Арефьев, Александр Дмитриевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Александр Дмитриевич Арефьев
Александр Арефьев.jpg
Дата рождения 3 августа 1931(1931-08-03)
Место рождения Ленинград
Дата смерти 5 мая 1978(1978-05-05) (46 лет)
Место смерти Париж
Гражданство Flag of the Soviet Union.svg СССР
Род деятельности Художник

Алекса́ндр Дми́триевич Аре́фьев (3 августа 19315 мая 1978) — русский художник, живописец, график.

Биография[править | править код]

Родился в Ленинграде 3 августа 1931 года в семье рабочих, приехавших в Ленинград из Сибири и из Новгорода.«Арефьев был единственным сыном, в семье рабочих, достаточной; мать и отец оба работали и хорошо зарабатывали. Дом был чистый, семья была стильная, как на картинах Петрова-Водкина, в доме всегда был хороший обед, он в то время всегда ел досыта, — а это важно. Жили на проспекте Газа, в небольшом доме, его нет уже сейчас. [1]

Учился рисованию во Дворце пионеров им. А. А. Жданова, у педагогов М. А. Гороховой[2] и С. Д. Левина.[3]

В 1941 году, после начала войны, до объявления блокады, был вывезен матерью, Л. А. Арефьевой, в эвакуацию, в Новгородскую область.

В 1944 году поступил в Среднюю художественную школу при Академии Художеств. Соучениками Арефьева по СХШ были: Александр Траугот[4], Михаил Войцеховский,[5] Илья Глазунов, Леонид Миронов,[6] Шолом Шварц, Кирилл Лильбок,[7] Владимир Пекшев (Шагин), Родион Гудзенко.[8]

В 1949 вместе с А. Трауготом и М. Войцеховским, был отчислен из СХШ.[9] В 1951 г. были отчислены из СХШ друзья Арефьева, Владимир Шагин и Валентин Громов.

В конце 1940-х гг. отчисленные из СХШ художники вместе с А. Арефьевым объединились в группу. Они работали, показывали свои работы друг другу для обсуждения. и начали проводить свои небольшие квартирные выставки. «Подобных групп нигде, кроме Петербурга, в сороковых, да и в начале пятидесятых годах не было. Все московские движения относятся к шестидесятым годам… эти люди- пятидесятники, даже точнее, люди сороковых годов.»[10]

После СХШ поступает в вечернюю школу и успешно заканчивает её.

Работы Арефьева 1940-х гг.: городские пейзажи (Васильевский остров, Коломна), жанровые сцены.

В 1940-е гг. знакомится с творчеством художников старшего поколения, испытав влияние художницы В. П. Яновой.[11] «Отец (Г. Н. Траугот) у меня был очень в курсе современного искусства.. Шурик (А. Г. Траугот) стал носить в школу репродукции, рассказывать. Арефьев был его другом. Всё это страшно интересно было для ребят. Но начались гонения. И отца они коснулись… говорили о отце, что он дома устроил Барбизон, развращает молодёжь. Хотя он с ними общался не так много — всё шло от Александра. .. Когда этих ребят исключили из СХШ, они объединились в группу. Это была первая такая художественная группа- ещё в конце 1940- х гг. Тогда быстро начинали много знать, и это были серьёзные профессионалы и работали очень много.» В. Г. Траугот.[12] А. Г. Траугот отмечает также впечталение, полученное А. Д. Арефьевым от творчества художницы Натальи Пономарёвой (1895—1942), ученицы Николая Фешина. [13]

В 1950-51 гг. знакомится с другом семьи Траугот, художником В. В. Стерлиговым, посвятившим Арефьеву эссе «Мальчики с фонарями»: " Мальчики в темноте и свете города внезапно освещают страдающие лики икон — людей. Свет и тьма города качаются повсюду…А мальчики с фонарями в руках, играя на улицах, увлечённые только своею игрой, внезапно, кому-то, кто бродит «без цели», освещают истинное лицо человека… Не важно, будут фильмы «Мальчишки с фонарями», или нет… [14]

В 1948 году знакомится с поэтом Роальдом Мандельштамом[15], вокруг которого, со временем, в 1950-е гг. , кроме Арефьева и Траугота[16], объединялись художники Рихард Васми, Шолом Шварц, Родион Гудзенко, Вадим Преловский,[17] Валентин Громов[18], Валерий Титов, Владимир Шагин, поэтесса Нина Маркевич.[19]

В 1951 году (по другим сведениям, в 1954)[20] поступает учиться в Ленинградский санитарно-гигиенический медицинский институт (в наст. время СПбГМА им. И. И. Мечникова).

