасаран замечается сильное стремление уравнивать между собой гласные звуки одного слова — это характерная черта тюрко-татарского языка»[155]. По его замечанию азербайджанский оказал влияние не только на лексику, но и на грамматику табасаранского языка[154].

В табасаранской лексике в настоящий момент много заимствований из азербайджанского языка[156], в том числе сложные глаголы (ишлетмиш апӀуб — использовать, бахиш апӀуб — подарить, къаршуламиш апӀуб — встречать, тебрик апӀуб — приветствовать)[157]; под его влиянием в табасаранском языке также присутствует сингармонизм гласных[158].

Вытеснение из обихода родного языка, аналогичное табасаранскому, развивалось и в азербайджанско-татской контактной зоне (среди татов Дагестана и Азербайджана), но уже более интенсивно. Для татов владение языком крупного по численности соседа способствовало ведению торговых операций с ним[152]. Посредством азербайджанского языка также можно было общаться с народами Дагестана, особенно Южного, где он имел широкое хождение[152].

То, что азербайджанский вытеснял татский язык, упоминал ещё в XIX веке А. К. Беккер[126]. В 1873 году Дербентский градоначальник А. В. Комаров, говоря о татских селениях Джалган, Митаги, Кемах, Зидьян, Бильгади, Гимейди и Рукель, отмечал, что «в последние годы татский язык в этих селениях начал заменяться тюрко-азербайджанским; теперь им говорят только старики и женщины»[159]. Немного позже, ещё одно свидетельство оставил антрополог К. М. Курдов: «…таты избегают говорить на своём языке… Жители с. Рукель постановили целым обществом не говорить на своём родном языке, и теперь только некоторые старики понимают по-татски, остальное же население все поголовно говорит по татарски. Такое же отрицательное отношение к родному языку наблюдается и среди жителей других татских селений»[160][161].

По переписи 1926 года среди табасаранцев и татов для себя родным языком считали азербайджанский 7,2 и 7,3 % соответственно[138]. Во второй половине XX века ещё отмечены процессы перехода целых татских семей на азербайджанскую речь и утрату ими родного языка. Так, по наблюдению советско-российского лингвиста А. Л. Грюнберга:

« В населённых пунктах, расположенных на больших дорогах, таких, как Конахкенд, Афруджа, Хизы, Рустов, Гендаб, немало людей, для которых скорее можно назвать родным азербайджанский язык, чем татский. Есть семьи, где родители говорят между собой по-татски, но к детям обращаются только по-азербайджански. Молодёжь в этих семьях либо совсем не владеет татским языком, либо владеет им плохо. Есть семьи, целиком перешедшие на азербайджанский язык, хотя их прадеды ещё говорили по-татски[162]. »

Этноязыковые процессы происходили и на северо-западе Азербайджана. Те селения, где по преданию говорили на цахурском, во второй половине XIX века уже говорили по-азербайджански[163]. Не обошли стороной и носители языка тати, проживающие на Северо-Западне Ирана. По замечанию иранского исследователя Джалал Ал-и Ахмада «большая часть татов стала двуязычной; азербайджанский язык, идущий от Зенджана и Марагэ, подобно урагану сметает на своём пути все встречающиеся иранские говоры и диалекты. Правда, в тех селениях, где полностью господствует азербайджанский язык, всё же терминология, связанная с исконным занятием населения — земледелием, остаётся на татском языке»[164][165]. Он указывает только 9 из 28 селений, входящих в район Зохра (селения Сагзабад, Ибрахимабад, Шал, Исфарварин, Хиёра, Хузинин, Такистан, Данисфан, Иштихард), где язык тати остаётся основным языком[165].

Письменность[править | править вики-текст]

На протяжении ХХ века письменность азербайджанского языка поменялась четыре раза. В настоящее время используется несколько вариантов письменности — на основе латиницы в Республике Азербайджан, на основе арабского письма в Иранском Азербайджане и на основе кириллицы в Дагестане.

Арабское письмо[править | править вики-текст]

До 1920-х годов азербайджанцы пользовались арабским письмом. Его использовали по-разному (с дополнительными знаками или без них), но до и после революции применяли упрощённую форму арабского письма, без дополнительных знаков[166]. Дополнительные знаки, которые использовали азербайджанцы, были характерны для тюркских языков (ڭ, گ, ۋ, , پ, ژ)[167]. Арабское письмо не соответствовало строю азербайджанского языка[166]. К тому же это была довольно трудная графическая система, на что обращали внимание некоторые деятели азербайджанской культуры. Например, ещё в XVI веке поэт Физули указывал на сложность арабского письма[168].

Южные азербайджанцы используют арабскую письменность. На илл. книга азербайджанского поэта Гумри Дарбанди (1819—1891). Название книги — азерб. کتاب کلیات کنز المصائب — قمری دربندی مرحوم

Первым, кто выступил с проектом реформы алфавита, стал философ-материалист и писатель-драматург Мирза Фатали Ахундов. В 1857 году он составляет первый проект реформы арабского алфавита и с целью его поддержки ездит в Константинополь, где его проект отвергают[169]. После безуспешных попыток[169] он в 1873 году на основе латинского и русского алфавитов составил новый алфавит[170]. Этот алфавит, включавший 42 знака[169], полностью заменял силлабический арабский и был приспособлен к звуковым особенностям азербайджанского языка[170]. После него вопрос о негодности арабского алфавита и орфографии поставил Мирза Магомет Афшар, составивший первый систематический курс грамматики азербайджанского языка на тюркском языке (другие грамматики — М. Казембека и А. Везирова, были написаны по-русски)[171]. Дело же М. Ф. Ахундова по совершенствованию алфавита продолжил филолог Мамедага Шахтахтинский[172].

В XX веке борьба за новый алфавит приняла уже массовый характер[173]. Вопрос о латинизации азербайджанского языка вновь поднимался в 1906 году[174]. В то же время разворачивается борьба за упрощение правил правописания исконных и заимствованных слов. В учебнике «Икинджи Ил» (ا ﻳﮑﻴﻨﺠﯽ ا ﻳﻞ), изданном в 1907—1908 годах методистом М. Махмудбековым в сотрудничестве с ещё пятью авторами, а также в изданной в 1911 году книге «Имламыз» (ا ﻣﻼ ﻣﺰ) того же М. Махмудбекова, находят своё отражение высказывания об азербайджанской орфографии. В числе предложенных им принципов было увеличение количества харакат и отображение на письме закона сингармонизма[175]. Различные вопросы азербайджанской орфографии находили своё место в статьях журнала Молла Насреддин[175].

Латинизация[править | править вики-текст]

Самед Ага Агамалы оглы, возглавивший комиссию, представившую в 1922 году проект нового алфавита на основе латинской графики[176]

Лишь после окончания гражданской войны в России и установления Советской власти на Кавказе и в Средней Азии, началась борьба за замену арабского алфавита латинским. Пионером латинизации в СССР явился Азербайджан[177]. В 1925 году в Баку был основан Всесоюзный центральный комитет нового алфавита (ВЦКНА) во главе с председателем ЦИК Азербайджанской ССР Самед Ага Агамалы оглы[178]. На I Всесоюзном тюркологическом съезде, состоявшемся в марте 1926 года в Баку, было принято решение о поэтапной латинизации всех тюркских языков. К 1929 году арабский алфавит был заменён яналифом на основе латиницы (планировалось ещё во времена независимости АДР в 1918—1920 гг.).

