Арсений (Стадницкий)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Митрополит Арсений
Митрополит Арсений
Митрополит Ташкентский и Туркестанский
24 августа 1933 — 10 февраля 1936
Предшественник Афанасий (Малинин)
Преемник Борис (Шипулин)
Митрополит Новгородский и Старорусский
до 29 ноября 1917 года — архиепископ
5 ноября 1910 — 11 августа 1933
Предшественник Гурий (Охотин)
Преемник Алексий (Симанский)
Епископ Псковский и Порховский
5 декабря 1903 — 5 ноября 1910
Предшественник Сергий (Ланин)
Преемник Алексий (Молчанов)
Епископ Волоколамский,
викарий Московской епархии
28 февраля 1899 — 5 декабря 1903
Предшественник Христофор (Смирнов)
Преемник Евдоким (Мещерский)

Имя при рождении Авксентий Георгиевич Стадницкий
Рождение 22 января (3 февраля) 1862(1862-02-03)
село Комарово, Хотинский уезд, Бессарабская область, Российская империя
Смерть 10 февраля 1936(1936-02-10) (74 года)
Ташкент, Узбекская ССР, СССР
Похоронен
Епископская хиротония 28 февраля 1899 года

Награды
Кавалер ордена Святого Александра Невского RUS Imperial Order of Saint Vladimir ribbon.svg Орден Святой Анны I степени RUS Imperial Order of Saint Vladimir ribbon.svg
Орден Святого Станислава III степени
Орден Святого Саввы II степени Орден Короны Румынии III степени
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Митрополи́т Арсе́ний (в миру Авксентий Георгиевич Стадни́цкий; 22 января [3 февраля1862, село Комарово, Хотинский уезд, Бессарабская губерния — 10 февраля 1936, Ташкент) — епископ Русской Православной Церкви, митрополит Ташкентский и Туркестанский (1933—1936), ранее епископ Новгородский. С 14 января 1906 года присутствующий в Святейшем Синоде (до 15 апреля 1917 года). В 1907 года член Государственного Совета Российской империи.

Биография[править | править код]

Родился в семье протоиерея Георгия Григорьевича Стадницкого (1824—1901[источник не указан 357 дней]) из польского рода Стадницких[1]. Мать — Мария Авксентьевна Черноуцан. Сестра — Елизавета Георгиевна Стадницкая (?—1894) была замужем за священником Веденско-Богородичной церкви села Маркауцы, Миной Александровичем Черноуцаном; их сын — протоиерей Александр Минович (Миныч) Черноуцан (1882/83—1937), был членомВсероссийского Поместного Собора в 1917—1918 годах; репрессирован[2]. Брат, врач Михаил Георгиевич Стадницкий (?—1918); его дочь — музыкальный педагог Антонина Михайловна Стадницкая (1887—1943), а её сын — молдавский математик В. А. Андрунакиевич[1][3].

Окончил духовное училище в Единцах (1874), Кишинёвскую духовную семинарию (1880). С сентября 1880 по июнь 1881 года был учителем географии, церковного пения и чистописания Единецком духовном училище. Затем учился в Киевской духовной академии, которую окончил в 1885 году со степенью кандидата богословия. Будучи студентом, в 1885 году посетил Афон. Впечатления изложил в «Дневнике студента — паломника на Афон», который был удостоен Макарьевской премии через 10 лет после путешествия.

Магистр богословия (1895; тема диссертации: «Гавриил Банулеско-Бодони, экзарх Молдо-Влахийский (1808—1812 гг.) и митрополит Кишинёвский (1813—1821)». Собирая материалы для диссертации, дважды выезжал за границу: в 1888 году — в Австро-Венгрию и в 1890 году — в Румынию.

Научно-педагогическая деятельность[править | править код]

С 1885 года — преподаватель древнегреческого языка, затем церковного пения (1886—1892) и догматического богословия (с 1892) в Кишинёвской духовной семинарии; в 1895 году исполнял должность её инспектора. Одновременно состоял редактором «Кишинёвских епархиальных ведомостей», автор около ста статей и заметок, преимущественно церковно-исторического содержания. Участник миссионерских съездов в Москве (1887, 1891), член комитета по наблюдению за миссионерской деятельностью в Кишинёвской епархии (1892).

