Армянская геральдика

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Армянская геральдика (арм. Հայկական զինանշանագիտություն) — геральдическая система, сложившаяся в Армении, а также отрасль науки, занимающаяся изучением армянских гербов, традиций и практики их использования[1].

История[править | править код]

На протяжении долгой истории Армении геральдическая символика страны имела разные формы и значения. При хронологическом подходе к их рассмотрению, включая всё Армянское нагорье, следует отметить археологические находки позднебронзовой эпохи — штандарты-навершия (Лчашен, Лорийская крепость, XIVXI века до н. э.), видимо, выполнявшие функции знаков власти древнеармянских племенных вождей. Указанные навершия стилистически близки к несколько более ранним или единовременным лурестанским (VIIVI века до н. э.) навершиям, а также к более поздним скифским[2].

Период Ванского царства[править | править код]

Статуэтка бога Тейшеба: навершие воинского знамени. VII век до н. э.

О наличии государственной символики, имеющей определённое религиозное значение и объединяющей разноплеменное население, можно говорить, начиная с эпохи Ванского царства. Этот вывод также основывается на результатах археологических раскопок, в частности, на мнении Бориса Пиотровского о функции статуэтки бога Тейшебы, найденной в Кармир-Блуре как военного знака гарнизона города или «полка Тейшебы»[3][4]. В силу недостаточности научно обоснованных фактов, выводы о символах урартской государственности пока нельзя считать окончательными.

Античный период[править | править код]

Два орла по обеим сторонам 8-конечной звезды − символ Арташесидов

Характер источников для реконструкции знаков царских династий и княжеских родов Армении в античную и средневековую эпохи несколько меняется. Первый знак, о котором установилось относительно твёрдое мнение исследователей как о родовом знаке династии Арташесидов (II век до н. э. — I век н. э.) — символ двух орлов по обеим сторонам 8-конечной звезды. Эта симметричная композиция в центре тиары Арташесидов многократно повторяется на большинстве серебряных монет от Тиграна II Великого до Артавазда II.

Таким образом, нумизматические данные позволяют реконструировать определённый знак, передававшийся из поколения в поколение в течение последнего столетия правления Арташесидов[5][6]. Одним из главных оснований для такой реконструкции послужило сообщение Мовсеса Хоренаци о том, что Арцруниды «носили перед царём орлов». Наиболее вероятное объяснение геральдическому применению этого знака вытекает из содержания арамейских надписей на межевых камнях Арташеса — основателя династии, объявившего себя Ервандидом, и следовательно, потомком Ахеменидов, государственным символом которых был орёл[7]. Возможно, этот «престижный» знак имел определённую связь с внешнеполитической борьбой Тиграна II Великого за селевкидское наследство.

По некоторым сообщениям Тацита, армяне в I веке н. э. имели «отличительные знаки», с которыми они шли в сражения против римлян в период Десятилетней войны, предшествовавшей утверждению в Армении в 66 году н. э. боковой ветви парфянских Аршакидов. О гербе самих Аршакидов известно немного. Согласно приведённому выше сообщению Мовсеса Хоренаци, княжеский род Арцрунидов получил своё имя за то, что его представители носили «орлов» (арцвик арм. արծվիկ) — впереди аршакидского царя Вагаршака. На этом основании в армянской историографии XIX века, которая ещё не разделяла две династии — Аршакидов и Арташесидов, был сделан вывод, что в Армении I—IV веков знаком государственности служило изображение двух орлов по обеим сторонам звезды, или, другими словами, был сохранён символ предшествовавшей династии[5].

Раннее Средневековье[править | править код]

С приобретением письменности информация о некоторых аспектах системы родовых и индивидуальных знаков отличия у армян в начале V века возрастает. В раннесредневековый период развитие геральдических символов обуславливается двумя важными аспектами: принятием христианства и отсутствием собственной государственности, начиная с 428 года. В этот же период, под воздействием сасанидских и позднеримских правовых отношений, прежние монолитные нахарарские роды начинают делиться на главные и боковые ветви, чему немало способствует также разделённость страны между двумя империями. Историки этого периода сообщают о наличии родовых знаков на военных знаменах, шлемах, шатрах отдельных князей. Так, родовой знак наиболее преданного армянским Аршакидам рода Мамиконянов, представители которого назначались главнокомандующими войска, имел знак орла[5][8]. Есть сообщения о получении отдельными представителями рода Арцруни, Сюни, Багратуни, Арраншахик личных знаков отличия от сасанидских и византийских сюзеренов. По сообщению Себеоса, армянская 20-тысячная конница в составе сасанидской армии в конце VI века состояла почти из 20 родовых контингентов разной численности, «каждый под своим знаменем». С принятием христианства символ новой религии начинает приобретать широкое значение и применение, в том числе и геральдическое. Видимо, этот символ прочно укоренился как на уровне местных общин, так и в среде знати.

