Антинатализм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Артур Шопенгауэр (1788—1860), известный сторонник антинатализма.

Антинатали́зм (др.-греч. ἀντί — «против», лат. natalis — «рождение») — диапазон философских и этических позиций, негативно оценивающих размножение и считающих его неэтичным в тех или иных ситуациях, включая негативную оценку размножения при любых условиях (напр., такова позиция философа-биоэтика Дэвида Бенатара). Антинатализм следует отличать от практических решений проблемы перенаселения и политики ограничения рождаемости.

Те или иные элементы философии антинатализма разделялись Артуром Шопенгауэром, Эдуардом фон Гартманом[1], Петером Весселем Цапффе[2], Людвигом Витгенштейном[3].

Антинатализм может варьироваться как в зависимости аргументов, используемых в его поддержку (филантропический, экологический), так и по степени строгости (глобальный, ситуационный)[4]. Антинатализм не привязан к какой-либо определенной этической системе; сторонниками антинатализма могут являться представители самых различных этических подходов, что и обуславливает разнообразие конкретных антинаталистических позиций даже в более строгих вариациях этики антинатализма.

Филантропический аргумент антинатализма[править | править код]

В центре внимания филантропического аргумента антинатализма – интересы и благополучие потенциального рожденного и то, как они могут быть нарушены в результате его рождения[5].

Качество жизни[править | править код]

Начиная существовать, дети становятся уязвимыми перед всеми существующими видами бед и невзгод. Потенциальные источники страданий включают в себя физические и ментальные болезни, дряхление, природные катаклизмы, войны и насилие, ежедневные неудобства (голод, жажда, усталость, головные боли), неудовлетворение потребностей высшего порядка (карьерные и романтические неудачи, скука, одиночество, негативная самооценка, экзистенциальные кризисы) и смерть. Профессор Дэвид Бенатар, один из первых философов, формализовавших философию антинатализма[1], считает, что все человеческие жизни содержат значительное количество хотя бы одного из перечисленных выше видов страданий, а чаще всего несколько. При этом оценка самими людьми своего качества жизни часто бывает завышенной из-за различных оптимистических когнитивных искажений, таких как принцип Поллианны и привыкание[6]. Бенатар также замечает, что существует асимметрия между положительными и отрицательными ощущениями: самые интенсивные удовольствия краткосрочны, тогда как самые худшие виды боли могут быть гораздо более длительными; существует хроническая боль, но не существует хронического удовольствия; самые худшие виды боли (например, пытки) более интенсивны, чем интенсивность самых лучших удовольствий (например, удовольствия от оргазма)[5]. Многие психологические исследования обнаруживают, что отрицательные жизненные события обладают бо́льшей силой, чем положительные. Так, психолог и исследователь Рой Баумайстер отмечает, что плохие эмоции, плохие родители и плохие ответные реакции имеют более сильное влияние, чем хорошие; плохая информация обрабатывается тщательнее, чем хорошая, а плохие впечатления и негативные стереотипы формируются быстрее, чем хорошие, и более устойчивы[7].

Артур Шопенгауэр также утверждал, что жизнь в конечном счете имеет отрицательное значение, потому что любые положительные переживания всегда будут перевешены страданием, так как оно является более сильным переживанием[8].

Cогласие и риск[править | править код]

Ключевыми элементами филантропического аргумента антинатализма являются принципиальная невозможность дать согласие на собственное рождение, а также отсутствие возможности предсказать, как сложится жизнь того или иного индивида. В частности, разделяя крайнюю антинаталистическую позицию, Дэвид Бенатар сравнивает размножение с «игрой в русскую рулетку с полностью заряженным пистолетом, который направлен на голову их будущего потомства»[6].

Профессор Шона Шиффрин считает, что размножение, несмотря на то, что оно приносит рождаемому комбинацию как вреда, так и пользы, является морально рискованным действием, которое противоречит базовым либеральным и антипатерналистстким принципам, запрещающим накладывать на людей значительные риски без их на то согласия, даже если риски в итоге приводят к совокупной пользе[9]. Шиффрин приводит в пример следующую притчу, иллюстрирующую сомнительность таких действий:

Богач - очень состоятельный человек. Однажды он решает поделиться своим состоянием с соседями, которые живут на близлежащем острове и не нуждаются в дополнительных деньгах. У него нет никаких других способов распределить свое богатство, кроме как сбрасывать его с самолета в виде кубов золота. Богач старается никого не задеть, однако понимает, что его действия могут случайно убить или покалечить кого-нибудь. Большинство получателей золотых кубов удивлены, но рады им. Однако одному человеку, Несчастливчику, куб ломает руку. Несчастливчик также рад золоту, но не уверен, что он бы согласился быть поставленным под угрозу Богачом, чтобы получить это золото, если бы был предупрежден заранее.[10]

По мнению Шиффрин, к допустимым действиям, наносящим вред индивиду, относятся только те, которые предотвращают или уменьшают (с обоснованной степенью вероятности) еще больший вред. Так как рождение детей никогда не осуществляется с целью предотвращения или уменьшения еще большего вреда, потому что потенциальный ребенок еще не имеет никаких потребностей, размножение не является морально допустимым.

