Андроцентризм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Андроцентри́зм (англ. androcentrism от др.-греч. ἀνήρ, anḗr — мужчина + κέντρον, kéntron — остриё (циркуля), средоточие) — глубинная культурная традиция, сводящая общечеловеческую субъективность (общечеловеческие субъективности) к единой мужской норме, репрезентируемой как универсальная объективность, в то время как иные субъективности, и прежде всего женская, репрезентируются как собственно субъективности, как отклонение от нормы, как маргиналия[1]. Таким образом, андроцентризм — это не просто взгляд на мир с мужской точки зрения, а выдача мужских нормативных представлений и жизненных моделей за единые универсальные социальные нормы и жизненные модели. Практика размещения женской точки зрения в центре называется гиноцентризмом.

Происхождение и употребление термина[править | править код]

Весы. Гравюра по дереву из книги Вальтера Хермана Риффа[de], опубликованной Иоганном Петреусом[en] в 1547 году[2]. Deutsche Fotothek

Концепция андроцентризма впервые была озвучена в начале двадцатого столетия Шарлоттой Перкинс Гилман, написавшей книгу «Мир, сделанный мужчинами, или наша андроцентричная культура» (The Man-Made World: or, Our Androcentric Culture, 1911), в которой говорится:

Все наше мировоззрение зиждется на неизменном негласном предположении: в мужчине воплощен человеческий тип, а женщина олицетворяет собой некую дополняющую, сопровождающую и подчиненную помощницу, основная сущность которой сводится к продолжению рода. Относительно мужчины женщина всегда выполняла функцию препозиции — она всегда была при нем. Всегда считалось, что она над ним или под ним, впереди него, за ним, около него.

Гилман продолжает свои рассуждения[3]:

Все, что мы наблюдаем вокруг, с чем рождаемся и с чем вырастаем, мы считаем естественным порядком вещей — так уж устроен мир…

По мнению Гилман, то, что считается «человеческой природой» в значительной степени лишь мужская природа. В конце концов, она приходит к выводу, что «наша андроцентричная культура была и остается чрезмерно маскулинной, что никак не может быть приемлемым».

Симона де Бовуар, не прибегая к самому термину андроцентризм, разработала это понятие, используя его в теории неравенства полов. В книге «Второй пол», первоначально опубликованной во Франции в 1949 году, она утверждает, что восприятие исторически сложившихся взаимоотношений между мужчиной и женщиной как отношений по типу господство — подчинение, высокий статус — низкий статус или даже позитивное — негативное, не является самым верным. Скорее, в культурах, где господствуют мужчины[4],

Мужчина воплощает как позитивные, так и нейтральные черты, что, собственно, и нашло отражение в общеупотребительном использовании существительного (man — мужчина, человек) для обозначения человеческого существа вообще. В то же время «женщина» являет собой только негативные черты и воспринимается односторонне, через призму ограничений… Как у древних существовало понятие абсолютно вертикальной линии, относительно которой измерялся угол отклонения, так и в наши времена существует свой особый «ординар» — некий абсолютно мужской человеческий тип. В женском организме имеются яичники, матка. Тем самым женщина становится пленницей своей непохожести, очерченной границами её природы. Часто говорят, что она думает не головой, а своими половыми железами. Мужчина позволяет себе роскошь игнорировать тот факт, что его анатомия тоже включает в себя половые железы, в том числе и яички, и что эти железы вырабатывают половые гормоны. Мужчина воспринимает своё тело в прямой и естественной связи с миром, который он постигает, с его точки зрения, объективно. В то же время женское тело он воспринимает как некий барьер, как тюрьму со всеми отягчающими последствиями. Таким образом, человечество, род людской по сути своей мужской, и потому женщина воспринимается не сама по себе, а лишь относительно мужчины; она не рассматривается как автономное, отдельное существо… Она — нечто побочное рядом с существенно важным и необходимым. Он — Субъект, он — Абсолют, она — Другая.

В 1994 году Кэтрин Маккиннон, исследующая правовые аспекты феминизма, раскрыла правовой миф гендерного нейтралитета, чего никто другой до неё не делал. Хотя она никогда не использовала термин «андроцентризм», её основные доводы были идентичны представленным в этой книге: мужчины и женщины отличаются друг от друга по многим биологическим и историческим характеристикам, что, в конечном счете, является причиной всех аспектов женского неравенства — от ущемления в оплате труда до изнасилований.