Автор «Истории страны Агванк» (X век) сообщает о принятии христианства одним из полководцев хазарской армии, вступившей в восточные армянские земли: отбросив звероподобные знамена, он «знамена свои украсил крестом». В период арабского завоевания Армении, по сообщению средневекового авторов, арабы, среди прочего, запрещали армянам носить крестные знамёна[9]. В этот и последующие периоды знак креста, видимо, вновь возобладал в армянских христианских общинах, что подтверждается находками металлических наверший в форме креста в Ани, а также в средневековых крепостях Амберд и Гарни в археологических слоях X-XI веков[10][11].

Герб Багратидов на городских стенах Ани
Герб Багратидов — бегущий лев и крест сверху

Историки этого же периода указывают на последовательное применение крестных знамён и наверший вторым и третьим представителями главной ветви царского рода Багратидов — Смбата I (886—911 гг.) и Ашота II (911—929 гг.). Кресты или крестные знамена ими датируются как полководческое отличие (Смбатом I Гагику Арцруни), выносятся впереди войска, фигурируют в процессии похорон царя (Ашота II). По-видимому, в этот период мы имеем дело с усилением византийского влияния и с некоторым отступлением от более ранней феодальной символики с использованием зооморфных образов.

В тот же период Товма Арцруни, описывающий восстание армян 850-852 годов против арабского владычества, упоминает феодальные фамилии Васпуракана, из которых 16 были представителями боковых ветвей Арцрунидов, имеющих каждый свой отряд и знамя. Более поздний хронограф Матфей Эдесский упоминает о собственном знамени васпураканского князя Хачика Арцруни и каждого из его сыновей. Описания этих знамён не сохранились, но скорее всего, несмотря на длительный период иконоборчества и арабского владычества, феодальное военное сословие продолжало пользоваться зооморфными образами на полотнищах.

В историографии средневековой Армении знак или герб династии Багратидов достаточно изучен и известен в нескольких вариантах реконструкций. Это многообразие можно объяснить как перипетиями истории IX-XI веков, так и отношениями внутри самой династии, её вассальных княжеств и царств и постоянным политическим и культурным влияние Византии. По мнению Николая Марра и Иосифа Орбели и других участников Анийской экспедиции, родовым гербом главной ветви Багратидов всё-таки нужно считать изображение ступающего направо льва или леопарда, высеченное на главных воротах Ани — столицы их государства.

Иосиф Орбели считал, что они были построены богатыми жителями, в ряде случаев отдельными ремесленными или земледельческими кварталами города по принципу литургии (то есть в складчину).

Участники же итальянской экспедиции в Ани 1975 года увидели геральдическую символику в крестах разных форм и цветов, выложенных камнем во внешней кладке башен.

Высокое Средневековье[править | править код]

Герб Рубенидов с изображением льва

Герб Киликийского армянского царства известен на всем протяжении его истории, от возникновения и дальнейшего развития графических вариантов, сопоставимых с классической западноевропейской геральдикой её раннего периода, что объясняется постоянными контактами между Киликией и государствами крестоносцев. Независимость Армянского царства была «ознаменована» дарением знамени с изображением льва киликийскому государю Левону II Рубиняну императором Священной Римское империи. Сам же Левон II в 1204 году отчеканил серебряные монеты с двумя вертикально стоящими львами по обе стороны от оси, изображающей крест на посохе.

Монета Киликийской Армении с изображением льва. XIII—XIV вв.