Другие чувствующие виды[править | править код]

Филантропический аргумент антинатализма, будучи основанным на предпосылке значимости благополучия рождаемых, в целом распространяется не только на людей, но и на все организмы, способные испытывать негативные сенсорные ощущения, вне зависимости от их видовой принадлежности. Кроме того, в случае, если бы существовали искусственные небиологические сущности, способные подвергаться страданию (ощущающие роботы или программы), филантропический антинатализм распространялся бы и на них. Так, Томас Метцингер считает, что риск создания подобного страдающего существа должен наложить мораторий на исследования в области искусственного сознания[11]. Естественным продолжением применения принципов антинатализма к животным, разводящимся на современных животноводческих фермах, является веганство[12], хотя оно не является необходимым компонентом этики антинатализма.

Асимметрия Бенатара[править | править код]

Философ Дэвид Бенатар также выдвигает отдельный аргумент в пользу антинатализма, согласно которому, между вредом и благом существует фундаментальная асимметрия, которая приводит к тому, что рождение всегда является вредом для рождаемых, вне зависимости от того, насколько высоко будет качество их жизни[13]. Асимметрия Бенатара основывается на следующих предпосылках:

  1. Наличие страданий — зло.
  2. Наличие удовольствий — благо.
  3. Отсутствие страданий — благо, даже если это благо никем не испытывается.
  4. Отсутствие удовольствий не есть зло, если не существует того, для кого данное отсутствие удовольствий являлось бы лишением[13].
Сценарий А (X существует) Сценарий Б (X никогда не существовал)
(1) Наличие страданий (Плохо) (3) Отсутствие страданий (Хорошо)
(2) Наличие удовольствия (Хорошо) (4) Отсутствие удовольствия (Не плохо)

("Удовольствие" и "страдание" использованы в матрице лишь в качестве конкретных примеров блага и вреда.)

Рожденные гарантированно испытают в жизни как удовольствие, так и страдание, тогда как несуществующие не испытывают ни плохого, ни хорошего. Поскольку отсутствие страданий – это всегда хорошо, даже если это отсутствие никем не испытывается, а отсутствие удовольствий плохо только в том случае, если существует кто-то, кто нуждается в этом удовольствии, воздержание от размножения – это всегда более этичный вариант, чем размножение.

Утверждая, что рождение - это всегда вред для рождаемого, асимметрия, тем не менее, не конкретизирует, насколько значителен этот вред. Бенатар допускает, что если бы размер всех возможных существующих страданий был достаточно мал (например, равнялся уколу иголки), то размножение можно было бы оправдать на основании пользы, которое оно приносит другим людям (например, родителям), а не самому рождаемому.

Экологический аргумент антинатализма[править | править код]

В отличие от филантропического, экологический аргумент антинатализма рассматривает не благосостояние отдельных существ, а экосистемы и биосферу в целом. Эти позиции основываются на принципах экоцентризма и этического холизма, согласно которым экосистемы имеют моральное значение, потому что они обладают отдельной, не-инструментальной ценностью, которая не связана с интересами обитающих в них животных, и поэтому их сохранность, целостность и стабильность должны оберегаться[14]. Экологический аргумент антинатализма поддерживается Движением за добровольное вымирание человечества.

Мизантропический аргумент антинатализма[править | править код]

Мизантропический аргумент фокусируется не на страдании, которое испытает любой рождаемый человек, а на вреде, который он причинит другим существам, в том числе животным и другим людям. Согласно Бенатару:

  1. У людей есть моральная обязанность воздерживаться от создания новых членов вида, который причиняет (и продолжит причинять) огромные количества боли, страданий и смерти.
  2. Человеческий вид причиняет огромные количества боли, страданий и смерти.
  3. Таким образом, у людей есть обязанность воздерживаться от рождения детей[5]

Ситуационные позиции антинатализма[править | править код]

Ситуационный антинатализм подразумевает менее жесткие взгляды на то, какой уровень вреда считать недопустимым для размножения, и порицают размножение в тех или иных особых случаях, таких как ситуации, когда качество жизни создаваемого человека будет гарантированно крайне низким, например, в случаях серьезных врожденных дефектов[15] [4].