Был назначен 12 декабря 1895 года инспектором Новгородской духовной семинарии; 30 декабря пострижен в монашество с именем Арсений; 31 декабря рукоположен в иеродиакона; 1 января 1896 года — в сан иеромонаха. В октябре 1896 года стал ректором Новгородской семинарии и настоятелем монастыря св. Антония Римлянина с возведением в сан архимандрита.

С 10 января 1897 года — инспектор Московской духовной академии и исправляющий должность ординарного профессора по кафедре библейской истории. С 13 марта 1898 года — ректор Московской духовной академии.

Хиротонисан во епископа Волоколамского, третьего викария Московской митрополии 28 февраля 1899 года в Храме Христа Спасителя. Архиерейскую хиротонию возглавлял митрополит Московский и Коломенский Владимир (Богоявленский).

Важным событием в истории Московской духовной академии стала паломническая поездка, совершенная в 1900 году группой студентов и преподавателей во главе с епископом Арсением в Палестину и страны Ближнего Востока. Итогом путешествия стала книга «В стране священных воспоминаний», редактированная и изданная им самим. В книге 60 фотографий, большую часть которых сделал епископ Арсений.

Епископ Псковский и Порховский[править | править код]

архиепископ Псковский
Арсений (Стадницкий)

С 5 декабря 1903 года — епископ Псковский и Порховский. Создал в епархии школу псаломщиков. Основал церковный музей, в котором хранились ценные рукописи, принадлежности богослужения и церковная утварь, древние монеты. Председатель Псковского отдела Императорского православного палестинского общества.

В 1904 году ему присвоена степень доктора церковной истории за диссертацию «Исследования и монография по истории Молдавской Церкви». Часть 1-я. «История Молдавской епархии и их святителей со времени основания государства и до наших дней»). Этот труд был отмечен королём Румынии, наградившим автора медалью Bene Merente[en] 1-й степени, присуждавшейся за выдающиеся научные труды. Российская Академия Наук удостоила его за эту же диссертацию большой Уваровской премии.

С 1905 года он состоял членом Учебного комитета при Св. Синоде. 14 января 1906 года назначен присутствующим в Святейшем Синоде и председателем (до 1907) Учебного комитета «с оставлением за ним управления епархией», а также членом особого Присутствия по подготовке будущего Всероссийского Поместного Собора.

С 1906 года — член Предсоборного присутствия, председатель его пятого отдела: о реформе церковно-учебных заведений.

31 января 1907 года был возведён в сан архиепископа. В том же году стал членом Государственного Совета от монашествующего духовенства.

Новгородский архиерей[править | править код]

С 5 ноября 1910 года — архиепископ Новгородский и Старорусский.

Состояние церковного пения в храмах и монастырях Великого Новгорода вызвало у него скорбь: «Это запущенность пения, нерадивость исполнения, отчуждение церковного пения от древних прекрасных церковно-певческих образцов и отклонение их в сторону бессодержательных, голых напевов бахметевского обихода»[4].

Проявлял себя знатоком отечественной истории, активным участником сбережения и изучения наследия предков. Большое внимание уделял сохранению памятников церковной старины. Стал инициатором начала работ по реставрации собора Ферапонтова монастыря. Принял активное участие в XV Всероссийском археологическом съезде, который проходил в июле-августе 1911 года в Новгороде и выступил на нём с докладом «О современном состоянии собора Св. Софии в Новгороде». По его инициативе была осуществлена реставрация так называемого «Лихудовского» корпуса в Новгороде (там когда-то размещалось училище, в котором преподавали братья Лихуды). В отреставрированном здании разместилась открытая в 1911 году псаломщицкая школа. В 1912 году в Новгороде был торжественно открыт Арсеньевский епархиальный дом. В нём, кроме обширного зала для религиозно-нравственных чтений, разместились консистория, училищный и миссионерский советы, библиотека, иконно-книжная лавка, епархиальный церковно-исторический музей, редакция «Новгородских епархиальных ведомостей», гостиница для духовенства. В 1913 году в Новгороде по его инициативе открылось церковно-археологическое общество.