A a B b C c Ç ç D d E e Ə ə
F f G g Ğ ğ H h X x I ı İ i
J j K k Q q L l M m N n O o
Ö ö P p R r S s Ş ş T t U u
Ü ü V v Y y Z z

Введение кириллицы[править | править вики-текст]

В 1939 была введена кириллица (процесс кириллизации затронул все тюркские языки СССР), а в 1958 году этот алфавит был реформирован, что обеспечило его большую приспособленность к нуждам азербайджанского языка. В 1991 году алфавит был переведён на латинскую основу, отличающуюся от первичного варианта 1929-39 гг., но приближенную к орфографическим нормам турецкого языка.

А а Б б В в Г г Ғ ғ Д д Е е
Ә ә Ж ж З з И и Ј ј К к Ҝ ҝ
Л л М м Н н О о Ө ө П п Р р
С с Т т У у Ү ү Ф ф Х х Һ һ
Ч ч Ҹ ҹ Ш ш Ы ы '

Лингвистическая характеристика[править | править вики-текст]

Фонетика[править | править вики-текст]

В азербайджанском языке 9 гласных и 23 согласных фонемы[179]. Существуют следующие согласные фонемы (между косыми чертами — фонемы в МФА; в угловых скобках — буквы кириллицы и латиницы):

Согласные фонемы азербайджанского языка
Губные Зубные Постальв. Палат. Велярные Глоттал.
Носовые /m/
⟨м⟩ ⟨m⟩
/n/
⟨н⟩ ⟨n⟩
Взрывные /p/
⟨п⟩ ⟨p⟩
/b/
⟨б⟩ ⟨b⟩
/t/
⟨т⟩ ⟨t⟩
/d/
⟨д⟩ ⟨d⟩
/t͡ʃ/
⟨ч⟩ ⟨ç⟩
/d͡ʒ/
⟨ҹ⟩ ⟨c⟩
/c/
⟨к⟩ ⟨k⟩
/ɟ/
⟨ҝ⟩ ⟨g⟩
/k/
⟨к⟩ ⟨k⟩
/ɡ/
⟨г⟩ ⟨q⟩
Фрикативные /f/
⟨ф⟩ ⟨f⟩
/v/
⟨в⟩ ⟨v⟩
/s/
⟨с⟩ ⟨s⟩
/z/
⟨з⟩ ⟨z⟩
/ʃ/
⟨ш⟩ ⟨ş⟩
/ʒ/
⟨ж⟩ ⟨j⟩
/x/
⟨х⟩ ⟨x⟩
/ɣ/
⟨ғ⟩ ⟨ğ⟩
/h/
⟨һ⟩ ⟨h⟩
Аппроксиманты /l/
⟨л⟩ ⟨l⟩
/j/
⟨ј⟩ ⟨y⟩
Дрожащие/
Одноударные
/r~ɾ/
⟨р⟩ ⟨r⟩
Примечания
  1. /k/ встречается лишь в заимствованиях из русского и европейских языков, пишется так же как и /c/ — ⟨к⟩ ⟨k⟩.
  2. /x/ ⟨х⟩ ⟨x⟩ может реализовываться как [χ].
  3. /ɣ/ ⟨ғ⟩ ⟨ğ⟩ никогда не выступает в начале слов.
  4. /h/ ⟨һ⟩ ⟨h⟩ всегда встречается лишь в начале слов.
  5. /ɟ/ ⟨ҝ⟩ ⟨g⟩ редко встречается в концах слов (редкие исключения: әнҝ/əng «нижняя челюсть», чәнҝ/çəng «онемение» и др.).
  6. /ɡ/ ⟨г⟩ ⟨q⟩ в конце слов приближается к /x/ ⟨х⟩ ⟨x⟩.
  7. В большинстве диалектов /c/ ⟨к⟩ ⟨k⟩ в конце слов и перед глухими согласными реализуется как [ç] (чөрәк/çörək [t͡ʃøˈræç] «хлеб»; сәксән/səksən [sæçˈsæn] «восемьдесят»). между гласными как [ʝ] (ҝөзлүк/gözlük [ɟøzˈlyç] «очки», ҝөзлүкүм/gözlüküm «мои очки» [ɟøzlyˈʝym]).
Диалектные особенности
  1. /t͡ʃ/ и /d͡ʒ/ реализуются как [t͡s] и [d͡z] в некоторых диалектах (Тебриз, Киркук, Нахичевань, Карабах).
  2. /w/ существует в диалекте Киркука как аллофон /v/ в арабских заимствованиях.
  3. В бакинском диалекте /ov/ может реализовываться как дифтонг [oʊ], а /ev/ и /øv/ — как [œy].
  4. В западных диалектах /d͡ʒ/ реализуется как /ʒ/.
Диаграмма азербайджанских гласных (МФА).[180]
Гласные фонемы азербайджанского языка
Передние Задние
Неогуб. Огуб. Неогуб. Огуб.
Верхние /i/ ⟨и⟩ ⟨i⟩ /y/ ⟨ү⟩ ⟨ü⟩ /ɯ/ ⟨ы⟩ ⟨ı⟩ /u/ ⟨у⟩ ⟨u⟩
Средние /e/ ⟨е⟩ ⟨e⟩ /ø/ ⟨ө⟩ ⟨ö⟩ /o/ ⟨о⟩ ⟨o⟩
Нижние /æ/ ⟨ә⟩ ⟨ə⟩ /ɑ/ ⟨а⟩ ⟨a⟩
Примечания
  1. В литературном языке отсутствуют носовые и дифтонги (но есть в диалектах).
  2. Гласный /ɯ/ ⟨ы⟩ ⟨ı⟩ не встречается в начале слов.
  3. В заимствованных словах из арабского возможны долгие гласные (на письме не обозначаются). Из-за колебаниях в произношении (некоторые заимствования могут произноситься как с долгими, так и краткими) фонемный статус долгих гласных оспаривается. В исконных словах долгих гласных нет.

Кроме вышеперечисленных фонем, в некоторых диалектах и говорах употребляются аффрикаты ц и дз, а также межзубный (как в башкирском и туркменском) и велярный смычный носовой звук н (например, в немецком слове dinge)[181].

Морфология[править | править вики-текст]

В азербайджанском языке существуют следующие знаменательные части речи: существительное, прилагательное, местоимение, числительное, глагол, наречие; служебные части речи: послеслоги, союзы, частицы, модальные слова; и междометия[15].

