Алексеевский монастырь (Москва)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Монастырь
Алексеевский ставропигиальный женский монастырь
Rabus vid na-Alexeevsky monastyr 1838.jpg
Алексеевский монастырь.
Картина Карла Рабуса, 1838
55°44′40″ с. ш. 37°36′20″ в. д.HGЯO
Страна  Россия
Местоположение Москва
Конфессия православие
Тип женский
Основатель Святитель Алексий (Бяконт) (1360-е)
Первое упоминание 1360 год
Дата основания ок. 1360
Дата упразднения 1837
Состояние возрожден 16 июля 2013 года
Сайт hram-ks.ru
Алексеевский монастырь (Москва) (Центральный административный округ (Москва))
Red pog.png
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Алексе́евский ставропигиальный женский монасты́рь в Москве — действующий православный ставропигиальный ставропигиальный женский монастырь. Находится по адресу: 2-ой Красносельский переулок, дом 7 находившийся на месте храма Христа Спасителя, а до это на улице Остоженка.

Краткая история Алексеевского монастыря Алексеевский монастырь. Храм Всех Святых История древнейшей в Москве женской обители – Алексеевского девичьего монастыря – восходит к XIV веку. Предание связывает основание монастыря с именем московского святителя Алексия, заботившегося об утверждении общежительных монастырей и по благословению которого на Руси были основаны многие обители.

Алексеевская обитель была устроена около 1360 года по просьбе родных сестёр святителя, Евпраксии и Иулиании, в честь святого Алексия, человека Божия, чьё имя воспринял в монашеском постриге сам митрополит.

Для постройки монастыря было выбрано уединённое место близ села Семчинского. Здесь, в пойме Москвы-реки, находились обширные луга и покосы, на которых стояли многочисленные стога сена, отчего вся местность получила название Остожье. В монастыре был возведён храм во имя святого Алексия, человека Божия, а также соборная церковь во имя Зачатия праведной Анны. В основание обители был положен общежительный устав.

Существует предание, согласно которому первой настоятельницей обители стала одна из сестёр святителя – Иулиания. По летописным же сведениям, первой игуменией Алексеевского монастыря была другая Иулиания, родом из Ярославля, «дщи некоего богата родителя и славна, сама же зело благобоязлива, чернечьствовавши лет боле 30 и игуменья бывши 90 черницам и общему житью женскому начальница сущи и многим девицам учительница бывши, и за премногую добродетель любима бысть от всех и почтена всюду, и положена подле церковь» [Приселков М. Д. Троицкая летопись. Реконструкция текста. М.; Л., 1950. С. 442.].

В 1451 году монастырь вместе с Москвой подвергается нашествию татар и разорению. В 1514 году по повелению великого князя Василия Иоанновича итальянский зодчий Алевиз Фрязин построил на месте сгоревшей деревянной церкви каменный храм во имя Алексия, человека Божия. Но «большой московский пожар» 1547 года не пощадил и его: «И бысть буря велика, и потече огонь, яко же молния и пожар силен, и промче во един час за Неглинною огнь и до Всполья за Неглинною и Чертолья погоре до Семчинского сельца...» [Полное собрание русских летописей. Т. 34. М., 1978. С. 182.]

В 1571 году Москва была сожжена крымским ханом Девлет-Гиреем. По мнению историка И.Е. Забелина, именно это событие послужило поводом для переноса монастыря в более безопасное место, ближе к Кремлю. В жалованной грамоте 1623 года, данной царём Михаилом Фёдоровичем Зачатьевскому монастырю, говорится, что "после де Московсково пожару тот Олексеевской монастырь переведен в каменной город в Чертолье" [Смирнов Л. П. Историческое описание Московского Зачатьевского девичьего монастыря. М., 1884. С. 13.] По преданию, на старом месте осталась часть сестёр, не пожелавших его покинуть. Здесь между 1584 и 1585 годами по повелению царя Фёдора Ивановича и его супруги Ирины Фёдоровны, молящихся о даровании наследника престола, был устроен Зачатьевский монастырь, с приделами в честь их небесных покровителей святых Феодора Стратилата и мученицы Ирины.

Построенные на новом месте, в Чертолье, здания Алексеевского монастыря были деревянными. В Смутное время монастырь был разграблен и сожжён поляками, завладевшими Кремлём.