Современник Арсения, историк Николай Порфиридов (1893—1980), отметил его так:

Энергичный, деловой и предприимчивый Арсений сразу же по его назначении в Новгород тряхнул, что называется, капиталами архиерейского дома. Построил прекрасную загородную дачу … при впадении летописной Пидьбы, на месте захудалой мызы. Для удобства сообщения с загородной дачей приобрёл моторный катер, которому дал название «Перун». Такой роскоши не было даже у местных губернаторов[5].

В 1912 году председательствовал на состоявшемся в Москве первом Всероссийском съезде практических деятелей в борьбе с алкоголизмом. Почётный член Казанской духовной академии.

Весной 1913 года принимал в Новгороде Патриарха Антиохийского Григория IV, возглавившего хиротонию нового викария архиепископа Арсения, епископа Тихвинского Алексия (Симанского).

Князь Жевахов, бывший в предреволюционные месяцы товарищем (заместителем) обер-прокурора Святейшего Синода, в своих воспоминаниях выделял архиепископа Арсения как члена Синода, который фактически обладал решающим голосом и всячески саботировал любые инициативы, исходящие от обер-прокуратуры:

Положение смиренного и робкого Н. П. Раева было очень затруднительное, ибо малейшая попытка его принять участие в разрешении того или иного дела встречала самое резкое противодействие иерархов, и, прежде всего, со стороны Новгородского архиепископа Арсения, аккомпанировавшего ему архиепископа Сергия Финляндского, сидевшего с ним рядом[6]

Представил к епископскому служению многолетнего миссионера архимандрита Варсонофия (Лебедева) и в январе 1917 года сам возглавил его хиротонию во епископа Кирилловского.

На первом собрании Святейшего Синода после февральской революции из зала заседаний было вынесено кресло обер-прокурора, находящееся до этого во главе стола. Тогда архиепископ Арсений воскликнул фразу произнесённую многими: «Вот выносят символ цезарепапизма!».

Тогда же было решено в день Успения Божией Матери 15 августа (по старому стилю) 1917 года созвать Поместный Собор. Для его созыва при Синоде был создан Предсоборный Совет, в котором митрополит Арсений стал председателем.

15 апреля 1917 года указом Временного правительства уволен из состава Святейшего Синода вместе с другими его членами.

Был товарищем председателя Всероссийского Поместного Собора 1917—1918 годов, но, по свидетельству других участников, «фактически руководил почти всеми соборными заседаниями». Участвовал во всех трёх сессиях, председательствующий почти на всех заседаниях после поставления Патриарха, председатель Соборного Совета, председатель VI и член II, XII, XIV Отделов. Был одним из трёх кандидатов в Патриархи (наряду с архиепископом Антонием (Храповицким) и митрополитом Тихоном (Белавиным)), при голосовании был вторым после архиепископа Антония — однако по жребию церковь возглавил московский митрополит Тихон (Беллавин). Митрополит Евлогий (Георгиевский) писал в своих воспоминаниях, что митрополит Арсений, осознав тяжесть патриаршего креста в то время, «возможности стать патриархом ужасался и только молил Бога, чтобы „чаша сия миновала его“». По свидетельству митрополита Вениамина (Федченкова): «Самый умный из русских архиереев — архиепископ Антоний (Храповицкий), самый строгий архиепископ Арсений (Стадницкий) и самый добрый — митрополит Тихон, как говорили о них в народе».

С 29 ноября 1917 года возведён в сан митрополита. Поместный Собор избрал его членом Священного Синода и Высшего Церковного Совета.

По воспоминаниям игумении Иулиании (Невакович), тогда старшей сестры храма Христа-Спасителя[7]:

