Антинорманизм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Антинормани́зм — направление в международной, российской[1], советской и постсоветской историографии, сторонники которого отвергают и опровергают норманистические концепции происхождения первой правящей династии Руси и создания русского государства[2]. Не отрицая участия скандинавов в политических процессах на Руси, антинорманисты критикуют преувеличенное, по их мнению, в рамках норманской теории, значение такого участия.

Начиная с В. Н. Татищева и М. В. Ломоносова, сторонники антинорманизма подчёркивали и подчёркивают проявление российской государственности у массагетов, ругов, в Скифии, Сарматии, Готии, Гуннии, Боспорском царстве, Приазовской Болгарии, Тюркском каганате, Хазарии, древневенгерском союзе племён, «северных архонтствах» раннесредневековой Византии, пруссов, аукштайтов, жмудинов, у балтийских славян[3].


Ничего ни о каком Рюрике и ни о каких Рюриковичах никогда не знал Иларион (митрополит Киевский), считавший правящую династию потомками Игоря Старого. Но поскольку норманизма тогда не существовало, назвать его антинорманистом некорректно. Первыми антинорманистами были поэтому иностранные послы в Москве - Священной Римской империи германской нации Сигизмунд Герберштейн и Королевства Англии Флетчер - считавшие легенду о призвании головотяпами Рюрика и его братьев из Скандинавии фантастической и невероятной, и на основании изучения истории Европы и России предположившие происхождение правящей династии Руси от королей балтийских славян или рода королей Венгрии и царей дунайских и волжских болгар - Дуло. Антинорманистом был и сам государь Иван Васильевич IV Грозный, к которому прибыл посол Флетчер. До него "Летописец Еллинский и Римский», а также «Сказание ο князьях Владимирских», повествующие ο всемирной истории от сотворения мира, рисуют картину сакральной преемственности власти от сыновей Ноя κ Александру Македонскому, через него κ Августу и κ московским князьям. Согласно традиции этих русских летописей Государь всячески поддерживал версию о своём происхождении от римского императора Августа через его брата Пруса, его потомков, одним из которых был Рюрик - правителей прибалтийских княжеств, вошедших в состав Священной Римской империи германской нации и во владения германских рыцарей в Прибалтике, и одновременно о том, что он никогда не будет претендовать ни на какие земли в Скандинавии или на Данелаг - территории своих союзников или потенциальных союзников, так как никакого отношения к ним не имеет.[4] Подражая своему государю, многие русские знатные роды настаивали на своём происхождении из Священной Римской империи, в том числе, в результате поглощения славянских земель Венгерского королевства империей в период вторжения в Венгрию османов.[5] Но такой антинорманизм был несовершенен, так как полностью игнорировал участие скандинавов. И. Н. Болтин впервые пытался синтезировать норманизм и антинорманизм для создания современного антинорманизма. Антинорманизм (в синтезе с элементами норманизма) стал государственной идеологией Российской империи при императоре Николае I благодаря Эверсу. Хотя в конце жизни он отказался от версии, что первоначальные истоки Руси были в Тмутараканском княжестве,- считал это местоположение промежуточным,- и вообще между Балтийским и Чёрным морем, но всегда был уверен, что, подобно Петру III с его голштинцами и Екатерине II, Рюрик, если существовал, независимо от того, был ли он предком Игоря Старого или, более вероятно, только предком его жены Ольги, прибыл в давно сложившееся государство. Но представители скептической школы не способствовали убедительности теории Эверса, впрочем, в Российской империи остававшейся официальной. К широкой общественности апеллировали Ст. Руссов и особенно приехавший из Карпатской Руси, никогда не входившей в состав Киевской Руси и не имевшей отношение к Рюрику, Ю. И. Венелин.[6]

Поскольку антинорманизм стал официальной версией Российской империи, то, естественно, что у оппозиционно настроенной интеллигенции в пику царской власти популярен стал норманизм. Большевики, полностью отрицавшие царские порядки, в учебниках истории опять вернулись к норманнской версии происхождения Рюрика.[7]

Одними из наиболее всесторонних и аргументированных трудов российских сторонников антинорманизма 2000-х—2010-х годов являются монографии, учебные пособия, сборники статей и электронные публикации профессора В. В. Фомина [8].