В 1625 году повелением царя Михаила Фёдоровича он был отстроен заново, но 10 апреля 1629 года был снова уничтожен пожаром. Ровно за месяц до бедствия, 10 марта, у царя Михаила Фёдоровича родился сын, который был наречён в честь святого Алексия, человека Божия.

Со времени рождения царевича Алексия, монастырь в честь святого покровителя наследника начинает пользоваться особым царским вниманием. По указу царя сначала был восстановлен деревянный храм, а через пять лет, в 1634 году в монастыре было завершено каменное строительство, для которого были приглашены русские мастера Антип Константинов и Трефил Шарутин. Ими были воздвигнуты поставленные рядом два шатровых храма, один – в честь Преображения Господня, с приделом святого Алексия, человека Божия, другой – во имя Зачатия св. Анны, с приделом в честь Тихвинской иконы Божией Матери. 18 декабря 1634 года храмы освятил святейший патриарх Филарет в присутствии государя.

Царская семья делала щедрые вклады в Алексеевский монастырь. Ежегодно 17 марта здесь праздновались именины наследника, а затем и самого царя Алексея Михайловича. Торжественную службу совершал сам патриарх, либо один из митрополитов. Из книг царских выходов можно узнать, что Михаил Фёдорович с момента освящения храма до своей кончины (1645 г.) был на престольном празднике Алексеевского монастыря восемь раз, а государь Алексей Михайлович за тридцать лет своего царствования посетил в этот день обитель двадцать пять раз.

В 1654 году, во время морового поветрия, в Алексеевском монастыре был обретён список с древней Грузинской иконы Божией Матери, от которого последовали многочисленные чудотворения. Царь Алексей Михайлович и патриарх Никон пожертвовали на образ драгоценный оклад. На поклонение иконе в обитель стекалось множество богомольцев, а в 1662 году перед образом прозрела от слепоты княжна Мария Прозоровская, принявшая затем в монастыре иноческий постриг.

Известно также, что в Алексеевский монастырь определил свою жену будущий патриарх Никон, когда принял решение оставить мир. Он сделал за неё вклад и убедил принять монашество. Бывшая супруга патриарха Никона схимонахиня Таисия была погребена на монастырском кладбище.

В Алексеевском монастыре некоторое время содержалась под стражей княгиня Евдокия Урусова, младшая сестра и единомышленница знаменитой боярыни Морозовой, противницы реформ патриарха Никона.

На территории обители были погребены не только монахини, но и лица, делавшие при жизни богатые вклады в монастырь – князья Щербатовы, Загряжские, князь Алексей Иванович Шаховской, генерал-поручик Иван Васильевич Панин, дядька царя Ивана Алексеевича боярин Борис Гаврилович Юшков и др.

С наступлением 1812 года обитель ждали новые испытания. Разорение Москвы французами не обошло стороной и Алексеевский монастырь. За несколько дней до вступления неприятеля в столицу игумения Анфия (Козловская) и большая часть сестёр покинули монастырь. Он был опустошён и разграблен, многие строения сожжены, но каменная монастырская церковь чудом уцелела благодаря мужеству монахинь, остававшихся в обители.

После изгнания неприятеля император Александр I дал обет в благодарение Богу за избавление России от нашествия иноплеменников в 1812 году воздвигнуть в Москве храм, посвящённый Христу Спасителю.

С исполнением этого обета связано перемещение Алексеевского монастыря на третье и уже окончательное место – в Красное село. Первоначально предполагалось возвести храм на Воробьёвых горах, но вскоре после начала работ стало очевидным, что выбранная местность непригодна для осуществления замысла. В связи с этим строительные работы были прекращены и возобновились только в царствование императора Николая I, который пожелал исполнить обет, данный братом. В 1832 году для построения храма во имя Христа Спасителя император избрал другое место, в то время занимаемое Алексеевским монастырём, и дал распоряжение о подготовке его перемещения. Поиск удобного места для него и переписка по этому вопросу длились не один год.

Алексеевский монастырь. Храм преподобного Алексия Божиего Человека В 1837 году по Высочайшей воле императора Николая I и по благословению митрополита Московского Филарета (Дроздова) было решено перевести Алексеевский монастырь в Красное село.

По мнению исследователей, Красное село могло существовать уже в XII-XIII веках. Первые известные упоминания о нём содержатся в духовных грамотах великих князей Василия Дмитриевича (1423 г.) и Василия Васильевича (1462 г.). По летописным сведениям, в 1480 году в «сельце над Великим прудом» останавливался великий князь Иван III. В ХVI-ХVII веках на территории Красного села существовала Красносельская дворцовая слобода, населённая торговыми и ремесленными людьми.