Критика[править | править код]

Большая часть критики антинатализма исходит из религий, особенно авраамических[16][17], поддерживающих создание крупных семей. Кроме того, некоторые родители заводят детей, чтобы они обеспечивали их жизнедеятельность в старости.

Демографическая политика таких стран, как Россия, Белоруссия, Украина, Австралия, Франция, Италия, Германия, Польша и Япония, поощряет многодетность в целях борьбы с депопуляцией.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Ken Coates. Anti-Natalism: Rejectionist Philosophy from Buddhism to Benatar. — First Edition Design Publishing, 2016-07-26. — 222 с. — ISBN 9781506902401.
  2. Статья «The view from mount Zapffe», в которой сказано о том, что Цапффе намеренно жил и умер бездетным, как и учил (англ.)
  3. Эдвард Кантерян. Людвиг Витгенштейн. — Москва: Ad Marginem, 2016.
  4. 1 2 Elizabeth Brake, Joseph Millum. Parenthood and Procreation // The Stanford Encyclopedia of Philosophy / Edward N. Zalta. — Metaphysics Research Lab, Stanford University, 2018.
  5. 1 2 3 David Benatar, David Wasserman. Debating Procreation. — Oxford University Press, 2015. — 278 с.
  6. 1 2 Benatar, David. Better Never to Have Been. — NY : Oxford University Press, 2006. — ISBN 9780199296422. — DOI:10.1093/acprof:oso/9780199296422.001.0001.
  7. Roy F. Baumeister, Ellen Bratslavsky, Catrin Finkenauer, Kathleen D. Vohs. Bad is stronger than good. (англ.) // Review of General Psychology. — 2001. — Vol. 5, iss. 4. — P. 323–370. — ISSN 1089-2680. — DOI:10.1037/1089-2680.5.4.323.
  8. Schopenhauer, Arthur, 1788-1860. Parerga and Paralipomena : short philosophical essays. — Oxford [England]: Clarendon Press, 1974. — 2 volumes с. — ISBN 0198245084, 9780198245087, 0198246358, 9780198246350, 019824634X, 9780198246343, 0195198131, 9780195198133.
  9. Seana Valentine Shiffrin. WRONGFUL LIFE, PROCREATIVE RESPONSIBILITY, AND THE SIGNIFICANCE OF HARM (англ.) // Legal Theory. — 1999/06. — Vol. 5, iss. 2. — P. 117–148. — ISSN 1352-3252 1469-8048, 1352-3252. — DOI:10.1017/S1352325299052015.
  10. Asheel Singh. Assessing anti-natalism: a philosophical examination of the morality of procreation (англ.). — 2012.
  11. Metzinger, Thomas, 1958-. The ego tunnel : the science of the mind and the myth of the self. — New York: Basic Books, 2009. — 1 online resource (xii, 276 pages) с. — ISBN 9780786744428, 0786744421, 128246034X, 9781282460348.
  12. Better Never To Have Been: An Interview with David Benatar. Reasonable Vegan. — Интервью с Дэвидом Бенатаром.
  13. 1 2 D. Benatar Why it is Better Never to Come Into Existence, American Philosophical Quarterly 1997, volume 34, number 3, pp. 345—355. (англ.)
  14. Why we should give moral consideration to sentient beings rather than ecosystems. Animal Ethics.
  15. Rivka M. Weinberg. Procreative Justice: A Contractualist Account // Public Affairs Quarterly. — 2002. — Т. 16, вып. 4. — С. 405–425.
  16. Twerski, Rebbetzin Feige. Joys of A Large Family. Дата обращения 12 ноября 2008. Архивировано 19 июня 2012 года.
  17. Павел VI. Humanae Vitae: Encyclical of Pope Paul VI on the Regulation of Birth. Ватикан: Libreria Editrice Vaticana (25 июля 1968). Дата обращения 12 ноября 2008. Архивировано 19 июня 2012 года.

Литература[править | править код]

  • Benatar D. Better Never to Have Been. The Harm of Coming into Existence. — Oxford: Clarendon Press, 2006. — 237 с. — ISBN 0-19-929642-1. — ISBN 978-0-19-929642-2.
  • Benatar D., Wasserman D. Debating Procreation. Is it wrong to reproduce? — Oxford University Press, 2015. — 278 с. — ISBN 9780199333547.
  • Weinberg R. The Risk of a Lifetime. How, When, and Why Procreation May Be Permissible. — Oxford University Press, 2015. — 280 с. — ISBN 9780190243708.

Ссылки[править | править код]