Предыстория[править | править вики-текст]

М. В. Ломоносов отождествлял русь (россы) с пруссами, последних причисляя к славянам. В этом он полагался в первую очередь на свое личное мнение о сходстве «их (пруссов) языка со славенским», а также ссылался на Претория[9] и Гельмольда, почитавшим «прусский и литовский язык за отрасль славенского»[10].

Для опровержения норманской теории Ломоносов использовал «Окружное послание патриарха Фотия»[11], где упоминаются «вагры», которых Ломоносов приравнивает к варягам. В древнерусских источниках «варягами» назывались народы, живущие по побережью Балтики. Вывод Ломоносова: были варяги-русы и варяги-скандинавы. Следовательно, нет оснований говорить о том, что варяги, упоминаемые в «Повести временных лет», — скандинавы. Этногенез русских вообще, по его мнению, происходил на основе смешения славян и т. н. «чуди» (в терминологии Ломоносова — это финно-угры). Местом начала этнической истории русских, по его мнению, является междуречье Вислы и Одера[12].

В своём главном историческом труде «Древняя Российская история» М. В. Ломоносов сравнивает российскую историю с историей Римской империи, проводит сравнительный анализ античных верований и верований восточных славян и находит множество сходных элементов. По его мнению, корни формирования языческого пантеона одни и те же.

Этническая неоднородность викингов, варягов, норманнов[править | править вики-текст]

В движении викингов принимали участие не только скандинавские народы Балтики. В поэме "Видсид" подчёркивается, что содружинников искали "по всем старинным готским землям".[13] В литовских диалектах не только русские называются "гудами" - обычно этимологию этого слова возводят к "готам", - но и в западных диалектах литовского языка вовлечённые в эпоху викингов в варяжскую культуру, а затем - в варяжско-русскую и русскую дружинную культуру носители восточных диалектов также называются гудами.[14] В отдельных набегах принимали участие и балтийские славяне (венды)[15][16][17], в частности, вагры и руяне прославились своими пиратскими набегами на Скандинавию и Данию. Сохранилась эта информация и в сагах (см."Сагу о Магнусе Слепом и Харальде Гилли"). В «Саге о Хаконе Добром» написано «Затем Хакон-конунг поплыл на восток вдоль берегов Сканей и разорял страну, брал выкупы и подати и убивал викингов, где он их только находил, как датчан, так и вендов Один раз описаны эсты как викинги, в саге «Об Олаве сыне Трюгги» говорится «.. Когда они выехали на восток в море, на них напали викинги. Это были эсты ..», однако не совсем понятно, были ли это сами эсты или это были скандинавы или славяне с территории эстов. В эстонском и финском языках название русских произошло от слова "венды". Судя по всему, только балты совсем не участвовали в движении викингов на Западе. Но на Востоке, по мнению современного историка А. Е. Виноградова, славянизации предшествовал этап балтизации дружинной культуры варягов, и названия днепровских порогов могут быть не аланскими, а из родственных иранским балтских языков. Балтами по происхождению были кривичи - из них происходила Ольга из населённой кривичами нынешней Псковщины, предком которой, а не её мужа, видимо, был полулегендарный Рюрик, - и литовцы-аукштайты (собственно литва, а не жмудь - предки современных литовцев), сохранявшие, в отличие от кривичей, русско-балтское двуязычие. Только балтизацией может объясняться культ Перуна, который пытался установить в качестве государственной религии Владимир.[18] Итак, движение варягов (фарангов) было ещё более неоднородным, включало в себя славян и и другие народы Балтики, Кавказа, Поволжья, Причерноморья, западноевропейцев, так как фарангами в Персии называют теперь только западноевропейцев, хотя в Эфиопии - всех белых, могло включать в себя поэтому и балтов. Центром ранней христианизации скандинавов была столица шведских викингов - Сигтуна, в которой было значительное русское население и крупнейший в Западной Европе православный храм святого Николая. Именно падение Сигтуны в 1187 году, которое произвело на европейцев того времени значительно большее впечатление, чем падение в том же году Иерусалима под натиском Саладина, знаменовало собой конец эпохи викингов. При этом город Сигтуна не был, по данным раскопок, сожжён и разрушен нападавшими - видимо, русские и другое пришедшее с Юга население были репрессированы шведскими властями за сдачу столицы, и город после этого пришёл в упадок. [19] О важной роли асов в движениях викингов и варягов свидетельствуют скандинавские саги. Происхождение слова «асы» от одноимённого названия иранского племени асов-алан - пришельцев с Юга, возможно ассимилированных русами после ухода войск аланов на Запад во время Великого переселения народов, после чего Европейская Алания в Северном Причерноморье была разделена между русами и готами, а в результате, по мнению М. В. Ломоносова, образовались роксоланы и готаланы, очень вероятным считал историк Г. В. Вернадский[20]. Генетический анализ знатной женщины викингов с Осебергского корабля также подтвердил её иранское происхождение. О возможности возвращения на историческую родину в Швеции из Причерноморья части смешавшихся со скифами(кочевниками-иранцами) и славянами находившихся под властью Аттилы остроготов может свидетельствовать селение "Острогот" в Швеции. Профессор археологии Лотте Хедеагер считает, что образ Одина в скандинавских сагах, в частности в Саге об инглингах, сложился в результате слияния образов божества древних германцев Вотана и Аттилы под воздействием возвращения остроготов. Об этом может говорить ряд совпадений в мифологической биографии Одина и Аттилы, путь завоеваний в эпосе, похожий на перемещения гуннов в 4-6 веках, значительная роль провидцев и шаманов у гуннов с функциями, аналогичными действиям Одина, а также эволюция изображений верховного божества на археологических находках того времени[21]. Погребальные обряды на территории Швеции уже в V веке напоминали таковые у скифских народов. Генетические исследования также показали, что непосредственно перед эпохой викингов был большой приток в Скандинавию не только культурных традиций, но и генов людей и лошадей из Средней Азии.[22] До варягов в торговле на Ладоге, согласно сообщениям Пифея, доминировали фризы, частично ассимилированные данами. Среди них было племя гуннов, самое большое, а Фризия часто поэтому называлась Гунналанд - видимо, часть гуннов ввиду их "ненасытной жажды золота" осела среди фризов. По данным генетических исследований прибывшие из Норвегии в Исландию викинги несмотря на предания исландцев о происхождении их только от чистокровных норвежских викингов в реальности смешивались с женщинами и рабами, захваченными в Ирландии и Великобритании.[23]