В начале революции, когда передвижения по Москве не было, извозчики исчезли, трамваи не ходили, и от снега улицы не расчищались, а зима была снежная, мы, сёстры храма Христа Спасителя, считали своим митрополитом митрополита Новгородского Арсения, второго кандидата на Патриарший престол. Митрополит жил недалеко, и часто служил по воскресениям и малым праздникам, а по будням за литургией бывал почти ежедневно. Обладал хорошим голосом. Владыка был очень требователен к уставу во время службы (издана была замечательная его книга «Спутник псаломщика»). Если дьякон, перед Апостолом, забывал сказать глас, то из алтаря слышался грозный голос Владыки: «глас, глас…». Проповедник он был замечательный и по содержанию, и по форме, и по знанию. <…> Благословляя после литургии, он любил петь с народом. <…> По вторникам митрополит вел беседы, толкуя книгу Деяний апостольских. Он бывал в Палестине. Увлекательно описывал местность, а, главное, вдохновенно толковал каждое слово Деяний. Народу бывало так много, что не только сесть, но и стоять не было места, так как беседы велись не среди храма, а в боковой галерее, где были поставлены скамьи. Беседы велись вечером. По окончании Владыка разводил мальчиков прислужников по домам, по темным улицам, и ждал у дверей черных лестниц, так как парадные входы были все закрыты, частью из-за воровства, частью потому, что парадный ход считался буржуазным предрассудком.

После издания Декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви Арсений 25 февраля 1918 года сообщил о своем решении отказаться от жалованья и перейти «на братское содержание столом»[8].

Неоднократно подвергался арестам. В первый раз он был арестован в ноябре 1919 года в Москве, второй — в Новгороде в 1920 году, после чего был предан суду и приговорён к трём годам лишения свободы условно и к ссылке в Архангельскую губернию (затем ссылка была отменена).

Протопресвитер Михаил Польский в своей книге «Новые мученики Российские» приводит такой отзыв о нём одного очевидца:

Широкий ум, большое образование, могучая воля, честность и прямота, очень твердый, решительный, непреклонный характер, строгость к подчиненным и себе. И сей славный и великий муж, Митрополит Новгородский, член Синода и государственных Думы и Совета, мне, маленькому неизвестному священнику, чистосердечно рассказал в Бутырской московской тюрьме <…> какие чувства малодушия и трусости он вдруг пережил во внутренней тюрьме ГПУ в ожидании расстрела.

«Я уже старик, говорил он, — ждать впереди нечего, я монах от юности, наконец архиерей, пример и образец христианства и христианского мужества, и вот никак не мог собой овладеть. Такая жажда жизни, такое нежелание умирать, такая тоска и борьба с собой и страх смерти и малодушие, что просто ужас. Борюсь и не могу себя победить. Такое банкротство и такая грусть за себя».

В 1920—1921 годах возглавил в Новгороде хиротонию новых викариев Новгородской епархии — епископов Тихона (Тихомирова), Иосифа (Николаевского), Серафима (Велицкого).

В марте 1922 года, в связи с голодом в Поволжье, призвал духовенство жертвовать в пользу голодающих «драгоценные церковные украшения, не имеющие богослужебного употребления». А после начала массового изъятия церковных ценностей 19 апреля издал новое обращение:

Об одном молю вас, дорогие мои чада паствы моей. Отнеситесь по-христиански, с покорностью воле Божией, если придется расстаться с любимым нами благолепием наших храмов во имя той вопиющей нужды, в которой находятся наши братья. Если у нас есть что пожертвовать взамен церковных вещей, не упустите этой возможности. Если же нечем жертвовать, то и без золота и серебра храмы наши останутся храмами, и святые иконы — святыми иконами. Бог на Страшном Суде спросит нас прежде всего не о том, украшали ли мы золотом и серебром храмы и иконы, а о том, накормили ли мы голодного, напоили ли жаждущего, одели ли нагого? Прошу Вас не допускать при этом никакого насилия в той или иной форме, — ни в храме, ни около него, так как это оскорбит храм, как дом мира и любви Христовой… Прошу также и о том, чтобы это изъятие церковных ценностей не явилось поводом для каких-либо политических выступлений, так как Церковь по существу своему вне политики и должна быть чужда ей.

Изъятие ценностей из храмов Новгородской губернии благодаря этому воззванию прошло «безболезненно». После того, как все ценности были изъяты, митрополита вызвали из Новгорода в Москву, в ГПУ, где его арестовали и привлекли к суду вместе с Патриархом Тихоном по обвинению в сопротивлении изъятию.