В 1956 году был осуждён за подделку медицинских рецептов; отбыл срок и был освобождён в 1959 году «В то время Арефьев уже наркоманил, а это было невероятной редкостью. Шаля (Шолом Шварц) с работы притащил типографские шрифты, и Арех подделывал рецепты — для себя и для продажи... У Ареха была тюрьма — уголовная. Ему дали 3 года. Он не особенно рассказывал- это была тяжёлая тюрьма. Конечно, он попал туда не случайно- за ним следили (из-за аполитичности их группы).» [21]

В середине 1950-х гг. Арефьев создаёт сотни рисунков на темы ленинградского быта; рисунков, «в которых жизнь била ключом».[22]

В 1960 году проходит курс лечения в неврологическом отделении Военно- медицинской академии. В этом же году знакомится с художником Михаилом Шемякиным, также бывшим учеником СХШ.

26 января 1961 года, после продолжительной болезни, умирает друг Арефьева, поэт Роальд Мандельштам. А. Д. Арефьев, с друзьями, хоронит его на Красненьком кладбище в Автово.

В 1960—1962 гг. живёт в гражданском браке с художницей Р. Б. Модлиной.[23]

В 1963 году А. Арефьев переезжает в Петергоф. В 1965 г. осуждён вторично, на небольшой срок, за хулиганство.[24].

В конце 1960-х гг. А. Д. Арефьев становится лидером небольшой группы художников, получившей позднее название «арефьевский круг», в которую входят В. Шагин, Р. Васми, Ш. Шварц.

В 1966 году вступает в члены Ленинградского горкома художников. "В 1960-е Арефьев однажды является и рассказывает: «Мне нужно срочно устроиться на работу, а меня после тюрьмы- не берут.» У меня был товарищ — Слава Соколов, председатель Горкома художников. Пришли к нему на Моховую и Арефьеву сразу вручили — билет, анкету, он уже оказался человеком «при месте». [25] Пробует заниматься книжной графикой. Проводит две свои персональные выставки(квартирные), у друзей, художников Вахтанга Кекелидзе [26] и Кирилла Лильбока (в 1958 году)

В 1970 году участвует в коллективной квартирной выставке в мастерской В. Овчинникова.

В 1974—1975 гг. Арефьев принимает участие в подготовке выставок художников-нонконформистов в ДК им. Газа и в ДК «Невский», сам участвует в первой из них.

С 1975 году становится членом Товарищества экспериментальных выставок. C этого времени принимает участие в нескольких квартирных выставках в Ленинграде и в Москве. Будучи русским, принимает также участие в выставках еврейской группы «Алеф».

В 1977 году вместе с женой, Жанной Яценко, эмигрировал сначала в Австрию, затем во Францию.

19 мая 1978 года А. Д. Арефьев умер в Париже.

А. Д. Арефьев похоронен на Красненьком кладбище в Петербурге, в одной могиле со своим близким другом, поэтом Роальдом Чарльсовичем Мандельштамом, умершим в 1961 году. В 1990 году в могилу Р. Ч. Мандельштама был подхоронен прах А. Д. Арефьева, а в сентябре 1998 года — прах художника Р. Р. Васми.

В мае 2012 года на "братской могиле" троих художников был поставлен общий памятник. [27]

Работы А. Д. Арефьева находятся в собраниях: Государственный Русский музей, Санкт-Петербург; Музей нонконформистского искусства, Санкт-Петербург; Zimmerly Art Museum, Нью-Брансвик, США; Государственный музей истории Санкт-Петербурга, Государственный музей «Царскосельская коллекция», частные коллекции Петербурга[28], Франции[29], Нью-Йорка[30]

Творчество А. Д. Арефьева повлияло на ряд петербургских художников, объединившихся позднее в группу «Митьки»- Дмитрия Шагина, Владимира Шинкарёва.