Мнение Д. И. Иловайского[править | править вики-текст]

Дмитрий Иловайский - известный критик норманнской теории

Хотя антинорманизм доминировал в исторической науке Российской империи, но оппозиционная интеллигенция и сторонники абсолютизма поддерживали норманскую теорию Карамзина в историографии. Из историографов виднейшим антинорманистом XIX века был Д. И. Иловайский. Летописный рассказ о призвании варягов считался им полностью легендарным, и на основании этого отвергалась всё связанное с Рюриком. Д. И. Иловайский являлся сторонником южного происхождения Руси. Отстаивал изначальное славянство булгар, большую роль славян в Великом Переселении Народов и важную роль славян в союзе гуннов.

По мнению Д. И. Иловайского, норманизм держится на следующих основаниях, которые он комментирует[24]:

  • Известие русской летописи, а именно рассказ о призвании варягов Д. И. Иловайский считал полностью легендарным. По его мнению совершенно невозможно представить чтобы славяне добровольно отдали себя в подданство другому народу. Если же произошло завоевание, то это должно было сопровождаться перемещением больших масс людей и множеством событий которые должны были оставить след во множестве источников (в частности, иностранных), но этого не произошло. Кроме того малонаселенная и неразвитая тогда Скандинавия не могла бы предоставить необходимого количества сил для такого предприятия. Во всех последующих событиях Русь выступает как достаточно организованное и имеющее опыт государство, что невозможно если представить, что завоевание произошло недавно.
Quote.png
Старания норманистов объяснять русские названия исключительно скандинавскими языками сопровождаются всевозможными натяжками. Мы думаем, что с меньшими натяжками можно объяснять их языками славянскими, но и то собственно некоторые из них, потому что другие, вследствие утраты слова из народного употребления, или потери своего смысла, или по крайнему искажению, пока не поддаются объяснениям (Есупи, Айфар и Леанти).[24]
  • Имена князей и дружины, в особенности в договорах Олега и Игоря.
Quote.png
остаются пока никем не опровергнутые мои доводы о том, что имена наших первых исторически известных князей, то есть Олега и Игоря, несомненно туземные. Это имена почти исключительно русские. … И наоборот, наиболее употребительные исторические имена скандинавских князей, каковы Гаральд, Эймунд, Олаф и т. п., совсем не встречаются у наших князей. … Что же касается до имен дружинников, приведенных в договорах Олега и Игоря, то это отрывки из Русской ономастики языческого периода; часть их встречается потом рядом с христианскими именами в XI, XII и даже XIII веках в разных сторонах России, и только несовершенство филологических приемов может объяснять их исключительно скандинавским племенем.[24]
  • Известия византийских писателей о Варягах и Руси.