Имя существительное[править | править вики-текст]

Имя существительное в азербайджанском языке имеет грамматические категории числа, принадлежности, падежа и сказуемости. В то же время отсутствуют категории рода, класса и одушевлённости[182]. В азербайджанском языке имена существительные бывают как собственные, так и нарицательные. Последние составляют основную массу имён существительных, представляющие собой общие названия однородных предметов и соответствующих им понятий[183]. Помимо этого, имена существительные также бывают конкретными и отвлечёнными. Если первые обозначают предметы и явления, которые непосредственно воспринимаются органами чувств (пример daş — камень, ayaq — нога, palıd — дуб), то последние выражают качество, состояние, действие или определённое общее понятие (пример sözlük — словарь, acizlik — бессилие, inanış — доверенность)[184]. Функциями имён существительных собственных же служат обозначение отдельных индивидуумов и единичных предметов с целью отличить их от других однородных существ, событий и предметов[183].

Падежная система[править | править вики-текст]

В азербайджанском языке различают 6 падежей[185][15].

  • основной (adlıq hal) — предназначен для выражения субъекта, неопределённого объекта или атрибута;
  • родительный (yiyəlik hal) — выражает принадлежность и определённость;
  • дательно-направительный (yönlük hal) — означает направление или конечный пункт движения;
  • винительный (təsirlik hal) — падеж прямого дополнения при переходном глаголе;
  • местный (yerlik hal) — служит для выражения местонахождения или местопребывания предмета;
  • исходный (çıxışlıq hal) — обозначает предмет, от которого направлено движение.

Но в различные периоды истории в учебниках по грамматике азербайджанского языка указывалось различное количество падежей[186].

Так, в учебнике 1918 года под названием «Рахбари-сарф» Г. Мирзазаде указывалось 6 падежей существительного, но их названия приводились на арабском языке: мафул бех, мафул илейх и др. В учебнике «Грамер» 1934 года, написанной И. Гасановым и А. Шарифовым, приводятся семь падежей, но отдельными терминами они не обозначаются, вместо этого нумеруются как первое склонение, второе склонение и т. д.[186]

В книге «Грамматика», изданной без авторства в 1937 году, отмечается, что у существительного в азербайджанском языке имеются 7 падежей. Падежи здесь называются следующим образом: именительное склонение, родительное склонение, винительное склонение и т. д. В «Грамматике» А. Демирчизаде и Д. Гулиева, вышедшей в 1938 году, отмечаются шесть падежей существительного: adlıq (именительный), yiyəlik (родительный), yönlük (дательный), təsirlik (винительный), yerlik (предложный), çıxışlıq (творительный)[186].

Данное деление повторяется и в современных учебниках азербайджанского языка[186].

Категория залога[править | править вики-текст]

В азербайджанском языке существует пять залогов: основной, совместно-взаимный, возвратный, страдательный и понудительный. Основной залог не имеет каких-либо показателей. Глаголы этого залога могут быть как переходными, так и непереходными, что, в свою очередь, зависит от лексического значения глагола (например yatmaq «спать» — непереходный, а yazmaq «писать» — переходный). Посредством аффиксов -аş/-əş/-ş/-ış/-iş/-uş/-üş/ от переходных и непереходных глаголов образуются формы совместно-взаимного залога (например, dalaşmaq «драться» barışmaq «помириться»)[187].

Формы возвратного залога образуются у переходных глаголов посредством аффиксов -ın/-in/-un/-ün/-n, -ıl/-il/-ul/-ül, -ış/-iş/-uş/-üş/-ş. Что касается страдательного залога, то он также образуется у переходных глаголов, но при помощи аффиксов -ıl/-il/-ul/-ül или ın/-in/-un/-ün. Понудительный залог, глаголы которого всегда являются переходными, образуется с помощью аффиксов -t и -dır/-dir/-dur/-dür/[187].

Лексика[править | править вики-текст]

В азербайджанском языке выделяются три лексических пласта: исконно азербайджанские слова, арабские и персидские заимствования, заимствования из и через русский язык[188]. По предположению ряда учёных азербайджанский язык в своей лексике сохранил также следы мидийского и древнеалбанского языков[189]. Основной лексический фонд азербайджанского языка составляют исконно азербайджанские слова, многие из которых имеют материальные соответствия в родственных тюркских языках. К таковым относятся слова, обозначающие родственные отношения, названия животных, частей тела и органов, имена числительные, прилагательные, личные местоимения, глаголы и т. п.[188].

В Средние века в книжный азербайджанский язык вошло значительное количество слов арабского происхождения[190]. Профессор арабского языка и литературы Каирского университета Хани ас-Сиси, выступая в 2009 году в Азербайджанской дипломатической академии на тему «Арабские корни азербайджанского языка», отметил, что в азербайджанском языке около 10 тыс. слов с арабскими корнями, причём сегодня в азербайджанском языке сохранились умершие арабские слова и выражения, которые уже не используются самими арабами[191]. Арабские слова охватывают как бытовую, так и терминологическую лексику, а наличие иранизмов объясняется существовавшими в течение длительного времени азербайджано-персидскими взаимоотношениями. Вместе с тем наряду с арабо-персидскими словами в языке часто выступают их синонимы — слова азербайджанского происхождения, по кругу своего употребления, превосходящие первые: к примеру ölçü 'мера' (азерб.) — мигjас (араб.), incə 'тонкий' (азерб.) — назик (перс.)[192].

Литература[править | править вики-текст]

Огузский героический эпос «Китаби Деде Коркуд»[193][194] в окончательно оформившемся виде относится к XIII—XV векам, хотя восходит к обще-огузской литературной традиции более ранней эпохи, и является общим литературным достоянием турок, узбеков, туркмен и некоторых др. тюркских народов.

Литературный азербайджанский язык начинает формироваться параллельно с формированием азербайджанской народности. Литература на языке азербайджанских тюрков формировалась в XIV—XV веках[195]. Самый ранний сохранившийся памятник авторской литературы на азербайджанском языке относится к XIV веку — это одна газель Иззеддина Гасаноглы[196][197][198]. Современный литературный азербайджанский язык сформировался с середины XIX века, благодаря ряду прогрессивных литературных деятелей и просветителей (М. Ф. Ахундов, Д. Мамедкулизаде, М. А. Сабир); новый этап в его развитии связан с созданием Азербайджанской Демократической Республики в 1918 году и консолидацией нации.

Газеты и книги на азербайджанском языке издаются с 18201830 гг.[199]

Современное состояние[править | править вики-текст]

Азербайджанский язык является государственным языком Азербайджанской Республики и одним из официальных языков Республики Дагестан (Россия).

18 июня 2001 года президент Азербайджана Гейдар Алиев подписал Указ «О совершенствовании применения государственного языка», согласно которому, с 1 августа 2001 года повсеместно осуществлялся переход азербайджанского алфавита на латинскую графику. Указом его же, от 9 августа 2001 года, был учреждён «День азербайджанского алфавита и языка». Согласно этому Указу ежегодно 1 августа отмечается в Азербайджане как День азербайджанского алфавита и азербайджанского языка[200].