В 1625 году в Красном селе, неподалеку от Красного пруда, была построена деревянная церковь в честь Воздвижения Животворящего Креста Господня. В 1692 году она была отстроена из камня. В народе эта церковь была также известна как Тихвинская, по имени находящейся в ней чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери. В 1812 году храм пострадал при нашествии французов, но был восстановлен и заново освящён.

Крестовоздвиженской церкви было суждено стать первым храмом Алексеевской обители на новом месте. В течение полугода здесь были выстроены восемь двухэтажных флигелей для келий и каменная ограда со святыми вратами и двумя башнями.

Перемещение монашествующих было совершено 17 октября 1837 года при участии митрополита Московского Филарета (Дроздова). Накануне в Алексеевском монастыре в соборной церкви была отслужена в последний раз всенощная, а на другой день состоялся торжественный крестный ход через всю Москву с особенно чтимыми монастырскими святынями – иконами Божией Матери «Целительница» и «Грузинская», святого Алексия, человека Божия, предметами ризницы. В крестном ходе шли духовенство Пречистенского сорока, настоятельница монастыря игумения Клавдия с сёстрами, народ, пожелавший проводить святыни на новое место. Процессия, пройдя почти через всю Москву, прибыла в Крестовоздвиженскую церковь, в которой московский святитель совершил Божественную литургию.

Сёстры монастыря с трудом привыкали к новому месту жительства, которое по сравнению с городом казалось почти безлюдным. Им пришлось испытать немало трудностей и лишений, так как средства для существования были поначалу очень ограничены.

Однако окрестные жители, привлекаемые благолепием монастырского богослужения, всё чаще и чаще посещали обитель. В 1840 году митрополит Московский Филарет, не оставлявший монастырь своим попечением, благословил открыть на его территории кладбище. С этого времени материальное положение монастыря стало постепенно поправляться.

Уже в 1841 году игумения Клавдия расширяет Крестовоздвиженский храм, имевший два престола – в честь Воздвижения Креста Господня и Тихвинской иконы Божией Матери – пристройкой к нему придела во имя святого Алексия, человека Божия.

В 1853 году стало возможным воздвигнуть в монастыре новую каменную церковь во имя святого покровителя обители – преподобного Алексия, человека Божия, с двумя приделами – в честь Грузинской иконы Божией Матери и святого Павла Латрийского. Труды по его постройке были предприняты следующей настоятельницей Алексеевской обители игуменией Иларией. Храм был построен по проекту архитектора М. Д. Быковского и освящён митрополитом Московским Филаретом 12 ноября 1853 года.

Придел же святого Алексия, человека Божия, в Крестовоздвиженском храме было разрешено переименовать во имя святого Симеона Персидского, в соответствии с желанием благочестивого вкладчика, завещавшего устроить придел во имя своего ангела. В 1857 году Крестовоздвиженский храм был перестроен и расширен.

Дальнейшее строительство в монастыре продолжила игумения Антония (в миру – Александра Троилина) (1871-1897). Под мудрым руководством этой настоятельницы, её неустанными трудами и молитвами обитель достигла вершины своего расцвета.

Родом из богатой купеческой семьи, Александра получила образование в одном из лучших московских пансионов и в 1841 году, девятнадцати лет от рождения, поступила в Спасо-Бородинский общежительный монастырь. Здесь, наставляемая игуменией монастыря Марией (Тучковой), она начала свою иноческую жизнь. В 1858 году приняла пострижение с именем Антонии. В 1859 году, уже после кончины игумении Марии, монахиня Антония была переведена ризничей в Аносин Борисоглебский монастырь.

22 октября 1861 года, в день празднования Казанской иконы Божией Матери, монахиня Антония была произведена митрополитом Московским и Коломенским Филаретом (Дроздовым) в сан игумении и назначена настоятельницей московского Страстного монастыря. По настоянию митрополита Филарета она ввела в нём общую трапезу. Обитель была капитально отремонтирована, построены новые жилые корпуса и богадельня.

Спустя девять лет, 4 февраля 1871 года, игумения Антония была переведена митрополитом Московским Иннокентием (Вениаминовым) в московский Алексеевский монастырь.