Из анализа источников Иловайский вывел[24], что Русь, по мнению византийцев, туземный народ, а не пришлый. Имя же варягов возникает у них значительно позже времён «призвания».

  • Финское название Шведов Руотсы и название шведской Упландии Рослагеном.
Quote.png
... надобно прежде объяснить самое слово Руотси. Это слово нисколько не указывает на тождество Шведов с нашею Русью. Филологически никем не доказано, чтобы слова Руотси и Рось были тождество, а не созвучие. Что касается до предполагаемой связи шведской провинции Рослагена или Родслагена и общества Rodhsin (гребцов) с нашею Русью, от нее добросовестно отказались уже сами представители норманистов (после монографии г. Гедеонова).[24]
Quote.png
... известие Бертинских летописей, служившее сильною опорой норманистам, по нашему мнению, обращается в одно из многих доказательств против их теории. Что можно извлечь из них положительного, так это существование русского княжества в России в первой половине IX века, то есть до так называемого призвания Варягов. А русское посольство к императору Феофилу указывает на ранние сношения Руси с Византией и, следовательно, подтверждает упомянутые нами намеки на эти сношения в беседах Фотия ... Во-первых, если б они были Шведы, то почему стали бы называть себя Руссами, а не Шведами. Во-вторых, самый текст летописей не говорит ясно и положительно о шведском происхождении.[24]
  • Известия арабских писателей.
Quote.png
Итак, перебирая все известия Арабов, окажется, что в них нет ни одной черты, которую можно бы отнести по преимуществу к Скандинавам. Но вот что можно вывести из них как положительный факт: уже во второй половине IX и в первой X века Арабы знали Русь как многочисленный, сильный народ, имевший соседями Булгар, Хазар и Печенегов, торговавший на Волге и в Византии. Нигде нет и малейшего намека на то, чтобы Русь они считали не туземным, а пришлым народом[24].[24]
Quote.png
Замечательно, что скандинавские саги, столь много рассказывающие о народах Норманнов, совершенно молчат об их плавании по Днепру и его порогам ... В русских летописях и в скандинавских сагах нашлось несколько сходных преданий. Например, о смерти Олега от своего коня, о взятии Коростена Ольгой при помощи воробьев и голубей, и пр. И вот еще доказательство скандинавского происхождения! Интересно при этом незамеченное норманистами обстоятельство, что русские саги по-видимому древнее исландских! ... Сходные мифические мотивы можно встречать и постоянно встречаются не только у родственных народов, но также у народов весьма отдаленных друг от друга. Между тем у нас есть целые ученые трактаты, толкующие о заимствовании русскими песен, сказок и пр. то с востока, то с запада. Остается только предположить, что и весь Русский народ откуда-нибудь заимствован![24]
  • Позднейшие связи русских князей с Скандинавами.
Quote.png
Одним словом, мы видим иногда довольно деятельные сношения. Но что же из этого? Следует ли отсюда, будто Руссы пришли из Скандинавии? Нисколько. Подобные связи и сношения мы находим и с другими народами, как то: с Греками, Поляками, Немцами, Половцами и т. д.[24][24]

В то же время Д. И. Иловайский был не только историографом, защищавшим официальную точку зрения Российской империи в учебниках для гимназий и в популярных статьях, но и историком. Следует признать, что в своих научных работах он, как представитель оппозиционной интеллигенции, в большей степени склонялся к норманизму.[25]

Славянская гипотеза[править | править вики-текст]

Славянская гипотеза была сформулирована В. Н. Татищевым и М. В. Ломоносовым. Она исходит, во-первых, из другого фрагмента «Повести временных лет»:

… из тех же славян — и мы, русь… А славянский народ и русский един, от варягов ведь прозвались русью, а прежде были славяне; хоть и полянами назывались, но речь была славянской.

