Андрей Белый

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Андрей Белый
Andrei Bely in Brussels (1912).jpg
Имя при рождении Борис Николаевич Бугаев
Псевдонимы Андрей Белый
Дата рождения 14 (26) октября 1880[1][2]
Место рождения Москва, Российская империя
Дата смерти 8 января 1934(1934-01-08)[3][4][5] (53 года)
Место смерти Москва, РСФСР, СССР
Гражданство Flag of Russia.svg Российская империя
Flag of the Russian Soviet Federative Socialist Republic (1918–1937).svg РСФСР
Flag of the Soviet Union.svg СССР
Род деятельности писатель
критик
поэт
стиховед
Направление символизм, модернизм
Язык произведений русский
Произведения на сайте Lib.ru
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Файлы на Викискладе
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике
Альма-матер: ИМУ (1903)

Андрей Белый (настоящее имя Бори́с Никола́евич Буга́ев; 14 (26) октября 1880 год, Москва — 8 января 1934, там же) — русский писатель, поэт, критик, мемуарист, стиховед; один из ведущих деятелей русского символизма и модернизма в целом.

Биография[править | править код]

Родился в семье математика Николая Васильевича Бугаева (1837—1903), декана физико-математического факультета Московского университета, и его жены Александры Дмитриевны, урождённой Егоровой (1858—1922). До двадцати шести лет жил в самом центре Москвы, на Арбате; в квартире, где он провёл детские и юношеские годы, в настоящее время действует мемориальная квартира[6]. Бугаев-старший обладал широкими знакомствами среди представителей старой московской профессуры; в доме бывал Лев Толстой.

В 18911899 гг. Борис Бугаев окончил знаменитую московскую гимназию Л. И. Поливанова, где в последних классах увлёкся буддизмом, оккультизмом, одновременно изучая литературу. Особое влияние на Бориса оказывали тогда Достоевский, Ибсен, Ницше. Здесь у него пробудился интерес к поэзии, в особенности к французской и русским символистам (Бальмонт, Брюсов, Мережковский). В 1895 г. сблизился с Сергеем Соловьёвым и его родителями — Михаилом Сергеевичем и Ольгой Михайловной, а вскоре и с братом Михаила Сергеевича — философом Владимиром Соловьёвым.

В 1899 году по настоянию отца поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета[7]. С юношеских лет пытался соединить художественно-мистические настроения с позитивизмом, со стремлением к точным наукам. В университете он работает по зоологии беспозвоночных, изучает труды Дарвина, химию, но не пропускает ни одного номера «Мира искусства». Осенью 1899 года Борис, по его выражению, «всецело отдается фразе, слогу».

В декабре 1901 года Белый знакомится со «старшими символистами» — Брюсовым, Мережковским и Гиппиус. Осенью 1903 года вокруг Андрея Белого организовался литературный кружок, получивший название «Аргонавты»[8]. В 1904 году «аргонавты» собирались на квартире у Астрова. На одном из заседаний кружка было предложено издать литературно-философский сборник под названием «Свободная совесть», и в 1906 году вышли две книги этого сборника.

В 1903 году Белый вступил в переписку с Александром Блоком, а через год состоялось их личное знакомство. До этого, в 1903 году он с отличием окончил Московский университет. С момента основания журнала «Весы» в январе 1904 года Андрей Белый стал тесно сотрудничать с ним. Осенью 1904 года поступил на историко-филологический факультет Московского университета, выбрав руководителем Б. А. Фохта; однако в 1905 году прекратил посещать занятия, в 1906 году подал прошение об отчислении и стал заниматься исключительно литературной работой.

Карандашный набросок Леона Бакста

После мучительного разрыва с Блоком и его женой Любовью Менделеевой Белый полгода жил за рубежом. В 1909 году стал одним из сооснователей издательства «Мусагет». В 1911 году совершил ряд путешествий через Сицилию — Тунис — Египет — Палестину (описано в «Путевых заметках»). В 1910 г. Бугаев, опираясь на владение математическими методами, читал начинающим поэтам лекции о просодии — по словам Д. Мирского, «дата, с которой можно отсчитывать само существование русского стиховедения как отрасли науки»[9].