Орден нищенствующих живописцев[править | править код]

В 1948 году художник, скульптор, философ Михаил Войцеховский создал "Орден нищенствующих живописцев», или «Орден тунеядцев».

Михаил  Войцеховский назвав его "Орденом нищенствующих живописцев" по аналогии Орденом бедных рыцарей Христа, основанным в Иерусалиме в 1118 году . Их образом были два всадника, едущие на одном коне: рыцари были бедны настолько, что даже не могли купить себе коня.[31]

В замыслах Михаила Войцеховского было также создание памятника "Рыцарям служения делу искусства", который он планировал поставить на одной из небольших площадей Петроградской стороны, недалеко от дома и мастерских, где работали художники Ордена ( все они жили на Петроградской стороне) .

В Орден Войцеховский принял художников из своего близкого круга - это были Георгий, Валерий и Александр Траугот, Вера Янова, Владимир Стерлигов, всего шесть человек.

Для молодых художников членство в Ордене означало принятие идеи служения высоким идеям искусства.

«М. В. Войцеховский в конце 1940-х годов придумал „Орден тунеядцев“. Всё то, что оригинально придумано, всегда живёт.. Михаил Владимирович всегда был большим эрудитом… он любил Франсуа Рабле и Эразма Роттердамского, — выражение это его , „Орден тунеядцев“, или „Орден нищенствующих живописцев“, оттуда и пошло… Означало это то, что члены „ Ордена“ противоположны всякому советскому карьеризму…Мы просто живём, пишем, рисуем и наслаждаемся искусством. Михаил Владимирович  Войцеховский — более оригинальный человек, чем Александр Арефьев. Но Арефьев был очень чуткий, он быстро всё оригинальное подхватывал… и „переделал“ наш Орден…в конце 1960-х годов.»[32]

В 1969 году, через 20 лет, Александр Арефьев начинает называть этим , заимствованным, термином, узкий круг своих друзей-художников, переиначив его в «Орден непродающихся живописцев».

Традиции и наследие[править | править код]

Традиция ленинградской школы живописи 1930-х — 1940-х годов получила своё продолжение в творчестве Арефьева и его товарищей.[33] Как и всякая живая традиция, она видоизменилась.

Преемниками мастеров ленинградской школы А. Д. Арефьев и художники его круга стали, кроме всего прочего, потому, что пути старших мастеров и молодых художников пересекались. А. Д. Арефьев, Ш. А. Шварц, В. Н. Шагин, В. В. Громов, Л. Я. Миронов и другие учились в СХШ в одном классе с Александром, сыном Г. Н. Траугота, одного из художников ленинградской пейзажной школы, незаурядного педагога, именно его Арефьев называет среди людей, которые его «эстетически воспитывали».[34] Отец Р. Р. Васми архитектор Рудольф Васми, был другом Н. Ф. Лапшина и Н. А. Тырсы.[35] Молодые художники видели также работы А. И. Русакова, А. С. Ведерникова.[36]

Ленинградская школа живописи не была однородной и имела ряд различных направлений. Арефьев и его товарищи подхватили именно ту линию ленинградской школы, которая была тесно связана с примитивом, с формальным упрощением пейзажа. Поддержали они и линию живописную, характеризующуюся установкой на выразительные возможности цвета. «Если попытаться сформулировать, как подобные первые впечатления повлияли на творчество этих художников, то необходимо подчеркнуть первостепенную роль фактуры в их работах и далее — наличие „прыгающего“, „слоеного“ пространства, скупое использование цвета, который, если применяется, то кажется глухим и горящим изнутри».[37]

Сходство подхода к изображению пейзажа, сближающее Арефьева и его друзей с художниками ленинградской школы, заключается в самом процессе создания произведения. В большинстве случаев художник работает не с натуры, а по воспоминанию, «сочиняя» свой пейзаж:[38] Арефьев часто изображает один и тот же вид из своего окна, многократно повторяя и развивая его; такая приверженность к одному мотиву связывала Арефьева с А. С. Ведерниковым, А. И. Русаковым и Н. Ф. Лапшиным.