Хотя из этого отрывка можно констатировать лишь то, что ко времени написания «Повести временных лет» русский народ считался славянским. И что этнос XI века русь произошёл от славян-полян, а от варягов-руси получил свой этноним, что не решает проблему происхождения собственно руси IX века.

Во-вторых, из сообщения арабского географа Ибн Хордадбеха, чьи данные о Восточной Европе являются одними из древнейших (840-е годы), и который считал, что русы — славянский народ — Хотя это единственный арабский автор относивший русь к славянам, остальные арабские авторы описывают их отдельно, а Аль-Масуди, например, прямо причисляет их к урманам. 

В русской историографии XIX века славянская теория не имела широкого распространения. Тремя наиболее видными её представителями были С. А. Гедеонов, Д. И. Иловайский и П. В. Голубовский. Первый считал русов балтийскими славянами — ободритами, другие подчёркивали их южное происхождение. Развивший официальную версию Эверса утверждением о преобладании славян в Хазарии П. В. Голубовский называл Хазарию "оплотом славянства на Востоке". В последующее время (особенно с 1930-х годов) это направление, тесно увязанное с критикой норманнской гипотезы, развивалось советскими историками, особенно школой академика М. И. Артамонова.

В советской историографии родиной русов считалось Среднее Поднепровье, они отождествлялись с полянами. Эта оценка имела официальный статус. Из современных концепций известна теория В. В. Седова о «Русском каганате», который на археологическом материале помещает русь в междуречье Днепра и Дона (волынцевская археологическая культура) и определяет как славянское племя.

В юго-восточной части Ютландского полуострова обитали в начале средневековья до своего переселения в Британию англо-саксы (отсюда «земля Агнянска» летописи, сохранившаяся в названии нынешней германской провинции Ангельн (Angeln) земли Шлезвиг-Гольштейн), с которыми на Балтике долго ассоциировались датчане, а мифо­логическими родоначальниками этих народов считались Дан и Ангул. С англо­саксами на востоке соседили «варины» («вары», «вагры»), населявшие Вагрию. По исследованиям А. Г. Кузьмина и других специалистов, они и были раннесредневековыми варягами. Затем варягами стали называть на Руси всю совокупность славянских и славяноязычных народов, проживавших на южном побережье Балтики от польского Поморья до Вагрии включительно (наследников античных венедов).

Современные археологические исследования также указывают на южнобалтийский характер истоков Руси. Находки ученых, сделанные на реках и озерах северо-запада России, не подтверждают норманнскую теорию возникновения Руси. Найденные лодки скорее похожи на древнегерманские, при этом ученые не нашли ни одного скандинавского килевого судна.[26] В Рюриковом Городище возникшем не позднее конца 860-х годов[27] строится хлебопекарная печь, дендрохронологически датируемой по забору 889-896 гг., имеющая полные аналоги в Гданьске и Щецине. Что непосредственно свидетельствует об прямых связях со славянским Южнобалтийским регионом.[27] Широко представлены (около 0,5-1% от всех находок) скандинавские вещи, одновременно присутствует еще большее количество керамики и наконечников стрел имеющие корни в западнославянских культурах.[27][28]

Южнобалтийские и славянские истоки руси отражают и сравнительно поздние памятники, зафиксированные в XVII веке в Малороссии. Бело-Церковский универсал Богдана Хмельницкого (28 мая 1648 года) констатировал, что руссы «из Русии, от помория Балтийскаго альбо Немецкаго…». Далее говорит о неком князе, под началом которого древние руссы взяли Рим и четырнадцать лет им обладали. Канцелярист Войска Запорожского С. В. Величко в 1720 году в своем «Сказании о войне козацкой з поляками» передал слова «Универсала» о родине руссов в несколько иной редакции: «…руссов з Ругии от помория Балтицкого албо Немецкого…». Назвал и имя предводителя руссов — «Одонацера», то есть Одоакра, в 476 году свергшего последнего императора Рима и в течение тринадцати лет владевшего Северной Италией. После четырёхлетней борьбы (489—493) он был убит вождем остготов Теодорихом. Историк VI века Иордан причислил Одоакра к ругам (genere Rogus), а в позднем средневековье он герой именно западнославянских исторических домыслов, где именуется «славянским» князем, но чаще всего «русским» (польский историк XV века Ян Длугош называл Одоакра «русином») или «ругским» князем, герулом с острова Рюген (Южная Балтика), известного по источникам ещё как Русия (Russia), Ругия (Rugia), Рутения (Ruthenia), Руйяна (Rojna). Необходимо отметить, что у подавляющего большинства современных историков нет сомнений в том, что ругии — восточногерманское племя и что имя Одоакр (*Audawakrs) имеет несомненное германское происхождение. Знаменитый тем, что он стал первым не-римским правителем Италии, ассоциация с ним и с ругами (ругием его считал Иордан) считалась престижной средневековыми историками. Память об Одоакре есть в «Повесть о взятии Царьграда фрягами», читаемая в НПЛ под 1204 годом, и где в числе руководителей Четвёртого крестового похода назван Бонифаций, маркиз Монферратский: «Маркос от Рима, в граде Бьрне, ид еже жил поганыы злыи Дедрик».