В тюремном заключении находился с перерывами до 10 января 1924 года. Почти сразу же после освобождения был вновь арестован и заключён в Бутырскую тюрьму в Москве. Его принуждали перейти к «обновленцам», активно сотрудничавшим с большевиками. Сохранилось описание одной из таких попыток властей:

Ужасную роль посредников по делам ГПУ выполняли впавшие в раскол епископы. Архиепископ Евдоким (Мещерский), обновленческий «митрополит», в стенах ГПУ понуждал митрополита Новгородского Арсения перейти в обновленчество. Митрополит Арсений сказал ему, своему бывшему сослуживцу по Московской Академии: «Но ведь вы же знаете, что обновленчество беззаконно». «Что ж поделать, они требуют», — ответил архиепископ Евдоким, кивая головой на дверь чекиста. Когда митрополит Арсений остался непреклонен, архиепископ Евдоким с гневом сказал ему: «Ну и сгнивайте в тюрьме!». И с этим покинул узника.

После тюремного заключения был выслан в Среднюю Азию.

Среднеазиатская ссылка[править | править код]

Митрополит Арсений (в светлой рясе) на заседании Временного Патриаршего Священного Синода

В 1925—1926 годах находился в ссылке в Полторацке (Ашхабаде), а в 1926—1936 годах — в Ташкенте. Формально оставался новгородским архиереем (с титулом «митрополит Новгородский» — уже не «Новгородский и Старорусский»), но епархией до 1933 года управлял его ученик архиепископ Алексий (Симанский) — впоследствии Патриарх Алексий I.

С 1927 года — постоянный член Временного Патриаршего Синода при заместителе Патриаршего местоблюстителя митрополите Сергии (Страгородском). Однако реально участия в деятельности этого органа практически не принимал, так как находился в ссылке в Ташкенте. Не подписывал он и т. н. Декларации митрополита Сергия как «ещё не прибывший». Известна лишь одна фотография, на которой владыка Арсений изображён вместе с другими членами Синода (зимней сессии 1934/1935 года, оказавшейся для «временного Синода» последней).

С 11 августа 1933 года — митрополит Ташкентский и Туркестанский. В связи с закрытием всех храмов Ташкента совершал богослужения под открытым небом, у кладбищенской часовни иконы Богородицы «Всех скорбящих Радосте». На эти службы стекалось до двадцати тысяч верующих из города и окрестных селений, молящиеся заполняли всю обширную территорию кладбища. Один из ташкентских прихожан того времени Константин Вендланд (впоследствии — митрополит Иоанн) вспоминал: «Незабываемы эти трогательные Богослужения на лоне природы, голубая мантия митрополита, просвечивавшая сквозь листву деревьев, одушевление молящейся толпы, твердость духа архипастыря и верующих, подвергавшихся иногда серьёзным испытаниям от проливного дождя или крепких крещенских морозов. Незабываемы вдохновенные проповеди митрополита Арсения, приковывавшие к себе внимание народа».

Место захоронения на Боткинском кладбище г. Ташкента

Был духовным наставником архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) и умер на его руках в ташкентской больнице. Похоронен на Боткинском кладбище Ташкента, около могилы митрополита Никандра (Феноменова).

Награды[править | править код]

Иерархические награды

  • Бриллиантовый крест на клобук (1912)
  • Право ношения 2 панагий (1934)
  • Предношение креста (1935)

Почитание[править | править код]

Русская православная церковь за границей в 1981 году причислила митрополита Арсения в соборе новомучеников и исповедников Российских. Его почитают в Новгородской и Ташкентской епархиях Московского Патриархата.

В Новгороде по инициативе местной епархии и областных научных и культурных организаций с 1993 года проходят Арсениевские чтения — их задача состоит в православном осмыслении важнейших проблем, стоящих перед церковью и обществом в наши дни с учётом исторического опыта государственно-церковных отношений прошлого столетия.