Все это происходит не из-за различий между мужчиной и женщиной, но в силу того, что социальный мир организован таким образом, что перспектива в нем есть только у мужчин, что о нуждах мужчин автоматически заботятся, в то время как специфически женские нужды рассматриваются или как отдельные случаи, или вообще не принимаются во внимание. Из всех андроцентричных институтов, приведенных в списке Маккиннон и считающихся типично гендерно нейтральными, пожалуй, ни один не несет такой ответственности за отказ женщинам в праве использовать экономические и политические ресурсы США, как структура занятости. Многие американцы могут подумать, что сфера занятости гендерно нейтральна, что определенная дискриминация женщин носит незаконный характер, но на самом деле она так основательно организована в интересах работника-мужчины, имеющего жену, которая заботится о доме и детях, что различия между мужчинами и женщинами трансформировались в широчайший ущерб интересам женщин.

Биологическая и историческая роль женщины как матери не ограничивает доступ к экономическим и политическим ресурсам. Его ограничивает андроцентрический социальный мир, который институциализирует только один механизм координации оплачиваемой работы с обязанностью быть родителем: иметь дома жену, которая заботится о детях.

Американская исследовательница‑антрополог Нэнси Рис (Nancy Riec), анализируя представления о мужчинах и женщинах, подчеркивает сущность андроцентричной культуры, при которой мужчины соотносятся с обществом, а женщины — с природой. Такие взгляды находят своё отражение в языке, в художественном творчестве и даже в науке. Основное в этих взглядах — «символическое противопоставление мужчин как существ более „окультуренных“, общественных, женщинам — существам, более близким к природе. Это породило ряд двойных оппозиций, таких как: жизнь женщины мотивирована биологически, а жизнь мужчины — социально; у женщин на первом плане тело, а у мужчин — мысль; женщины руководствуются страстями и инстинктами (материнскими, воспитательными), тогда как мужчин направляет их рассудок и интеллект: место женщины — в кругу семьи, в то время как сфера мужчины — это общество, политика, бизнес»[5][6].

Гендерные стереотипы[править | править код]

Основная статья: Гендерная роль

Существует расхожее мнение, что мужчинам в большей степени, чем женщинам, присущи воля, бесстрашие, стойкость, выносливость, рациональность, отвага, логичность, воинственность, постоянство, решительность, умение трезво оценивать действительность, обобщать отдельные факты, а также что мужчины более активны, деловиты, обладают стремлением к авторитарности, склонны к работе с элементами риска. В то же время у них меньше, чем у женщин, развиты вербальные способности и интуиция.

В то же время многие склонны полагать, что такие качества приписывает мужчинам культурная традиция, и что далеко не всегда они являются характерными чертами личности мужчины. Например, интуиция может быть хорошо развита у любого человека, независимо от пола. Необходимо учитывать, что каждый мужчина имеет свой индивидуальный характер, формируемый под влиянием различных общественных и наследственных факторов.

Термин андроцентризм активно используется теоретиками гендерного подхода и феминистками для критики социального мира культуры, где характеристики мужского и женского разноплановы и разновесны, дихотомично разведены и иерархично структурированы. Ибо существующий мир культуры и мир природы осуществлен (через нарратив) от лица мужского субъекта, с точки зрения мужской перспективы, где женское понимается как «другое» и «чужое», а чаще всего вообще игнорируется. Андроцентризм современной культуры основан на универсалистском дискурсе европейской науки, позиционирующей себя гендерно нейтрально и «научно» обосновывающей гендерную нейтральность социальных институтов и структур.

Роль мужчины в обществе[править | править код]

Исторически сложилось так, что в большинстве культур мужчины имели больше прав и пользовались большим авторитетом в обществе, чем женщины. Эта традиция закреплена и в предписаниях распространённых мировых религий. Во многом это вызвано тем, что для женщины в связи с рождением и воспитанием детей основные жизненные цели находились исключительно внутри семьи. В настоящее время во многих западных странах (преимущественно, в странах Европы, а также в США) наблюдается тенденция уравнивания в правах женщины и мужчины. Перемены, произошедшие в отношении к женщине в XX веке на Западе, наиболее ярко характеризуются такими процессами, как сексуальная революция и активизация феминизма как наиболее организованного проявления стремления к равноправию мужчины и женщины.