Воспитанная в общежительной Спасо-Бородинской обители, игумения Антония и в Алексеевском монастыре стала вводить начала общежития: учредила в нём общую трапезу и общие работы, распорядилась отапливать кельи за счёт средств монастыря. 17 мая 1871 епископ Дмитровский Леонид (Краснопевков) совершил закладку трапезного корпуса. А уже 21 ноября 1871 года митрополит Иннокентий освятил новое двухэтажное здание и благословил начало общей трапезы. На первом этаже были устроены кухня, большой зал для трапезы и кельи для сестёр, служащих при ней. Второй этаж занимали мастерские – золотошвейная, живописная, чеканная и переплётная. На втором этаже также находились аптека и кельи для сестёр. В одной из келий читалась неусыпаемая Псалтирь.

Это было первым шагом к восстановлению общежительного устава в Алексеевском монастыре, введённого ещё первой его настоятельницей игуменией Иулианией – «общему житию женскому начальницы». Общежительный устав был упразднён в 1764 году, после секуляризации монастырских земель в пользу государства, из-за чего монастырь уже не имел средств давать полное содержание монашествующим.

Осенью 1871 года игуменией Антонией в монастыре было устроено училище для южнославянских девочек. В это время русское общество было взволновано событиями на Балканах. В России образовалось Славянское благотворительное общество, взявшее на себя заботы о содержании и обучении в России южнославянской молодёжи. В этом деле приняли участие и представители русского церковного управления. В частности, было решено отдавать южнославянских девочек на попечение женских монастырей.

Училище действовало в монастыре в течение двенадцати лет и готовило народных учительниц для южнославянских стран, находившихся в то время под турецким игом. Монастырь брал на себя полное содержание девочек. Обучались они по программе начальных городских училищ. За время существования училища были подготовлены два выпуска девочек. На экзаменах в школе нередко бывали московский генерал-губернатор князь В. А. Долгоруков, член Славянского благотворительного общества Н. А. Попов и др. Все они отмечали высокий уровень подготовки учащихся.

В 1878 году игумения Антония заложила в монастыре новый каменный двухэтажный корпус под богадельню для престарелых сестёр и больницу с небольшой домовой церковью. 10 сентября 1879 года митрополитом Московским Макарием (Булгаковым) был освящён храм во имя Архистратига Михаила.

Для расширения монастырского кладбища, служащего главным источником доходов обители, игумения Антония приобрела в собственность монастыря огромный участок земли, прилегающий к его территории. С присоединением этого участка к монастырю его территория увеличилась почти вдвое. Тогда же возникла мысль и о постройке нового кладбищенского храма на этой земле.

Закладка храма Всех Святых была совершена 22 августа 1887 года при участии митрополита Московского и Коломенского Иоанникия (Руднева). Строился он около четырёх лет.

30 июня 1891 года во вновь сооружённом храме Алексеевского монастыря состоялось торжественное освящение главного престола во имя Всех Святых. Совершил освящение митрополит Иоанникий.

Храм был построен по проекту архитектора А. А. Никифорова, а мраморный иконостас выполнен в русско-византийском стиле по эскизу архитектора Д. Н. Чичагова. Новый храм расписали живописцы Троице-Сергиевой Лавры, многие из икон были написаны монахинями Алексеевского монастыря.

В храме Всех Святых боковой придел освятили в честь Казанской иконы Божией Матери, особенно почитаемой настоятельницей, так как 22 октября, в день празднования иконе, она была произведена в сан игумении. Здесь была помещена одна из святынь обители – чудотворная икона Божией Матери «Целительница». Все иконы, поднесённые игумении Антонии на её двадцатипятилетний юбилей, были пожертвованы ею во Всехсвятский храм.

Придел во имя Казанской иконы Божией Матери, построеннный на средства дворян Журавлёвых, был освящён 22 августа 1891 года.

Особенностью храма Всех Святых явилось то, что весь его нижний подвальный этаж занимала усыпальница для погребения усопших. В 1894 году игумения Антония подала прошение митрополиту Сергию о разрешении погребать в этой усыпальнице преимущественно лиц духовного и монашеского звания.

Плодотворная деятельность игумении Антонии на благо Церкви и общества была отмечена многими наградами. Она снискала любовь и преданность сестёр монастыря, её знали и почитали и в среде духовенства, и в светском обществе. Скончалась игумения Антония 5 октября 1897 года и была погребена возле Симеоновского придела Крестовоздвиженского храма.

