Аркона (Яромарсбург)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Валы Аркона
Карта расселения славян и их соседей на конец VIII века.

Аркона (Яромарсбург) — город и религиозный центр балтийского славянского племени руян[1]. Город Аркона существовал до XII века и располагался на одноимённом мысу острова Рюген. Он был подробно описан современником-датчанином Саксоном Грамматиком в «Деяниях данов», XIV[2]:

Город Аркона лежит на вершине высокой скалы; с севера, востока и юга огражден природною защитой… с западной стороны защищает его высокая насыпь в 50 локтей…

Далее следует описание храма Святовита:

Посреди города была площадь, на которой стоял храм из дерева, изящнейшей работы… Внешняя стена здания выделялась аккуратной резьбой, грубой и неотделанной, включавшей формы разных вещей. В ней имелся единственный вход. Сам же храм заключал в себе два ограждения, из которых внешнее, соединенное со стенами, было покрыто красной кровлей; внутреннее же, опиравшееся на четыре колонны, вместо стен имело завесы и ничем не было связано с внешним, кроме редкого переплета балок.

Святовит, статуя бога западных славян, в храме Арконы, по описанию Саксона Грамматика, 1834 г.

Затем идёт описание идола Святовита (в конце описания храма автор, спохватываясь, поясняет «Святовит — таково было имя изваяния»):

В здании огромное изваяние, во всем подобное человеческому телу, но величиной превосходившее, удивляло четырьмя головами и столькими же шеями, из которых две видны были со стороны груди, две — со спины. И спереди, и сзади одна голова вправо, другая влево смотрела. Косматые бороды, подстриженные волосы показывали, что искусство художника подражало обычаю руян в уходе за головой. В правой руке [бог] держал рог, изготовленный из разного рода металлов, который жрец этого святилища обычно каждый год наполнял вином, чтобы предсказать по уровню жидкости урожай будущего года. Левая рука наподобие лука упиралась в бок. Рубаха ниспадала до голеней, которые, из разного рода дерева сделанные, так скрыто в коленях соединялись, что место скрепления нельзя было заметить иначе как при тщательном рассмотрении. Ноги касались земли, а их основы скрывались в грунте. Невдалеке были видны узда и седло бога и многие знаки его божественности. Из них вызывал удивление заметной величины меч, ножны и рукоять которого, помимо превосходного резного декора, украшали серебряные детали.

Культ отправлялся после сбора урожая в два дня.

Ежегодно после сбора урожая собирался народ со всего острова перед храмом бога, принеся в жертву скот, справляла торжественный пир, именовавшийся священным. Его жрец, вопреки отеческому обычаю отличавшийся длинной бородой и волосами, накануне дня, когда надлежало священнодействовать, малое святилище — куда только ему можно было входить — обычно с помощью метлы тщательно убирал, следя, чтобы в помещении не было человеческого дыхания. Всякий раз, когда требовалось вдохнуть или выдохнуть, он отправлялся к выходу, дабы присутствие бога не осквернялось дыханием смертного.

На следующий день, когда народ стоял у входа, он, взяв у изваяния сосуд, тщательно наблюдал, не понизился ли уровень налитой жидкости, и тогда ожидал в будущем году неурожая. Заметив это, велел присутствовавшим запасать плоды на будущее. Если же не предвидел никакого убывания обычного плодородия, предсказывал грядущее время изобилия полей. После такого прорицания приказывал урожай этого года или бережливее, или щедрее расходовать. Вылив старое вино к ногам идола, как возлияние, пустой сосуд снова наливал: как бы выпивая за здоровье, почитал статую, как себе, так и отечеству благ, горожанам удачи в умножении побед торжественными словами просил. Окончив это, подносил рог к устам, чрезвычайно быстро, одним глотком выпивал и, наполненный снова вином, вставлял его опять в правую руку изваяния.

Изготовив пирог с медовым вином круглой формы, величины же такой, что почти равнялся человеческому росту, приступал к жертвоприношению. Поставив его между собой и народом, жрец по обычаю спрашивал, видят ли его руяне. Когда те отвечали, что видят, то желал, чтобы через год не смогли разглядеть. Такого рода мольбой он просил не о своей или народа судьбе, но о возрастании будущего урожая. Затем от имени бога поздравлял присутствовавшую толпу, долго призывал её к почитанию этого бога и усердному исполнению жертвенных обрядов и обещал вернейшее вознаграждение за поклонение и победу на суше и море.