Именно этот символ в разных вариантах герба монархов Киликийского царства просуществовал более 250 лет. Последний вариант — герб, изображённый на надгробной плите эмигрировавшего во Францию и захороненного в 1393 году в Сен-Дени представителя армяно-французской династии Лузиньянов — Левона VI (1374-1375). Влияние геральдики крестоносцев продолжалось в геральдической символике населённых армянами областей Киликии и Малой Армении до XV — начала XVI века, о чём свидетельствуют некоторые цветные карты и портоланы указанного периода.

В самой Армении и за её пределами геральдическая символика продолжает сопровождать позднефеодальные сословия и профессиональные организации армян в условиях иноземного владычества. Историки XIII-XIV веков сообщают о передаче знамени от отца к сыну, об организации конных отрядов под собственными знамёнами в составе армяно-грузинских войск под командованием представителей рода Закарянов-Мхаргрдзели (Долгоруких). С конца XVIII века предпринимаются последовательные попытки реконструкции знаков молодой военной аристократии Восточной Армении этого периода на основании зооморфных изображений на стенах построенных ими церквей, крепостей и мостов, однако этот метод атрибуции ещё недостаточно обоснован. Тем не менее благодаря работам Каро Кафадаряна, Рафаэля Матевосяна и других армянских исследователей предложены варианты гербов целого рода княжеских фамилий XIII—XIV веков: Закарянов, Орбелянов, Хахбакян-Прошянов, Вачутянов.

Позднее Средневековье[править | править код]

Период позднего Средневековья отмечен крайней ограниченностью проявлений этноконфессиональной и социальной автономности групп армянского населения на территории Армянского нагорья, завоёванного тюркскими племенами, пришедшими из Средней Азии. К тому же нашествие завоевателей серьёзно изменило этнодемографическую ситуацию в стране. Образовались крупные армянские колонии за пределами исторической Армении: в Крыму, Польше, Болгарии, Иране и Индии, России и в некоторых западноевропейских странах. Однако и в этих условиях продолжает фигурировать система геральдических знаков, сохраняющая иконографические традиции прежних веков, приспособленная к местным системам социальных знаков. Дошедшее до наших дней крестное знамя 1483 года с изображениями Иисуса Христа и Святой Троицы, принадлежащее Святому Эчмиадзинскому Престолу, оформлено по подобию византийских лабарумов[1].

Можно предположить широкое применение предметов христианской символики этого типа на уровне местных общин на основании дарственных лапидарных надписей с упоминанием хачваров − крестных знамён, а также на основании довольно пространного описания применения этих предметов в «Книге вопросов» Григора Татеваци (XIV век[12]).

Начало XVIII века открывает новую веху в развитии геральдической символики армянского народа. Под воздействием продвижения России на юг усиливается народно-освободительное движение в Армении, проявившееся в организованном сопротивлении армянских княжеств Арцаха и Сюника турецкой армии в 1722-1729 годах. По сообщению русского посла в Стамбуле, на турецком параде, посвящённом победе османской армии над Персией в 1730 году, среди знамён побеждённых были представлены два знамени с изображениями орла и креста, конфискованные у армянских повстанцев[13]. В «Истории войны Давид-Бека» многократно упоминаются армянские отряды со своими знаками и знамёнами, описания которых, к сожалению, отсутствуют[14]. Дальнейшее развитие народно-освободительных идей сопровождалось выдвижением разных проектов освобождения Армении, в которых иногда отмечались даже подробности будущей государственной символики. В проекте, представленном Екатерине II архиепископом Иосифом Аргутинским в 1782 году, впервые упоминается ряд армянских исторических символов, среди которых основная роль отводится горе Арарат с изображением Ноева Ковчега[15]. Именно этот символ с начала XIX века фигурирует во вновь создающихся гербах Грузино-Имеретинскойгубернии, Армянской области, а позже и городов кавказских губерний, постоянно занимая правый верхний угол соответствующих геральдических щитов[16].

В составе Российской империи также происходил процесс признания дворянства отдельных армянских фамилий и утверждения их гербов. Подробности этого довольно длительного процесса пока не изучены. Относительно больше всего сведений имеется о знаменах армянских церковных организаций ремесленников Тифлиса, Ахалциха, Александрополя, Еревана, Ахалкалаки и других городов[17]. На знаменах ремесленных корпораций серебром и золотом вышивались названия, образы покровительствующих святых. Другая группа знамён XIX века — знамена армянских добровольческих военных формирований, набираемых российским военным командованием в войнах против Персии и Турции.