Примечания[править | править вики-текст]

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. В тюркских языках присутствует нейотированный звук Ü, который используется в корне слов турецкий и тюркский. В связи с этим тюркское слово Türk dili переводилось и может переводится в других языках по-разному. По-русски, например, оно может быть переведено как турецкий язык, так и тюркский язык.
  2. Перепись 1926 года фиксировала азербайджанцев как «тюрок». На тот момент азербайджанский язык именовали «тюркским языком»

Источники[править | править вики-текст]

  1. Большая советская энциклопедия. Третье издание. В 30 томах. Главный редактор: А. М. Прохоров. Том 1: А — Ангоб. Москва: Государственное научное издательство "Большая Советская Энциклопедия", 1969, стр. 277.
  2. Azerbaijani, North. Проверено 17 июня 2016. Архивировано 17 июня 2016 года.
  3. Azerbaijani, South. Проверено 17 июня 2016. Архивировано 17 июня 2016 года.
  4. Н. Г. Волкова (Наталья Георгиевна Волкова — одна из ведущих советских этнографов-кавказоведов, признанный ученый в области этнической истории народов Кавказа, автор нескольких монографических исследований по этническому составу населения Северного Кавказа, по кавказской этнонимике) Кавказский Этнографический Сборник, Статья: Этнические процессы в Закавказье в XIX—XX вв. — IV. — СССР, Институт Этнографии им. М. Маклая, АН СССР, Москва: Наука, 1969. — С. 10. — 199 с. — 1700 экз.
  5. アーカイブされたコピー. Проверено 8 октября 2011. Архивировано 27 сентября 2009 года. стр.188, Арсений Саппаров, International Relations Department, London School of Economics, Houghton Street, London WC2A 2AE, A.Saparov@lse.ac.uk — According to this plan some 100,000 people had to be «voluntarily» resettled. The emigration occurred in three stages: 10,000 people were resettled in 1948, another 40,000 in 1949, and 50 000 in 1950.29
  6. Hafeez Malik. Central Asia. The problem of Nagorno-Karabakh. — USA: Palgrave McMillan, 1996. — С. 149-150. — 337 с. — ISBN 0-312-16452-1, ISBN 978-0-312-16452-2.
  7. Согласно конституции, государственными языками республики являются русский и все языки народов Дагестана. Однако только 14 языков: русский, аварский, агульский, азербайджанский, даргинский, кумыкский, лакский, лезгинский, ногайский, рутульский, табасаранский, татский, цахурский, чеченский, имеют свою письменность и функционируют как государственные.
  8. Ethnologue total for South Azerbaijani plus Ethnologue total for North Azerbaijani
  9. «Peoples of Iran» in Looklex Encyclopedia of the Orient. Retrieved on 22 January 2009.
  10. http://www.terrorfreetomorrow.org/upimagestft/TFT%20Iran%20Survey%20Report%200609.pdf
  11. «Iran: People», CIA: The World Factbook: 24% of Iran’s total population. Retrieved on 22 January 2009.
  12. G. Riaux, «The Formative Years of Azerbaijan Nationalism in Post-Revolutionary Iran», Central Asian Survey, 27(1): 45-58, March 2008: 12-20 %of Iran’s total population (p. 46). Retrieved on 22 January 2009.
  13. «Iran» Архивировано 11 марта 2007 года., Amnesty International report on Iran and Azerbaijan people . Retrieved 30 July 2006.
  14. 1 2 Ширалиев, 1996, с. 160-161.
  15. 1 2 3 Ширалиев, 1996, с. 163.
  16. История Востока. В 6 т. Т. 2. Восток в средние века. М., «Восточная литература», 2002. ISBN 5-02-017711-3
    Говоря о возникновении азербайджанской культуры именно в XIV—XV вв., следует иметь в виду прежде всего литературу и другие части культуры, органически связанные с языком. Что касается материальной культуры, то она оставалась традиционной и после тюркизации местного населения. Впрочем, наличие мощного пласта иранцев, принявших участие в формировании азербайджанского этноса, наложило свой отпечаток прежде всего на лексику азербайджанского языка, в котором огромное число иранских и арабских слов. Последние вошли и в азербайджанский, и в турецкий язык главным образом через иранское посредство. Став самостоятельной, азербайджанская культура сохранила тесные связи с иранской и арабской. Они скреплялись и общей религией, и общими культурно-историческими традициями.
  17. 1 2 Willem Floor, Hasan Javadi The Role of Azerbaijani Turkish in Safavid Iran // Iranian Studies. Vol. 46. Issue 4. — 2013. — С. 569-581.
  18. Керимов Э. А. Из истории этнографического изучения Азербайджана в русской науке (XV — первая четверть XIX в.) // Азербайджанский этнографический сборник. Вып. 1. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1964. — С. 202-204, 210, 217.
  19. 1 2 Керимов Э. А. Очерки истории этнографии Азербайджана и русско-азербайджанских этнографических связей. — М.: Элм, 1985. — С. 33.
  20. Садыхов М. М. Ф. Ахундов и русская литература. — Баку: Язычы, 1986. — С. 135.
  21. Бестужев-Марлинский А. А. Кавказские повести. — Спб.: Наука, 1995. — С. 500. — ISBN 5-02-027932-3.
  22. Гусейнов Г. Из истории общественной и философской мысли в Азербайджане XIX века. — Азербайджанское гос. изд-во, 1958. — С. 126.
  23. Абдуллаев М. А. Из истории философской и общественно-политической мысли народов Дагестана в XIX в.. — М.: Наука, 1968. — С. 134-136.
  24. Березин И. Н. Путешествие по Северной Персии. — Казань, 1852. — С. 90.
  25. 1 2 3 Кавказские языки // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  26. 1 2 3 Ениколопов И. К. Поэт Мирза-Шафи. — Б.: Издательство Азербайджанского филиала Академии наук СССР, 1938. — С. 70-71.
  27. История Азербайджана. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1960. — Т. 2. — С. 331.
  28. Сумбатзаде А. С., 1990, с. 280-281.
  29. ТАТАРСКИЕ ЯЗЫКИ. Литературная энциклопедия. Архивировано 5 февраля 2012 года.
  30. Azerbaijan — статья из Encyclopædia Iranica. Multiple Authors
  31. ИГОРЬ Ъ-ЩЕГОЛЕВ Азербайджан получил государственный язык // Газета Коммерсантъ №69. — 24.12.1992.
  32. Конституция Азербайджанской Республики от 12 ноября 1995 года
  33. AZERBAIJAN viii. Azeri Turkish
  34. 1 2 3 4 Гаджиева Н. З. Тюркские языки // Языки языки: Тюркские языки. — М., 1997. — С. 18-20.
  35. Вопросы диалектологии тюркских языков. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1963. — Т. 3. — С. 225.
  36. 1 2 Баскаков Н. А. К критике новых классификаций тюркских языков // Вопросы языкознания. — М., 1963. — № 2. — С. 72-73.
  37. Баскаков Н. А. К критике новых классификаций тюркских языков // Вопросы языкознания. — М., 1963. — № 2. — С. 75-76.
  38. Баскаков Н. А. К критике новых классификаций тюркских языков // Вопросы языкознания. — М., 1963. — № 2. — С. 72, 77.
  39. 1 2 3 G. Doerfer AZERBAIJAN viii. Azeri Turkish // Encyclopædia Iranica. — 1988. — Т. III. — С. 245-248.
  40. Язык во времени. Классификация тюркских языков. Полит.ру (30 апреля 2009).
  41. Поцелуевский Е. А. Хорасано-тюркский язык // Языки мира: Тюркские языки. — М.: Academia, 1996. — С. 476-477.
  42. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Michael Knüppel Turkic languages of Persia: An overview // Encyclopædia Iranica.
  43. 1 2 Гаджиева Н. З. Азербайджанский язык // Языки народов СССР: в 5 томах. Тюркские языки. — М.: Наука, 1966. — Т. 2. — С. 66-67.