Традиция, видящая в варягах славянских насельников Южной Балтики, отразилась и в отечественных источниках первой половины XVIII века. По свидетельству М. П. Погодина, у него на руках имелись списки описания русских монет, поднесенных Петру I, где в пояснении к указанию хрониста Гельмольда (XII век) о проживании славян в Вагрии добавлено — «меж Мекленбурской и Голштинской земли… И из выше означенной Вагрии, из Старого града князь Рюрик прибыл в Новград…». Старый град — это Старигард, в 1157 году переименованный (скалькированный) в немецкий Ольденбург (Oldenburg) в Голштинии, в древних землях вагров, что на западном берегу Балтийского моря. Информацию о Вагрии совсем необязательно связывать только с Гельмольдом. Своими корнями она уходит в русскую историю. Так, в древнейшем списке «Хождения на Флорентийский собор» (2-я четверть XVI века) уточняется, что когда митрополит Исидор и его свита плыли в мае 1438 года из Риги в Любек морем, то «кони митрополичи гнали берегом от Риги к Любку на Рускую землю».

Иоакимовская летопись, относимая списком к 1740 годам, представляет варяга Рюрика славянином, сыном средней дочери Гостомысла Умилы и правнуком Буривоя. Ещё И. И. Срезневский заметил, что имя Гостомысл встречается у балтийских славян. А. Г. Кузьмин совершенно оправдано заострял внимание на том факте, что «сами имена Гостомысла и Буривоя (его отца) известны только у западных славян».

Эти сюжеты отразил и Сигизмунд Герберштейн, посол Священной Римской империи, посещавший Россию в 1517 и 1526 годах. Интересовался Вагрией и Г. В. Лейбниц, отметивший в одном из писем 1710 года страну, откуда появились варяги. Это «Вагрия, область, в которой находится город Любек, и которая прежде вся была населена славянами, ваграми, оботритами и проч.». Отмечая, что «Вагрия всегда была страною с обширною торговлею, даже ещё до основания Любека», учёный заключил: «Поэтому название этой страны у сла­вян легко могло сделаться названием всего моря, и русские, не умевшие, вероятно, хорошо произнести звук гр, сделали из Вагрии варяг». Ныне тщательно эти сюжеты изучает и С. Н. Азбелев.

Немецкие источники не стеснялись славянских корней местных немецких княжеств: «ободритского» в Мекленбурге и «сербского» в Бранденбурге. В 1708 году вышел в свет первый том знаменитых «Генеалогических таблиц» И. Хюбнера, неоднократно затем переиздаваемых (в 1725 году был опубликован четвёртым из­данием в Лейпциге). Династию русских князей он начинает с Рюрика, потомка вендо-ободритских королей, пришедшего около 840 года с братьями Синаусом и Трувором в Северо-Западную Русь. В 1753 году С. Бухгольц, проведя тщательную проверку имеющегося у него материала, привёл ге­неалогию вендо-ободритских королей и князей, чьей ветвью являются сыновья Годлиба — Рюрик, Сивар и Трувар, ставшие, по словам учёного, «основателями русского дома».

Хюбнер и Бухгольц, выстраивая родословную русских князей, не связывают их происхождение со Скандинавией, хотя тогдашняя Европа была в курсе её якобы шведского начала, о чём особенно много говорили во второй половине XVII — 30 годах XVIII века шведские историки. В начале XVIII века в Германии звучали дискуссии по поводу народности Рюрика. Так, в 1717 году между учёными из северонемецкого города Гюстров Ф. Томасом и Г. Ф. Штибером вспыхнула полемика, в ходе которой Томас отверг мнение о скандинавском происхождении Рюрика и вывел его из славянской Вагрии.