Современный период[править | править код]

Современная государственная символика Республики Армения появилась в период окончания Первой мировой войны. Трёхцветное знамя − Ерагуйн, состоящее из равных красно-сине-оранжевых полос, впервые было выставлено по случаю официального приёма в Ереване в августе 1918 года. Законодательно знамя и герб Первой Республики Армения были приняты на заседании Национального Собрания 9 августа 1919 года. Герб, историческое обоснование к которому было подготовлено крупным армянским учёным Степаном Малхасянцем, имел сложную конструкцию, основной идее которой было воссоздание армянской государственности. Четыре деления щита представляли династические знаки Арташесидов, Аршакидов, Багратидов и Рубенидов, расположенные вокруг «сердца» — малого щита с изображением горы Арарат с Ноевым ковчегов (авторы: известный армянский архитектор Александр Таманян и художник Акоп Коджоян[18][19]. С приобретением независимости Армении в 1991 году этот же герб, несколько стилизованный уже и уже приобретший сан исторического герба, был восстановлен и принят Конституцией Республики Армения 1995 года.

Государственные символы Армении
Flag of Armenia.svg
Coat of arms of Armenia.svg
Ерагуйн − флаг Республики Армения Герб Республики Армения

См. также[править | править код]

Ссылки[править | править код]

Литература[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Армяне / отв. ред. Л. М. Варданян, Г. Г. Саркисян, А. Е. Тер-Саркисянц. — Ин-т этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН; Ин-т археологии и этнографии НАН РА. — М.: Наука, 2012. — С. 477-484. — 648 с. — 600 экз. — ISBN 978-5-02-037563-5.
  2. Переводчикова Е. В., Раевский Д. С. Ещё раз о назначении скифских наверший // Средневековая Азия и её соседи в древности и средневековье (история и культура). М. 1981. С 41-52. Рис. 21
  3. Пиотровский Б. Б. Кармир-Блур: Результаты археологических раскопок 1949—1950 гг., Ереван, 1952. Ил. 14
  4. Амаякян С. Г. Государственная религия Ванского царства, Ереван., 1990. С. 59, 76. Табль. 14, 27-29 (арм.)
  5. 1 2 3 Ацуни В. Армянские флаги в истории. Венеция, 1919 (арм.)
  6. Тер-Гевондян А. Н. Короны династии Арташесидов и их происхождение // Андес Амсореа. 1987. № 1-12. С. 763—805 (арм.)
  7. Тирацян Г. А. Армянская тиара: опыт культурно-исторической интерпретации // ВДИ. 1982. № 2. С. 90-95
  8. Арцруни Товма. История дома Арцруни. Ереван, 1985 (арм.)
  9. Мхитар Айриванеци. История армении. Москва, 1860 (арм.)
  10. Арутюнян С. В. Анберд. Ереван, 1978. С. 91-92. Рис. 19 (арм.)
  11. Петросян Г. Л. Гарни в IX—XIV вв. Ереван., 1988 (арм.)
  12. Григор Татеваци // Книга вопросов. Иерусалим, 1993. С. 676 (арм.)
  13. Арзуманян З. А. Знамя армянского народно-освободительного движения XVIII в. // ИАН. 1981. № 4. с. 47-54 (арм.)
  14. Гукас Себастаци. Давид-Бек или история войны капанцев. Ереван, 1992. С. 58-63 (арм.)
  15. Армяно-русские отношения в XVIII в. Сборник документов. Том IV: 1760—1800 гг. / Ред. М. Г. Нерсисян. Ереван. 1990. С. 275, 276. Табл. 4а
  16. Рево О. Гербы городов Грузино-Имеретинской губернии // Наука и жизнь. Москва, 2001. № 8. С.22-31
  17. Абрамян В. А. Цеховые организации армян-ремесленников в городах Закавказья (XVIII-начало XX в.). Ереван, 1971. С. 52, 61, 80, 91, 92. Илл. 8, 43, 44 (арм.)
  18. Симон Врацян // Республика Армения. Ереван, 1993. С. 465 (арм.)
  19. Дабагян А. А. Геральдическая система как средство для определения армянской военной организации // Армянская армия. Военно-научный журнал МО РА. Ереван, 1999. № 1 1-2. С. 90-98 (арм.)