Окончив же это, они сами жертвенные яства обращали в пиршественную пищу. Пирование сопровождалось народными хороводами и гуляньями

Затем перечислено имущество изваяния:

В дар этому богу приносилась ежегодно одна монета с каждого мужчины или женщины. Ему также отдавалась треть добычи, соответственно так же выделялась и обосновывалась доля для его защиты. Этот бог имел триста коней и столько же воевавших на них всадников; все богатство, добытое ими оружием и храбростью, отдавалось на попечение жреца. Из этой добычи он создавал всякого рода инсигнии и храмовые украшения и их велел хранить за тайными запорами, где, кроме обилия денег, было собрано много пурпурных тканей, дырявых от времени. Здесь же видно было огромное количество общественных и частных приношений, собранных благодаря щедрости почитателей и дарам просителей.

…Кроме того, он имел особого коня белой масти, у которого вырвать волосок из гривы или хвоста считалось нечестием. За ним одному жрецу позволялось ухаживать и садиться на него, дабы употребление священного животного не было слишком частым и унизительным. На этом коне, по мнению руян, Святовит — таково было имя изваяния — воевал против врагов своей святыни. Главным доводом этого считалось, что, находясь ночью в стойле, он оказывался покрыт грязью и потом так, словно в скачке преодолел пространство долгих путей.

Затем описываются способы гадания. Первый использует белого коня Святовита:

Когда предполагалось начать войну против какой-либо страны, перед храмом по обычаю служители ставили три копья. Из них два втыкались наконечниками в землю и соединялись [третьим] поперек; эти сооружения размещались на равном расстоянии. К ним конь, во время выступления в поход, после торжественного моления, выводился в сбруе жрецом из входа. Если поставленные сооружения переступал правой ногой прежде, чем левой, это считалось знаком удачного хода войны; если же левой прежде правой ступал, то направление похода изменяли. Выступая также на разные предприятия, по первому движению животного получали предсказания. Если оно было счастливым, радостно двигались в путь; если же несчастным, поворачивали назад.

Другой способ гадания использовал «Три деревянные дощечки, с одной стороны белые, с другой — чёрные, бросались в качестве жребия в яму; белое означало удачу, чёрное — неудачу.» Третий — гадание на чёт-нечёт:

И женщины были не чужды таких знаний. Сидя на месте, они случайно, без расчёта, чертили линии в золе. Если число их оказывалось чётным, гадание считали счастливым, если нечётным — то неудачным.

Камень Свантевита (Святовита) в Альтенкирхене

В 1168 Аркона была разрушена датчанами при короле Вальдемаре I, победившем руянского князя Яромира[3]. В 1185 г., при возведении церкви в Альтенкирхене, на полуострове Виттов, использовались камни из Яромарсбурга. В Альтенкирхене до сих пор имеется «камень Свантевита» (Svantevitstein). Вероятно, именно его описывают хронисты: Давид Хитреус в «Саксонской хронике», XVI век:

«Изображение бога руянов, высеченное на камне, можно видеть в селе Альтенкирхен, в притворе храма; коренные жители острова называли его Святовитом, нынешние же Витольдом»,[4]

и в «Истории Каменской епархии», XVII век:

«Отсюда злого бога Дьяволом и Чернобогом, то есть Чёрным богом, доброго же Белбогом, то есть белым богом называли. Статую этого бога, высеченную в камне, можно поныне видеть на Руяне, на полуострове Виттов, в народе именуемую как Виттольд, как бы „Древний Вит“. С большой головой, густой бородой он скорее выглядит чудовищем, чем вымышленным богом.»[5]

В культуре[править | править код]

Аркона упоминается в балладе А.К. Толстого "Боривой" как место сражения легендарного славянского князя Боривоя с немцами.

Но, смеясь, с кормы высокой
Молвит Кнут: «Нам нет препоны:
Боривой теперь далеко
Бьется с немцем у Арконы!»
. . .
Я вернулся из Арконы,
Где поля от крови рдеют,
Но немецкие знамена
Под стенами уж не веют.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Исконные жители Руги-Руяна-Рюгена были известны в позднеантичную и средневековую эпохи как «руяне», «руги» и «раны», а также - «рутены» («rutheni»), т.е. русские («rusci»)… Примечательно, что немецкий топоним «Рюген» соединил в себе два туземных имени острова : «Руга» и «Руян».
  2. Саксон Грамматик цитируется по материалам сайтов «Источники по истории славянского язычества» и Руян Архивировано 26 января 2008 года.
  3. В датской транскрипции: Яромара.
  4. A.Frencelii. Commentarius philologico-historicus de diis Soraborum//Scriptores rerum Lusaticarum Т.II. Lipsiae, 1719. P. 139; перевод взят с сайта Руян Архивировано 26 января 2008 года.
  5. Hanusch I. J. S. 154; перевод взят с сайта Руян Архивировано 26 января 2008 года.

Литература[править | править код]