Библиография[править | править код]

  • Письма к еп. Никону (Рождественскому) // НИОР РГБ. Ф. 765. К. 7. Ед. хр. 21–23.
  • Дневник студента-паломника на Афон. — Киев, 1886.
  • К вопросу о церковно-приходских хорах и всеобщем пении в церкви // Кишинёвские епархиальные ведомости. 1886. Ч. 2. С. 15.
  • О церковном чтении; О посте по учению св. Василия Великого; Поездка в Москву на съезд православных миссионеров4 О соборе окружников и противоокружников // Кишинёвские епархиальные ведомости. 1887. № 1, 4–5, 18–23.
  • Обычай двуименности в древней Руси; Состояние раскола и сектантства в Бессарабии; О заслугах св. Владимира для просвещения России; Краткий очерк истории происхождения и образования песнопения Православной Церкви с его богослужебной и музыкальной стороны // Кишинёвские епархиальные ведомости. 1888. № 7–8, 14–15, 21–23.
  • Воспоминания об о. Паисии; Состояние раскола и сектантства в Бессарабии; Записка И. С. Аксакова «О бессарабских раскольниках»; Воспоминание о встрече с высокопреосвященным Михаилом на Афоне в 1883 г.; О священных одеждах церковнослужителей // Кишинёвские епархиальные ведомости. 1889. № 6, 8–12.
  • По вопросу о почитании дней воскресных и праздничных в Бессарабии; Об иконе Божией Матери, именуемой Троеручицей; Состояние раскола и сектантства в Бессарабии // Кишинёвские епархиальные ведомости. 1890. № 12, 14–16.
  • Беседа миссионера А. Е. Шашина в семинарской церкви; Деятельность второго миссионерского съезда в Москве // Кишинёвские епархиальные ведомости. 1891. № 2–5, 19–22.
  • Амфилохий, епископ Хотинский. Кишинёв, 1891.
  • Положение православного духовенства в Румынии. — Кишинёв, 1890.
  • Архимандрит Андроник, игумен Ново-Немецкого Св. Вознесенского монастыря в Бессарабии. — Кишинёв, 1890, 1895.
  • Румыны, получившие образование в русских духовно-учебных заведениях. — Кишинёв, 1891.
  • Пятисотлетие памяти преп. Сергия Радонежского; Деятельность первого и второго миссионерского съезда в Москве // Кишинёвские епархиальные ведомости. 1892. № 19.
  • Материалы для истории Бесарабии. — Кишинёв, 1892.
  • Журнал секунд-майора фон-Раана о войне при завоевании Молдавии и Валахии в 1787—1790 гг. с историческими и топографическими примечаниями. — Кишинёв, 1892.
  • Гавриил Банулеско-Бодони, экзарх Молдо-Влахийский и митрополит Кишинёвский. — Кишинёв, 1894.
  • По вопросу о русско-румынских сношениях // Труды КДА. 1895. № 1.
  • Учреждение викариатства для Бессарабии; Проилаво-Измаильская епархия; Исторический очерк «Благородного пансиона», учрежденного при Кишинёвской семинарии // Кишинёвские ЕВ. 1895. № 6, 19–24.
  • Филофея, патр. Константинопольского Три речи к еп. Игнатию с объяснением изречения Притчей «Премудрость созда себе дом.» — Новгород, 1898.
  • Из современной церковной жизни в Румынии. — Сергиев Посад, 1901.
  • В стране священных воспоминаний. Сергиев Посад, 1902.
  • Речь при пострижении в монашество Илии Абурруса // Богословский вестник. 1903. № 7/8.
  • Исследования и монографии по истории Молдавской церкви. — СПб., 1904. Ч. 1: История Молдавских епархий и их святителей со времени основания государства и до наших дней.
  • Церковь, государство и раскол старообрядчества. — Псков, 1910.
  • О благотворном значении ночной молитвы. Сухуми, 1911.
  • Новгород и Псков в сношениях с южными славянами. Новгород, 1911.
  • Речь пред открытием религиозно-нравственных бесед в Софийском соборе. Новгород, 1911.
  • Речь в общем собрании Братства св. Софии. Новгород, 1912.
  • Митрополит Сочавский Досифей в его сношениях с Россией, при свете новых исторических материалов. — Сергиев Посад, 1914.
  • На духовной страде. Слова и речи. Т. 1-2. — СПб., 1914.