Для творчества Арефьева характерно выражение духа протеста, отображённого, по-своему, также и в творчестве художников ленинградской школы, работавших до войны. От них, согласно установкам соцреализма, требовалось изображать героизм и пафос труда. Вместо этого они писали почти безлюдные городские пейзажи; у них были свои предпочтения, почти символичные: набережные, а также баржи и буксиры, идущие по воде. У Арефьева эти символы иные: мосты, дворы и глухие брандмауэры. "Арех.. был постоянно активен, даже агрессивен, он яростно врывался в жизнь Ленинграда и сам насыщался его скрытой, внутренней красотой, его нелепостями и абсурдом. На его картинах я не видел никаких шпилей или колонн, Александрийской или других, ни одного Медного всадника или чугунного узора, но какие-то были знакомые дворы, подворотни, ларьки, чахлые скверики и брандмауэры." [39] В Ленинград, как в дом, Арефьев заходил не с парадного, а с чёрного хода.

Творчество[править | править код]

Арефьев стремился к современной выразительной форме и полностью исходил из «реальности».

«Среди наших ребят не было формалистов — это значит: мы не шли изнутри себя живописным умением, создавая этим свой мир. Так никогда не было. Всегда на первом месте стояло наблюдённое, и после делался эквивалент ему красками… Всегда старались для этого выбрать такой объект наблюдения, который уже сам по себе приводит в определенный тонус необычностью видения ускользающего объекта: в окно, в замочную скважину, в публичный сортир, в морг»

— А.Д. Арефьев.[40]

Арефьев нередко отображал неприглядные и жестокие стороны жизни общества. Его интересовала жизнь ленинградцев, переживших войну или приехавших в город после войны; жизнь в комнатах коммунальных квартир, дворики, люди сидящие на скамейках в скверах, стоящие на трамвайных остановках и у пивных ларьков. Но отнюдь не патентованная красота признанных памятников архитектуры.

Ориентация на наблюдения означает также конкретность мотива: в любой его работе отчётливо читается содержание, в котором художник воплощает своё чувство современности. В нём присутствует эмоциональная составляющая, напрямую связанная с сюжетом. Маленькие по размеру холсты и рисунки Арефьева, на которых ничего, кроме отображения повседневной жизни горожан, не происходит, благодаря сжатому и интенсивному языку изображения, при всём ограничении материала становятся достаточными средствами выражения. Арефьев владеет такими выразительными средствами, как мазок и фактура; и, особенно — точность силуэтов.


"Арефьев понимает, что живопись, если она живая, должна начаться молодой и новой.. ведь импульс для творчества «потрясающий объект видения», « редчайший факт». Он находит этот объект… и наращивает в объём новейших изображений реальности, создавая для своего круга события и встречи с потрясающим в жизни и в искусстве.

( Е. Ю. Андреева ).[41]

Источники[править | править код]

  • Арефьевский круг./ Составитель Любовь Гуревич. — СПб.: ООО «ПРП», 2002.
  • Герои ленинградской культуры. 1950—1980-е гг./ Сост. Лариса Скобкина. — СПб.: Центральный выставочный зал «Манеж». 2005. — С. 161—179.
  • А. И. Струкова.Ленинградская пейзажная школа. 1930-е-первая половина 1940-х. М.: «Галарт», 2011.
  • Валерий Траугот./ Воспоминания. // Experiment/Эксперимент: Журнал русской культуры. № 16: Шестнадцать пятниц: Вторая волна ленинградского авангарда. В 2-х ч. LA (USA), 2010. Ч. 1. С. 268.
  • Андреева, Е. Ю./ «Орден непродающихся живописцев» и ленинградский экспрессионизи. // Беспутные праведники, или Орден нищенствующих живописцев. Каталог выставки. СПб.,: Новый музей, 2011. C. 9-22.
  • Любовь Гуревич./Александр Арефьев. // Там же, С. 35-38.
  • Бобринская Е. А. Чужие? Неофициальное искусство: мифы, стратегии, концепции. — М.: Ш. П. Бреус, 2012. — С. по указ.