С 1912 года редактировал журнал «Труды и дни», основной темой которого были теоретические вопросы эстетики символизма. В 1912 в Берлине он познакомился с Рудольфом Штейнером, стал его учеником и без оглядки отдался своему ученичеству и антропософии. Фактически отойдя от прежнего круга писателей, работал над прозаическими произведениями. Когда разразилась война 1914 года, Штейнер со своими учениками, в том числе и с Андреем Белым, находились в швейцарском Дорнахе, где начиналось строительство Гётеанума. Этот храм строился собственными руками учеников и последователей Штейнера. Перед началом Первой мировой войны А. Белый посетил могилу Фридриха Ницше в деревушке Рёккен под Лейпцигом и мыс Аркона на острове Рюген.

В 1916 году Б. Н. Бугаев был вызван в Россию «для проверки своего отношения к воинской повинности» и кружным путём через Францию, Англию, Норвегию и Швецию прибыл в Россию. Жена за ним не последовала. После Октябрьской революции он вёл занятия по теории поэзии и прозы в московском Пролеткульте среди молодых пролетарских писателей.

С конца 1919 г. Белый задумывался о возвращении к жене в Дорнах, за границу его выпустили только в начале сентября 1921 г. Из объяснения с Асей стало ясно, что продолжение совместной семейной жизни невозможно. С октября 1921 г. по ноябрь 1923 г. он жил на эмиграции в Берлине.[10] Владислав Ходасевич и другие мемуаристы запомнили его изломанное, скоморошеское поведение, «выплясывание» трагедии в берлинских барах[11]: «его фокстрот — чистейшее хлыстовство: даже не свистопляска, а христопляска» (Цветаева).

В октябре 1923 г. Белый неожиданно вернулся в Москву за своей подругой Клавдией Васильевой. «Белый — покойник, и ни в каком духе он не воскреснет», — писал в «Правде» всемогущий в то время Лев Троцкий[12]. В марте 1925 года он снял две комнаты в Кучине под Москвой. Писатель умер на руках у своей жены Клавдии Николаевны 8 января 1934 года от инсульта — следствие солнечного удара, случившегося с ним в Коктебеле. Эта судьба была предсказана им в сборнике «Пепел» (1909):

Золотому блеску верил,
А умер от солнечных стрел.
Думой века измерил,
А жизнь прожить не сумел.

Осип Мандельштам откликнулся на известие о смерти Белого поэтическим циклом, начинающимся строками: «Голубые глаза и горячая лобная кость — Мировая манила тебя молодящая злость…» В газете «Известия» был опубликован некролог Белого, за авторством Б. Л. Пастернака и Б. А. Пильняка, в котором Белый, не являвшийся центральной или значительной фигурой в складывавшейся советской литературе, трижды был назван «гением»[13]. Власти распорядились изъять его мозг и передать на хранение в Институт мозга человека[14].

Личная жизнь[править | править код]

В годы, когда символисты пользовались наибольшим успехом, Белый состоял в «любовных треугольниках» сразу с двумя собратьями по течению — Валерием Брюсовым и Александром Блоком. Отношения Белого, Брюсова и Нины Петровской вдохновили Брюсова на создание романа «Огненный ангел» (1907). В 1905 году Нина Петровская стреляла в Белого[15]. Треугольник Белый — Блок — Любовь Менделеева замысловато преломился в романе «Петербург» (1913). Некоторое время Любовь Менделеева-Блок и Белый встречались в съёмной квартире на Шпалерной улице[16]. Когда же она сообщила Белому, что остаётся с мужем, а его хочет навсегда вычеркнуть из жизни, Белый вступил в полосу глубокого кризиса, едва не закончившегося самоубийством[17]. Ощущая себя покинутым всеми, он уехал за границу.