Кладбище Алексеевского монастыря со временем превратилось в один из лучших и благоустроенных некрополей Москвы. На нём нашли упокоение не только насельницы обители, но и благочестивые миряне. За могилами заботливо ухаживали монахини. Очевидец вспоминал: «Ни на одном из московских кладбищ не ласкает глаз такое обилие цветов, как на Алексеевском»4. Здесь были могилы Нарышкиных, Волконских, Трубецких, известных предпринимателей – Алексеевых, Мамонтовых, Перловых, Оловянишниковых. На кладбище Алексеевского монастыря было похоронено немало лиц духовного звания, военных, литераторов, художников, учёных. Назовём некоторых из них: основатель Ново-Афонского монастыря иеромонах Арсений (Минин), публицист М. Н. Катков, директор московской Оружейной палаты А. Ф. Вельтман, поэт А. М. Жемчужников, известная меценатка Надежда фон Мекк, художник И. М. Прянишников, принимавший участие в росписи храма Христа Спасителя. Многие надгробные памятники и часовни представляли собой немалую художественную ценность.

Доходы от монастырского кладбища позволяли монастырю вести не только строительство, но и широкую благотворительную деятельность.

В период русско-турецкой войны 1877-1878 гг. монастырь оказывал помощь Обществу попечения о раненых и больных воинах (в 1879 году оно было переименовано в Российское общество Красного Креста5, на котором лежала практически вся медицинская помощь армии.

В Алексеевском монастыре велась подготовка сестёр милосердия (из числа послушниц) для нужд Общества.

Помимо этого, ещё при игумении Иларии Алексеевский монастырь вёл благотворительную деятельность среди заключённых. Так, в женском отделении Московской тюремной больницы две монахини и четыре послушницы монастыря поочерёдно ухаживали за больными арестантами, молились и читали им духовные книги.

С 1884 года, в память исполнившегося совершеннолетия наследника царевича Николая Александровича, будущего императора Николая II, игумения Антония ежегодно вносила в Московское епархиальное Филаретовское училище тысячу рублей из монастырских денег на воспитание бедных девиц духовного звания.

В память об избавлении императора Александра III и его семьи во время железнодорожной катастрофы 17 октября 1888 года в монастыре было устроено училище с курсом начальной церковно-приходской школы на 17 девочек-сирот и дочерей беднейших членов духовенства. Лучшие ученицы переводились в Филаретовское и Мариинское епархиальные училища, где содержались за счет монастыря. Так, в 1891/92 учебном году в Филаретовском училище было шесть пансионерок Алексеевского монастыря, и две пансионерки самой игумении Антонии. По проекту А. А. Никифорова к югу от церкви Всех Святых для училища был выстроен каменный двухэтажный корпус. Открытие и освящение монастырского училища состоялось 27 августа 1889 года.

Высокий уровень духовной жизни сестёр в Алексеевском монастыре позволил ему стать своего рода «школой» будущих игумений. В обители под руководством опытных стариц были воспитаны настоятельницы многих монастырей. Среди них можно выделить основательницу Виленского Марие-Магдалинского женского монастыря игумению Флавиану (Попову) и её преемницу игумению Антонию (Золотарёву), а также первую настоятельницу Спасо-Вознесенского Елеонского женского монастыря в Иерусалиме монахиню Евпраксию (Миловидову).

В Алексеевской обители по благословению митрополита Филарета начинала свою монашескую жизнь будущая игумения Серпуховского Владычнего монастыря Митрофания (в миру – баронесса Прасковья Григорьевна Розен), бывшая фрейлина императрицы Марии Александровны.

Из Алексеевского монастыря вышли настоятельница московского Никитского монастыря игумения Паисия, настоятельница московского Зачатьевского монастыря Валентина, и многие другие.

Революционные события прервали расцвет Алексеевской обители. Вслед за революцией последовала череда тяжелейших испытаний: гражданская война, разруха, голод, который был использован властями как повод для изъятия в 1922 году церковных ценностей.

19 августа 1924 года руководители швейной фабрики «Возрождение» и завода Маленкова, расположенных неподалёку, обратились в Моссовет с просьбой о выселении монахинь из келейных корпусов монастыря.

Большинству насельниц Алексеевской обители пришлось покинуть монастырь. Они устраивались небольшими группами на квартирах в Москве, стараясь сохранить монастырский уклад жизни. Многие разъехались по деревням и сёлам, часть же монахинь осталась жить на территории обители.