  44. İnzibati — ərazi bölgüsü, əhalinin sayı və tərkibi. Əhalinin milli tərkibi, ana dili və sərbəst danışdığı dillərə görə bölgüsü. Azərbaycan Respublikasının Dövlət Statistika Komitəsi. (азерб.)
  45. 1 2 3 G. Doerfer AZERBAIJAN viii. Azeri Turkish // Encyclopædia Iranica. — 1988. — Т. III. — С. 245-248.
  46. Оранский И. М. Введение в иранскую филологию. — М.: Изд-во Восточной литературы, 1960. — С. 292, прим. 5.
  47. 1 2 Большая российская энциклопедия. — М., 2005. — Т. 1. — С. 270.
  48. B. Mahmoodi-Bakhtiari. Iraq: Language Situation // Encyclopedia of language & linguistics.. — Second Edition. — Elsevier, 2006. — С. 23.
  49. Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года. Т. 4: Национальный состав и владение языками, гражданство. — С. 142.
  50. Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года. Т. 4: Национальный состав и владение языками, гражданство. — С. 144-145.
  51. Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года. Т. 4: Национальный состав и владение языками, гражданство. — С. 9.
  52. Языки Российской Федерации и соседних государств. Энциклопедия в 3-х томах. — М.: Наука, 1997. — Т. 1. — С. 50. — ISBN 5-02-011237-2.
  53. Ширалиев М. Ш. Диалекты и говоры азербайджанского языка // Диалекты тюркских языков: очерки. — М.: «Восточная литература» РАН, 2010. — С. 36. — ISBN 978-5-02-036421-9.
  54. Мудрак О. А. Об уточнении классификации тюркских языков с помощью морфологической лингвостатистики // Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Региональные реконструкции / Отв. ред. Э. Р. Тенишев. — М.: Наука, 2002. — С. 5-6, 729-730, 735. — ISBN 5-02-022638-6.
  55. 1 2 Азербайджанский язык — статья из Большой советской энциклопедии
  56. 1 2 L. Johanson. Azerbaijanian // Concise encyclopedia of languages of the world. — Elsevier, 2009. — С. 112-113. — ISBN 0-08-087774-5, ISBN 978-0-08-087774-7.
  57. Джидалаев Н. С. Об одном случае развития билингвизма в монолингвизм // Проблемы двуязычия и многоязычия. — М.: Наука, 1972. — С. 296.
  58. Гаджиева С. Ш. Дагестанские терекеменцы: XIX - начало XX в.: Историко-этнографическое исследование. — Наука, 1990. — С. 27. — ISBN 5-02-016761-4.
  59. Ширалиев М. Ш. Диалекты и говоры азербайджанского языка // Диалекты тюркских языков: очерки. — М.: «Восточная литература» РАН, 2010. — С. 37. — ISBN 978-5-02-036421-9.
  60. Бартольд В. В. Сочинения. — М.: Наука, 1971. — Т. 7. — С. 504.
  61. Иванов М. С. Племена Фарса, кашкайские, хамсе, кухгилуйе, мамасани. — М.: Труды Института этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая, 1961. — Т. LXIII. — С. 33.
  62. Брук С. И. Этнический состав стран Передней Азии // Советская этнография. — 1955. — № 2. — С. 76.
  63. Краткая литературная энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия, 1962. — Т. 1. — С. 105.
  64. Большая российская энциклопедия. — 2009. — Т. 13. — С. 409.
  65. 1 2 Щербак А. М. Халаджский язык // Языки мира: Тюркские языки. — М.: Academia, 1996. — С. 471.
  66. Аббасов А. М. Некоторые заметки об афшарах Афганистана // Советская тюркология. — 1975. — № 4. — С. 72.
  67. Дебец Г. Ф. Антропологические исследования в Афганистане // Советская этнография. — М.: Наука, 1967. — № 4. — С. 87.
  68. Брук С. И. Население мира. Этнодемографический справочник. — М.: Наука, 1981. — С. 381-382.
  69. Michael Knüppel. QAŠQĀʾI TRIBAL CONFEDERACY ii. LANGUAGE // ENCYCLOPÆDIA IRANICA.
  70. Поцелуевский Е. А. Сонкорско-тюркский язык // Языки мира: Тюркские языки. — М.: Academia, 1996. — С. 354.
  71. Абдуллаев Г. Б. Из истории Северо-Восточного Азербайджана в 60-80-х гг. XVIII в.. — Б.: Издательство Академии наук Азербайджанской ССР, 1958. — С. 103-104. — 212 с.
  72. 1 2 Ширалиев М. Ш. О диалектной основе азербайджанского национального литературного языка // Вопросы языкознания. — М.: Изд-во АН СССР, 1958. — № 1. — С. 78-79.
  73. Баскаков Н. А. Тюркские языки. — М.: Издательство восточной литературы, 1960. — С. 139.
  74. Грунина Э. А. Огузский язык X-XI вв. // Языки мира: Тюркские языки. — М.: Academia, 1996. — С. 81.
  75. Мирра Моисеевна Гухман. Типы наддиалектных форм языка. — Институт русского языка (Академия наук СССР): Наука, 1981. — С. 78. — 308 с.
  76. Баскаков Н. А. Тюркские языки. — М.: Издательство восточной литературы, 1960. — С. 140.
  77. Сумбатзаде А. С., 1990, с. 260-261: «Нет сомнения в том, что персидский язык был более древним, развитым и богатым, а тюркско-азербайджанский — относительно молодым и ставшим, как мы видели, литературным языком лишь с XI—XIV вв. […] Не следует, однако, забывать, что тюрко-азербайджанский язык того периода в значительной мере носил общетюркский характер огузской группы этого языка и был понятен в своей основе как азербайджанцам, так и туркменам и туркам. С конца же XV в., когда в Азербайджане прекратился приток тюркоязычных племён, кипчакской группы с севера, огузской группы с востока, а также началось размежевание с анатолийскими турками после образования Османского государства, азербайджанский язык все более стабилизировался, шлифовался […] выделяясь в самостоятельный язык тюрко-огузской группы […] Одним из показателей этого процесса (XVI—XVIII вв.) является переход «от многовариантности к одновариантности» в произношении слов, частей речи и т. д., проанализированных в книге М. Джангирова «Образование азербайджанского национального литературного языка».».
  78. История Востока. В 6 т. Т. 2. Восток в средние века. — М.: Восточная литература, 2002. — С. 515. — ISBN 5-02-017711-3, 5-02-018102-1.
  79. 1 2 H. Javadi, K. Burrill AZERBAIJAN x. Azeri Turkish Literature // Encyclopædia Iranica. — 1988. — Т. III. — С. 251-255.
  80. Будагова З. Азербайджанский язык (краткий очерк). — Баку: Элм, 1982. — С. 5.
  81. Ашурбейли С. История города Баку. — Баку: Азернешр, 1992. — С. 191. — ISBN 5-552-00479-5.
  82. Петрушевский И. П. Государства Азербайджана в XV веке // Известия АзФАН СССР. — Баку, 1944. — № 7. — С. 77.
  83. H. Javadi, K. Burill. Azeri Literature in Iran (англ.). AZERBAIJAN x. Azeri Literature. Encyclopaedia Iranica. Проверено 26 сентября 2010. Архивировано 27 августа 2011 года.
  84. Turkic languages — статья из Энциклопедии Британника
  85. Баку, губернский город // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  86. John R. Perry. Turkic-Iranian contacts i. Linguistic contacts, Encyclopædia Iranica (January 24, 2006).
  87. Savory Roger. Iran Under the Safavids. — Cambridge University Press, 2007. — P. 213. — ISBN 0-521-04251-8, ISBN 978-0-521-04251-2.
  88. Mazzaoui Michel B. Islamic Culture and Literature in Iran and Central Asia in the early modern period // Turko-Persia in Historical Perspective. — Cambridge University Press, 2002. — P. 86–87. — ISBN 0-521-52291-9, ISBN 978-0-521-52291-5.
  89. Vladimir Minorsky. «The Poetry of Shah Ismail», Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London, Vol. 10. No. 4, 1942, p. 1006a.
  90. Laurence Lockhart, Peter Jackson. The Cambridge History of Iran, Cambridge University Press, 1986, p. 950, ISBN 0-521-20094-6