Примечания[править | править код]

  1. Запись выступления А. Г. Траугота на открытии выставки ОНЖ в Новом музее, 2011. Отец художника, Дмитрий Арефьев, оставил жену после 1950 года но сохранил хорошие отношения с сыном.
  2. Горохова, Мария Алексеевна(1903—1991), жена художника Льва Юдина http://www.pv-gallery.ru/author/1538/YUdin-L-A/
  3. Левин, Соломон Давидович (1907—1990)http://artru.info/ar/26832/
  4. Траугот, Александр Георгиевич (р. 1931, Ленинград)- живописец, график, скульптор, книжный иллюстратор. О нём см.: Кудрявцева Л., Фомин Д. Линия, цвет и тайна Г. А. В. Траугот. СПб.: Вита Нова, 2011. О его работе совместно с братом см. также Траугот, Валерий Георгиевич
  5. Войцеховский, Михаил Владимирович (р. 23. 07 1931- 27. 07. 2015) — скульптор, религиозный философ. В блокаду потерял семью; в 1942 году был вывезен в эвакуацию. В 1944—1945 гг. учился в московской СХШ; в 1945—1949 гг. учился в СХШ при ИЖСА; закончил СХШ в 1949 году Ученик В. И. Ингала. Член СХ с 1954 года. Автор монументальных композиций (диорам) для экспозиции Государственного музея Великой Октябрьской социалистической революции (1957) и Государственного музея истории Ленинграда (1957). См. Друскин Я. С. Дневники / Сост., подгот. текста, примеч. Л. С. Друскиной. — СПб.: Академический проект, 1999. С. по указ.; Шестнадцать пятниц: Вторая волна ленинградского авангарда. В 2-х чч. // Experiment/Эксперимент: Журнал русской культуры. № 16. — L. A., 2010. С. по указ.; Траугот А. Г. Квартира № 6 // С. 108—117; // Ничто не забыто: 320 страниц о 900 днях блокады Ленинграда 1941—1944: [Сб.] / Ред.-сост. Д. Колпакова. — СПб.: ДЕТГИЗ-Лицей, 2005. См. о нём также дневниковые записи Ильи Глазунова 1940- х гг. http://rus-sky.com/history/library/glazunov/3.htm
  6. Миронов Леонид Яковлевич (р. 1930) В войну с 1941 по 1945 гг. вместе с матерью и двумя сестрами находился в осажденном Ленинграде. В 1944 году был награждён медалью «За оборону Ленинграда» за активное участие в обороне города. С 1944 года по 1951 год учился в СХШ. В 1951 — 1957 гг. учился в институте им. И. Е. Репина. (СПБГАИЖСА). С 1960 года — член СХ РСФСР. С 1960 по 1978 год преподавал в ЛВХПУ им. В. И. Мухиной на кафедре общей живописи.
  7. Лильбок, Кирилл (1931—2003). Поступил в СХШ в 1944 году, был исключён, восстановился и закончил СХШ в 1952 году Работал в КЖОИ. Эмигрировал; последние годы жил в Вене.
  8. Гудзенко, Родион Степанович (1931, Полтава — 1999, Санкт-Петербург). Родился в Полтаве, рано остался сиротой. Учился в Ленинграде, в СХШ с 1944 по 1947 год в одном классе с А. Арефьевым и Ш. Шварцем, в 1947 был отчислен. В 1953 году поступил на заочное отделение Московского полиграфического института, на факультет художественного оформления печатной продукции. За попытку общения с французским славистом , встреченным им в Эрмитаже и приглашённым домой , был арестован 1.8. 