6 декабря 1924 года в Моссовете было рассмотрено ходатайство Сокольнического районного совета о предоставлении под культурно-просветительные цели сразу двух монастырских храмов – святого Алексия, человека Божия, и Всех Святых.

В первых числах декабря 1924 года церковь Всех Святых была закрыта. А в январе 1925 года та же участь постигла и храм преподобного Алексия, человека Божия. В монастыре продолжала действовать только церковь Воздвижения Креста Господня.

Уже в конце 1928 года было решено превратить монастырское кладбище в парк. В первой половине 1929 года проводилась его «ликвидация», осквернялись некогда любовно ухоженные руками монахинь могилы, разрушались и вывозились на продажу мраморные памятники. Родственникам было запрещено переносить прах похороненных на нём близких.

Накануне Рождества 1931 года всех остававшихся в монастыре сестёр арестовали и выслали в Казахстан или на Север. В первой половине 1930-х годов были арестованы и сосланы все бывшие насельницы, проживавшие за пределами монастыря. Вряд ли кому-то из них удалось избежать репрессий того времени.

В 1937–1938 годах наступил очередной этап гонений на Церковь, многие алексеевские монахини были арестованы и сосланы во второй раз, некоторых ждали расстрельные приговоры. В 2000 году Архиерейским Юбилейным Собором Русской Православной Церкви в сонме Российских мучеников и исповедников, пострадавших за веру Христову, прославлена послушница Алексеевского монастыря Анна (Макандина). 21 августа 2007 года на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви была канонизирована её сестра, послушница Матрона (Макандина). Послушница Евфросиния (Тимофеева) причислена к лику новомучеников и исповедников Российских на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви 6 октября 2006 года. Память их совершается в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских, а также – в дни их мученической кончины: преподобномучениц Анны и Матроны – 14 марта, Евфросинии – 5 ноября (по новому стилю).

С уничтожением монашеской жизни Алексеевская обитель прекратила своё существование. В советское время стены и башни монастыря были снесены. Соборный Крестовоздвиженский храм с 1930-х годов занимает Институт рыбного хозяйства (ВНИИРО). В доме № 17 по Верхней Красносельской улице сейчас невозможно узнать бывший храм, оказавшийся встроенным в здание института.

В здании церкви прп. Алексия, человека Божия, долгое время находился Дом пионеров Сокольнического района, а на месте бывшего монастырского кладбища по указанию Н. С. Хрущева был устроен пионерский парк. В церкви Всех Святых размещался архив земской управы, а затем – завод по производству зонтиков. По стёртому с лица земли кладбищу проложена автомобильная эстакада, разрезавшая монастырскую территорию пополам.

Больничная церковь церковь святого Архангела Михаила была полностью снесена к 1979 году, к её столетнему юбилею. На ее месте был выстроен 14-ти этажный жилой дом (Верхняя Красносельская, 17/2).

До настоящего времени из всей исторической застройки Алексеевского монастыря сохранился храм Всех Святых и два симметрично расположенных корпуса, надстроенных в советское время тремя этажами. С противоположной стороны Русаковской эстакады находятся храм св. прп. Алексия, человека Божия, и поглощённая Институтом рыбного хозяйства Крестовоздвиженская церковь.

Осенью 1990 года стал возрождаться и оживать храм Всех Святых. Интересно вспомнить, что несколько раз откладывалось освящение храма, покуда, наконец, оно не свершилось на Лазареву субботу в 1991 году. И только позже стало ясно, что этот день совпал с празднованием памяти преподобного Алексия, человека Божия, небесного покровителя монастыря. В Великую субботу в 1992 году наш храм посетил Святейший Патриарх Алексий II. А 30 марта 2010 года, в день памяти Алексия Божиего человека за вечерним богослужением в нашем храме молился Святейший Патриарх Кирилл.

25 ноября 2002 года на праздник Милостивой иконы Божией Матери (в день первого освящения этого храма в 1853 году) состоялось освящение левого придела в храме преподобного Алексия человека Божия. Сейчас восстановлен весь храм. В марте 2006 года Указом Патриарха Московского и всея Руси Алексия II при храме преподобного Алексия человека Божия учреждено Патриаршее Подворье с приписным храмом Воздвижения Креста Господня.

16 июля 2013 года на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви принято решение о возрождении в Москве в Красном Селе Алексеевского женского монастыря.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]

Сайт монастыря: hram-ks.ru