  91. Ronald W. Ferrier, «The Arts of Persia». Yale University Press. 1989. pg 199
  92. Сумбатзаде А. С., 1990, с. 225.
  93. Сумбатзаде А. С., 1990, с. 263-264: «Во второй половине XVIII в. азербайджанский язык впервые становится языком государственных актов, официальной переписки в административных учреждениях, в частности, в канцелярии Северо-восточного объединения, созданного Фатали-ханом. Об этом свидетельствуют сохранившиеся в русских архивах тексты разных документов подобного характера. Так, например, в документе на азербайджанском языке, направленном в феврале 1768 г. Кизлярскому коменданту русским чиновником, находившимся в то время в гор. Шемахе, очевидно, кумыком по национальности Темур-беком, было написано: «Кубинский Фатали-хан со внуком Аджи Челебиевым, Усейн-ханом, собрав войска свои, приняли движение... к новой и старой Шемахе, которыми без войны овладели». Сохранился текст соглашения, заключённого в апреле 1776 г. между южнодагестанскими феодалами и Фатали-ханом, об их примирении. В этом соглашении на чисто азербайджанском языке было написано следующее: «Между нами и дербентским, и кубинским Фатали-ханом в наши дела подводим черты и соглашаемся на примирение».».
  94. Сумбатзаде А. С., 1990, с. 266: «Таким образом, мы имеем все основания утверждать, что в XVIII в. у азербайджанцев в полной мере сформировался отличный от других языков огузской группы свой, собственный, полнокровный язык — один из определяющих признаков народа.».
  95. Волкова Н. Г. Этнические процессы в Закавказье в XIX-XX вв. // Кавказский этнографический сборник. — М.: Изд-во АН СССР, 1969. — Т. 4. — С. 26.
  96. Ширалиев М. Ш. О диалектной основе азербайджанского национального литературного языка // Вопросы языкознания. — М.: Изд-во АН СССР, 1958. — № 1. — С. 79.
  97. Hasan Javadi Azeri Publications in Iran // Critique: Critical Middle Eastern Studies. Vol. 5. Issue 8. — 1996. — С. 80.
  98. 1 2 Асланов, 1989, с. 35.
  99. Развитие национально-русского двуязычия. — М.: Наука, 1976. — С. 41.
  100. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 34-35. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.
  101. Азербайджанская Демократическая Республика (1918―1920). Законодательные акты. (Сборник документов). — Баку, 1998, с. 201
  102. Декреты Азревкома 1920-1921 гг: сборник документов. — Азербайджанское государственное издательство, 1988. — С. 208.
  103. Гулиев Дж. Б. Под знаменем ленинской национальной политики (осуществление Коммунистической партией ленинской национальной политики в Азербайджане в 1920—1925 гг.). — Баку: Азербайджанское гос. изд-во, 1972. — С. 284.
  104. Гулиев Дж. Б. Под знаменем ленинской национальной политики (осуществление Коммунистической партией ленинской национальной политики в Азербайджане в 1920—1925 гг.). — Баку: Азербайджанское гос. изд-во, 1972. — С. 285.
  105. Гасанлы, 2009, с. 140-141.
  106. Гасанлы, 2009, с. 175-177.
  107. Казиев С. Ш. Советская национальная политика и проблемы доверия в межэтнических отношениях в Казахстане (1917—1991 годы). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. — М.: Б.и., 2015. — С. 405.
  108. Казиев С. Ш. Советская национальная политика и проблемы доверия в межэтнических отношениях в Казахстане (1917—1991 годы). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. — М.: Б.и., 2015. — С. 405.
  109. Казиев С. Ш. Советская национальная политика и проблемы доверия в межэтнических отношениях в Казахстане (1917—1991 годы). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. — М.: Б.и., 2015. — С. 405.
  110. Гасанлы, 2009, с. 8.
  111. Совыет Юнион. Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик, конституции (Основные Законы) Союзных Советских Социалистических Республик. — 1978. — С. 278.
  112. Алиев С. М. К национальному вопросу в современном Иране // Краткие сообщения Института народов Азии. Вып. 77. — М.: Наука, 1964. — С. 49.
  113. Иванов М. С. Новейшая история Ирана. — М.: Мысль, 1965. — С. 105.
  114. Гасанлы Дж. СССР-Иран: Азербайджанский кризис и начало холодной войны (1941—1946 гг). — Герои Отечества, 2006. — С. 216. — ISBN 5-91017-012-0.
  115. Иванов М. С. Новейшая история Ирана. — М.: Мысль, 1965. — С. 111, 117.
  116. H. Javadi, K. Burill. Azeri Literature in Iran (англ.). AZERBAIJAN x. Azeri Literature. Encyclopaedia Iranica. Проверено 26 сентября 2010. Архивировано 27 августа 2011 года.
  117. Конституции государств Азии: в 3 т. — Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ: Норма, 2010. — Т. 1: Западная Азия. — С. 244. — ISBN 978-5-91768-124-5, ISBN 978-5-91768-125-2.
  118. Keith Brown, Sarah Ogilvie. Concise encyclopedia of languages of the world. — Elsevier, 2009. — С. 110-113. — ISBN 978-0-08-087774-7.
  119. Садыхов М. М. Ф. Ахундов и русская литература. — Баку: Язычы, 1986. — С. 137.
  120. Об этом подробнее см.: Михайлов М. С. К вопросу о занятиях Лермонтова «татарским» языком // Тюркологический сборник. Т. 1. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1951. С. 127—135
  121. Турабов С. Азербайджан в русской поэзии. — Баку: Азернешр, 1964. — С. 29.
  122. М. Ю. Лермонтов. Собрание сочинений / Под общей редакцией И. Л. Андроникова, Д. Д. Благого, Ю.Г. Оксмана. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1958. — Т. 4. — С. 450-451. — 596 с.
  123. Волкова Н. Г. Этнические процессы в Закавказье в XIX-XX вв. // Кавказский этнографический сборник. — М.: Изд-во АН СССР, 1969. — Т. 4. — С. 33.
  124. 1 2 Pieter Muysken. Studies in language companion series. From linguistic areas to areal linguistics. — John Benjamins Publishing Company, 2008. — Т. 90. — С. 74. — ISBN 90-272-3100-1, ISBN 978-90-272-3100-0.
  125. История Дагестана. — М.: Наука, 1967. — Т. 1. — С. 279.
  126. 1 2 3 4 5 6 7 Сергеева, 1989, с. 93.
  127. Волкова Н. Г. О расселении армян на Северном Кавказе до начала XX века // Историко-филологический журнал. — Ереван, 1966. — № 3. — С. 268.
  128. 1 2 Рамазанов Х. Х., Шихсаидов А. Р. Очерки истории Южного Дагестана. — Махачкала: Дагестанский филиал Академии наук СССР, 1964. — С. 262-265.
  129. 1 2 Сергеева, 1989, с. 119.
  130. Сергеева, 1989, с. 112.
  131. Лезгины // Народы Кавказа. — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1960. — Т. I. — С. 518-519.
  132. Lenore A. Grenoble. Language policy in the Soviet Union. Springer, 2003; p. 130.
  133. Материалы Всесоюзной переписи населения 1926 года по Дагестанской АССР. Вып. 1. Список населённых мест. — Махач-Кала: Изд. Дагстатуправления, 1927. — С. VI.
  134. Магомедов Н. А. Культурные взаимосвязи народов Южного Дагестана и Азербайджана во второй половине XIX — начале XX в. // Вопросы истории Дагестана. Вып. VI. — Махачкала, 2010. — С. 334.
  135. Народы Кавказа / Под общ. ред. С.П. Толстова. — М.: Изд-во АН СССР, 1960. — Т. 1. — С. 543.
  136. Живое единство. О взаимовлиянии литератур народов СССР. — М.: Советский писатель, 1974. — С. 254.
  137. Мусаев К. М. Путём сближения и единства (о роли связей в становлении и развитии лезгинской советской литературы). — Баку: Элм, 1986. — С. 150-151.