Славянство руси констатируют применительно к очень раннему вре­мени и западноевропейские памятники. В «Житии Кирилла», написанном в 869—885 году в Паннонии (Подунавье), рассказывается, как Кирилл в Корсуне в 860—861 годах приобрёл «Евангелие» и «Псалтырь», написанные «русскими письменами», которые помог ему понять русин. Речь здесь идёт о глаголице, одной из славянских азбук. Славянство руси зафик­сировал Раффельштеттенский таможенный устав (904—906). В этом таможенном доку­менте, написанном в сугубо деловом стиле, в числе купцов, торгующих в Восточной Баварии, названы «славяне же, отправляющиеся для тор­говли отругов или богемов…». А. В. Назаренко выводит основную денежную единицу устава «скот» (skoti) из славянского языка, что указывает на весьма давнее знакомство немцев со славяно-русскими купцами, начало которому было положено в IX веке, а может быть, в VIII веке. В отношении того, о каких русах идет речь в уставе, нет сомнений: по мнению ря­да зарубежных и отечественных учёных,[какие?] имеются в виду подунайские ру­ги, пришедшие сюда из Прибалтики. Русин, с которым в Корсуне встретился Кирилл, явно тяготеет к тем «русским» областям, которые связаны с Причерноморьем. Очень трудно сказать что-либо конкретное по поводу русов арабских известий. Как заметил А. Г. Кузьмин, «„руссами“ восточные авторы в разных местах и в различные периоды называли не одно и то же население».