По возвращении в Россию в апреле 1909 года Белый сблизился с Анной Тургеневой («Ася», 1890—1966). В декабре 1910 она сопровождала Белого в путешествии по Северной Африке и Ближнему Востоку. Церемония бракосочетания состоялась в Берне 23 марта 1914 года. В 1921 году, когда писатель вернулся к ней в Германию после пяти лет пребывания в России, Анна Алексеевна предложила ему разойтись навсегда. Она осталась жить в Дорнахе, посвятив себя служению делу Рудольфа Штейнера. Её называли «антропософской монахиней». Будучи талантливой художницей, Ася сумела выработать особый стиль иллюстраций, которыми пополняла антропософские издания. Её «Воспоминания об Андрее Белом», «Воспоминания о Рудольфе Штейнере и строительстве первого Гётеанума» содержат интересные подробности их знакомства с антропософией, Рудольфом Штейнером и многими талантливыми людьми Серебряного века. Её образ можно узнать в Кате из «Серебряного голубя».

В октябре 1923 года Белый вернулся в Москву; Ася навсегда осталась в прошлом. Но в его жизни появилась женщина, которой суждено было провести с ним последние годы. Клавдия Николаевна Васильева (урожд. Алексеева; 1886—1970) стала последней подругой Белого. Тихая, заботливая Клодя, как называл её писатель, 18 июля 1931 года стала супругой Белого.

Творчество[править | править код]

Могила Андрея Белого на Новодевичьем кладбище Москвы

Литературный дебют — «Симфония (2-я, драматическая)» (М., 1902). За ней последовали «Северная симфония (1-я, героическая)» (1904), «Возврат» (повесть, 1905)[18], «Кубок метелей» (1908)[19] в индивидуальном жанре лирической ритмизованной прозы с характерными мистическими мотивами и гротескным восприятием действительности. Войдя в круг символистов, участвовал в журналах «Мир искусства», «Новый путь», «Весы», «Золотое руно», «Перевал».

Ранний сборник стихов «Золото в лазури» (1904) отличается формальным экспериментаторством и характерными символистскими мотивами. После возвращения из-за границы выпустил сборники стихов «Пепел» (1909; трагедия деревенской Руси)[20], «Урна» (1909), роман «Серебряный голубь» (1909; отд. изд. 1910), очерки «Трагедия творчества. Достоевский и Толстой» (1911). Итоги собственной литературно-критической деятельности, отчасти символизма в целом, подведены в сборниках статей «Символизм» (1910; включает также стиховедческие работы), «Луг зелёный» (1910; включает критические и полемические статьи, очерки о русских и зарубежных писателях), «Арабески» (1911).

В 1914—1915 вышла первая редакция романа «Петербург», который является второй частью трилогии «Восток или Запад». В романе «Петербург» (1913—14; переработанная сокращённая редакция 1922) символизированное и сатирическое изображение российской государственности. Роман широко признан в качестве одной из вершин прозы русского символизма и модернизма в целом.

Первый в задуманной серии автобиографических романов — «Котик Летаев» (1914—15, отд. изд. 1922); серия продолжена романом «Крещёный китаец» (1921; отд. изд. 1927). В 1915 Белый пишет исследование «Рудольф Штейнер и Гёте в мировоззрении современности» (М., 1917).

Понимание Первой мировой войны как проявления общего кризиса западной цивилизации отражено в цикле «На перевале» («I. Кризис жизни», 1918; «II. Кризис мысли», 1918; «III. Кризис культуры», 1918). Восприятие животворной стихии революции как спасительного выхода из этого кризиса — в очерке «Революция и культура» (1917), поэме «Христос воскрес» (1918), сборнике стихов «Звезда» (1922). Также в 1922 году в Берлине публикует «звуковую поэму» «Глоссолалия», где, опираясь на учение Р. Штейнера и метод сравнительно-исторического языкознания, разрабатывает тему создания вселенной из звуков[21]. По возвращении в Советскую Россию (1923) создаёт романную дилогию «Москва» («Московский чудак», «Москва под ударом»; 1926), роман «Маски» (1932), пишет мемуары — «Воспоминания о Блоке» (1922—23) и мемуарную трилогию «На рубеже двух столетий» (1930), «Начало века» (1933), «Между двух революций» (1934).