  138. 1 2 3 Сергеева, 1989, с. 121.
  139. Сергеева, 1989, с. 128.
  140. 1 2 3 Лавров Л. И. Рутульцы // Советская этнография. — 1953. — № 4. — С. 39.
  141. Талибов Б. Б. Цахурский язык // Языки Российской Федерации и соседних государств. Энциклопедия в 3-х томах. — М: Наука, 2005. — Т. 3. — С. 335. — ISBN 5-02-011267-4, 5-02-011237-2 (Т.2).
  142. Сергеева Г. А. Из истории этнографического изучения народов Горного Дагестана. Научный отчёт начальника Дагестанского отряда Г. А. Сергеевой об экспедиционной работе, проведённой в 1977 г. // Полевые исследования Института этнологии и антропологии 2003. — М.: Наука, 2005. — С. 255.
  143. Лавров Л. И. Этнография Кавказа (по полевым материалам 1924 — 1978 гг.). — Л.: Наука, 1982. — С. 140.
  144. Волкова Н. Г. Вопросы двуязычия на Северном Кавказе // Советская этнография. — 1967. — № 1. — С. 35.
  145. Волкова Н. Г. Материалы экономических обследований Кавказа 1880-х годов как этнографический источник // Кавказский этнографический сборник. — М.: Наука, 1984. — Т. 8. — С. 222.
  146. 1 2 Волкова Н. Г. Этнокультурный контакты народов Горного Кавказа в общественном быту (XIX — начало XX в.) // Кавказский этнографический сборник. — Изд-во Академии наук СССР, 1989. — Т. 9. — С. 169.
  147. Балаев А. Г. Таты Азербайджана: особенности этнического развития и современного положения // Этнос и его подразделения. Ч. 1: Этнические и этнографические группы. — М., 1992. — С. 41.
  148. Миллер Б. В. Таты, их расселение и говоры (материалы и вопросы). — Баку: Издание общества обследования и изучения Азербайджана, 1929.
  149. Сергеева Г. А. Этнографические наблюдения в Азербайджане // Полевые исследования Института этнографии 1982. — М.: Наука, 1986. — С. 103.
  150. 1 2 3 Крачковский И. Ю., Генко А. Н. Арабские письма Шамиля в Северо-Осетии // Советское востоковедение. — Изд-во Академии наук СССР, 1945. — Т. 3. — С. 56-57.
  151. 1 2 Волкова Н. Г. Вопросы двуязычия на Северном Кавказе // Советская этнография. — 1967. — № 1. — С. 33.
  152. 1 2 3 4 Сергеева, 1989, с. 107-108.
  153. Сергеева, 1989, с. 113.
  154. 1 2 Гасанов, 1994, с. 34-35.
  155. Гасанов, 1994, с. 28.
  156. Табасаранский язык. БСЭ. Архивировано 23 августа 2011 года.
  157. Ханмагомедов Б. Г.-К. Табасаранский язык // Языки народов СССР. Т. 4: Иберийско-кавказские языки. — М.: Наука, 1967. — С. 558-559.
  158. Ханмагомедов Б. Г.-К. Табасаранский язык // Языки мира: Кавказские языки. — М.: Academia, 1998.
  159. Ибрагимов М.-Р. А. К истории формирования дагестанских азербайджанцев // Историко-культурные и экономические связи народов Дагестана и Азербайджана: через прошлый опят взгляд в XXI век. Материалы Международной научно-практической конференции, посвящённой 110-летию со дня рождения Азиза Алиева. — Махачкала, 2007. — С. 73-74.
  160. Балаев А. Г. Роль азербайджанского языка в этноязыковых контактах в доревоюционное время // Доклады АН Азербайджанской ССР. — 1986. — № 7. — С. 84.
  161. Курдов К. М. Таты Дагестана // Русский антропологический журнал. — М., 1907. — № 3-4. — С. 59.
  162. Абдуллаев И. Г. О характере и формах проявления двуязычия и многоязычия в Азербайджане (на материале взаимовлияния азербайджанского и иранских языков) // Проблемы двуязычия и многоязычия. — М.: Наука, 1972. — С. 215.
  163. Волкова Н. Г. Этнические процессы в Закавказье в XIX-XX вв. // Кавказский этнографический сборник. — М.: Изд-во АН СССР, 1969. — Т. 4. — С. 46.
  164. Балаев А. Г. Таты Азербайджана: особенности этнического развития и современного положения // Этнос и его подразделения. Ч. 1: Этнические и этнографические группы. — М., 1992. — С. 42.
  165. 1 2 Люшкевич Ф. Д. Некоторые этнографические данные о татах Ирана // Этническая история народов Азии. — М.: Наука, 1972. — С. 194.
  166. 1 2 Будагова, Исмаилова, 1973, с. 48.
  167. Гиляревский Р. С., Гривнин В. С. Определитель языков мира по письменности. — М.: Наука, 1964. — С. 48.
  168. Советский Азербайджан: мифы и действительность. — Баку: Элм, 1987. — С. 293.
  169. 1 2 3 Тагиев И. Мирза Фатали Ахундов и новый тюркский алфавит // Культура и письменность Востока. Кн. II. — Баку, 1928. — С. 58-59.
  170. 1 2 Шариф А. Ахундов М. // Краткая литературная энциклопедия / Гл. ред. А. А. Сурков. — М.: Советская энциклопедия, 1962. — Т. 3. — С. 375-377.
  171. Багиров Г., Чобан-заде. Языковое строительство в АССР // Наука в АССР за 15 лет. — Баку, 1936. — С. 178.
  172. Кононов, 1982, с. 222-223.
  173. Будагова, Исмаилова, 1973, с. 49.
  174. Алпатов В. М. 150 языков и политика. 1917—2000. Социолингвистические проблемы СССР и постсоветского пространства. — М.: Крафт+, Институт востоковедения РАН, 2000. — С. 66.
  175. 1 2 Будагова, Исмаилова, 1973, с. 50.
  176. История Азербайджана. — Баку: Издательство АН Азербайджанской ССР, 1963. — Т. 3, часть 1. — С. 432.
  177. НОВЫЙ АЛФАВИТ. Литературная энциклопедия. Архивировано 31 мая 2012 года.
  178. Алпатов В. М. 150 языков и политика. 1917—2000. Социолингвистические проблемы СССР и постсоветского пространства. — М.: Крафт+, Институт востоковедения РАН, 2000. — С. 48.
  179. Ширалиев, 2001, с. 51.
  180. Mokari, P. G.; Werner, S. (2016). «An acoustic description of spectral and temporal characteristics of Azerbaijani vowels». Poznań Studies in Contemporary Linguistics 52 (3).
  181. Грамматика, 1971, с. 16.
  182. Ширалиев, 2001, с. 52.
  183. 1 2 Грамматика, 1971, с. 41.
  184. Будагова, 1982, с. 54.
  185. Грамматика, 1971, с. 43-44.
  186. 1 2 3 4 Зейналов С. Категория падежа в учебниках по азербайджанскому и турецкому языкам // Филологические науки : сборник научных трудов. — Полтава: Издательство Полтавского национального педагогического университета имени В. Г. Короленко, 2011. — № 9. — С. 103-106. — ISSN 2075-1486.
  187. 1 2 Ширалиев, 1996, с. 164.
  188. 1 2 Будагова З. И. Азербайджанский язык (краткий очерк). — Баку: Элм, 1982. — С. 27.
  189. Баскаков Н. А. Тюркские языки. — М.: Издательство восточной литературы, 1960. — С. 117.
  190. Ширалиев, 2001, с. 57.
  191. Египетский профессор издал на арабском языке труды азербайджанского просветителя, Информационное Агентство "The First News" (10.12.2009).
  192. Гаджиева Н. З. Азербайджанский язык // Языки народов СССР: в 5 томах. Тюркские языки. — М.: Наука, 1966. — Т. 2. — С. 88.
  193. КНИГА МОЕГО ДЕДА КОРКУТА. Огузский героический эпос. М-Л, 1962
  194. «Китаби дедем Коркуд ала лисани таифеи огузан»
  195. История Востока. В 6 т. Т. 2. Восток в средние века. Глава V. — М.: «Восточная литература», 2002. — ISBN 5-02-017711-3
  196. Антология азербайджанской поэзии в 3-х томах, т. 1, М., 1960.
  197. Даулет-шах Алайе Самарканди, Тезкерет-ош-шаорае, (Тегеран, 1337 с г. х. (1958))
  198. Азәрбаjҹaн әдәбиjjаты тарихи, ч. 1, Бакы, 1960.
  199. С октября 1892 по 25 октября 1893 г на Кавказском крае : на армянском — 84, на грузинском — 66, на русском языке — 39, азербайджанском — 2, французском — 3 и немецком — 1. наименовании книг. См. : [ЭСБЕ]
  200. Сегодня - День азербайджанского алфавита и языка, Информационное Агентство "The First News" (01 августа 2009).