На просторах Европы второй половины первого и начала второго тысячелетия многочисленные источники локализуют, помимо Киевской Руси, Русь Прикарпатскую, Приазовскую (Тмутаракань), При­каспийскую, Подунайскую (Ругиланд-Русия), в целом, более десятка раз­личных Русий. Но особенно много их предстает на южном и восточном берегах Балтийского моря: Любек с окрестностями, о. Рюген (Русия, Ру­гая, Рутения, Руйяна), район устья Немана, побережье Рижского залива (устье Западной Двины) и западная часть Эстонии (Роталия-Руссия) с островами Эзель и Даго. И именно с балтийскими Русиями, в пределах которых проживали славяне и ассимилированные ими народы, связан сам факт призвания северной варяжской Руси, чего упорно старается не признавать норманизм - причём эта северная варяжская русь, скорее всего, имела отношение к княгине Ольге, а не к её мужу. Задолго до полулегендарного Рюрика существовал очень разветвлённый "русский род" князей - "внуков Всеславовых".[29]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Лев Клейн. Антинорманизм в сборнике РИО. Спор о варягах. История России. Библиотека
  2. Яценко Н. Е. Толковый словарь обществоведческих терминов, 1999
  3. Иванчик А. И. Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII—VII вв. до н. э. в античной литературной традиции: фольклор, литература и история. Pontus Septentrionalis III. Русское издание Pontus Septentrionalis III. Москва, Берлин: Палеограф, 2005. — 312 с., в т. ч. 14 илл. — ISBN 5-89526-015-2
  4. Е. С. Данилов. Римская империя Октавиана Августа в посланиях Ивана Грозного. http://elar.uniyar.ac.ru/jspui/bitstream/123456789/1876/1/Danilov%20E.S.%20Roman%20Empire.pdf
  5. В. К. Лукомский. Архивные материалы о родоначальнике Пушкиных Радше http://feb-web.ru/feb/pushkin/serial/v41/v41-398-.htm
  6. Аполлон Григорьевич Кузьмин. Варяги и Русь. Норманская теория и её критики. http://www.sweden4rus.nu/lib/istorija/text/varjagi_i_rus.asp
  7. Даниил Иванов. История противостояния норманизма и антинорманизма http://statehistory.ru/1921/Istoriya-protivostoyaniya-normanizma-i-antinormanizma/
  8. Фомин В. В. Варяги и варяжская русь: К итогам дискуссии по варяжскому вопросу. М.: «Русская панорама», 2005. и другие.
  9. Матфей Преторий (Praetorius Matthaeus, 1635—1707), прусский филолог и историк. Автор «Orbis gothicus» Oliva, 1688
  10. «Древняя российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого или до 1054 года сочиненная Михайлом Ломоносовым, статским советником, профессором химии и членом Санкт-петербургской императорской и Королевской шведской академий наук», Глава 8.
  11. Окружное послание св. Фотия, Патриарха Константинопольского (867 г.)
  12. Древняя российская история от начала российского народа до кончины Великого князя Ярослава Первого, или До 1054 года, сочиненная Михайлом Ломоносовым // Ломоносов М. В. Полн. собр. соч. Т.6. М., Л.: Изд-во АН СССР, 1952.
  13. C. М. Михеев. Легенда о Владимире и Рогнеде и скандинавская традиция. http://norse.ulver.com/articles/mikheev/ragnheidr.html
  14. Алег Дзярновіч. "Гуды" як гістарычны назоў беларусаў па-літоўску: "готы" ці "варвары" 13:49 14/03/2013 http://www.arche.by/by/page/science/14272
  15. Примечание к Саге о Посошниках
  16. {{cite web Необходимо задать параметр title= в шаблоне {{cite web}}. Необходимо задать параметр url= в шаблоне {{cite web}}. Если в шаблоне {{cite web}} задаётся параметр archiveurl=, должен задаваться и параметр archivedate=, и наоборот. С.А. Кириллин Строка 33: Строка 33:. . [{{{archiveurl}}} Архивировано из первоисточника 11 марта 2012]. }} −
  17. Фомин В. В. Южнобалтийские славяне в истории Старой Руссы.
  18. А. Е. Виноградов. Русская тайна. Откуда пришёл князь Рюрик. 2014. https://books.google.ru/books?isbn=5457429490
  19. [[http://www.vokrugsveta.ru/telegraph/history/102/ Максим Петренчук. Домонгольское могущество. Новгородцы способствовали основанию Стокгольма.
  20. Г.В. Вернадский. Древняя Русь. Скандинавы, асы и русь в Азовском регионе
  21. Hedeager Lotte "Iron Age Myth and Materiality: An Archaeology of Scandinavia AD 400-1000". — Routledge: Social Science. — P. 221-223.
  22. David K. Faux The Genetic Link of the Viking–Era Norse to Central Asia: An Assessment of the Y Chromosome DNA, Archaeological, Historical and Linguistic Evidence. http://www.davidkfaux.org/CentralAsiaRootsofScandinavia-Y-DNAEvidence.pdf
  23. Шаинян Карен. Всемирная история генов. http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/7713/
  24. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Иловайский Д. И. О мнимом призвании варягов // Начало Руси («Разыскания о начале Руси. Вместо введения в русскую историю»). — «Олимп», 2002. — 629 с.
  25. В. В. Фомин. Норманизм как диагноз. http://www.e-reading.link/bookreader.php/1021192/Fomin_-_Golyy_konung._Normannizm_kak_diagnoz.html
  26. Подводные археологи опровергли норманнскую теорию возникновения Российского государства
  27. 1 2 3 Носов Е. Н. Новгородское (Рюриково) Городище. — Л., 1990. — С. 53, 60, 147 - 150.
  28. Удельный вес керамики южнобалтийского облика (фельдбергской и фрезендорфской), среди других керамических типов и прежде всего «в древнейших горизонтах культурного слоя» многих памятников Северо-Западной Руси (Старой Ладоги, Изборска, Рюрикова городища, Новгорода, Луки, Городка на Ловати, Городка под Лугой, неукрепленных поселений — селища Золотое Колено, Новые Дубовики, сопки на Средней Мсте, Белоозера и других). Так, на посаде Пскова она составляет более 81 % (Белецкий С. В. Культурная стратиграфия Пскова (археологические данные к проблеме происхождения города) // КСИА. Вып. 160. М., 1980. С. 7-8)
  29. С. Цветков. Русская земля. Между язычеством и христианством. От князя Игоря до сына его Святослава http://coollib.com/b/252912/read

Литература[править | править вики-текст]

Дореволюционный антинорманизм:

Русская эмиграция:

Советский период («псевдоантинорманизм» по определению В. В. Фомина):

  • Рыбаков Б. А. Варяги. Норманнская теория. История СССР, первая серия, т. 1. М., 1966.
  • Шаскольский И. П. Норманская теория в современной буржуазной науке / Академия наук СССР. — М.-Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1965. — 220 с. — 1700 экз. (в пер.)

Современный антинорманизм:

Аргументация сторонников норманизма:

Ссылки[править | править вики-текст]