Среди последних работ Андрея Белого — теоретико-литературные исследования «Ритм как диалектика и „Медный всадник“» (1929) и «Мастерство Гоголя» (1934), которые позволили В. В. Набокову назвать его «гением въедливости»[22]. Сокращённое изложение теоретических выкладок Белого о ритме русского стиха приведено Набоковым в приложении к переводу «Евгения Онегина» на английский язык (en:Notes on Prosody).

Влияние[править | править код]

Стилистическая манера Белого предельно индивидуализирована — это ритмическая, узорчатая проза с многочисленными сказовыми элементами[23]. По словам В. Б. Шкловского, «Андрей Белый — интереснейший писатель нашего времени. Вся современная русская проза носит на себе его следы. Пильняк — тень от дыма, если Белый — дым»[24]. Для обозначения влияния А. Белого и А. М. Ремизова на послереволюционную литературу исследователь использует термин «орнаментальная проза». Это направление стало основным в литературе первых лет советской власти[25]. В 1922 году Осип Мандельштам призывал писателей к преодолению Андрея Белого как «вершины русской психологической прозы» и к возвращению от плетения словес к чистому фабульному действию[26]. Начиная с конца 1920-х гг. беловское влияние на советскую литературу неуклонно сходит на нет. В 2000 году состоялось открытие мемориального музея Андрея Белого в доме, где писатель прожил первые двадцать шесть лет своей жизни[27].

Адреса в Петербурге[править | править код]

Доска на доме по ул. Арбат, 55, где родился и вырос Андрей Белый
  • 01.1905 года — квартира Мережковского в доходном доме А. Д. Мурузи — Литейный проспект, 24;
  • 01. — 02.1905 года — меблированные комнаты «Париж» в доходном доме П. И. Лихачёва — Невский проспект, 66;
  • 12.1905 года — меблированные комнаты «Париж» в доходном доме П. И. Лихачёва — Невский проспект, 66;
  • 04. — 08.1906 года — меблированные комнаты «Париж» в доходном доме П. И. Лихачёва — Невский проспект, 66;
  • 30.01. — 08.03.1917 года — квартира Р. В. Иванова-Разумника — Царское Село, Колпинская улица, 20;
  • весна 1920 — 10.1921 — доходный дом И. И. Дернова — улица Слуцкого, 35 (с 1918 по 1944 год так называлась Таврическая ул.).

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Белый // Краткая литературная энциклопедияМ.: Советская энциклопедия, 1962. — Т. 1.
  2. Белый, Андрей // Писатели современной эпохи: Био-библиографический словарь русских писателей XX века / под ред. Б. П. КозьминМ.: 1928. — Т. 1. — С. 39–43. — 287 с.
  3. data.bnf.fr: платформа открытых данных — 2011.
  4. SNAC
  5. Babelio
  6. Мемориальная квартира Андрея Белого на Арбате
  7. Замечательные питомцы Московского университета.
  8. Лавров А.В. Мифотворчество "аргонавтов" // Миф.Фольклор.Литература. — Л.: Наука, 1978. — С. 137—170. — 251 с.
  9. Мирский Д. С. Андрей Белый // Мирский Д. С. История русской литературы с древнейших времен до 1925 года / Пер. с англ. Р. Зерновой. — London: Overseas Publications Interchange Ltd, 1992. — С. 716—728.
  10. Томас Урбан: Русские писатели в Берлине в 20-е годы ХХ века; Санкт-Петербург 2014, с. 29.
  11. М. Л. Спивак. Андрей Белый — мистик и советский писатель. РГГУ, 2006. Стр. 258.
  12. Л. Троцкий. Литература и революция. // Правда. 1922. No 221, 1 октября.
  13. Памяти Андрея Белого / Публ. Д. Г. Санникова // Наше наследие. — 1998. — № 45.
  14. М. Л. Спивак. Посмертная диагностика гениальности. Аграф, 2001. ISBN 978-5-7784-0110-5. Стр. 12.
  15. Ходасевич, В. Брюсов. — 1924.
  16. В. Н. Демин. Андрей Белый. Молодая гвардия, 2007. Стр. 115.
  17. А. В. Лавров. Андрей Белый в 1900-е годы: жизнь и литературная деятельность. Новое литературное обозрение, 1995. Стр. 204.
  18. Белый, А. Возврат : 3 симфония. — М.: Гриф, 1905. — 126 с.
  19. Белый, А. Кубок метелей: Четвертая симфония. — М.: Скорпион, 1909. — 229 с.
  20. Белый, А. Пепел: [Стихи]. — СПб.: Шиповник, 1909. — 244 с.
  21. Темиршина О. Р. «Мне музыкальный звукоряд отображает мирозданье…»: глоттогония и космогония в «Глоссолалии» А. Белого // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9. Филология. 2012. № 3. С. 147.
  22. В. Набоков. Собрание сочинений американского периода. Том 1. Симпозиум, 1997. Стр. 458.
  23. Лавров А. В. Андрей Белый // История русской литературы: В 4 т. / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1980—1983. Т. 4. Литература конца XIX — начала XX века (1881—1917). / Ред. тома: К. Д. Муратова. — 1983. — С. 549—572.
  24. В. Б. Шкловский. Гамбургский счет: статьи, воспоминания, эссе. Советский писатель, 1990. Стр. 215.
  25. Корецкая И. В. Андрей Белый: «корни» и «крылья» // Связь времен: Проблемы преемственности в русской литературе конца XIX — начала XX в. М., 1992.
  26. О. Мандельштам. Слово и культура. Литературная Москва. Рождение фабулы
  27. Мемориальная квартира Андрея Белого. Филиал Государственного музея А.С.Пушкина. Государственный музей А. С. Пушкина. Проверено 30 апреля 2018.