  • Настоящее состояние Софийского собора в Новгороде. М., 1914.
  • Духовный дневник. — М., 1914.
  • Речь в собрании Братства св. Софии. Новгород, 1916.
  • Сущим в переселении // Церковные ведомости. Приб. 1915. № 41.
  • О современных нуждах церковного пения; О русско-румынских отношениях // Церковные ведомости. Приб.. 1916. № 36, 52.
  • Речь при вручении архипастырского жезла еп. Варсонофию // Церковные ведомости. Приб.. 1917. № 2.
  • Господи, спаси нас, погибаем // Духовная беседа. 1916. № 9.
  • Памяти убиенного митрополита Киевского Владимира // Духовная беседа. 1918. № 9/10.
  • Речи; Рассказ о заседании Синода; Архипастырское воззвание // Новгородские ЕВ. 1917. № 7, 10–11, 13.
  • Воззвания к новгородской пастве // Звезда. 1922. 22 апреля (Следственное дело Патриарха Тихона. М., 2000. С. 125–127), № 82, 86.
  • Митрополит Арсений о государстве и Церкви // София. 1993. № 4.
  • Письмо к митр. Сергию (Страгородскому) // Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917–1943. Сб. в двух частях / Сост. М. Е. Губонин. М., 1994. С. 604–605.
  • Воззвание к пастве; Протоколы допросов // Следственное дело Патриарха Тихона. М., 2000. С. 125–127, 207–214, 231–232, 242, 259.
  • Дневник: 1902—1903 / митрополит Арсений (Стадницкий). — М.: Изд-во ПСТГУ, 2013.
  • Дневник паломника на Афон. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2014. - 319 с. — (Духовный путь). — ISBN 978-5-37306899-4.
  • В стране священных воспоминаний; вступит. статья Н. Н. Лисового. — М.: Императорское Православное Палестинское О-во ; СПб.: Изд-во Олега Абышко, 2014. — 443 с. — (Библиотека Русской Палестины). — ISBN 978-5-903525-70-6. — 800 экз.
  • Дневник: На Поместный Собор. 1917—1918 / Сост. Н. А. Кривошеева. — М.: Изд-во ПСТГУ, 2018. — 478 с., [16] л. ил., портр., [1] л. цв. ил. — ISBN 978-5-7429-1130-2. — 500 экз.
  • Встречи с Великой княгиней Елизаветой Феодоровной: дневниковые записи, 1897—1918. — М.: ПСТГУ, 2019. — 262 с., [8] л. ил., портр.: ил. — (Материалы по новейшей истории Русской Православной Церкви). — ISBN 978-5-7429-1207-1. — 500 экз.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Вера Стоянова «Уроки жизни и творчества выпускницы Петербургской консерватории А. М. Стадницкой» (недоступная ссылка). Дата обращения: 12 августа 2015. Архивировано 23 сентября 2015 года.
  2. Общество «Мемориал»: Списки жертв
  3. Гросул-Войцеховская Н. В. «Лучший памятник для зодчего — здания, возведённые им»: Михаил Георгиевич Стадницкий служил младшим врачом 88-го пехотного Петровского полка, а также врачом больницы при Петропавловской крепости, с 1903 года — старший лекарь в Ярославском военном госпитале.
  4. Преосвященный Арсений (Стадницкий) как блюститель церковно-певческой традиции в годы управления Псковской и Новгородской епархиями (1903–1913) : Портал Богослов.Ru (недоступная ссылка). Дата обращения: 28 февраля 2016. Архивировано 5 марта 2016 года.
  5. Новгородские седмицы: 859—2009 годы
  6. Князь Николай Давидович Жевахов. Воспоминания. Том I. Сентябрь 1915 — Март 1917 Архивировано 19 мая 2015 года.
  7. Игумения Иулиания (Невакович) Из воспоминаний Архивная копия от 7 августа 2018 на Wayback Machine // «Русский пастырь». — № 37-38. — 2000.
  8. Соколов А. В. Государство и Православная церковь в России, февраль 1917 — январь 1918 гг. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. — СПб, 2014. — С. 742. Режим доступа: https://disser.spbu.ru/disser/dissertatsii-dopushchennye-k-zashchite- (недоступная ссылка) i-svedeniya-o-zashchite/details/12/483.html
  9. http://www.vladimirskysobor.ru/_mod_files/PDF_files/spisok_kavalerov.pdf

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]