Примеры андроцентризма[править | править код]

Основная статья: Равенство полов

В 1948 году генеральная ассамблея ООН приняла всеобщую декларацию прав человека, в которой указывалось, что каждый человек, независимо от пола, имеет право на одни и те же свободы. Однако, доклад 1997 года о развитии человека говорит о том, что ни одно государство не преуспевает в достижении этой цели.

В профессиональной деятельности[править | править код]

По самым последним статистическим данным переписи населения США, женщины зарабатывают лишь 77 % того, что зарабатывают мужчины за тот же объем работы. В дополнении к этому гендерному разрыву в оплате труда, очень редко можно встретить женщин на руководящих должностях в крупных компаниях. Также стоит отметить, что такие традиционные женские рабочие места, как преподавание и уход за детьми, являются одними из самых низкооплачиваемых должностей. [источник не указан 1018 дней]

Участие в политической жизни[править | править код]

Несмотря на то, что женщины составляют половину населения земного шара, они занимают лишь 15,6 % мест в парламентах всего мира. Отсутствие женщин прослеживается на всех уровнях власти — местном, региональном и национальном. Исследования, которые изучали женщин на руководящих должностях в Боливии, Камеруне и Малайзии, обнаружили, что когда женщины могли принимать участие в формировании приоритетных статей расходов, они были более склонны инвестировать средства в семью, общественные ресурсы, здравоохранение, образование и искоренение бедности, чем мужчины, которые чаще инвестируют в военную промышленность. Некоторые страны экспериментировали с системой квот для увеличения количества женщин в политике, хотя эти системы часто критикуют женщин в политике просто потому, что они женщины, независимо от их квалификации.

Литература[править | править код]

Преобладание мужчин-писателей в истории литературы объясняют не только определенными конкретно-историческими условиями (специфика женского образования и воспитания и т. п.), но и сознательным исключением из истории авторов-женщин и их текстов. Каноническая поэтика, начиная с античности, основывалась на текстах мужчин, женщины не вписывались в канон, в результате женское творчество определялось как тривиальное и дилетантское. В истории искусства женщина была воспета как муза и объект поклонения мужчины-творца, при этом ей самой было отказано в праве на творчество. В большинстве обществ сегодня, книги, журнальные статьи и рецензии написаны преимущественно мужчинами и, как следствие, больше освещается мужская точка зрения. Например, в 2010 году только 37 % книг, изданных Random House были написаны женщинами, и только 17 % книг, рассмотренных The New York Review Books были написаны женщинами.[7] Исследования, проведенные VIDA в 2010 году, выявили, что именно лица мужского пола писали подавляющее большинство статей и рецензий в ведущих журналах в Соединенных Штатах и Великобритании.[8]

Исследование доктора Дэвида Андерсона (David Anderson) и доктора Майкла Гамильтона (Mykol Hamilton) указало на недостаточное количество женских персонажей в 200 самых продаваемых детских книгах с 2001 года. Было практически в два раза больше главных героев мужского пола, чем женского, и мужские персонажи появились в 53 % иллюстраций. Большинство сюжетных линий были сосредоточенны на мужских персонажах и их жизненном опыте.[9]

Телевидение и кинематограф[править | править код]

Мужчины являются режиссёрами, сценаристами и продюсерами подавляющего большинства кинокартин. Это может привести к андроцентричной предвзятости, так как большинство фильмов соотносится с мужским видением мира. Согласно цифрам, из 250 самых кассовых фильмов, 82 % были экранизациями книг, написанных мужчинами, и только 6 % фильмов сняли режиссёры женского пола.[10] 70 % всех обзоров на кинокартины написаны мужчинами. Таким образом, количество мужчин превосходит количество женщин не только на экране, но и в случае с написанием обзоров.[11]

В исследованиях 2009 года, проведенных Институтом Джины Дэвис (Geena Davis Institute), было проанализировано 122 фильма для детей (выпущенных в период с 2006 по 2009). Исследования показали, что количество представителей мужского пола превышает количество женщин как на съемочной площадке, так и на экране. Результаты исследования выявили, что 93 % режиссёров, 87 % писателей и 80 % продюсеров были мужчинами.[12] Таким образом, андроцентричное видение мира доминировало в большинстве фильмов. В отчетах исследования утверждается, что мужское доминирование основано на мужской предвзятости (андроцентричной предвзятости) в сюжетных линиях кинокартин. Большинство персонажей, выражающих своё мнение также мужского пола, в то время как у женских персонажей оценивается только внешность, молодость, и сексуальность.