Ссылки[править | править вики-текст]

Логотип «Википедии»

«Википедия» содержит раздел
на азербайджанском языке
«Ana Səhifə»

Логотип «Википедии»

«Википедия» содержит раздел
на южном азербайджанском языке
«آنا_صفحه»

Логотип «Викисловаря»
В Викисловаре список слов азербайджанского языка содержится в категории «Азербайджанский язык»
Wikiquote-logo.svg
В Викицитатнике есть страница по теме
Азербайджанский язык

Литература[править | править вики-текст]

Статьи[править | править вики-текст]

  • Сергеева Г. А. Межэтнические связи народов Дагестана во второй половине XIX-XX вв. (этноязыковые аспекты) // Кавказский этнографический сборник. — Изд-во Академии наук СССР, 1989. — Т. 9. — С. 112.
  • Будагова З. И., Исмаилова Г. Г. Орфография азербайджанского языка // Орфография тюркских литературных языков СССР. — М.: Наука, 1973.
  • Ширалиев М. Ш. Азербайджанский язык // Языки мира: Тюркские языки. — М., 1996.
  • Ширалиев М. Ш. Азербайджанский язык // Языки Российской Федерации и соседних государств. — М.: Наука, 2001. — Т. I.

Монографии[править | править вики-текст]

  • Асланов А. М. Азербайджанский язык в орбите языкового взаимодействия (Социально-лингвистическое исследование). — Баку: Элм, 1989. — С. 71-72. — ISBN 5-8066-0213-3.
  • Будагова З. Азербайджанский язык (краткий очерк). — Баку: Элм, 1982.
  • Гасанлы Дж. П. Хрущёвская «оттепель» и национальный вопрос в Азербайджане (1954-1959). — Флинта, 2009. — С. 140-141.
  • Гасанов М. Р. Очерки истории Табасарана. — Махачкала: Дагучпедгиз, 1994. — С. 28.
  • Грамматика азербайджанского языка (фонетика, морфология и синтаксис). — Баку: Элм, 1971.
  • Кононов А. Н. История изучения тюркских языков в России: Дооктябрьский период. — Л.: Наука, 1982. — 344 с.</ref>.
  • Сумбатзаде А. С. Азербайджанцы, этногенез и формирование народа. — "Элм", 1990. — 304 с. — ISBN 5-8066-0177-3.
  • Dowsett, Ch. J. F. Sayat'-Nova: An 18th-century troubadour. A biographical and literary study. — Leuven: Peeters Publishers, 1997. — 505 p. — ISBN 978-9-068-31795-4.