Литература[править | править код]

  • Белый Андрей // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Демин В. Н. Андрей Белый. — М.: Молодая гвардия, 2007. — 413 с. (Жизнь замечательных людей)
  • Долгополов Л. К. Андрей Белый и его роман «Петербург». Л.: Советский писатель, 1988. 416 с.
  • Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917 / [пер. с нем.]. — М. : РИК «Культура», 1996. — XVIII, 491, [1] с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8.
  • Кедров К. А. Многоочитая сфера Андрея Белого // Поэтический космос. — 1989 (то же: Метаметафора, 1999; Параллельные миры, 2002; Метакод, 2005).
  • Кожевникова Н. А. Язык Андрея Белого. — М.: Институт русского языка РАН, 1992. — 256 с.
  • Лавров А. В. Белый Андрей // Русские писатели. 1800—1917: Биографический словарь, гл. ред. П. А. Николаев, Т. 1: А — Г. — М., 1992. — С. 225—230.
  • Мочульский К. В. Андрей Белый. — М.: Водолей, 1997. — 254 с.
  • Никитин В. А. Белый // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2002. — Т. IV. — С. 565-571. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-009-9.
  • Переписка Андрея Белого и Вячеслава Иванова // Русская литература. 2015. № 2
  • Полянская М. Foxtrot белого рыцаря. Андрей Белый в Берлине. — СПб.: Деметра, 2009. — ISBN 978-5-94459-030-5.
  • Смерть Андрея Белого (1880—1934): Сб. статей и материалов, документы, некрологи и письма, дневники, посвящения, портреты / Сост. М. Л. Спивак, Е. В. Наседкина. — М.: Новое лит. обозрение, 2013. — 968 с. — (Критика и эссеистика). 1000 экз., ISBN 978-5-4448-0114-7
  • Сотникова Н. Кучинский отшельник // Балашиха в очерках и зарисовках (К 300-летию Российской прессы) / Авторский коллектив; Научный консультант С. Нелипович. — М.: АСТ, 2003. — С. 138—144. — 192, [32] с. — 5 000 экз. — ISBN 5-17-019096-4.
  • Спивак М. Андрей Белый — мистик и советский писатель. — М.: РГГУ, 2006. — 578 с.
  • Щербак Н. «Не осуди мое молчанье». Андрей Белый // Щербак Н. Любовь поэтов серебряного века. М.: Астрель, СПб: Астрель-СПб, 2012. С. 23-34

Ссылки[править | править код]

Андрей Белый читает отрывок своего стихотворения «Голос прошлого», 1911 г.