Искусство[править | править код]

Во все времена образ мужчины выступал в качестве героического персонажа, как объект для запечатления в изобразительных искусствах. В истории и теории искусств в полной мере воспроизводятся устойчивые образы мужчины как художника-творца и женщины как объекта поклонения.

Андроцентризм языка[править | править код]

Язык играет особую роль в воспроизводстве андроцентризма, ибо языковая картина мира фиксирует и воспроизводит (называет) мир с мужской точки зрения. Выделяются следующие признаки андроцентризма:

  1. Отождествление понятий человек и мужчина. Во многих языках Европы они обозначаются одним словом: man в английском, homme во французском, Mann в немецком.
  2. Имена существительные женского рода являются, как правило, производными от мужских, а не наоборот. Им часто сопутствует негативная оценочность. Применение мужского обозначения к референту-женщине допустимо и повышает её статус. Наоборот, номинация мужчины женским обозначением несет в себе негативную оценку.
  3. Существительные мужского рода могут употребляться неспецифицированно, то есть для обозначения лиц любого пола. Действует механизм «включенности» в грамматический мужской род. Язык предпочитает мужские формы для обозначения лиц любого пола или группы лиц разного пола. Так, если имеются в виду учителя и учительницы, достаточно сказать «учителя».
  4. Согласование на синтаксическом уровне происходит по форме грамматического рода соответствующей части речи, а не по реальному полу референта.
  5. Фемининность и маскулинность разграничены резко и противопоставлены друг другу, в качественном (положительная и отрицательная оценка) и в количественном (доминирование мужского как общечеловеческого) отношении, что ведет к образованию гендерных асимметрий.

Андроцентризм языка связан с тем, что язык отражает социальную и культурную специфику общества, в том числе и мужское доминирование, большую ценность мужчины и ограниченную частной сферой деятельность женщины.

Спорт[править | править код]

Достаточно большая достоверная разница в пользу лиц мужского пола установлена в отношении соматических признаков, функциональных возможностей и показателей кондиционных способностей (прежде всего силовых, скоростных, выносливости). Причем эти отличия наблюдаются уже с ранних лет занятий спортом (8-10 лет), несколько затухают в фазе полового созревания (12-14 лет) и снова возрастают к этапу спортивного мастерства. Преимущество мужчин в этих характеристиках иногда достигает 10-20 % и более.

Ярким показателем андроцентризма и «гендерной слепоты» в сфере физической культуры и спорта является в настоящее время поиск равных для женщин возможностей участия в олимпийском движении. Сложность состоит в том, что женщины имеют минимальное представительство в официальных органах спортивных организаций, обладающих правом принятия решения. Национальные олимпийские комитеты (НОКи), под контролем которых находятся олимпийские виды спорта в отдельных странах; международные спортивные федерации (МСФ), обладающие монопольным правом представления олимпийских видов спорта; сам Международный олимпийский комитет, который принимает окончательное решение о включении видов спорта в программу Олимпийских игр, являются организациями, абсолютное большинство членов которых составляют мужчины.

Основанием для доминирования мужчин в МОКе в первую очередь является то, что МОК пополняется представителями национальных олимпийских комитетов, где статус женщин весьма низок. Кроме того, на количество женщин в МОКе влияло отсутствие возрастного ценза для его членов (которые не покидали своих постов и в очень преклонном возрасте). В настоящий момент увеличение количества женщин в МОКе происходит благодаря введению новых НОКов в члены МОК, представителями которых являются женщины. Хотя МОК в настоящий момент и продолжает быть достаточно элитарной организацией, его стремление к демократизации проявляется в том, что он стал более отзывчив к мнению широких масс, и в частности к предложениям относительно уничтожения гендерных разногласий.