1956 году и 16.5.1957 г.: осужден на 5 лет по статье 58, пункт 10 «за антисоветскую агитацию и пропаганду. Отбывал срок в Мордовии, в Дубравлаге. Освобождён в апреле 1960 года. См. "Сидел под следствием год. Политическое обвинение было предъявлено Гудзенко, — он знал языки, знакомился с иностранцами, приводил к себе, вёл антисоветские разговоры. Дали ему пять лет. Для Родиона это оказалось очень полезное время. Он попал в среду очень интересных людей, застал ещё сына Леонида Андреева - Даниила Андреева, с ним очень подружился, к нам его приводил потом. С очень многими людьми познакомился - это был университет для него. В лагере Родион познакомился с католическим кардиналом, с Западной Украины. Он был человек святой жизни, и под впечатлением от этой встречи Родион Гудзенко обратился в христианскую веру. Родион Гудзенко до лагеря был совершенно чужд всякой религии, но именно в лагере он крестился, принял католичество, и потом уже он склонил к нему других: Рихарда Васми, Георгия Фридмана. " // Герои ленинградской культуры. 1950—1980-е гг./ Сост. Лариса Скобкина. — СПб.: Центральный выставочный зал «Манеж». 2005. — С. 175. С 1961 - 1991 гг.: Гудзенко работает художником в Комбинате живописно-оформительского искусства Ленинградского отделения Художественного фонда РСФСР, и в других местах, как макетчик, оформитель. Живописью после осовбождения из лагеря не занимался. . В 1968 - 1990 гг. работает как иллюстратор детской книги , сотрудничает с издательством "Детская литература".В 1978 г. вступает в Ленинградскую организацию Союза художников РСФСР (ЛОСХ), секция графики.
  9. По воспоминаниям М. В. Войцеховского, друзья ушли из СХШ втроём, чтобы поддержать друг друга.
  10. См. «Я это хорошо знаю, потому что в 1954 году я приехал в Москву, поступил в Суриковский институт. Московскую жизнь — художественную, выставочную, молодёжную, знал очень хорошо. Знал тех, кто потом стал гордо носить звание „ шестидесятники“, а эти люди — пятидесятники, даже точнее, люди сороковых годов. Петербург Москву опережал очень сильно.» В. Г. Траугот.//Герои ленинградской культуры 1950—1980. СПб: ЦВЗ Манеж, 2005. С. 174.
  11. Герои ленинградской культуры. 1950—1980-е гг. / Сост. Лариса Скобкина. — СПб.: Центральный выставочный зал «Манеж». 2005. — С. 161—179.
  12. Герои ленинградской культуры 1950—1980. СПб: ЦВЗ Манеж, 2005. С. 174.
  13. О ней см. Прасолова Е. И./ Н. П. Пономарёва. / Страницы памяти. Справочно-мемориальный сборник. СПб, 2010, С. 197—198.
  14. В. В. Стерлигов.// Шестнадцать пятниц: указ соч. Т. 2. С.38.
  15. См о нём: Ян Пробштейн. Песен звонкая тщета. http://www.stihi.ru/2011/07/23/1442
  16. ВРЕМЯ ИСКУССТВА | Выставка Г.А.В. Траугот – Роальд Мандельштам‏. Проверено 5 февраля 2013. Архивировано 11 февраля 2013 года.
  17. Преловский, Вадим (1931-7 ноября 1953), художник. О нём см. Траугот В. /Александр Арефьев.// Герои ленинградской культуры. 1950—1980-е гг. / Сост. Лариса Скобкина. — СПб.: Центральный выставочный зал «Манеж». 2005. — С. 173—175. Работы В.Преловского находятся с собрании его сына, М. В. Кружкова(Преловского).
  18. . См. о нём: Валентин Громов."Орден непродающихся живописцев" и ленинградский экспрессионизи. // Беспутные праведники, или Орден нищенствующих живописцев. Каталог выставки. СПб.,: Новый музей, 2011. C. 184—233.
  19. Маркевич, Нина Владимировна (1931-32?-1992-93?, Петергоф). Поэтесса, переводчица, жена поэта Р. Ч. Мандельштама в 1950 е гг. Адресат его любовной лирики. Постоянная модель художников этого круга.
  20. См. «Орден непродающихся живописцев» и ленинградский экспрессионизи. // Беспутные праведники, или Орден нищенствующих живописцев. Каталог выставки. СПб.,: Новый музей, 2011. C. 110.
  21. В. Г. Траугот. // Герои ленинградской культуры. 1950—1980-е гг./ Сост. Лариса Скобкина. — СПб.: Центральный выставочный зал «Манеж». 2005. — С. 175.
  22. Андреева Е. Ю. « Орден непродающихся живописцев» и ленинградский экспрессионизм. // Орден непродающихся живописцев. СПб. : Новый музей, 2011. С. 12.
  23. Модлина, Ревекка Борисовна ( 6 сентября 1934 года - 2014), скульптор, художник. В 1958 году закончила Таврическое училище в Ленинграде. Жена художника Рихарда Васми в 1950-е гг., художника Александра Арефьева в 1960-62 гг., художника Михаила Шемякина с 1963 года. В 1971 году с дочерью Доротеей Шемякиной ( 9 мая 1964 года)- 20 января 2018 г. ) эмигрировала. Жила во Франции и в Греции; в последние годы, в г. Лош (Франция). Первой женой А. Д. Арефьева в 1954 — 59 гг. была его сокурсница, Александра Арефьева (урожд?). Третьей, с 1970 года — филолог Жанна Яценко.
  24. «Выйдя через восемь месяцев из тюрьмы..». См. «Орден непродающихся живописцев» и ленинградский экспрессионизи. // Беспутные праведники, или Орден нищенствующих живописцев. Каталог выставки. СПб.,: Новый музей, 2011. C. 110.
  25. В. Г. Траугот. // Герои ленинградской культуры. 1950—1980-е гг./ Сост. Лариса Скобкина. — СПб.: Центральный выставочный зал «Манеж». 2005. — С. 175.
  26. Кекелидзе, Вахтанг Давидович (1931—1979), художник. Работал, как копиист (в основном, в Эрмитаже)и художником в Кировском (ныне Мариинском) театре. Брат художника Вадима Преловского.
  27. http://alert-dog.livejournal.com/251267.html?thread=2746499 Место захоронения: Бетонная дорожка, 16 участок — в самом конце, на перекрёстке налево: 13 могила.
  28. Собрания В. Громова, Д.Шагина, О. Фронтинского, Н. Благодатова, А. Траугота, Е. Спицыной, И. Кушнира, В. Егорова, М. Кружкова (Преловского), Л. Ривкина и др.
  29. Собрание М. Шемякина.
  30. Собрание Н. Решетняка.
  31. Об Ордене, учреждённом М. Войцеховским, см. дневниковые записи Я. С. Друскина: Друскин Я. С. Дневники / Сост., подгот. текста, примеч. Л. С. Друскиной. — СПб.: Академический проект, 1999. — С. 466.
  32. См. выступление А. Г. Траугота на открытии выставки ОНЖ в Новом музее в 2011 г.
  33. Ленинградская пейзажная школа и её мастера. 1930-е - первая половина 1940-х годов. Струкова, Александра Ивановна. Проверено 5 февраля 2013.
  34. Александр Арефьев // Арефьевский круг. СПб., 2002. С. 9 .
  35. См. Рихард Васми. // Арефьевский круг. СПб., 2002. С. 143.
  36. Творчество А. Марке (и французских импрессионистов) было знакомo ученикам СХШ по собранию Эрмитажа и по многочисленным репродукциям, но повлиялj на них только опосредованно.
  37. А. И. Струкова. Ленинградская пейзажная школа и её мастера. 1930-е первая половина 1940- хх. Автореферат диссертации. 2008. http://www.dissercat.com/content/leningradskaya-peizazhnaya-shkola-i-ee-mastera-1930-e-pervaya-polovina-1940-kh-godov
  38. Там же.
  39. См. Дышленко Б. Мост // Арефьевский круг. СПб., 2002. С. 394
  40. Александр Арефьев. // Арефьевский круг. С. 10
  41. Андреева Е.Ю. " Орден непродающихся живописцев" и ленинградский экспрессионизм. // Орден непродающихся живописцев. СПб. : Новый музей, 2011. С. 15.

Ссылки[править | править код]