Андроцентризм в России[править | править код]

Современная практика России такова: женщины составляют 53 % от всех жителей, но в Государственной Думе последнего созыва (1999 г.) депутатов-женщин всего 7 %. Женщины наравне с мужчинами работали в советские годы на производстве и в других сферах народного хозяйства, однако в результате приватизации они оказались отчуждены от передела бывшей государственной собственности и крупного бизнеса, среди крупных предпринимателей лишь 3 % — женщины. Женщины составляют более половины (56 %) лиц с высшим образованием, однако их доходы в целом, по данным независимых исследований, составляют чуть более 40 % доходов мужчин: их значительно меньше среди руководителей всех уровней, в том числе и руководителей в сфере искусства и науки. На рынке труда сохраняется вертикальная и горизонтальная сегрегация с преобладанием женщин в низкооплачиваемых бюджетных секторах, на низкооплачиваемых не руководящих работах, разрыв в оплате труда составляет 36 %.

Среди учащихся высших учебных заведений около 60 % женщин, однако, отдача от образования у них ниже[13]; в два раза больше мужчин занято в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам, но в два раза больше женщин на работах, связанных с напряженностью трудового процесса.[14]

Разрыв по полу в доступе к ресурсам устойчиво сохраняется десятилетиями, серьезные политические и экономические изменения в России не повлияли на данную ситуацию: разрыв в оплате труда составляет 35-40 %, женщины по- прежнему больше работают и меньше имеют свободного времени (в современном обществе время становится одним из самых важных ресурсов для человека). На ведение домашнего хозяйства женщины традиционно тратят почти в два раза больше времени при гораздо меньшем разрыве в затратах рабочего времени (в 1,3 раза мужчины работают больше). А свободное время женщин в 2010 г. в среднем было на 46 минут в день меньше, чем у мужчин.[15]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. А.В. Кирилина. Гендер и язык. Антология с. 13-15.
  2. Ryff, Walther Hermann. Der furnembsten, notwendigsten, der gantzen Architectur …. — Nuremberg: J. Petreius, 1547.
  3. Гендерная психология / под ред. И. С. Клециной. — 2-е изд., перераб. и доп.. — М.: Питер, 2009. — 496 с. — (Практикум по психологии). — ISBN 978-5-388-00541-0.
  4. Бовуар, Симона де. Второй пол / перевод с французского Ирины Малаховой, Елены Орловой, Анны Сабашниковой. — СПб.: Азбука-Аттикус, 2017. — 924 с. — (Новый культурный код). — ISBN 978-5-389-13048-7.
  5. Клецина, Ирина Сергеевна. Психология гендерных отношений : теория и практика. — СПб.: Алетейя, 2004. — С. 229. — 403 с. — (Гендерные исследования). — ISBN 5-89329-722-9.
  6. Ильин, Евгений Павлович. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — С. 25. — 686 с. — (Мастера психологии). — ISBN 978-5-49807-453-5.
  7. Franklin, Ruth (7 Feb 2010) The New Republic: A Literary Glass Ceiling? Why magazines aren’t reviewing more female writers (retrieved 17/03/2011)
  8. VIDA: Women in Literary Arts. The Count 2010 (retrieved 17 March 2011)
  9. Anderson, David & Hamilton, Mykol. (2007). Sex Roles: A Journal of Research. «Gender Stereotyping and Under-Representation of Female Characters in 200 Popular Children’s Picture Books: A 21st Century Update.»
  10. The Celluloid Ceiling Report (retrieved 17/03/2011)
  11. Lauzen, Martha (2008) Thumbs Down — Representation of Women Film Critics in the Top 100 U.S. Daily Newspapers (retrieved 17/03/2011)
  12. Smith, Stacy & Choueiti, March (2009). Gender On Screen and Behind the Camera in Family Films:An Executive Summary (retrieved 17/03/2011)
  13. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. Россия в 2015: цели и приоритеты развития. М.: ПРООН, 2005. С. 77-78.
  14. Труд и занятость в России. 2009. Стат.сб. Росстат, 2009. С. 313—314.
  15. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. Россия в 2015: цели и приоритеты развития. М.: ПРООН, 2005. 87; Итоги пилотного выборочного обследования использования (бюджета) времени населением. ФСГС, М.: 2010.с. 10).

Источники[править | править код]